Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года: Г-н де Кавуа и г-н де Рошфор обсуждают смерть миледи.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть. 26 января 1629 года: Г-н Барнье попадает в тюрьму, г-н Шере ищет способа ему помочь.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Обстоятельство непреодолимой силы. 1 декабря 1628 года, Лувр: Г-н Портос препятствует сеньору де Мирабелю.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Ангел из Гаваны. Начало февраля 1629 года: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с другом ее отца.
Месье знает толк в извращениях. Февраль 1629 года: Наследник престола развлекается.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайны Владыки Света. 14 ноября 1628 года


Тайны Владыки Света. 14 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Продолжение эпизода Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2018-04-23 17:12:11)

0

2

Как и шепнула ему дама, чей акцент выдавал в ней уроженку чужих земель, спешно распрощавшийся с Дарлю гвардеец остановился возле лавки пекаря, из которой доносились ароматы свежего хлеба и булок. Только сейчас Арман понял, насколько проголодался, и желудок предательским урчанием подтвердил сей печальный факт.

«Испанка или каталонка. Похоже на то, как говорил тот тип», - он попытался отвлечь себя от потребностей бренной плоти умопостроениями, которые подтверждались воспоминаниями лангедокского детства и отрочества, когда частыми встречными становились проезжавшие мимо родового имения купцы, монахи и наёмники из Барселоны, Валенсии или Памплоны, не считая иных Богом забытых городков и деревушек под властью его католического величества Филиппа.

Это было интересно. Испанцы в доме Клейрака. Они знали о состоянии Катрин и ничего не предпринимали для её спасения. В таком сравнительно небольшом пространстве сложно пребывать в неведении о здравии хозяйки, так что угрожавшего ему незнакомца можно было с высокой долей вероятности назвать сообщником.

Только чего именно?

Состояние сестры не давало Арману покоя, не только телесной слабостью, но и ужасающей апатией, в которую погрузилась душа мадам де Клейрак. Точнее, тени прежней Катрин, то ли впавшей в безумие, то ли доведённой до отчаянья чем-то или кем-то извне.

Гадать о природе болезни молодому человеку долее не пришлось, поскольку его молчаливые размышления прервало появление закутанной в плащ женщины.

+1

3

Донья Консепсьон только задержалась, чтобы корзинку взять и плащ накинуть, а предупреждать никого не стала, потому что с чего бы ей предупреждать, что она к пекарю пошла? Хлеб в доме еще был, но кто об этом знал, кроме нее?

Брат сеньоры де Клейрак, издалека видно было, места себе не находил, так что зря донья Консепсьон надеялась, что он покушает что-нибудь и поуспокоится, но  на намерения ее это не повлияло - ей надо было о семье думать, а тот разговор, что она подслушала, не на шутку ее встревожил.

- Сеньор д’Авейрон, - быстрым шепотом сказала она на своем родном языке, - я хочу, я умоляю вас… вы можете поклясться своим словом дворянина, что никому не расскажете, что я вам скажу? И не будете моим детям вредить? И дону Хосе?

Про мужа донья Консепсьон вспомнила только в последний момент, но не из-за недостатка любви, а из-за своих сомнений.

+1

4

Армана одолевала такая гремучая смесь ярости и растерянности, что он готов был поклясться в чём угодно, лишь бы утолить снедавшее его отчаянье.

— Да. Клянусь, - ответил он на плохом испанском, хмурым взглядом окинув прилегающие улицы. Слежки не было, но кто не знает, что хороший соглядатай ничем не выдаст своего присутствия. - Слово дворянина, ваша семья может спать спокойно.

«Если только вы не вредите моей», - проговорил про себя гвардеец.

+2

5

Донья Консепсьон шумно выдохнула и обеими руками прижала пустую корзинку к высокой груди. В отличие от своего мужа, не видевшего в родственниках г-жи де Клейрак причин для беспокойства, сеньора Диас де Гарсиа затревожилась с того самого момента, когда увидела г-жу де Вейро - не столько из-за нее самой, сколько из-за решимости, которую она в ней угадала. Мужчин донья Консепсьон не опасалась, но красивая женщина, точно знающая, чего она хочет, казалась ей куда более опасным противником, и все, произошедшее в доме с тех пор, только подтверждало ее вывод. Не бывает таких совпадений! Взять хотя бы одноглазого - никогда раньше он не поднял бы руку на хозяина, а в тот раз чуть не зарезал! И в гостиницу с хозяйской невесткой пошел - это в ту же ночь-то, ясно же, что она что-то уже подозревала. И шевалье д’Авейрон тут же явился, и доктора привел, а вчера хозяин еще от графа какого-то отбивался - тоже, небось, с ее подачи! При том, что сама г-жа де Вейро исчезла, как сквозь землю провалилась… Нет, донья Консепсьон не хотела рисковать, это тебе не толстая гусыня-молочница, которая белых сестер подслушала, когда те молились, и стала спрашивать, можно ли по-французски, и не воришка, который себя за племянника дона Хосе выдавал - это было по-настоящему опасно, а сгореть на костре донья Консепсьон совершенно не хотела. Прошлой ночью она заикнулась мужу, не уехать ли на скорую руку, но дон Хосе и слышать об этом не хотел - и тогда она решила действовать сама.

- Донья Каталина, - прошептала она и подошла совсем вплотную, - верно сеньор Клейрак сказал: околдовали ее. Человек один… нехороший. Она ему верит, а он на самом деле колдун. Настоящий. И злой, очень. Не смотрите так, я точно знаю. Он и мужа ее околдовал, и сестер, которые за ней ходят… это он их привел.

+2

6

Если бы речь шла не о его родной сестре, Арман бы сказал, что дело принимало интересный оборот. Но сейчас этот оборот иначе как ошеломляющим назвать было невозможно.

— Что это за колдун? Вы знаете его? Он часто ходит к Клейракам? Что ему нужно от Катрин? Деньги?

Гвардеец даже не успел удивиться, что его дражайший зять, к чьей шее он совсем недавно приставлял клинок, борясь с неодолимым желанием вогнать его поглубже, оказывался непричастным к недугу супруги. Неприязни к гардеробмейстеру его преосвященства это не умаляло, однако его роль самым резким образом менялась в свете рассказа испанки.

+1

7

Донья Консепсьон снова огляделась по сторонам и, хотя никто на них вроде не смотрел и к ним как будто бы не прислушивался, на всякий случай еще больше понизила голос:

- Он из ваших мест, совсем из ваших, его сеньора раньше своим кузеном звала, когда сеньор сердился. И он правда дворянин, пусть и говорит, что для Господа все мы братья и нет сословий, но только чтоб хоть раз он сестрам прислуживал, а не наоборот, хотя, правда, это из любви все… ну, это он так говорит - что надо тому служить, кого меньше любишь, ну или как-то так, я женщина непонятливая, это вот донья Каталина все знала. Но я еще нарочно от него старалась подальше держаться, боялась, и получилось, потому что ну кому я такая нужна? - Испанка отступила на шаг, позволяя молодому гвардейцу оценить ее непримечательную внешность - по-южному смуглую кожу, черные глаза в сетке мелких морщинок и выбившиеся из-под отутюженного чепца черные пряди, в которых пробивалась седина. - Так этот сеньор Лесент - это называют его так, вроде как святой, но не на парижский манер - он сперва только к сеньоре ходил, а потом и вовсе в доме своим человеком стал, когда хочет приходит, и сестры эти…

Донья Консепсьон поежилась, несмотря на теплый плащ, и снова огляделась, не заботясь, казалось, понял ли собеседник ее быстрый испанский, на котором она говорила на андалузский лад, лишь усугублявший разделявшую их пропасть.

+1

8

– Что сёстры?

Рассказанное отдавало какой-то чертовщиной. Нынче многие дворянки и состоятельные горожанки обращались к Господу, истово постясь и помогая сирым, монашки и священники в гостиных были явлением нередким, да и отцы капуцины не брезговали проповедовать среди солдат, маявшихся от безделья под Ла Рошелью, да с такой истовостью, что первоначальные насмешки постепенно подутихли, а желающих причаститься каждую неделю становилось в лагере всё больше.

И всё-таки речь шла не о простом слуге Божьем. Мать гвардейца, как и положено, женщина набожная, а с годами донимавшая своей праведностью всё сильнее, не отказывалась от пищи и не отгораживалась от мира, как это сделала её старшая дочь, а кюре их прихода, хоть и пользовался привилегией являться в любой час в особняк д’Авейронов, не допускал странностей, вроде тех, что поведала испанка.

– Они постоянно в доме? И где живёт этот Лесент? И вы, сеньора, что делаете у Клейраков? - наконец поинтересовался Арман, словно до того момента его собеседница была не более чем бесплотным духом.

+1

9

Если донья Консепсьон и могла списать на тревогу за сестру, что ее собеседник, не раз бывавший уже у Клейрака, не осознает, кто она такая и что делает в доме, эта мысль явно не пришла ей в голову, а разлившаяся по ее лицу бледность ясно показала, какое беспокойство пробудили в ней его вопросы.

- Я донья Консепсьон, сеньор д’Авейрон, - испуганно сказала она, - я жена дона Хосе, который домоуправляющий у сеньора. Вы же обещали, сеньор, помните?

Забыла ли она от страха все прочие вопросы или давала понять, что не станет на них отвечать, пока гвардеец не подтвердит свое обещание - понять по ее лицу и глазам было совершенно невозможно.

+1

10

– Да, да, - кивнул Арман, как будто отмахиваясь от повторной просьбы женщины. Действительно, он видел её в доме зятя и сестры, но то ли по собственной легкомысленности не обращал внимания на скромно одетую особу, редко попадавшуюся ему на глаза во время нечастых визитов, то ли от бессонной и крайне тревожной ночи все мысли смешались его в голове. Как бы то ни было, меньше всего южанина волновало, какое впечатление он произведёт на собеседницу. - Обещал.

Что же творится с ним? Неужели и он подхватил безумие, изводившее Катрин?

Южанин помотал головой, отгоняя ненужные мысли. Он устал и сосредоточился исключительно на судьбах сестёр, а внимание к деталям никогда не было его сильной стороной.

– Так что вы скажете о Лесенте и сёстрах?

+1

11

Донья Консепсьон была куда меньше склонна отмахиваться от обещаний своего собеседника, и тревога на ее лице ничуть не убавилась от его пренебрежения. И однако - потому ли, что, сказав «а», она должна была сказать и «б», или потому, что она с самого начала испытывала к д’Авейрону некую толику доверия - глянув через плечо и облизнув губы, она ответила:

- Колдуны они, сеньор, вот точно я вам говорю. Знают, что кто думает, и прошлое тоже знают, и будущее… - последнее слово прозвучало как-то неуверенно, и она торопливо перекрестилась. - Может даже, что я с вами… Ох, Пресвятая дева!

Словно опомнившись, она развернулась и поспешила прочь, обратно к особняку, однако поскользнулась на мокрой глине и отчаянно взмахнула руками, выронив корзинку и тщетно пытаясь удержаться на ногах.

+1

12

Доли мгновения хватило Арману, чтобы уберечь женщину от падения. Несмотря на усталость, помноженную на нервное напряжение, инстинкты оказались сильны, и ни донья Консепсьон, ни её платье, не пострадали от ноябрьской каши из грязи и лошадиных нечистот, ровным слоем покрывавшей парижские мостовые.

– Не ушиблись, сеньора? - спросил гвардеец, помогая даме вновь обрести равновесие. - Не бойтесь, сейчас вы под моей защитой. Я не заметил слежки, а если кому и вздумается читать мои мысли, то ничего пристойного он там не увидит.

Убедившись, что испанка стоит ровно, д’Авейрон поднял корзину, обтерев ручку краем своего плаща.

– Что им нужно от моей сестры? И как к ним причастен сеньор де Клейрак? Он хочет сжить со свету мою сестру?

+1

13

Донья Консепсьон уцепилась за молодого гвардейца, глядя на него испуганными глазами. Губы ее дрожали, и какое-то время казалось, что она больше не скажет ни слова, и однако, не то поборов ужас, заставивший ее обратиться в бегство, не то сочтя, что д’Авейрон, удержав ее от падения, заслужил ее благодарность, она наконец снова потянулась к нему:

- Душу ее, сеньор, - прошептала она. - Им нужна ее душа, и душа сеньора, и мо-… и все другие души, которые они пытаются уловить! Они хотят, чтобы она… я не знаю точно, сеньор, я только слышала случайно!.. Что будто бы она сама сделает что-то или должна сделать, и тогда ее душа придет в какие-то чертоги… Сеньор, я добрая католичка, я знаю, что должна была пойти к падре, но он не говорит по-нашему, а я боялась, и тогда бы ее сожгли, и меня, и моих детей!..

Испанка разжала, наконец, сжавшуюся на рукаве молодого человека руку, чтобы тут же начать торопливо креститься, чуть слышно всхлипывая.

+1

14

Арман уставился на испанку непонимающим взглядом. То, что она говорила, походило на деревенские сплетни, вроде тех, которыми их с Эжени пугала в детстве нянька, нещадно путая стародавнюю катарскую ересь, бушевавшую в их краях при святом короле-крестоносце, с лесной нечистью, травниками и юродивыми в рубище. Он поверить не мог, что озвученное хоть каким-то боком могло касаться его сестры, но зрелище истаявшей до прозрачности Катрин заставляло прислушиваться к тому, что в другой момент он бы со смехом назвал околесицей.

– Душу...

Позвать кюре, да броситься в ноги самому кардиналу - могло ли это спаси сестру? Возможно. Но мадам де Клейрак уже не принадлежала самой себе, и как к этому отнесутся господа церковники, предположить было трудно. И страшно. Донья Консепсьон была не так уж неправа в своих опасениях.

– Как он попал к ним в дом, этот Левент? Сёстры - его прислужницы? Они все в сговоре с Клейраком, раз он не гонит прочь эту нечисть?

+1

15

Донья Консепсьон покачала головой, но, похоже, не в знак несогласия, слишком явно ее мысли витали отнюдь не вокруг Лесента.

- Они все его слушаются, - прошептала она в ответ, - и хранят тайны, я не знаю, какие, но вот наступит новолуние, тогда… я знаю, что это важно, потому что они всегда говорят про Свет, который не от солнца, - неожиданно высокопарный тон не оставлял сомнений, что она за кем-то повторяет. - Что тогда будет, и я боюсь! Вы никому не расскажете? Пожалуйста, умоляю вас, иначе нас всех сожгут, и ее тоже, сеньору! Вам его надо найти, ведь правда?

Она заломила руки, но тут же опустила их - несомненно осознав, что может тем самым привлечь столь нежелательное всем внимание.

+1

16

«Бред. Бред. Бред», - набатом звенело в голове гвардейца. Даже ему, воспитанному на суеверном Юге, нынешние рассказы казались слишком нелепыми, чтобы обладать хотя бы толикой правдоподобия.

И всё-таки это была правда. Пугающая даже его, солдата, видевшего, как ядром отрывало конечности, а внутренности товарищей рассыпались по земле. Видение сестры, немощной и отрешённой, привязанной к столбу вместе с шарлатанами, высасывающими из неё саму жизнь, оказалось пострашнее растерзанных тел на поле сражения.

– Кто впустил его в дом? Клейрак? - Арман перехватил руку испанки и сжимал её достаточно крепко, чтобы та не столько не вырвалась, сколько прекратила раздражавшую его жестикуляцию. - Донья Консепсьон, я не хочу, чтобы кто-либо из моих или ваших родных отправился в руки палачей. Но ответьте же наконец, где найти этого мерзавца?

+1

17

Испанка испуганно ахнула, но, попытавшись было высвободить руки, внезапно напротив шагнула навстречу молодому гвардейцу, одаряя его столь сладостной улыбкой, что тот, верно, решил, что она сошла с ума.

- Улыбайтесь, - приказала она уверенным шепотом, столь разительно отличным от ее испуганной невнятицы мгновенье назад, что впору было заподозрить ложь либо за первым, либо за второй. - Соседи!.. Ах моя честь…

Проскользнувшее в этом невольном восклицании сожаление было, несомненно, искренним, но позволить заподозрить себя в прелюбодеянии с человеком лет на десять младше себя было для доньи Консепсьон явно предпочтительнее, нежели подыскивать другое объяснение для их разговора.

- Соседушка! - воскликнула вынырнувшая из переулка чрезвычайно толстозадая особа в мятом переднике и чепце с оборванной оборкой. - Простите покорно!

Она выжидательно уставилась на испанку, но донья Консепсьон, выскользнув из уже не удерживавших ее рук гвардейца с все той же уверенностью, лишь молча уставилась на нее - то ли не доверяя своему французскому, то ли даже не видя смысла в том, чтобы заводить беседу. Толстуха неловко потопталась на месте, а потом, пробормотав что-то про зеленщика, устремилась прочь.

- Мое доброе имя, - печально вздохнула испанка.

Д’Авейрон, которого прискорбное состояние сестры занимали куда больше, чем репутация ее прислуги, не замедлил повторить свой вопрос, и донья Консепсьон вновь вздохнула, обратив на молодого человека печальный взор угольно-черных глаз.

- Я не знаю, сеньор. Он живет… тут неподалеку есть гостиница, «Сыч и сова», вы не замечали?

+1

18

– Да... Да.

Гвардеец рассеянно кивнул, вспоминая место, где до недавних событий жила Эжени. История с соседкой не произвела на него никакого впечатления, он, как верно подумала испанка, даже не задумывался об уроне для её собственной репутации, осаждённый плотным кольцом совсем других мыслей.

– Расскажите всё об этом Лесенте. Всё, что только знаете. И вы так и не ответили. Клейрак тоже хочет убить мою сестру?

Отредактировано Арман д'Авейрон (2018-05-19 08:40:43)

+1

19

О том, что накануне сеньор де Клейрак приводил шурина в названный ею сейчас трактир, донья Консепсьон знала - и, ожидая более бурного ответа, неосознанно замешкалась на мгновение. Но старшая сестра была явно ближе д’Авейрону чем младшая, и ее таинственное исчезновение - о котором, к слову сказать, испанка знала от мужа намного больше, чем подозревал ее собеседник - гвардеец с тем же самым Лесентом очевидно не связал. Если, однако, ее это разочаровало, она этого не выдала, сохранив на лице все то же глубоко обеспокоенное выражение, с которым говорила все это время.

- Что вы, сеньор? - страх в ее голосе был непритворным - но чем он был вызван? - Упаси боже, такой грех! И он же хитрый, ужасно хитрый, господин Лесент - он бы никогда… Сеньор, он колдун, он проникает даже в самые сокровенные наши помыслы, и я боюсь… боюсь. Он появляется, когда его не ждали - когда никто не ждет и мы говорим… Я просила дона Хосе… моего мужа… я хотела, очень, чтобы мы уехали, и тут он появился - как будто слышал! И дон Хосе заболел - наутро! И мы не смогли! И когда детей увезли…

Она судорожно вздохнула, не то подбирая слова, не то проверяя, отвлекли ли ее собеседника ее сбивчивые откровения от его последнего вопроса - на который, не объявив иначе себя сообщницей, она могла ответить только отрицанием.

+1

20

Испанка так паниковала, что её страх почти передрался ему, сковывая сердце ужасом, вроде того, что заставлял трепетать крестьян из его родных краёв перед кровожадными духами и призраками с невиданными чудовищами. Побороть его не могли никакие призывы Божьих слуг, постепенно и самих подпадавших под власть животного страха и, вопреки гневу епископов, посыпавших солью свой порог, дабы остановить нечистую силу.

Позади раздался оглушительный звук, заставивший обоих обернуться. Мастеровые, чинившие прохудившуюся после недавнего ливня крышу, расколотили куски черепицы, без догляду сползшие к краю и полетевшие на землю, чудом не задев никого из прохожих.

Этот звук заставил Армана очнуться.

Чушь. Бред собачий. Шарлатанство.

Именно этим, он был уверен, и занимался пресловутый святоша, а причина... как говаривал один из его гвардейских приятелей, «если не понимаешь мотивов происходящего, наверняка в этом замешаны деньги».

– Этому Лесенту придётся поделиться секретами общения с потусторонним миром, сеньора, - недобрая улыбка скривила губы южанина, который готов был сам осуществить правосудие в духе Филипа Красивого. - А что с детьми?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тайны Владыки Света. 14 ноября 1628 года