Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие.

Не думая о цене... 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Г-н де Корнильон подвергается пытке.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Fac fideli sis fidelis: Граф де Рошфор преследует Винтера и приезжает под Ларошель.
Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Кавуа приходит благодарить Атоса за спасение своей дочери.

Du côté de chez Rohan. Окрестности Шатору. 12 декабря 1628 года: Кардинал де Лавалетт развлекает герцогиню де Шеврез.
Как чужие недостатки превращаются в достоинства. 13 декабря 1628г.: Кардинал де Ришелье вербует графиню де Люз.
Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору: Г-н де Лекур приезжает спасать блудную дочь.

Настоящее сокровище. 25 января 1629 года: Инес Торрес знакомится с капитаном Хавьером Фернандесом.
Девушка на вес золота! Январь 1629 года: Донья Инес поддается чарам опасного негодяя.
Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года: Г-н и г-жа де Бутвиль празднуют день рождения и отправляются в театр.
Лекарство от меланхолии. 5 декабря 1628 года: В особняке Монморанси заботятся о подрастающем поколении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как чужие недостатки превращаются в достоинства. 13 декабря 1628г.


Как чужие недостатки превращаются в достоинства. 13 декабря 1628г.

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Продолжение сюжета в эпизоде У каждого свой секрет. 11 декабря 1628 г.

Отредактировано Провидение (2018-04-08 00:43:29)

0

2

Если бы г-жа де Бутвиль выглянула из окна при известии о том, что карета г-на де Клейрака в полном ее распоряжении, и если бы окна ее комнаты позволяли ей увидеть главный подъезд, она увидела бы на козлах того же кучера, что возил ее в Сен-Дени, и легко угадала бы внутри ту же горничную, даже если бы та не выпрыгнула наружу, пользуясь ясной зимней погодой, чтобы размять ноги. Снег, прошедший поутру, оттенял сейчас сияющей белизной тонкие тени веток и серые скаты крыш, и солнце, отражаясь в пятнистых улицах, слепило глаза, заставляя девушку то и дело подносить к лицу сложенную козырьком руку.

Заприметив у ворот вихрастого молодого парня, горничная поддалась соблазну и, зачерпнув горстку свежего снега, запустила снежком в его обтянутую крепкой кожаной курткой спину - приняв, стоило ему обернуться, вид настолько равнодушный и чинный, что невозможно было заподозрить серьезную девушку в такой мальчишеской проделке, тем более что кучер, не то развеселившись ее выходкой, не то поддерживая товарку, напротив, открыто заухмылялся, а затем соскочил с козел, спеша опустить подножку для появившейся из особняка Монморанси очаровательной юной дамы.

+1

3

Услышав, что у подъезда ее ожидает карета господина де Клейрака, графиня де Люз поначалу удивилась — ни о чем конкретном с Клейраком она не договаривалась, и никуда ехать не собиралась. Потом ее разобрало любопытство: неспроста же господин гардеробмейстер был так настойчив. Муж, как нарочно, уехал по своим делам в Санлисе к каким-то очередным судейским, сидеть одной было скучно, на улице выпал замечательный пушистый снежок, и Эмили рассудила, что не будет ничего страшного в том, если она немного развеется. Ничего дурного Клейрак и в самом деле ей сделать не мог, ведь она не собирается скрывать, в чьей карете уехала... И если она возьмет с собой и Лапена...

Лапен ждал графиню у ворот, и, поднимаясь в карету, Эмили позвала парня, потихоньку велев сесть на козлы вместе с кучером и хорошенько запоминать дорогу — так, на всякий случай.

+1

4

Проехав по улице Сент-Авуа, карета свернула в сторону Лувра и на добрых полчаса застряла в оживленном людском потоке. Горничная, которая, поприветствовав г-жу де Лавальян, уселась напротив и до сих пор не проронила ни слова, выглянула в очередной раз из окошка и озабоченно проговорила:

- И что там только происходит? Позволите сбегать, ваша милость?

Прежде чем г-жа де Бутвиль успела ответить, перегораживавшая улицу телега переместилась усилиями полудюжины мастеровых в ближайший переулок, и повозка с сукном смогла, наконец, сдвинуться с места, освобождая путь для кареты г-на де Клейрака. Еще несколькими минутами позже, однако, карета остановилась снова, и горничная, вновь выглянув в окно, постучала в переднюю стенку.

- Я выйду сейчас, ваша милость, чтобы не мешать.

Кучер распахнул дверцу, опустил подножку, и девушка выпрыгнула наружу. Несколько минут спустя неброско одетый дворянин, в надвинутой на глаза шляпе и длинном плаще, край которого заметно топорщился от скрытой под ним шпаги, еле заметно кивнул горничной, проходя мимо, залез в карету и, сняв шляпу, оказался кардиналом де Ришелье.

- Добрый день, сударыня, и благодарю, что вы сочли возможным принять мое приглашение.

+2

5

Эмили открыла рот. И закрыла. Едва сев в карету, она, помня, как они ругались с Ронэ, когда ехали к д'Андиже, надела маску и накинула капюшон, потому ее изумление было не так заметно, но все же несколько мгновений графиня ничего не могла выговорить.
- Да... ваше высокопреосвященство... - она странно дернулась, подавив в себе желание сделать реверанс, что в карете было никак невозможно. Эмили ни за  что бы не призналась, что ни  о каком приглашении кардинала не имела ни малейшего понятия, потому что тогда в его глазах была бы совершеннейшей дурой (каковой сейчас себя и чувствовала), отправившейся неизвестно с кем неизвестно куда только потому, что ей было скучно.

+2

6

Ришелье еле заметно улыбнулся - растерянность в голосе молодой графини было ни с чем не спутать. Устраивая эту встречу, Клейрак вряд ли сказал ей, как именно она пройдет, и молодая женщина, похоже, ожидала, что ее проводят в Пале-Кардиналь.

- Я сожалею, что не могу предложить вам даже бокал вина, - сказал кардинал и протянул руку, чтобы закрыть дверцу, отчего в карете сразу же сделалось много темнее. - Вы можете теперь снять маску, я думаю.

По словам Клейрака, г-жа де Бутвиль была совершенно уверена в своей власти над мужем, но Ришелье хотел все же сам в этом удостовериться и, едва дождавшись, пока она снимет маску, продолжил полувопросительным тоном:

- Я надеюсь, у вас не будет неприятностей из-за нашей встречи.

+2

7

- Нет, конечно... - улыбнулась Эмили, в самом деле считая, что особенных неприятностей у нее не будет. Конечно, муж не обрадуется тому, что она тайно встречалась с Ришелье. Но она не знала, что будет встречаться с Ришелье... Тут мадам де Бутвиль пришло в голову, что муж также не обрадуется тому, что она отправилась встречаться сама не зная с кем... Но, во-первых, она вообще не знала, что будет с кем-то встречаться, а во-вторых... во-вторых об этом можно будет подумать позже... А Луи-Франсуа она сумеет объяснить. Если расскажет. - Если... Простите, ваше высокопреосвященство... Если эти неприятности не последуют от вас. Но я в это не верю.

+2

8

Ришелье покачал головой.

- Я не желаю вам зла. Я мог бы сказать даже, что желаю вам только добра, но с самыми благими намерениями, как известно, люди делают порой ужаснейшие вещи. Ваш супруг, если узнает о нашей встрече, будет недоволен. Я предположил бы даже, вплоть до того, чтобы запретить вам другие такие встречи, как вы думаете?

- Граф ничего мне не запрещает ! - вырвалось у мадам де Бутвиль прежде чем она поняла, что кардинал может плохо подумать о ее муже. С ее точки зрения, способность Луи-Франсуа ее понять была огромным достоинством. Но вот бретер, например, думал по-другому... Хотя его высокопреосвященство уж точно умнее...

– Потому что затруднительно запретить то, о чем не знаешь? – с самым серьезным выражением лица полюбопытствовал кардинал.

- Ну... не всегда... - хмыкнула Эмили. - Просто он меня понимает.

Ришелье чуть не сказал, что понимающий муж – вещь, в хозяйстве чрезвычайно удобная, но служителю церкви такого рода обобщения не подходили.

– Боюсь, что в этом случае он может понять и все равно запретить, – указал он. – Особенно если он узнает, что мы с вами беседовали о маркизе де Мирабеле.

Эмили скромно потупилась, посмотрела на свою юбку и самым покаянным тоном произнесла:
- Я... не всегда исполняю запреты...

Ришелье не удержался от негромкого смешка и наклонился к молодой женщине.

– Я вам верю, – заговорщицким тоном проговорил он. – Но некоторые запреты… Боюсь, гораздо сложнее обойти запрет, чем его избежать. У вас хорошая память, я помню. Вы не обратили внимания, с кем еще беседовал господин маркиз?

Переход был неожиданным, но, хотя кардинал преследовал в этом разговоре не одну цель, добиться он хотел хотя бы одной.

Глаза графини блеснули из-под опущенных ресниц. Так вот что ему было надо!

- С мадемуазель Поле, - невинно произнесла она. Потом посмотрела кардиналу в глаза и улыбнулась. - Еще с герцогом Орлеанским и его другом. Красивым таким...

Кажется, она ввязывалась в нехорошую игру. Но Эмили с удивлением почувствовала, что скучала по таким играм...

- Мадемуазель Поле не интригует, - отозвался кардинал - ответив сразу и ничем не выдав, что и эта краткая фраза была скрупулезно взвешена на его внутренних весах, прежде чем он решился ее произнести. Ничего нового г-жа де Бутвиль ему не сказала, все это он знал уже от г-жи де Комбале, но блеск в глазах молодой женщины и насмешливую паузу он отметил. - А этот молодой человек, который пришелся вам по вкусу, это граф де Монтрезор, близкий друг Месье. Странно, что они не поговорили втроем…

Во внимательном взгляде, который Ришелье устремил на г-жу де Бутвиль, не было ни грана притворства: узнать, что та может добавить к сказанному, ему было действительно важно.

+2

9

Эмили еще раз посмотрела на кардинала и поняла наконец, что ее так смущало. Помимо того, конечно, что сам Ришелье пожелал с ней тайно встретиться. Его костюм... Конечно, графиня де Люз знала, что король не всегда ходит в мантии и не спит в короне, а кардинал, как любой человек, может переодеться в камзол и штаны. Но все же без красной мантии он был какой-то не совсем правильный... Но зато и не такой страшный...
Может быть, и поговорили. Вполне могли бы... Наверное, это звучит ужасно, но мне больше были интересны поэты...

- Да, - кивнул кардинал, - вы же дружны с господином де Ронэ. Случись мне там оказаться, я бы тоже обращал больше внимания на поэтов - но к сожалению, меня там любят не больше чем во многих других местах. Что возвращает нас к вопросу о вашем муже - я был бы рад продолжить дружбу с вами, сударыня, но не в ущерб вашему семейному счастью. Не надо, чтобы он знал об этой встрече… или о последующих.

Пристальный взгляд Ришелье многих пугал, и оттого, вновь поднимая сейчас глаза на свою молодую собеседницу, он прибегал к оружию, которое могло задеть и его самого.

Эмили куснула нижнюю губу и потупилась.
- Мне очень жаль, ваше высокопреосвященство, но, боюсь, вы правы. Мой муж очень признателен вам за то, что вы сделали для меня, поверьте. Но увы, ему трудно питать к вам добрые чувства, и ваша дружба, которая, как он, конечно, поймет, большая честь для меня, его все же огорчит. А я... не люблю огорчать мужа.

+2

10

Ришелье сумел сохранить на лице серьезное выражение, но и в полутьме кареты видно было, что глаза его смеются. Шарпантье, хорошо с ним знакомый, вряд ли поддался бы на эту уловку и, понимая своего покровителя, предположил бы, что тот относится к предлагаемому им умолчанию отнюдь не так легко, как пытается показать - но Шарпантье здесь не было, да и сам Ришелье уже напомнил себе то же, что уже объяснял Клейраку: г-жа де Бутвиль, как и г-жа де Шеврез и миледи, относилась к тому типу женщин, которые неспособны долго просуществовать в покое и праздности - единственный вопрос был в том, насколько разрушительна будет ее жизнь.

- Тогда мы постараемся не огорчать вашего мужа, - пообещал кардинал. - Я бы посоветовал вам свести близкую дружбу с госпожой де Комбале: против этого господин граф возразит вряд ли, а у нее бываю и я, и господин де Клейрак.

Это тоже была небольшая проверка - г-н гардеробмейстер расписался в своей неспособности иметь дело с г-жой де Бутвиль, и потому перепоручать ее ему Ришелье не собирался, но посмотреть, что скажет она сама, ему было крайне любопытно.

+3

11

- Если для мадам де Комбале я окажусь интересной, я буду счастлива...
Племянница Ришелье на самом деле показалась графине де Люз очень милой. А еще молодой женщине чрезвычайно льстил проявленный к ней интерес такого важного человека. Конечно, она была знакома теперь и с герцогами,  и с герцогинями, но многие ли воспринимали всерьез мадам де Бутвиль? Герцог Анри был с ней всегда доброжелателен, Мария-Фелиция, кажется,  даже любила, муж баловал... И считали едва ли не ребенком, неспособным ни на что по-настоящему значительное... Зато сам кардинал де Ришелье, похоже, полагал Эмили достаточно умной и взрослой, чтобы говорить с ней серьезно.
- Но с господином де Клейраком у нас дружбы не получится.

+2

12

Ришелье подумал, что дружба получилась бы исключительно странная, но г-жа де Бутвиль явно имела в виду не это. Расспрашивать он, однако, не собирался - протянувшаяся между ними нить взаимопонимания была еще слишком тонка, и слишком многое ему нужно было еще понять про свою собеседницу, чтобы зря тратить время там, где можно было просто согласиться.

- Разумеется, нет, - кардинал покачал головой, улыбаясь так, словно сама мысль показалась ему абсурдной. - Но постарайтесь не ссориться с ним на людях - он может пока еще навестить вас при необходимости, не привлекая внимания. Это в любом случае временно. Где вам было бы удобнее встречаться, в ювелирной лавке, галантерейной, бельевой, у портнихи?

За этим небрежным вопросом тоже стоял расчет: несмотря на высказанную им Клейраку уверенность, Ришелье по-прежнему сомневался, что двигало молодой графиней - и проверял не только, что она понимает, о чем они уславливаются, но и чего она ждет взамен.

+2

13

- Встречаться в бельевой лавке с господином де Клейраком? - хмыкнула мадам де Бутвиль, почувствовав неприятный холодок. Она понимала, о чем говорит Ришелье — в конце концов, передавала она сведения от Давенпорта, еще будучи маленькой девочкой. И встречалась с сообщниками дяди в церкви, в исповедальне... чем оно лучше бельевой лавки? И если она сейчас согласится... Шпионаж — это не то, чем должна заниматься графиня де Люз. Но чем она должна была заниматься? Луи-Франсуа скоро снова увлечется своими важными мужскими делами, а что делать ей? Ждать мужа за светскими визитами и вышиванием? У них нет даже своего дома, где можно было бы организовать салон, подобно салону маркизы де Рамбулье. Эмили представила себя возлежавшей на кровати, как маркиза... О нет, она умрет от скуки и безделья, да и кто к ней придет?! Заниматься благотворительностью — так на то нужны деньги. Поместьем? Деньги из Англии скоро придут, она сможет заняться хозяйством, она будет в деревне, а Луи-Франсуа — при герцоге, и будут они видеться с мужем, как бедная Мария-Фелисия с герцогом Анри, иногда раз в полгода... Или Луи-Франсуа бросит службу. Займется овцами и виноградниками, растолстеет, будет ездить на охоту и вечерами со скуки пить с соседями... Ох, нет!
- Простите мне дерзость, ваше высокопреосвященство. Я понимаю, что  забылась, но... Я задумалась, зачем мне все это нужно...

+2

14

Ришелье не без иронии подумал, что и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос. Имело ли смысл говорить ей правду - то, что он сам считал правдой? Непохоже было, чтобы таким образом она торговалась - для этого он и называл ей в числе прочих ювелирную лавку - но возможно, искала себе оправдания.

- Вам может просто хотеться, - спокойно сказал кардинал. - Быть большим чем жена господина графа, обязанная ему всем и не дающая взамен ничего кроме своей любви. Не стану скрывать: ваш супруг не добился ничего под Ларошелью, и неизвестно, пожелает ли его величество взять его с собой или отправит на юг, обратно к господину герцогу. В ваших силах помочь ему в этом… и во многом другом.

На самом деле, скорее всего его величество вообще не озаботился бы судьбой г-на де Бутвиля, но Ришелье готов был замолвить за него слово: в обоих случаях, останься г-жа де Бутвиль в Париже без присмотра супруга или вернись в Тулузу, от нее могла быть польза.

+2

15

- Как вы догадались?.. - опешила Эмили, вскинув на кардинала округлившиеся от удивления глаза. Быть может, она не думала о том, что сказал Ришелье — но как легко ей было поверить что именно этого она и хотела! Быть значимой для супруга, помогать ему... - Я не знала, как это выразить...

В ответном взгляде кардинала читалось одно лишь понимание.

- Вы способны и в самом деле помочь, - повторил он. - Но для этого было бы хорошо, если бы все считали, что вы разделяете мнение господина графа обо мне. Вы обязаны мне, конечно, но отчего-то я вызываю у вас неприязнь… хотя я, разумеется, никогда не позволял себе ничего неподобающего.

Обдумывал он этот план раньше или составил только сейчас, предлагал он его с запинками и без уверенности.

- Это не очень трудно...  Я не слишком хорошо притворяюсь, но не любить вас могу — я ведь жена Бутвиля. Только говорить о вас дурно не буду, - графиня уже открыто и искренне улыбнулась Ришелье.

+2

16

Улыбка кардинала сделалась еще более искренней. Ронэ также категорически отказывался злословить о своем покровителе, и новое сходство между этими двумя не могло того не позабавить.

- А как будете? - полюбопытствовал он.

- Постараюсь тогда уж никак, - хмыкнула графиня.

Ришелье серьезно покачал головой. Как он сам сказал г-же де Бутвиль, она была ему обязана, о чем знал хотя бы тот же герцог Ангулемский, и никто, кто был бы об этом осведомлен, не стал бы включать ее в число его недоброжелателей - уж точно не сеньор маркиз, обладавший омерзительной способностью узнавать многое из того, что ему знать было совсем не положено.

- Вы могли бы испытывать ко мне непреодолимое отвращение, - предложил он, и при всем его самообладании что-то в его лице неуловимо изменилось - как ни презирал он женщин, простить им их неизменное безразличие, а то и неприязнь ему было тяжело.

- Боюсь, непреодолимое отвращение сыграть мне будет совсем уж трудно, - улыбнулась Эмили. - Я не умею врать.

Сомнение, которое не мог не испытать в этот момент Ришелье, на его лице не отразилось.

- Тогда в этом действительно нет смысла, - кивнул он. - С вашего разрешения, мы вернемся к этому вопросу при следующей встрече… где, кстати?

+2

17

- Не знаю, - снова скромно потупилась мадам де Бутвиль, чуть было не брякнув: «Не в бельевой же лавке». Получалось. Что сам кардинал де Ришелье... назначает ей свидание! Эмили едва сдержала смешок. А ведь кто-то, если узнает, может и поверить... Духовное лицо, переоделся в светское платье. При шпаге даже... Неужели умеет с ней управляться? Хотя Арман дю Плесси дворянин же, уж верно, умеет. Вот интересно, если б к нему сейчас, например, кто-нибудь пристал... или толкнул... или еще как обидел... Он будет по-христиански терпеть или ответит, как подобает дворянину?.. Пожалуй, было бы забавно: кардинал де Ришелье участвует в дуэли. Хотя не забавно... нечестно это было бы... Графиня вздохнула, зачем-то сняла перчатку и снова глянула на собеседника. - Ведь вы сами говорили про госпожу де Комбале...

+2

18

- Я позабочусь, чтобы госпожа де Комбале пригласила вас в гости в ближайшем будущем, - пообещал Ришелье, задумчиво глядя на снятую молодой женщиной перчатку. Что, Боже милостивый, она подумала? Что он ищет ее внимания? Или… А ведь это могло бы быть недурным прикрытием. Если станет известно, что он к ней благоволит… а она не испытывает к нему непреодолимого отвращения… и не умеет врать…

Человеческие помыслы странны и загадочны, и даже самому себе Ришелье вряд ли сумел бы объяснить, почему в этот самый миг он решил не просто послать м-ль Делорм букет, записку или подарок, но явиться к ней самому. И даже сегодня, раз уж г-н де Клейрак наверняка отрядил кого-то приглядывать за его безопасностью.

- Но я подумал… Если вам самой захочется со мной связаться, вам не помешало бы иметь в доме прислугу, которой вы могли бы дать такое поручение. Может?.. - движением руки кардинал указал на скромную фигурку горничной, терпеливо ожидавшей чуть в отдалении от кареты.

+2

19

- Ох, нет, только не эта! - живо откликнулась графиня. - Софи прекрасная девушка, бесспорно. Но она так предана господину де Клейраку... Не то, чтобы моя жизнь была полна страшных тайн, но мне бы не хотелось делиться с ним даже маленькими секретами. Полагаю, он вполне может обойтись своими собственными.
Иметь рядом с собой кого-то их подручных Клейрака... Эмили невольно вспомнила странных монахинь и донью Консепсьон. Последняя, конечно, была гораздо приятнее остальных, но все же... о нет!

0

20

Ришелье еле заметно улыбнулся: вольно или невольно, но его собеседница дала понять, что она отнюдь не так наивна, как могло бы показаться на первый взгляд, и ее простодушие было только кажущимся. Удовлетворение ничуть не помешало ему, однако, немедленно воспользоваться предоставившейся возможностью:

- В таком случае, сударыня, возможно, я посоветую госпоже де Комбале послать к вам ту девушку, о которой она на днях тревожилась? Отличные рекомендации, но что-то случилось с ее хозяйкой, не вспомню сейчас, что именно, и бедняжка не знает, какому богу молиться. Вы сделаете разом доброе дело и приобретете прекрасную горничную, которая не станет требовать чрезмерного жалования… а ведь это тоже важно, я полагаю?

Если бы г-жа де Бутвиль сказала, что у нее уже есть горничная, все оказалось бы сложнее, но она так не сказала, а значит, пользовалась той прислугой, которую ей предоставили в особняке Монморанси. Хотя бы первое время новая служанка будет предана не только той, что приняла ее на службу, но и тем, кто устроил ее туда, а потом - будет видно.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как чужие недостатки превращаются в достоинства. 13 декабря 1628г.