Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Varium et mutabile femina. 24 февраля 1629 года, вечер: Г-н де Ронэ возвращается с г-же де Вейро.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Встретимся в Дижоне... 31 января 1629 года.


Встретимся в Дижоне... 31 января 1629 года.

Сообщений 21 страница 40 из 47

1

...

0

21

– Никого, мадам, но выиграли бы все, – Теодор снова завладел рукой мадам де Бутвиль. – Но внемлите гласу рассудка хоть раз в жизни. Мадемуазель де Лекур – неподходящее общество для вас, а вы – для нее. Не знаю, которая из вас менее благоразумна, но вдвоем вы наделаете втрое больше глупостей. И расхлебывать их будет ваш муж.

Тон бретера не оставлял сомнений, что особой надежды на успех он не питает. И закончил он откровенно издевательски:

– Боюсь, что те родственники мадемуазель, у которых она остановилась, сами не догадаются указать вам на дверь.

+2

22

- Было бы по меньшей мере странно, если бы родственники мадемуазель указали на дверь одному из Монморанси. - Эмили осторожно отняла руку. Она уже практично прикинула, что остановиться у кого-то из местных дворян было бы куда удобнее, нежели в гостинице. Город наверняка уже переполнен военными и придворными. - Разве что они сочтут нас с вами родственниками.
Она устало вздохнула. Ссориться с бретером ей не хотелось — она же в самом деле скучала по нему, и если бы он не вздумал вдруг целоваться...
- Мне даже интересно, чье общество вы сочтете для меня подходящим. Если учесть, что я собираюсь жить с мужем, при нас лакей и горничная, к тому же в последнее время мы стараемся селиться рядом с полковником д'Анси и его супругой.
На мадемуазель де Лекур Эмили взглянула с новым интересом. Ронэ ее хорошо знал? Настолько хорошо, что знал. Что та живет у родственников и... неблагоразумна?..
- Вот видите, мадемуазель, нас довольно много. Я была бы счастлива принять ваше предложение, и граф, я уверена, тоже, но достанет ли места?

+2

23

- Думаю, да, мадам. Одну минуту, прошу...сейчас...
Девушка подошла к служанке, сопровождавшей её, и, немного понизив голос, приказала ей пойти и сообщить тётушке, что у них будут гости. Служанка побежала выполнять поручение, а Софи снова вернулась к графине и шевалье:
- Она предупредит. Сейчас, мадам, я полагаю, нам надо найти ваших спутников? Когда мы придём, всё уже будет готово.
Софи представила, как она должна будет объяснить тётушке это неожиданное приглашение и подумала, что рассказывать о встрече с Теодором не следует. Сказать, что встретила кого-то из знакомых?..друзей Этьена?.. Или кто-то узнал её... Она сомневалась, что ей устроят такой уж подробный допрос. Конечно, спросят, как они встретились, но тут девушка надеялась что-то придумать. Потому что если отец узнает, что она виделась с тем, от встречи с кем он хотел её уберечь, то...ой, страшно даже представить, как он может рассердиться!

+2

24

От очередной колкости молодой графини Теодор только отмахнулся. Начав кое-как ее понимать, он осознал также, что ошибался. Что бывшая мадемуазель де Кюинь была верна мужу не по зову чести.

– Женщины, которая смогла бы объяснить вам, что ваш долг перед мужем и его родом не сводится к тому, чтобы не наставлять ему рога. – Он прикусил язык. И поискал глазами карету мадам д’Анси. В умение мадемуазель де Лекур молчать он верил мало. В ее способность не сделать неверных выводов – еще меньше. И если до сих пор ни один из его уколов не задевал репутацию мадам де Бутвиль, необходимость оставаться настороже злила его не меньше, чем ее беспечность. Его отповедь она как будто не заметила. Но Теодор, воспользовавшись отлучкой мадемуазель де Лекур, попытался снова: – Мадам, эта крошка понимает в чести еще меньше чем вы. Подумайте же: вы меняете дуэнью, которая хотя бы сможет прикрыть ваши огрехи, на ту, за чьи оплошности выйдет отвечать вам.

На ее понимание он особо не рассчитывал. Но в словах мадам де Бутвиль было рациональное зерно. Мадемуазель де Лекур явно жила в Дижоне не одна. Если ее родичи, будь они даже купцы, познакомятся поближе с «кузеном» одного из Монморанси, неужели он не сможет вынудить их отказать ей?

+2

25

- Ну конечно, я ничего не понимаю в чести! - обиделась Эмили. - Где уж мне! У женщин ведь чести вообще нет, не так ли? Слова они не держат, о долге понятия не имеют!
На этот раз она оскорбилась по-настоящему. Быть может, потому что чувствовала себя виноватой. Потому что надо было треснуть как следует по наглой роже и уйти, а не топать рядом с ним и себя успокаивать. И еще обидней было от того, что она так обрадовалась встрече... И мадам де Бутвиль непременно тотчас бы ушла, если бы Ронэ так не настаивал, что мадемуазель де Лекур для нее плохая компания. Даже если он что-о о ней знал, не зря же фамильярно именовал «крошкой». И Эмили решила во что бы то ни стало подружиться с девушкой — назло бретеру!
- Мы их вот-вот найдем, - заверила она подошедшую мадемуазель де Лекур.

+2

26

"Долг перед мужем не сводится к тому, чтобы не наставлять рога... Совсем ничего не понимаю... Что он имеет в виду? Какой долг?"
Так она думала, говоря со служанкой. Кратко всё объяснив, Софи отпустила служанку и вернулась. Графиня и бретёр о чём-то говорили, причём молодая женщина казалась возмущённой чем-то, но, наверное, так только казалось.
- Конечно, мадам... - улыбнулась девушка. -  Полагаю, сейчас они должны быть где-то здесь, в ратуше или около неё - вся процессия направляется сюда. Как вам нравится сегодняшний праздник? И затея с арками? По-моему, это довольно необычно и интересно. - Вопрос мог быть обращён как к графине, так и к шевалье.

"Ну почему, почему я так робею, что не могу и слова ему сказать?.. Останься мы наедине, я бы, наверное, смогла сказать....хотя нет, не знаю... Графиня так мила, я очень рада, что она согласилась принять моё предложение. О, я знаю, о чём напишу брату и отцу. Как было бы хорошо рассказать Этьену о Теодоре, но ведь и отец непременно тогда узнает! А мне так нужно с кем-то всем поделиться - кто мог бы дать совет, что делать, ну или просто, как часто Этьен, поддержать..."
Ей сейчас очень не хватало брата; первое время здесь, в незнакомом городе, Софи чувствовала себя без него одинокой и беззащитной. Затем она свыклась с тем, что его больше нет рядом, как прежде, но продолжала писать ему, рассказывая обо всём. И вот нынешний день изменил вдруг всё. Всё и сразу, в одно мгновение - то самое, когда она заметила Его...

+2

27

Нескрываемая обида в голосе и на личике мадам де Бутвиль заставила Теодора отвести взгляд. В чем-то она была права. Довольно было бы вспомнить ту ночь в доме Клейрака. И слово она держала. А его мнение о женщинах было отнюдь не таким же невысоким как у его патрона. Даже – или в особенности – о красавице-герцогине де Шеврез.

– Я не хотел… – начал он. Когда поспешно возвратилась мадемуазель де Лекур. И бретер снова замолчал. В очередной раз признавая, что никогда не успевает сделать это вовремя. И потому на вопрос девушки он ответил только пожатием плеч. Его величество он, по ряду причин, не любил. А добраться до монсеньора было бы много проще без всей этой помпы. – Очень мило.

В другое время он непременно подразнил бы мадам де Бутвиль, расписав либо очарование Ниобиды и красоту Клеопатры, либо многочисленные достоинства драконьего хвоста. Но сейчас она бы, верно, только больше разозлилась.

+1

28

Эмили недоверчиво глянула на бретера. Чего это он там не хотел?.. Неужели вздумал извиняться? Не то, чтобы за господином де Ронэ такого никогда не водилось, но сейчас мадам де Бутвиль не хотелось признавать за ним ничего хорошего. И арки, и вся возня с богами и героями, которая так ей нравилась, - сейчас все это мало ее занимало, и потому она ответила довольно кисло:
- Да, это забавно... Вон, кажется, наша карета! - И графиня, привстав на цыпочки, указала рукой на дальний угол площади. Потом опустилась, глянула на бретера и добавила:
- Мадемуазель де Лекур, вы не откажетесь быть представленной госпоже д'Анси?

+2

29

Взгляд Теодора вспыхнул бесовским лукавством. И он, приблизившись вновь к мадемуазель де Лекур, склонился к самому ее уху. Отвел золотой завиток волос.

– Пошлите мадам д'Анси к черту, – посоветовал он. И, не удержавшись, обнял ее за тонкую талию. Под покровом плаща – незначительной уступкой приличиям. – Она только будет мешать.

О мадам де Бутвиль он при этом словно забыл. Догадываясь, что та не одобрит. Что его, впрочем, сейчас ничуть не огорчило бы.

+2

30

Софи взглянула туда, куда указывала графиня, и действительно увидела стоявшую вдали карету; она уже собиралась ответить графине, когда к ней подошёл шевалье де Ронэ... Она ощутила его дыхание, его прикосновение... Он был сейчас так близко... Отчего-то ей стало неловко перед молодой графиней, она чувствовала, что неудержимо краснеет, но... - нет, не надо об этом даже думать... - ей не хотелось, чтобы он отходил, не хотелось убирать его руку, обнимавшую её талию...

Слова застряли в горле, она не знала, что отвечать; но последовать совету Теодора не могла - это было бы невежливо... В конце концов, это должно было быть так, и в любом случае произошло бы, раз уж они её гости.
- Но вы же понимаете, что я не могу? - едва слышно произнесла девушка. - Как вы себе это представляете? - стараясь ничем не выдать себя, полушутливо произнесла девушка, улыбаясь. - "Господи!..." - искушение было слишком велико, но сделав над собой усилие, Софи всё-таки отступила на шаг, выскальзывая из его объятий. Хотелось провалиться сквозь землю, чтобы никто сейчас не видел и не догадался бы, что сейчас происходит с девушкой, в её душе...

- Я почту за честь, графиня, - вежливо отвечала девушка, но мысли её были сейчас о другом. "Мешать? Но как можно мне отказаться и уж тем более...последовать его совету. Воображаю, как это могло бы выглядеть!.. - Ей стало смешно, когда она представила, как произносит те слова... - Тогда меня уж точно посадят под домашний арест. Но как близко был он сейчас! Нет, и думать не смей, - говорила девушка себе. - Даже не думай".

Отредактировано Софи (2018-05-14 23:51:59)

+2

31

Мадам де Бутвиль видела, как бретер приобнял девушку — и совсем не для того, чтобы ее поддержать. Но ведь и она вовсе не была возмущена! Любовница? Как-то не верилось... Эта мадемуазель де Лекур выглядела такой наивной... Хотя, мало ли кто кем выглядел... А Ронэ... Эмили знала о его близких отношениях с Эжени, но никогда они оба не позволяли себе ничего в присутствии юной графини. И не выглядел бретер сраженным страстью, на Эжени он смотрел не так. Тогда зачем?! Что он там ей шепчет?! Эмили бросила на мужчину гневный взгляд и решительно взяла девушку за руку.
- Идемте, мадемуазель, я вас представлю. Господин де Ронэ не отстанет, не беспокойтесь, - она не смогла удержаться от этой шпильки. - Он бывает очень... настойчив.

+1

32

Во взгляде, который Теодор бросил на выскользнувшую из его рук мадемуазель де Лекур, читалась уже не ирония. И, не теснись вокруг оживленно тянущая шеи и галдящая толпа, он повторил бы попытку.

– У вас может банально не хватать комнат, – предложил он. Не смог продолжить – птичка порхнула уже к графине де Люз. И винить ее было бы нелепо – не могла провинциальная девица не понимать, что это знакомство дарит ей возможности, которые нельзя упускать.

Право, будь он сам поумнее, он поступал бы так же. И, как предупреждал когда-то Клейрак, то, что он не искал патрона, могло наводить на подозрения.

– Женщины всегда жалуются на излишнюю настойчивость, когда хотят упрекнуть в ее недостатке, – парировал он. – Но попросите меня удалиться, мадемуазель, и я подчинюсь.

+1

33

Софи только улыбнулась: она уже знала, что бретёр может быть несколько настойчив...она помнила их встречу...
"Нет, - хотелось сказать Софи, - вы же сами прекрасно знаете, что не подчинитесь. И знаете, что я не попрошу вас об этом". - Внезапно ей в голову пришла мысль: а если бы она действительно попросила, он бы ушёл? Наверное, раз он сказал так. Но знал же, что она не захочет этого...зачем говорил? Или не знал? Нет, в это трудно поверить. Нарочно сказал.
- Зачем же, шевалье? - обернулась к нему Софи. - Вы уже оставляете нас? - В глубине души ей не хотелось, чтобы он уходил. - Но если вам так нужно уйти... - девушка просто пожала плечами, словно говоря: "Что я могу поделать?" Она кивнула графине, как будто подтверждая: "Идёмте". 
"Он не уйдёт..скорей всего, не уйдёт... И графиня тоже сказала..." - Будь они сейчас где-нибудь одни, чтобы не было этой толпы, как тогда в трактире, и она бы уже, наверное, не вырвалась бы, если бы он повторил попытку. Одному Богу известно, что могло случиться, если бы не приехал отец. Может быть, ничего бы и не случилось. Но быть уверенной девушка не могла.

+2

34

Теодор поклонился. Скрывая улыбку, но не в силах скрыть насмешливый огонек во взгляде. Мадемуазель де Лекур лишь училась играть в игру, где у него давно уже и карты лежали в рукаве, и кости были налиты свинцом.

– Я могу лишь подчиниться, – деланно вздохнул он. – И откланяться. Но оставьте мне ваш адрес, мадемуазель, чтобы я мог найти вас потом. Вас обеих. Или хотя бы только мадам де Бутвиль. И если, конечно, прежде мне самому удастся найти где остановиться в этом городе.

Толчея ли не позволяла Паспарту оставаться на месте, или тот сам хотел знать, с кем и о чем беседует его господин, но лакей с лошадьми оказался от них совсем рядом. Красноречиво возвел глаза к небу. А затем – вот ведь наглый мошенник! – очень выразительно поглядел на мадам де Бутвиль.

+1

35

И встретил хмурый взгляд юной графини.
- Я полагаю, сударь, вам нет особой нужды об этом заботиться, - обратилась она к бретеру. - Поскольку мадемуазель де Лекур любезно предоставляет нам жилье, вы можете воспользоваться тем, что наверняка нашел для нас Лапен. У него просто талант в этом. И во многом другом тоже.
Эмили злилась на Ронэ и охотно сказала бы ему какую-нибудь гадость, но гадость в голову не приходила, а дружба остается дружбой, даже если ты на друга злишься. И чем ближе к карете они подходили, тем больше графиню занимали чисто практические заботы. В число которых входила, кстати, и плата за комнаты в гостинице или на съемной квартире. Мадам де Бутвиль, как и Лапен, тоже умела устраиваться в дороге.
- И все же, мадемуазель, вы уверены, что в вашем доме хватит места и для господина полковника д'Анси с супругой? Потому что госпожа д'Анси вон, видите, машет нам рукой.
Полковница, действительно, устав сидеть в карете, вышла из нее и приветственно помахала рукой своей молодой подруге.

+2

36

- Да, вижу, мадам, - улыбнулась девушка, - заверяю вас, вы можете не беспокоиться. Хорошо, шевалье, - Софи тихо (и непритворно) вздохнула: вот сейчас он уйдёт, и снова потянутся минуты, бесконечно долгие... - Вы легко найдёте особняк мадам де Лароз, - и она назвала адрес.
"Вот только...как мне его предупредить, что за мной сейчас следят строже, чем в доме отца? Не скажешь ведь прямо, при графине... Хорошо, что удалось сейчас отослать служанку. Нужно будет что-то придумать..как спрятаться от этого неусыпного надзора..." - Прежде девушка даже и не задумывалась об этом, ей было попросту всё равно, но теперь-то всё изменилось.
Серые скучные будни снова заиграли яркими красками, и "заточение" перестало быть таким безнадёжно-унылым. "Заточение" - так она называла в письмах к брату своё пребывание в этом городе...до сего дня.

+2

37

Дижонские родственники мадемуазель де Лекур – некая мадам де Лароз – могли быть и богаты, и знатны. Но тогда они были также скупы – новое платье девушки о внезапном достатке отнюдь не кричало. И смотрела бы она тогда на въезд и на арки не толкаясь в возбужденной толпе. И Теодор иронически приподнял бровь, ловя взгляд мадам де Бутвиль. О чьем здравомыслии он был и до того не самого высокого мнения.

Но любезно-снисходительная мадам д’Анси покроет ее выходки куда лучше, чем он их предотвратит. А неведомый полковник и вовсе мог оказаться… кем угодно, на самом деле.

– Я с удовольствием принимаю ваше великодушное предложение, – от насмешки Теодор все же не удержался. Лапен – отчего-то имя казалось смутно знакомым – подыскивал жилье для графини. Не откажут ли в нем ее – кому? Телохранителю? Кузену? Любовнику? – И непременно навещу вас.

Кивком он указал Паспарту на караулившего у кареты слугу. Который показался ему смутно знакомым. А Паспарту, судя по его широкой улыбке, и вовсе полагал его приятелем и подступился к нему с распростертыми объятиями. Несмотря на то, что в каждой руке держал поводья.

+2

38

- Вы замерзли, моя дорогая! Садитесь скорее в карету!- мадам д'Анси, пропуская графиню к дверце кареты, с интересом воззрилась на ее спутников. Одноглазого дворянина, «хорошего друга», которого с такой радостью встретила Эмили, она не успела рассмотреть, а тут к ним присоединилась еще и молоденькая девица. До сих юная спутница не доставляла Соланж никаких хлопот — искренне привязанная к супругу, мадам де Бутвиль была не склонна к флирту, а некоторые ее странные пристрастия, к примеру, езда верхом в мужском платье, то, коль скоро граф был не против, - что за дело до того госпоже полковнице?
- Это знакомая господина де Ронэ, мадемуазель де Лекур, - пояснила Эмили. - Мадемуазель, моя спутница, госпожа д'Анси. Мадемуазель де Лекур живет в Дижоне, и она пригласила нас остановиться у нее. Нам только надобно отыскать особняк мадам де Лароз. А господин де Ронэ сможет воспользоваться комнатами, которые для нас нашел Лапен.
- Клодетт?! - вдруг заволновалась полковница. - Дорогая мадемуазель де Лекур, это Клодетт де Лароз?! Она... она приходится вам ведь не матушкой?!

+2

39

"Непременно навещу вас..." - значит, они снова увидятся; эти слова давали ей надежду, они прозвучали для неё как обещание... Ей не хотелось, чтобы он уходил, хотелось быть с ним, говорить, взять его за руку, и..она вспомнила, как он тогда, в трактире обнимал её, снова словно бы почувствовала его губы... Всё это промелькнуло в её памяти за считанные секунды, Софи заставила себя не думать об этом, тем более, что - вот уже карета мадам де Люз.
Девушка почтительно приветствовала мадам д'Анси. Пока говорила графиня, она из-под скромно опущенных ресниц рассматривала женщину, в которой ей показалось что-то знакомое. В ответ на изумлённый возглас мадам д'Анси девушка отвечала:
- Да, мадам, Клодетт де Лароз - сестра моей матери. Теперь и я припоминаю, что как будто где-то вас видела.  Наверное, когда вы приезжали к..моей матери и её сестре. Только помню всё очень смутно. А может быть, я что-то перепутала...
Софи сейчас было больно вспоминать об умершей матери. Пять лет назад, когда произошло это несчастье, девушка долго не могла опомниться. И сейчас воспоминание о матери вызвало печаль, отразившуюся на красивом лице девушки, но почти тут же сменившейся улыбкой - не надо никому знать, что терзает её. Как если бы затронули, потревожили старую, почти забытую рану...и снова та же боль, что и пять лет назад.

Отредактировано Софи (2018-05-19 23:33:55)

+2

40

Теодор вновь поклонился мадам д’Анси. Отметив снова и ее взгляд – иронически понимающий – и чуть снисходительную улыбку на губах. Безупречных, несмотря на возраст. И лишь самую малость более алых, чем судила ей природа. И не стал задерживаться подле дам, молча присоединившись к своему слуге. Только ради того, чтобы расстаться несколько минут спустя – сперва с экю, затем с Лапеном и напоследок, с самой площадью.

Даже если его безмолвное исчезновение задело дам, бретера это беспокоило не более минуты. Слишком тревожны были его мысли. Потому что монсеньора в Дижоне не было. А в кошельке у него осталась одна лишь медь.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2018-05-20 14:30:13)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Встретимся в Дижоне... 31 января 1629 года.