Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Яблоки среди зимы. 4 декабря 1628 года


Яблоки среди зимы. 4 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

В один прекрасный зимний день...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-05-14 01:22:13)

0

2

День был чудесный, даже несмотря на прохладную погоду - ясное небо, светит солнце... В такую погоду жаль было сидеть во дворце, да и скучно, да и зачем?.. "Почему бы не прогуляться?" - подумала королева. - "Поиграть, например, в мяч..."
Придворные дамы обрадовались возможности заняться чем-нибудь более интересным, чем чтение или рукоделие, и с радостью восприняли приказ королевы собираться на прогулку. И вот уже спустя какое-то время, когда стрелки часов приблизились к часу, в сопровождении кавалеров её свиты, дам и фрейлин королева Анна выходила в сад, где они собирались играть в мяч.
Зимний сад преобразился в считанные минуты: смех и звонкие голоса разносились по нему, в воздухе витало веселье. Настроение у королевы сейчас было таким же радостным, как светившее в небе яркое солнце, выглянувшее через несколько дней пасмурной погоды. За последнее время это был уже второй раз, когда она могла хоть ненадолго почувствовать себя свободной и счастливой (первый раз это было три дня назад, с Мари де Шеврез).

+1

3

Дамы смеялись и теряли мячи, конечно, чтобы кавалеры их подбирали, и Бернар тоже подбирал, только не очень смеялся, потому что из всех дам на самом деле видел только одну, ее величество, а она так не кокетничала, и когда она все-таки уронила свой мяч, его сразу побежали поднимать куда более знатные дворяне, и достопочтенный господин де Бельгард сказал ей какой-то комплимент - Бернар не расслышал, какой, но какие-то дамы стали ахать и восхищаться его стилем, а Бернар охотно проткнул бы его своей шпагой, потому что он не мог оказаться на его месте. Конечно, он умел сочинять стихи и два дня назад пробрался во время своего дежурства в гардеробную ее величества и оставил на стопке белья поэму для нее, а вчера вечером подкупил служанку, чтобы та тайком оставила у нее на туалетном столике перевязанный атласной лентой сонет. К сожалению, увидеть, как она его прочитала, Бернар не мог и очень об этом жалел, и, глядя сейчас на королеву, мысленно повторял себе первые строчки:

«О та, что царственно проходит меж людьми,
Своей красой все ослепляя вежды,
Ей быть любимым не храню надежды,
Но лишь молю: «Услышь меня, пойми!»

Д’Онвре, правда, посмеялся и сказал, что подарки надо дарить, а не стихи, и чем дороже, тем лучше, но что бедный дворянин мог подарить королеве? Одна идея Бернару в голову пришла и сейчас лежала у него за пазухой, но только он никак не мог решиться, и ему все время казалось, что на него кто-нибудь смотрит, но наконец он набрался смелости и, когда все следили за игрой, потому что у двух дам счет был равный и никто не знал, которая выиграет, он вытащил сделанное из золотой ткани яблоко, на котором было вышито слово «Прекраснейшей», и ловко подбросил его в воздух - так, чтобы оно упало к ногам королевы и никто бы не заметил, кто его швырнул.

+2

4

Королева наблюдала за игрой вместе с остальными дамами, но мысли её были о другом - о том, что не далее как вчера вечером она случайно обнаружила на туалетном столике сонет неизвестного автора, а ещё двумя днями ранее камеристка принесла её величеству найденные в гардеробной стихи, оказавшиеся поэмой...по всей видимости, того же автора. Конечно, Анна приказала камеристке молчать о находке, но быть уверенной в том, что та долго выдержит, не могла.
Она размышляла, кто мог бы быть автором сих посланий... Внезапно Анна тихо вскрикнула от неожиданности: что-то упало прямо к её ногам. Она надеялась, что в общем шуме её не услышали, но нет: несколько фрейлин тут же подбежали к королеве.
- Ваше Величество! Ваше Величество! Что случилось?
- Ничего. Посмотрите, мне показалось или как будто нечто вдруг внезапно упало прямо передо мной. - Анна только чуть склонилась, словно ища что-то, как одна из фрейлин заметила и поспешила ей подать небольшой круглый предмет.
- Благодарю, - она приняла его из рук своей фрейлины. Теперь Анна увидела, что неизвестный предмет оказался яблоком из золотой ткани. Внимательно рассматривая его, королева прочитала надпись. "Прекраснейшей" - гласила она. Мифологические сюжеты были ей известны. Она улыбнулась: "И кто же сей Парис?"
Тем временем и остальные фрейлины, а вслед за ними и придворные дамы подбежали к королеве. Анна, показав им сделанное из золотой ткани яблоко, спросила, что они думают, кто мог бы быть этим Парисом. Дамы восхищались меткостью незнакомца - ибо упавшее у ног её величества золотое яблоко не оставляло сомнений в том, кому оно предназначалось, его смелостью (могли ведь заметить!) и наперебой предлагали варианты. Наконец, королева приказала продолжать игру, и всё возобновилось...
Теперь у придворных дам был хороший повод для болтовни и сплетен - кто же этот тайный поклонник её величества? Анна же, напротив, старалась не думать об этом, справедливо полагая, что рано или поздно он себя выдаст. Ей даже не хотелось угадывать, несмотря на то, что некоторые предположения и варианты вполне могли быть правдой - иначе будет не так интересно потом. И всё-таки одна догадка возникла у королевы Анны.

+1

5

Когда дамы вернулись к прерванной игре, Бернар, который совсем не надеялся попасть так удачно и, едва бросив свое яблоко, испугался, что оно попадет кому-нибудь в голову, смог наконец перевести дух. В свите ее величества присутствовало в этот раз больше полудюжины дворян, и все они были знатнее Бернара, поэтому дамы смотрели, понятное дело, скорее на них, а когда мадемуазель де Сент-Уэр робко назвала его имя - наверное потому, что всех остальных уже называли, а ее мало того что спросили, так еще и стали поддразнивать - тогда Льекур, который стоял совсем рядом, засмеялся и сказал, что правильно, потому что кто как не простой солдат будет знать как управляться с ниткой и иголкой. Бернар тогда страшно испугался, потому что до этого никто даже не задумался, откуда такое яблоко взялось, а он и правда просидел над ним всю ночь накануне, а стежки все равно вышли неровные. К счастью, дамам к тому моменту уже надоело гадать, и ее величество предложила продолжить игру, а слово королевы - закон, и все подчинились. Почти сразу, правда, мужчины тоже стал обсуждать яблоко, чего раньше они делать не могли, чтобы не перебивать дам, и один из них, барон де Персийяк, обратился к нему:

- А вы что скажете, Шасток? Будете покрывать Льекура?

- Нет, - пробормотал растерявшийся молодой человек. - Почему Льекура?

- Ну а кого же? - рассмеялся барон. - Он же сам сказал, что это мужчина шил.

- А он так сказал? - пробормотал Бернар, и барон решил, наверно, что он - полный болван, потому что повернулся к своему соседу:

- А вы, господин герцог, не обратили внимание, как сшито?

Герцог де Бельгард снисходительно глянул на барона, но потом, похоже, тоже задумался и обратился к королеве:

- Ваше величество, если позволите, мы хотели бы снова взглянуть на этот шедевр портновского мастерства.

+1

6

- Однако, господа, - отвечала королева, уловив иронию в голосе герцога ("шедевр портновского мастерства! хотела бы я посмотреть, как он смог бы сделать то же самое!") - вы смеётесь, а ведь это действительно можно назвать шедевром. - Королева была серьёзна. - Кто из вас сможет сделать хотя бы пару стежков? - Она очень сомневалась, что они бы смогли. - Но вышивка и в самом деле очень красива.
Даже если и были неровные стежки, Анна предпочла об этом умолчать. В конце концов, вышивка - не мужское дело, и Анна не могла не отметить столь аккуратную работу. Ей, искусной в вышивании, хватило одного взгляда, чтобы понять, что всё это сделано мужчиной (рассматривая золотое яблоко, она обратила внимание на стежки, но здесь и другое подсказывало ей: она догадывалась, что этот подарок от автора предыдущих стихов).
Королева Анна протянула герцогу золотое яблоко. - Мне кажется, или вы, герцог, кого-то подозреваете? Мои дамы высказали много предположений, некоторые из них вполне могут быть, а мне бы хотелось узнать, что вы думаете, господа. Чрезвычайно интересно, кто мог бы это сделать. - При этих словах она внимательно обвела взглядом молодых людей, ни на ком его не задерживая и будто стараясь прочитать что-то на их лицах.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-05-16 00:57:36)

+1

7

Горячность, с которой королева защищала скромный подарок неведомого поклонника, заставила старого герцога улыбнуться, но Бернар затрепетал всем телом. Как добра она была, как снисходительна! Нет, он-то старался как мог, конечно, но все равно вышло не очень хорошо, и швы неровные, и вышитые буквы…

- Вы беспримерно великодушны, ваше величество, - с поклоном произнес герцог. - Но только лучше бы это была не слишком хорошая работа, а то в ней можно было бы заподозрили простолюдина.

Бернар так возмутился, что чуть не начал говорить, что вышито из рук вон плохо, и тогда бы он себя выдал, потому что он-то как раз яблоко и в руки не брал, но, к счастью, он стоял позади всех, и никто не него особенно не смотрел, и даже королева взгляд не задержала, а ее взгляда он опасался больше всего.

- Ну что вы, господин герцог! - воскликнул Льекур. - Разве простолюдин бы осмелился?

Тут Бернар вспомнил, что герцог де Бельгард и сам ухаживал когда-то за ее величеством, и кто-то шутил, что его манеры покорили бы любую даму прошлого столетия, и понял, что тот, наверно, просто задет, что королеве понравился чужой подарок. И тогда он тоже решился заговорить, потому что иначе было бы странно, что все говорят, а он молчит.

- И здесь нет никого кроме нас, - сказал он. - Никаких простолюдинов.

Это было не совсем так, потому что дам сопровождали две горничные, и они как раз подбирали мячи, но они были не в счет.

- Ну да, - сказал барон, который взял яблоко у господина де Бельгарда и тоже теперь его рассматривал, - и пух торчит, видите?

Бернар вытянул шею, чтобы посмотреть, и подумал, что тот это нарочно, похоже, вытащил - а стежки надо было делать более мелкие, конечно, но он уже через два часа исколол себе все пальцы.

+1

8

- Верно, шевалье, - откликнулась на слова Бернара королева, до сих пор лишь слушавшая с улыбкой. - А значит, это мог быть кто-то из вас, не так ли? Но кто бы он ни был, этот "незнакомец", он не признается всё равно. Наверное, даже лучше не пытаться угадать; если хочет оставаться неизвестным, пусть остаётся. А вы, барон, совершенно несносны. Везде что-нибудь да найдёте, - упрекнула королева Анна молодого дворянина.
Догадка, мысль, от которой королева сначала, почти не задумываясь, отмахнулась, снова пришла ей в голову. И она решила проверить. Конечно, её предположение могло быть ошибочным, и способ, выбранный ею, мог не сработать, но Анна решила попытаться. Она позвала мадам де Буа-Траси, и когда та подошла, попросила:
- Составьте мне компанию в игре, Камилла. - Случайно или нарочно, но они встали неподалёку от кавалеров её свиты. Они играли, не считая очков, королеве не это было важно. И...  - Ах! - королева случайно выронила мяч... Первый раз она и не собиралась этого делать, всё вышло действительно случайно; но и сейчас вряд ли кто мог заподозрить, что сделано это было нарочно - в пылу игры можно ведь чего-то и не заметить, а между ней и Камиллой завязалась довольно-таки оживлённая игра... Королева Анна обернулась как раз в тот момент, чтобы заметить, кто первый подбежал к мячу. "Да? Или нет? Но сейчас увидим... Но даже если так..пусть не знает, что я угадала... Пусть думает, что я не знаю, кто это".

Отредактировано Анна Австрийская (2018-05-16 12:39:45)

+1

9

Конечно, когда королева приказала больше таинственного незнакомца не обсуждать, мужчины вынуждены были замолчать, хоть и продолжали друг на друга поглядывать, а потом, когда она сама стала играть, то никто уже ни на что другое и не смотрел, и поэтому, когда королева обронила мяч, к нему подбежали сразу трое: Льекур, сам Бернар и одна из горничных, но та остановилась, чуть-чуть не добежав, а Льекур и Бернар замешкались, глядя друг на друга, и их опередил господин де Бельгард, который мягко отстранил Бернара и поднял мяч.

- Ваше величество, - сказал он с поклоном, - позвольте мне просить у вас выкуп за захваченную в бою добычу?

- О, каков бой, таков и выкуп, - прошептал Льекур, и Бернар нахмурился,  потому что это было нелюбезно по отношению к ее величеству, но на герцога он и сам сердился.

+1

10

Анна тоже сердилась на герцога: ну вот зачем он вмешался? Жаль, план не удался...а ведь мог бы... Ничего теперь не поделать, но рано или поздно она всё равно узнает, так или иначе. Выкуп? Это её рассмешило. Настроение у королевы сейчас было самое хорошее, и здесь герцогу повезло: многие решения у женщин зависят от их настроения.
- Не могу ничего вам обещать, сударь; это будет зависеть от того, что вы имеете в виду под "выкупом". Извольте же объясниться. - Несмотря на то, что она пыталась говорить твёрдо и даже строго, в голосе так и слышались смешинки, а глаза весело блестели. В другой раз она, скорее всего, действительно рассердилась бы, но не сейчас.
Придворные дамы и фрейлины, до тех пор наблюдавшие за игрой, подошли ближе, заметив, что назревает что-то интересное, собрались вокруг её величества. "Да, теперь-то уж им точно будет о чём говорить, сидя за вышивкой в Лувре. Не удивлюсь, если услышу эту историю с новыми подробностями".

Отредактировано Анна Австрийская (2018-05-16 21:19:07)

+1

11

Герцог де Бельгард приосанился и подкрутил ус, но тут внезапно Бернара осенила замечательная идея, и он быстро шагнул вперед, протягивая руку к мячу. Конечно, он мог десять раз успеть выхватить приз у его светлости, но это было бы очень неучтиво по отношению к старому придворному, да и наверняка не понравилось бы королеве.

- Ваше величество, - громко сказал Бернар, - прикажите мне, и я сражусь с господином герцогом за этот мяч!

Сперва это прозвучало очень красиво, но почти сразу Бернар испугался, что его засмеют - ну как он собирался сражаться, спрашивается? Да еще с человеком в три раза старше него? На шпагах? На мячах?

- О нет! - высокопарно воскликнул герцог и прижал мяч к груди, что было довольно глупо, потому что на его нарядном камзоле сразу же появились грязные пятна. - Вы опоздали, господин рыцарь, и приз мой. Однако если ее величество только прикажет, я готов сдаться без боя, ибо я уверен, что ее великодушие превзойдет ее щедрость.

Вид у него был при этом ужасно довольный, как если бы Бернар бросал с ним кости и у него выпало два очка, а другие придворные поглядывали на них обоих - кто с недоумением, а кто-то с усмешками.

+1

12

Слова Бернара вызвали восторг у придворных дам и фрейлин, но больше всех у самой королевы. Его пылкость, горячность были искренни, и выглядели даже несколько забавно. Потому королева Анна решила принять игру - а почему бы и нет?
- Знаете, я..согласна, шевалье де Шасток. Уж очень интересно узнать, как вы собираетесь сразиться с герцогом. А вы, герцог, неужели так уж и готовы сдаться без боя? Я в это не верю. На вас это не похоже.
Перед ними разворачивалось новое представление, и чрезвычайно любопытное. Многие видели, что почти одновременно за мячом подбежали де Льекур и де Шасток, но замялись, не зная, как поступить, и что герцог попросту отнял "добычу" у них. И с тем большим интересом все наблюдали за разворачивавшимся перед ними действом. Королева слышала, как шептались её дамы, обсуждая это, и улыбалась. Игра и ничего больше. Небольшое развлечение. Молодой, но неопытный рыцарь, и старый, но опытный - кто возьмёт верх?

+1

13

Бернар схватился за шпагу и сразу же отпустил, потому что почувствовал себя глупо, особенно когда старый герцог посмотрел на него – с ехидным таким прищуром, как будто точно знал, что выиграет в поединке, хотя это была полная ерунда - Бернар был, во-первых, моложе, а во-вторых, когда господин де Бельгард в последний раз был в фехтовальном зале? Правда, потом Бернар тоже сообразил, что по-настоящему драться они не могли - то есть могли бы, но может, это вышло бы против эдиктов, и неправильно - по такому~то поводу, и ее величество это наверняка понимала и хотела, чтобы они как-то по-другому сразились, но только Бернар напрочь не мог сообразить, как.

- Партию в мяч, - предложил Льекур, и, конечно, зная, что делает, потому что в мяч бы Бернар у его светлости точно выиграл.

- Разве это поединок? - тут же возразил герцог. - Разве ее величество не пожелала сражения? И разве столь прекрасная дама не стоит того, чтобы в ее честь пролилась кровь? Господа, не согласится ли кто-нибудь из вас одолжить мне свою шпагу?

Тут Бернар понял, почему герцог был так доволен - потому что он просто не мог проиграть! Если он выиграет, то все будут им восторгаться, а если проиграет, то Бернара будут только презирать, потому что невелика честь выиграть у старика. И выхода, конечно, не было - надо было драться, сам предложил. И тогда Бернар решил, что жить после такого позора, да еще на глазах у ее величества, будет невозможно и, хотя шпаги с господином де Бельгардом он скрестит, но только позволит ему выиграть - так, чтобы тот непременно его убил.

+1

14

Только сейчас королева Анна поняла, что наделала. Надо было срочно спасать положение..каким-то образом. Ей не хотелось, чтобы что-то случилось - ни с одним, ни с другим.
- Господа, верно, вы не так меня поняли. Я бы не хотела, чтобы пролилась кровь. Если возможно, пусть не будет ранений, по крайней мере, хоть сколько-нибудь серьёзных. - Она на мгновение задумалась. - Месье де Льекур предложил хороший способ. Разве сражение должно быть обязательно на шпагах, герцог? Но вам двоим только решать, что выбрать.
Она и давала им выбор, и в то же время давала понять, что сражение на шпагах было бы нежелательно. Ещё и потому, что подумала о том, что герцог, опытный человек, будет иметь некоторое преимущество над молодым человеком; победи он его - и это могло бы вызвать насмешки над юношей со стороны других молодых людей. Несомненно, партия в мяч была гораздо более безопасным во всех отношениях вариантом, здесь часто всё зависело от удачи; конечно, ловкость и сила были важны, но тут их было невозможно сравнивать. Королева теперь надеялась на благоразумие герцога, чтобы он не стал настаивать... Впрочем, герцог-то, возможно, её и поймёт, а вот шевалье?.. Тут оставалось только то, что он не станет спорить...

+1

15

Бернар так сосредоточенно смотрел на господина де Бельгарда, что не сразу даже сообразил, что говорит ее величество, хотя ему показалось отчего-то, что герцог ее слова одобряет, пусть вслух тот сказал совсем другое:

- Ваше величество, я боюсь, желает мне проигрыша.

Бернар не мог поверить своему счастью и, как оказалось, не зря, потому что барон де Персийяк, который подошел ближе, усмехнулся и возразил:

- Не падайте духом, ваша светлость: возможно, ее величество всего лишь желает получить обратно свой мяч.

Говорил он совсем не зло, но Бернару все равно показалось, что он хочет кого-то задеть - его, герцога, или даже королеву, и тут его вдруг осенило, и он сам к ней обратился:

- Ваше величество, но мы оба безоружны. Если вы не сочтете возможным вручить ни одному из нас свое оружие, может, ваши дамы снизойдут?

Мадемуазель де Сент-Уэр сразу прижала к груди свою ракетку, как будто он собирался ее отобрать, и испуганно посмотрела на мадам дю Фаржи.

+1

16

- Отчего же нет? И раз так, возьмите, шевалье, - Анна отдала свою ракетку шевалье де Шастоку, обернулась к придворным дамам. Она словно не заметила быстрого жеста мадемуазель де Сент-Уэр.
- Камилла, - обратилась она к графине де Буа-Траси, - дайте вашу (она выделила голосом слово "вашу") герцогу де Бельгарду... - И графиня, склонив голову в знак согласия, с самым любезным видом протянула свою ракетку герцогу. Королева поступила так не случайно: так получалось, что они как бы "передают игру"... Ведь до этого королева Анна "сражалась" как раз с мадам де Буа-Траси.
Про мяч, из-за которого всё и произошло, было благополучно забыто. А если и нет...но дело было вовсе не в мяче. Потому что если бы королева действительно хотела получить обратно свой мяч, ей ведь ничего не стоило приказать вернуть его. Кстати, насчёт вернуть... Золотое яблоко было у барона де Персийяка. Анна наклонилась и что-то быстро прошептала одной из придворных дам, она - фрейлине, и та подошла к барону, попросив, как и было ей сказано, вернуть золотое яблоко.

+1

17

Бернар принял ракетку так, как наверно и первое причастие не принимал - с настоящим благоговением. Конечно, это был не меч, который вручала рыцарю дама, но ведь он будет в какой-то мере сражаться за нее, и ведь она могла легко приказать своим дамам дать ему ракетку, но она вручила ему свою, из своих лилейных рук, будто признав его своим защитником! Молодой человек поклонился едва ли не до земли, отступил на несколько шагов и вдруг увидел, как фрейлина почтительно передает ее величеству обратно золотое яблоко - уж конечно, по ее просьбе, иначе Персийяк сам бы ей его принес! В эту священную минуту Бернар и правда ступал как по воздуху, и весь мир был у его ног, и никто не смог бы его победить - ни в чем!

Он встретился взглядом с герцогом де Бельгардом, который был уже как будто готов к поединку и небрежно подбрасывал в руке мяч - тот самый мяч, который Бернар готов был носить у сердца, потому что его касалась ее рука!

- Поймайте, - шепнул чуть слышно Льекур, который подошел к нему - как будто секундант или оруженосец, а когда Бернар растерянно на него посмотрел, закатил глаза. - Поймайте. Не отбейте, а поймайте и верните - ну?

Тогда Бернар понял, а Льекур отступил в сторону, чтобы не мешать, и хотя смотрел он насмешливо, Бернар готов был расцеловать его за этот совет, и, разумеется, не замедлил ему последовать. В последний миг он, правда,  испугался, что промахнется и уронит, но его рука сама вцепилась в мяч - в конце концов, раньше он вообще без ракеток играл! - и Бернар, ни мига не медля, тут же опустился перед ее величеством на одно колено - прямо в подтаявший снег пополам с грязью.

- Ваше величество, ваш приз!

Он покосился все-таки на герцога, но тот совсем не выглядел огорченным - и Бернар сразу испугался, что опять сделал что-то не так.

Отредактировано Бернар де Шасток (2018-05-19 01:39:52)

+1

18

Пытаться разубедить герцога Анна не стала - вряд ли бы он поверил, это во-первых; а во-вторых, герцог говорил правду. И судя по всему, большинство дам (если не все) поддерживали её. Вот фрейлина передала ей золотое яблоко, она тихо поблагодарила её - потому что игра началась, и все теперь следили - что же будет?.. То, как ловко молодой человек поймал мяч, вызвало бурю восторга, дамы зааплодировали ему, но стоило королеве заговорить, как все тут же затихли.
- Встаньте, шевалье, я благодарю вас. Улыбаясь, Анна оглянулась на своих дам, словно ища взглядом поддержки или подсказки: - кажется, я обещала "выкуп"? Вы победили, шевалье де Шасток, это ваше право.
Между тем, как она это говорила, в руках её сияло под солнечными лучами и переливалось золотое яблоко. "Я сохраню его, хотя бы потому, что мне ещё не дарили ничего, сделанное самим... Какой интересный оборот принял мифологический сюжет: золотое яблоко стало причиной раздора между мужчинами, а не женщинами; словно бы всё поменялось местами. Там Парис был в роли судьи, здесь, кажется, я должна сыграть эту роль..."

+1

19

Бернар, конечно, вставать с колен не стал, потому что он точно знал, чего хочет попросить, и пусть ему было очень не по себе, что он думает только о себе, а ведь он мог бы, наверное, обратиться к ее величеству с мольбой простить д’Онвре, у которого рана воспалилась после того, как он ходил в Лувр, и он валялся сейчас в горячке, один, только со своим лакеем вместо общества. Но с другой стороны, ну вряд ли бы ее величество согласилась, и даже наверняка бы рассердилась, а такой приз он мог попросить только один раз. Да и господин де Бельгард злорадствовать будет, наверно, хотя он до сих пор вел себя совсем по-рыцарски и даже поздравил Бернара в очень учтивых выражениях.

- Я не осмеливаюсь просить у вашего величества ничего больше, - сказал Бернар и просто чувствовал, как сердце колотится у него в груди, так что ему даже дышать стало трудно, - чем позволения коснуться губами края вашего платья.

Он чуть не попросил разрешения поцеловать ей руку, но это было бы уже чересчур, и даже господин герцог, когда просил ее раньше о «милости», на самом деле только хотел, чтобы она положила руку на эфес его шпаги - и над ним за это подтрунивали, хотя и так, чтобы он не слышал. Бернар не хотел, чтобы над тоже посмеивались, но не хотел, и чтобы его удалили, а такое ведь тоже бывало, и был еще герцог Бэкингем…

Тут Бернар невольно вспомнил о том, как ее величество тайно вернулась в свои покои в тот вечер, и ему сразу стало не по себе.

+1

20

Королева не ожидала такой просьбы, она даже сама не знала, почему. "А ведь это такая малость!" - подумалось ей. В Испании это было естественно - приветствуя, при обращении поцеловать подол платья королевы или принцессы; но то ведь в Испании... Она подумала о том...как странно, что шевалье будто стал сильно волноваться, когда обратился к ней с просьбой. Да нет же, ей просто показалось! Анна вспомнила блестящего французского герцога - Монморанси. О, вот он был воистину смел, даже дерзок! Вспомнить только стихи, посвящённые им ей на балу... Но этот молодой человек был, по-видимому, скромен, а кроме того, казался таким смущённым сейчас... Всё также улыбаясь, она кивнула.
- Будь по-вашему, шевалье... - но в мягком голосе всё-таки невольно проскользнуло удивление, хотя она сама не понимала, отчего... Внезапно ей захотелось вернуться во дворец. И не потому, что стало холоднее или скрылось солнце, нет, была всё та же прекрасная солнечная погода, но ей хотелось всё обдумать, что произошло. Или же...  Можно не играть ни во что, а просто пройтись по саду... Да, да, лучше так. Вернуться они всегда успеют. Но это золотое яблоко... Кто же всё-таки?.. И как бы проверить, узнать?...
Приказ был отдан, и вот опять королева в окружении свиты. Вся эта процессия медленно движется по дорожкам парка. Она слышит перешёптывание дам, их тихий смех - да, им есть, что обсудить. Анна молчит. И наблюдает. И пытается всё вспомнить и сопоставить, только что-то, какая-то деталь постоянно ускользает от неё. И картинка не складывается. Но королеву это не огорчает. Улыбка играет на её лице, в глазах сияют весёлые искорки.

***

эпизод завершён

Отредактировано Анна Австрийская (2018-05-19 21:52:23)

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Яблоки среди зимы. 4 декабря 1628 года