Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года


Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года

Сообщений 21 страница 40 из 47

1

Действующие лица: граф де Люз
                                     графиня де Люз
                                     супруги д’Андиже и г-н де Шансье
                                     и все, кто присоединится.

0

21

Вот на что граф де Люз совершенно не рассчитывал, так это встретить каких-то знакомых жены, причем, судя по всему, не осведомленных, что она замужем.  Откуда, кто такие?  "Брат..."  Надо же такое выдумать! И чем смущены эти двое господ?   Граф не стал комментировать реплику о мнимом её сходстве и обратился к внушительной даме, изобразив самую светскую улыбку:
       -  Мы, несомненно, состоим в родстве,  сударыня, однако братом я бы себя называть не стал! 
       Следующий его взгляд, выражающий крайнее удивление, достался  Эмили.
        -  Дитя мое, не представите ли вы мне ваших знакомых?

+1

22

Мысленно Эмили пожелала всем троим провалиться сквозь землю. Конечно, она все расскажет Луи-Франсуа, но не здесь же!
- Это господин д'Андиже с супругой и господин де Шансье. А это, господа, граф де Люз.
На несколько мгновений мадам де Бутвиль пришла в голову шальная мысль сказать господам д'Андиже правду. Что они подумают? Что господин де Лавальян умер? Она ухитрилась тут же снова выскочить замуж? Только вот стоило ли впутывать Луи-Франсуа в историю с золотом? По крайней мере, его надо было об этом спросить...

+1

23

- Вы кузен мадам? - тут же полюбопытствовал г-н де Шансье - который какой-то минутой ранее высказывался за то, что приданого синеглазой красавицы могло хватить и на такого мужа, который умеет закрывать глаза на приключения своей супруги.

Месье д’Андиже, однако, то ли будучи более проницателен, то ли чувствуя себя себя не в своей тарелке рядом с человеком, каждый жест которого указывал на привычку смотреть на всех свысока, предпочел поклониться и подхватить жену под руку.

- Не станем же мешать мадам… - пробормотал он, столь же настойчиво, сколь и тихо.

+1

24

- Мы родственники, - повторил Бутвиль, не уточняя подробностей. Его крайне удивляло то, что Эмили упорно не желает назвать его мужем, но,  видимо, у неё были на то веские причины. -  Рад знакомству, господа. Однако прошу извинить, сейчас у меня нет возможности продолжить встречу.  Я должен доставить свою... гмм... кузину домой до темноты. Позвольте откланяться!
         Кланяться на самом деле он не стал, но учтиво склонил голову и приподнял шляпу в качестве прощального жеста.

+1

25

Эмили посмотрела на мужа с нескрываемым восхищением — он понял! Она только хотела тайком подергать его за рукав, или еще как-то дать знать, чтобы он ее поддержал, но не могла придумать, как — а он сам все понял! Нет, второго такого человека, который был бы так умен, добр и благороден, как Луи-Франсуа, просто на свете не было! Глаза молодой женщины заискрились смехом, когда она, взяв графа под руку, очень серьезно обратилась к троице:
- Да, мы очень, очень спешим! До свидания, господа!

+1

26

Г-жа д’Андиже присела в реверансе, а гг. д’Андиже и де Шансье поклонились, но в глазах последнего мелькнуло при этом что-то неприятное - что-то, разительно отличное от всей его манеры поведения до сей поры и показавшее, яснее всяких слов, что родом он был все-таки из Нового света, где жил и вырос среди совсем иных нравов.

- И передавайте наши наилучшие пожелания господину де Лавальяну, сударыня, - крикнул он вслед. - Может…

Г-жа д’Андиже споткнулась на ровном месте и чувствительно толкнула его, как бы невзначай попав ему поддых. Г-н де Шансье вел себя порой с удивительной бесцеремонностью - словно забывая, что он уедет, а его компаньоны останутся.

+1

27

"Господину де Лавальяну"? Бутвиль уловил эту реплику, брошенную им вслед, и интонация г-на де Шансье ему совсем не понравилась, но, уже предчувствуя новые   осложнения,   он не обернулся, делая вид, будто не расслышал - вокруг еще достаточно толпилось народу, шумно обсуждавшего спектакль, чтобы это выглядело правдоподобно.  По той же причине - не желая повышать голос - граф молчал, пока наконец они не выбрались на относительно свежий воздух  вечереющей столицы.
          Разумеется, ни одного портшеза на видимом отрезке улицы не было видно, а от мысли уехать вдвоем с женой на одной лошади следовало отказаться, как от слишком экстравагантной.  Между тем Луи-Франсуа очень хотел поскорее удалиться куда-нибудь, где нет посторонних, и задать возникшие после встречи со странной компанией щекотливые вопросы.
         -  А что если мы пройдемся до дома пешком? - предложил он, подумав и стараясь говорить беспечно. Хотя от подлинной беспечности, только что согревавшей его сердце, уже мало что оставалось. -  Лошадь поручим отвести  кому-то из служителей театра, а сами прогуляемся. Как вам эта идея?

+1

28

- Очень хорошо! - улыбнулась в ответ Эмили, но ее улыбка вышла какой-то виноватой. Она тоже слышала последнюю реплику Шансье, и, если бы граф не увел ее уже, готова была ответить, что господин де Лавальян умер. И пусть бы они думали что угодно! Но с ними надо будет еще встречаться... Мадам де Бутвиль сейчас искренне сожалела, что так и не рассказала мужу  о всей этой истории, потому что теперь злополучная встреча грозила испортить ей такой счастливый день! - Вы ведь хотите узнать, кто эти люди, да? Я давно хотела вам рассказать, но в последние дни нам было так хорошо... Ужасно не хочется ссориться!
Эмили плотнее завернулась в свою накидку, почувствовав, что будто стало холоднее. Если Луи-Франсуа сегодня рассердится, это будет так печально...

0

29

Граф де Люз давно уже вывел для себя одну житейскую закономерность: дни, начавшиеся плохо, обычно заканчиваются хорошо, и наоборот.  Примером тому был и недавний день их встречи с Эмили, и, увы, сегодняшний. Потому что он явно заканчивался гораздо хуже, чем начинался.
          - Пойдемте! - коротко сказал Бутвиль и, взяв жену под руку, и повел ее прочь от театра, по той же улочке, где - тоже совсем недавно! - они шли с шевалье де Корнильоном, чтобы выяснить отношения. Но до площади он не дошел; остановившись возле каких-то наглухо закрытых ворот, Луи-Франсуа наконец прервал молчание.
          - Я тоже, видит Бог, не хочу ссориться.  На случайную светскую неловкость я бы просто махнул рукой. Но за этой неловкостью снова стоит ваше умолчание.  В который раз? В который раз вы решаете, словно маленький ребенок: "Если маменька не спросит, кто разбил чашку, то я и не скажу"?  А поскольку муж не знает, о чем спрашивать, то вы и молчите.  А  я точно знаю, что до отъезда под Ларошель вы никак не могли с этой компанией  познакомиться, поскольку они явно не вхожи в круг общения герцогини Ангулемской.  возможно, это старые знакомцы господина Давенпорта?  Или  это знакомство недавнее?  Почему же в таком случае вы не представили меня этим господам как своего супруга? И кто такой этот Лавальян? Тоже новый знакомый? И про всех этих новых друзей вы не удосужились мне рассказать. Замечательно! Теперь я внимательно слушаю.

+1

30

Эмили куснула нижнюю губу и исподлобья глянула на мужа.
- Прямо здесь?.. Мы с вами замерзнем, потому что это долгая история и запутанная. Эти люди — не старые знакомые, и сэр Джордж не при чем...
Она посмотрела на запертые ворота, с прошлого года еще опасаясь темных подворотен.
- Давайте пойдем, и я по пути еще начну вам рассказывать. Всему виной моя глупая ревность, а госпожой де Лавальян меня назвал господин де Клейрак, чтобы слуги не разболтали ненароком, что у него живет графиня де Люз... Чтобы сплетни не пошли...

0

31

Впору было всплеснуть руками или воздеть их к небу с патетическим возгласом: "Опять?!!" Граф де Люз не сделал ни того, ни другого, только скрипнул зубами и сдавленно произнес:
          - Подобные истории не следует рассказывать на улице - получится бесплатное развлечение для толпы прохожих.  В доме кузена тоже не хотелось бы разбираться в сложных перипетиях  ваших происшествий.  Чтобы не замерзнуть, пойдемте, здесь неподалеку есть место, предназначенное для исповедей...  Я имею в виду церковь святого Евстафия. До вечерни еще далеко, но там наверняка открыто и горят свечи. 
         За те несколько минут, что занял путь до церкви, Бутвиль наспех обдумал то, что уже успел услышать, и затея с переменой имени показалась ему по меньшей мере бессмысленной.       
         Войдя в приоткрытую дверь,  они сразу свернули к левой стене, где располагались исповедальни, и присели в затененном углу на скамью.  Служка, зажигающий  свечи в главном нефе, не заметил их. Молящихся еще почти не было - две-три фигуры в разных концах, с молитвенно склоненными головами.
        -  Ну вот, тут нам никто не помешает, - вполголоса сказал Бутвиль. -  Итак, честь изобретения вымышленного имени принадлежит почтенному господину де Клейраку.  Прошу вас, продолжайте!

+1

32

Мадам де Бутвиль предпочла бы пойти домой. Хотя своего дома у них не было, но все же в теплой спальне за закрытыми дверьми было куда уютнее, и Луи-Франсуа не выглядел бы таким суровым... В церкви же все настраивало на строгий лад, но Эмили не стала спорить и послушно села на скамью.
И принялась рассказывать, как отправилась в Сен-Дени, куда, как говорили, поехала на молебен королева-мать, и где можно было увидеть мадемуазель де Брольи. Как господин де Клейрак любезно предоставил ей карету (И двух лакеев, и горничную, и я была в маске — все совсем-совсем прилично!), как карета сломалась, и она вынуждена была переждать в поместье д'Андиже.
- Это как раз те люди, что мы видели. А господин де Шансье, он из Новой Франции, а еще там...- глаза молодой женщины загорелись восхищением, - а еще, Луи, там был настоящий индеец! Правда-правда! Настоящий индейский герцог, господин де Ганавида, я с ним даже разговаривала, жаль, что один раз! И еще видела, как он ночью колдовал. Вы когда-нибудь видели настоящих индейцев?!

0

33

- Индейский герцог?!
        По мере того, как Бутвиль выслушивал  откровения жены, тревога его угасала, а изумление росло.  Вся эта эскапада Эмили, вызванная приступом совершенно детской, наивной ревности, была нелепа, но явно неопасна. Услышав ещё и про индейцев, граф вынужден был зажать ладонью рот, чтобы не нарушить смехом благочестивую тишину церкви, но глаза его весело заблестели.
       -  Вы неподражаемы, сударыня! Воистину, с вами не соскучишься.  Индейцев я не видел ни настоящих, ни поддельных, разве что в каком-нибудь балете.  И хочу услышать о них побольше. Но ведь аборигены Нового света, насколько я знаю, язычники? Тогда, пожалуй,  нам лучше уйти отсюда. 
       Стараясь ступать потише, он вывел  Эмили за руку, словно младшую сестру, на паперть,  не утерпел, по-братски поцеловал в щечку  и велел:
      - Ну вот, теперь вы расскажете мне всё про этого замечательного господина  Ганавиду. На каком языке вы, кстати, с ним разговаривали? Как он был одет? Надеюсь, не в набедренной повязке?  И о чем вы говорили?
       Занимательная тема на некоторое время заставила его забыть о многих сложных вопросах.

+1

34

- Какая набедренная повязка, ноябрь же был! - рассмеялась Эмили. - Правда потом, ночью, он был наполовину голый. Но они же так ходят, так что ничего неприличного.
И она подробно рассказала о встрече с Андиже и индейцем, как он говорил и как был одет, и как ей хотелось поспрашивать его обо всем.
- А потом явился вдруг страшно злой господин де Ронэ. Он же меня устроил у Клейрака и, видите ли, считал, что я должна там сидеть, никуда не выходить, и чтобы меня никто не видел, до тех пор, пока вы за мной не приедете! Я один раз только хотела посмотреть, что делают в фехтовальном зале, так думала, он меня пристукнет... Шпагу сломал. - пожаловалась Эмили и снова рассмеялась. - Но я ему отомстила. Он назвался господином де Лавальяном, вроде как мой муж — так вот, у этого Лавальяна на редкость капризная и невоспитанная жена. Только вы не подумайте, ничего такого не было! - она вдруг встревожилась. - Он всю ночь в кресле просидел.

+1

35

О Новом свете в обществе говорили много, но мало кто мог похвалиться достоверными сведениями. Поэтому Бутвиль слушал рассказ жены с искренним любопытством, и так они благополучно прошли большую часть пути до дома, и уже свернули на улицу Сен-Мартен, когда прозвучало имя Ронэ,  и настроение Луи-Франсуа, поднявшееся было, снова упало.
         - Вы хотите сказать, - резко остановившись и бледнея, спросил он, - что шевалье де Ронэ провел ночь с вами в одной комнате?  Выдавая себя при этом за вашего мужа?

+1

36

- Вы думаете, что-то неприличное  было? - опешила Эмили и тоже остановилась, вглядываясь в лицо мужа. Только что вроде все снова было хорошо... - Ну да, я же сказала, господин де Ронэ в кресле сидел, а я спала, и полог был опущен. Он даже не смотрел на меня, он же порядочный человек! И вовсе хотел сначала в другом месте сидеть, неподалеку, но там странные вещи стали твориться, и мне было страшно. На самом деле я до сих пор не знаю, что это такое было. Может д'Андиже не хотел, чтобы мы индейца видели, но тот все равно во дворе танцевал, и в окно было видно.

0

37

- Если вы хотели избежать сплетен, назвавшись вымышленным именем и позволив постороннему человеку... пусть даже знакомому, пусть порядочному, хотя в этом я, признаться, сомневаюсь... - называться вашим мужем, то это самый нелепый способ из всех возможных, - хмуро ответил Бутвиль, понизив голос, потому что по улице еще сновали туда-сюда прохожие.  -  И самый ненадежный.  Только что в театре вы могли в этом убедиться.  Вы полагаете,  эти Андиже не начнут  обсуждать нашу встречу, придумывать, что бы это могло значить?  Если сменить имя вам посоветовал господин де Клейрак, то этот совет не назовешь ни мудрым, ни добрым...  А вы, ни на минуту не задумавшись, приняли его!  Не задумавшись хотя бы над тем, что это - Париж, что вокруг вас множество людей,  общающихся между собою, и светских знакомых, и слуг, и торговцев, что вас многие знают и в лицо, и по имени.  В этом отношении совет шевалье де Ронэ -  сидеть тихо и никуда не ходить - был гораздо более правильным, но вы и его не послушались...
         Он глубоко вздохнул,  прикусил губу, сдерживая вскипающие в душе горькие упреки, и добавил сухо:
         - Давайте уж дойдем до дома. Здесь становится холодно и темно.

+1

38

- Ну вот, опять вы хмуритесь! Черт бы побрал этих д'Андиже!.. - она осеклась и покраснела: мадам де Бутвиль старалась не произносить бранных слов при муже. - Простите... Но вы сами же хотите, чтобы я рассказала вам все подробно! Если не надо, я не буду...
- А вы хотите,чтобы я радовался, слыша, какие опасные глупости совершает моя жена? И как своеобразно она заботится о моем спокойствии? - иронически усмехнулся Луи-Франсуа. - Я выслушаю вас, а потом кое-что вам скажу, хотя, право, не знаю, стоит ли.  Теперь пойдемте же!
Всю остальную дорогу Эмили молчала, кусая губы и раздумывая, все ли рассказывать мужу. Если такую реакцию вызвало начало... А если он узнает о всех ее приключениях!.. Пару раз она тихонько шмыгнула носом, в котором противно щипало, и даже украдкой смахнула перчаткой слезинку. Было ужасно обидно, что такой прекрасный день заканчивается так отвратительно...

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

39

Граф де Люз думал примерно о том же:  если бы не случайная встреча в театре, он ничего не узнал бы об очередном приключении Эмили, и хотя бы этот  день мог бы закончиться так же чудесно, как начался. Да, он предпочел бы остаться в неведении хотя бы на до завтрашнего утра,  а там пусть будет как будет...  Он понимал, что это слабость с его стороны, что даже любимой женщине нельзя позволять так обращаться с  собой, но ему так хотелось мира и душевного покоя!  Бутвиль постарался отодвинуть в глубину сознания упорно возникающие мысли о том, к чему идет его семейная жизнь.  Однако отложить  объяснение - очередное  и, скорее всего, бесполезное, он не мог.
        Молча он довел жену до дома, молча сбросил плащ и шляпу на руки встретившего их слуги, поднялся в гостиную, не оглядываясь, идет ли Эмили следом за ним, но прислушиваясь к легким ее шагам и шелесту платья. Подумал - не лучше ли войти в спальню? Но вид постели, с которой утром они поднялись в таком светлом, веселом настроении, был бы просто невыносим. Значит, останемся здесь...

+1

40

Эмили так же молча отдала слуге плащ и уныло потащилась за мужем, прижимая к груди подаренный им веер. Ну почему все так! Он ведь, кажется, не очень рассердился из-за того, что она попала к д'Андиже, а из-за того, что Ронэ ночевал в ее комнате... Она и в постели его спала после монастыря, ну и что?.. Графиня посмотрела в спину мужа. Как он говорил: «... не ментор, не наставник с розгой...» Уж лучше бы орал и дрался, в самом деле! Тогда можно было бы защищаться, а так... Войдя в гостиную, Эмили отошла к окну, присела на стоящий около него стул и только потом заговорила:
- Я тоже считала, что господину де Ронэ незачем было скакать за мной следом, и врываться, и вообще лезть не в свое дело. Я на него злилась и думала, что я и без него прекрасно бы обошлась. Но потом...
И она быстро рассказала, как запирал комнаты д'Андиже, как он запер их с бретером, как бретер вылез в окно, и как все это было странно. А потом о том, как Ронэ поймал хозяина дома, и тот, боясь неприятностей от вспыльчивого гостя, прислал свою жену эти неприятности уладить.
- И госпожа д'Андиже предложила мне... - Мадам де Бутвиль с опаской посмотрела на мужа. - Как вы относитесь к золотым приискам? Тоже плохо?..

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года