Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Varium et mutabile femina. 24 февраля 1629 года, вечер: Г-н де Ронэ возвращается с г-же де Вейро.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.


Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

Продолжение эпизода Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору.

0

21

Гармония, кажется, была восстановлена, и это порадовало мадам де Шеврез. Гемма тут же оказалась забыта среди салфеток – свою роль она сыграла, а Мари заняла место за столом, и уж право, вовсе не торопилась отнимать свою руку у галантного кардинала. Все же было в служителях божьих что-то, что заставляло неугомонную герцогиню с особой охотой пробовать на них свои чары. Должно быть, возможность посоперничать с Господом.
И та власть, которой они обладали в делах мирских.
- Благодарю вас, Монсеньор. С удовольствием выпью немного вина… кажется, опять начался дождь? Как бы постоялому двору не пришлось сыграть роль ковчега. Впрочем, в вашем обществе, Ваше высокопреосвященство, плаванье по водам прошло бы приятно и незаметно.
Улыбка герцогини поощряла, взгляд герцогини поощрял, было ли это лицемерием? Ни в коем случае.
- Надеюсь, задержка из-за непогоды не повредит вашим делам, Монсеньор? Хотя, если бы не дождь, я бы не имела удовольствия встретиться с вами.
Забыла ли она о письме, обнаруженном случайно у Теодора де Ронэ, которое и толкнуло ее на это путешествие? Ни на мгновение.

+2

22

– Я даже благодарен этим ужасным дорогам... Вы полагаете, Господь решил снова проучить человечество за грехи? - в парижских салонах собратья во Христе позволяли себе и не такие шутки, стараясь произвести впечатление на пресыщенную остроумием публику, особенно на женскую её часть. - Согласен, это станет весьма неожиданно, если учитывать, что поведал апостол Иоанн.

Разливая вино, Лавалетт вновь почувствовал себя свободно и непринуждённо. На него смотрела лишь одна пара глаз, и они были восхитительны, а вердикт, который он мог вынести нынче вечером, вряд ли бы заставил страдать даже Клода Лотарингского, который обладал великим даром не устраивать публичных истерик и не подчёркивать при всяком неуместном случае свои рога.

– Но если бы так случилось, похоже, мы бы остались единственной парой в этом скромном ковчеге, - подав бокал Мари, кардинал обвёл взглядом комнату, недурно оберегавшую обитателей от дождей, хотя и заурядных, по сравнению с тем, что довелось пережить Ною. - Не считать же эту несчастную девушку, которую измучили все подряд, и отец, и кавалеры.

Про слуг никто не вспоминал, да и суть реплики, брошенной невзначай в продолжение библейской беседы, не подразумевала каких-либо ещё разнополых существ. Оттачивать остроумие на связанных с Господом темах Луи не любил, но флирт - вещь жестокая ко всему, что не касается предмета вожделения, а сейчас Лавалетт уже не имел сил таить свои намерения, тем более, как ему показалось, и сама герцогиня их поощряла.

+2

23

- Кто мы такие, чтобы судить о Его промыслах, - вздохнула великая лицемерка, де Шеврез, скромно опустив глаза и благоразумно уходя со скользкой темы.
Богу-богово, кесарю-кесарево…
А Мари де Шеврез то, что она сама для себя выбрала. От скуки ли, от любви к интригам, от неугомонности, которая заставляла людей благоразумных и степенных осуждать «козочку» и «дьяволицу» де Шеврез, какая разница? Мари не пыталась так далеко проникнуть в свою душу… чужие души куда интереснее. Вот, к примеру, кардинал де Лавалетт. Привлекательный, остроумный, верный до края алой мантии восхитительному и заклятому врагу герцогини.. Легко ли покорить такого мужчину? Нет. Соблазнит не сложно, покорить – нет. И уже потому заманчиво.

- Эта милая девушка, Монсеньор, обладает одним бесценным сокровищем, хотя и сама о нем не подозревает. Свежесть чувств… Для нее все впервые. И любовь, и разочарование. Возможно, сегодня ей случилось страдать, но пройдет время, и даже этот день она вспомнит с благодарностью и теплом.
Какой глупец сказал, что лучше любить и страдать, чем не любить никогда? Мари была с ним не согласна, но сделав глоток вина, мысленно посвятила его всем поэтам. Благодаря им мир полон таких вот чудесных фраз, которые можно произнести с чувством, даже если сам в них не веришь.

Отредактировано Мари де Шеврез (2018-05-24 03:00:16)

+2

24

– Свежесть чувств... - задумчиво потянул кардинал, отпивая из своего бокала. Он интуитивно почувствовал, что эти два слова стали окончательным разрешающим сигналом. - Очень верно подмечено. Хотя вы же согласитесь, что подобное доступно не только тем, кто едва переступил порог юности? В зрелые годы ощущения могут сделаться ещё ярче и сильнее.

Оставленная в Париже неудача, изводившая его не хуже отца, когда тот переживал самые дурные свои дни, нынче поблекла. Луи понял, как устал от капризов женщины, мечущейся между добродетелью верной спутницы мужа, равнодушного к женским чарам, и желанием помучить преданного поклонника. Та, что некогда сводила с ума престарелого Генриха, ненадолго пробудила мужское начало в известном содомите Конде, теперь решила поиграть и сыном герцога д’Эпернона, то маня его призрачной надеждой, то грубо отвергая малейшие притязания на её милость.

Но сегодня Шарлотта де Монморанси была далеко, а Мари де Шеврёз, роскошная, весёлая и оттого ещё более притягательная, сидела перед ним. «Озаряя комнату своим присутствием», -завершил Лавалетт мысль фразой, подходящей для новомодного салонного романа, но почему-то очень созвучной происходящему. Взгляд его скользил по лицу и шее герцогини, и в нём уже было меньше почтительности вельможи, зато безошибочно угадывалось мужское желание прикасаться и обладать.

– Конечно, я говорю о себе, ибо вы ещё очень молоды, - рассмеялся кардинал, не отрывая глаз от губ Мари и понимая, что только воспитание и выдержка не позволяют ему незамедлительно накрыть их своими. О прочих обстоятельствах, вроде обетов, он не вспоминал. - Просто поверьте мне, ибо сейчас я мало чем отличаюсь от нашей юной подруги. Она оказалась беззащитна перед чарами шевалье, а я же - что ещё более объяснимо - пребываю в душевном смятении, разрешить которое способны только вы, ваша светлость.

+2

25

Герцогиня готова была разрешить душевные смятения Монсеньора теми способами, что подсказывала ей природа и характер.
Интересная  вырисовывалась партия, и она станет еще сложнее и еще интереснее, когда они доберутся до конечной цели своего путешествия – до ее родича, де Рогана. В теплом приеме для себя Мари не сомневалась, но, возможно, кардиналу де Ла Валетту понадобится ее помощь в переговорах?
Так она будет рада ее оказать…
Если, конечно, он поделится с ней подробностями своей миссии.

- Что же я могу сделать, чтобы принести облегчение вашей душе, Ваше преосвященство?
Герцогиня встала из-за стола, давая кардиналу пространство для маневра, подошла к камину, протянув руки к огню, улыбнулась мужчине мягко, приглашающе.
Она обещала ему исповедь, но отчего бы не поменяться ненадолго местами?
Пламя в камине танцевало задорную сарабанду, отражалась в глазах Ее светлости.
Золото и багрянец. Цвета власти. Цвета страсти. Не зря они ходят рука об руку.
Эта комната и правда казалась сейчас ковчегом, на который взошли только двое, он и она, и это чувство приятно волновало герцогиню де Шеврез.

Вечер обещал ей воспоминания, которые будет приятно хранить… и интригу, которую будет приятно запутать.

+2

26

– Разрешить мои сомнения, - поняв, что надежда отнюдь не призрачна, кардинал поднялся. Он уже не был неоперившимся юнцом, едва вступившим в светскую жизнь и до боли остро принимавшим любое высказывание и даже взгляд в свою сторону, но немногим меньше сейчас опасался отказа. - Смею ли я видеть во всём случившемся с нами некий знак, что судьба не желает, чтобы наши пути расходились? Ни в будущем, ни сегодня.

Поднося к губам холёную ручку герцогини и неотрывно глядя в её лукавые глаза, Лавалетт помнил о том, что привело его в этот унылый край и отчего стоящая перед ним дама никак не могла ужиться с его поручителем. И всё-таки в этот час все придворные дрязги и политические интриги должны были отойти ко сну, оставив их с Мари де Шеврёз в приятном беспокойстве.

– Иного истолкования происходящему я не вижу, - расстояние между двумя сократилось насколько возможно, прежде чем Луи, не дождавшийся мнения женщины, скрепил свои доводы поцелуем.

+2

27

Ни в будущем, ни сегодня… кардинал знал, что желает слышать женщина. Пусть Мари давно не нуждалась в уверениях, что ее будут помнить всегда, и любить всегда, и ночь, растаяв на утро туманом, не оставит после себя сожалений, но она ценила готовность играть по правилам… когда эти правила были ей удобны.
И кардинал получил желаемое подтверждение – пусть не словесное, а, выражаясь языком библейски, от уст к устам. Но Мари, определенно, предпочитала поцелуи словам, хотя бы потому, что еще никто не начинал войну из-за неправильно понятого поцелуя.

- Пожалуй, я начну верить в Судьбу, - тихо прошептала она, когда им обоим потребовалась небольшая передышка перед следующей сценой.
Женская головка доверчиво клонилась к мужскому плечу, герцогиня умело уступала, крепость сдавалась с неподражаемым изяществом…
- и мне нравится ваше истолкование, Монсеньор. Может быть, следует не оставить Судьбе иного выбора, коль скоро выбор есть у нас?

+2

28

У иных планов Фортуны в этот вечер не оставалось шансов, и воспрепятствовать этому не смогли ни соображения более возвышенного порядка, ни возня внизу, затеянная всё-таки возникшим из забытья кузнецом. Побег прочь из этого затерянного захолустья откладывался, по меньшей мере, на то время, что этим двоим требовалось для поворота событий, не предусмотренного самыми тщательными размышлениями, но оттого ставшего вдвойне приятным.

В благотворном его воздействии сомневаться не приходилось, и довольная улыбка на лице Луи была тому подтверждением, когда они с герцогиней отдыхали под шум вновь зарядившего за окном дождя. Только теперь он уже не казался мужчине унылым напоминанием о потерянном времени.

– Похоже, мы не ошиблись, - умерив дыхание, он повернулся к Мари. Сейчас он был как никогда далёк от мысли, что эта женщина могла стать первопричиной множества неприятностей, не видеть же их в её безупречном теле, податливости и страсти, только что открывшихся ему. Слова давались с трудом, и свою благодарность и нежность он вложил в объятия, за пределами которых остались их обязательства и вся прочая жизнь.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.