Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года: Г-н де Кавуа и г-н де Рошфор обсуждают смерть миледи.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть. 26 января 1629 года: Г-н Барнье попадает в тюрьму, г-н Шере ищет способа ему помочь.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Обстоятельство непреодолимой силы. 1 декабря 1628 года, Лувр: Г-н Портос препятствует сеньору де Мирабелю.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Ангел из Гаваны. Начало февраля 1629 года: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с другом ее отца.
Месье знает толк в извращениях. Февраль 1629 года: Наследник престола развлекается.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору


Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору

Сообщений 21 страница 40 из 46

1

Продолжение эпизода Лучшая девушка дать не может. 12 декабря 1628г., окрестности Шатору

0

21

Остроумный собеседник – лучшая приправа к любой трапезе. Герцогине было приятно общество кардинала, и, как любая женщина в обществе привлекательного и галантного мужчины, Мари де Шеврез была кокетлива и весела. В меру, конечно, кокетлива и весела, отдавая должное сану Луи де Лавалетта.
Ее светлость как раз развлекала Его преосвященство пересказом своих приключений в Париже, изменив, кончено, имена, но красочно описав испуг любовницы дона Антонио, поверивший, что по ее душу пришла жена маркиза, когда за дверью раздался шум. Громкие голоса, торопливые шаги…
- Уж не пожар ли там, Монсеньор? – осведомилась Мари, чуточку раздосадованная, как была бы раздосадована актриса, которой испортили эффектную реплику. – Может быть, нам стоит взглянуть?

+4

22

Шум весьма разнообразил бы пребывание в столь скучном месте, особенно в отвратительную погоду, свойственную этим краям в канун рождественских холодов. Всё лучше, чем сидеть в четырёх стенах, развлекаясь многократно перечитанными книгами и пикетом с секретарём.

Вплоть до приезда Мари де Шеврёз.

Ужин протекал как нельзя лучше, и свободная беседа и очарование герцогини заставляли позабыть о тяготах пути и даже загнать подальше мысли о том, что эта прелестная особа представляла собой опасность, заставлявшую трепетать самого короля и его облечённого министерством друга. Мысли, неодобряемые каноническим правом, но живо описанные в новеллах и фаблио, начали одолевать кардинала, даже не пытавшегося устоять перед белозубой улыбкой, изяществом жестов и звонким смехом женщины, но прекрасные и одновременно очень земные грёзы, роднившие сына герцога с простым кузнецом, были грубо прерваны.

— Пожалуй, стоит, - нехотя потянул Луи, откладывая салфетку.

В тепле комнаты, предварительно надушенной слугой, было приятнее, чем среди запахов обеденного зала, смешанных с невольно просачивавшимися ароматами конюшни, но картина, открывшаяся им с мадам де Шеврёз оказалась весьма занимательной. Один из обнаживших шпаги мужчин был не знаком кардиналу, вторым же источником шума - и так же с оружием наперевес - являлся шевалье де Ронэ.

— Господа, что происходит? Немедленно прекратите, - отдавать военные приказы было для Лавалетта занятием привычным. - Сложите оружие, или будете арестованы.

Отредактировано Луи де Лавалетт (2018-04-12 14:22:04)

+4

23

Теодор небрежным жестом заткнул обнаженную дагу за пояс. Со шпагой было сложнее. Но держал он ее и без того без угрозы, покоя чашу эфеса в раскрытой ладони. Что и продемонстрировал господину кардиналу.

– Ваше высокопреосвященство, – в голосе Бийяра смешались смущение и облегчение. А может, и раздражение – сам он не догадался прибегнуть к тому же методу. – Я глубоко сожалею о причиненном вам беспокойстве, я не успел вмешаться.

Гийе скривился, но промолчал.

Бретер был не настолько благоразумен.

– С чего бы вы вдруг стали вмешиваться не в свое дело? – удивился он. – Ваше высокопреосвященство, месье де Лекур приехал за своей дочерью, но не хочет ее забирать. Поскольку мне она тоже не нужна, может, вы?..

Бийяр поспешно отвернулся.

+4

24

Лекур задохнулся от гнева и схватился за шпагу, которую, повинуясь приказу его высокопреосвященства, вернул было в ножны.

- Ваше высокопреосвященство! Этот мерзавец, этот… Он… он… он ведь у вас на службе! Он… Моя дочь! Он должен на ней жениться, он должен! - Не находя слов, Лекур принялся опускаться на колени - красиво упасть к ногам кардинала ему мешало и то, что ноги эти находились на галерее, и боль в суставах. - Он опозорил ее перед всем городом, он заманил ее в этот омерзительный вертеп!..

Возможно, не будь он в таком отчаянии и таком бешенстве, Лекур подумал бы, что трактир, которому кардинал оказал честь в нем остановиться, подобного эпитета не заслуживал, но расуждать разумно он был не в состоянии.

Отредактировано Провидение (2018-04-12 19:10:20)

+3

25

- Омерзительный вертеп…
Ее светлость произнесла эти слова вслух, словно попробовав их на вкус, и улыбнулась.
- Очень красочно. Правда, несколько оскорбительно, вы не находите, Монсеньор? Все же в присутствии духовной особы и дамы… Но я понимаю, отец тревожится за дочь, это его оправдывает.
Мари де Шеврез нашла взглядом «мерзавца» и коварного соблазнителя, то бишь месье де Роне, и не обнаружила рядом с ним соблазненной девицы.
Жаль. Право же, она бы взглянула, исключительно из женского любопытства.

- Но где же это несчастное создание, сошедшее с пути истинного?
Герцогиня, сходившая с пути истинного часто и с наслаждением и с наслаждением же уводившая с него мужчин, не удержалась от едва заметной насмешки. Она не удивится, если окажется, что девушка сама и охотно соблазнилась. Может быть, даже в надежде на то замужество, о котором хлопотал сейчас отец.
- Ваше высокопреосвященство, - с почтительно-лукавой улыбкой обратилась она к Луи де Лавалетту. – Если уж тут у нас, ни много, ни мало, суд, то нужно выслушать всех.  Пусть девушка выскажется в свое оправдание, может быть, она вовсе не так виновна, как кажется этим почтенным господам? Или, может быть, шевалье де Ронэ будет свидетелем ее чистоты? Разве мы не поверим слову дворянина, Монсеньор?

Возможно, для кого-то все происходящее было трагедией, но Мари почувствовала во всем происходящем прекрасную возможность развлечься. Впрочем, так чаще всего и бывает – чужая трагедия – прекрасный повод для смеха.

+4

26

Софи, оставшись одна в комнате, задумалась. И было над чем. Все эти события, произошедшие всего за один день, никак не укладывались у неё в голове. Почему отец был так против шевалье? Почему брат, сначала, казалось бы, дружески расположенный, потом стал настороженным? Почему сказал тогда - "неужели ты так ничего не поняла"? Что она должна была понять? Впервые в жизни девушка влюбилась, и вот... Много "почему", много вопросов...и нет ответов.
"Если бы Этьен был здесь, он бы всё объяснил...Знает ли он, где я? Наверное, знает..а может, и нет... Но он хотя бы меня понимает. Почему отец не хочет ничего понять?" Об этом и о другом размышляла Софи, беспокоясь, однако, за отца... Долго оставаться ей в комнате было невозможно - беспокойство и тревога нарастали с каждой минутой, а шум за дверью только усиливал их. В конце концов, девушка не выдержала. "Будь что будет, - решила она, - может, я и не должна вмешиваться, но и оставаться здесь тоже не могу..."

Тихо приоткрыв дверь, девушка выскользнула из комнаты. Увиденное поразило её. Услышав слова герцогини, Софи поняла, что кавалер - это кардинал. "Ваше высокопреосвященство..." - вспомнила она обращение дамы к собеседнику. И подумала: "А кто эта дама? Такая красивая и нарядная...наверное, очень знатная..." - Теодор... - одними губами прошептала Софи, ей стало спокойней, радостней, когда она увидела шевалье. Софи не могла, к счастью или нет, слышать его слов, ведь она как раз находилась в комнате. Софи услышала слова герцогини,  говорившей о ней, уже выходя оттуда. Она несмело приблизилась к герцогине и кардиналу и сделала реверанс.

- Ваше высокопреосвященство... Мадам...  - Я услышала ваши слова, мадам... И простите, если я не должна вмешиваться... Но шевалье де Ронэ..ничего мне не сделал... - Софи замялась и остановилась. Ей не хотелось говорить о том, что она услышала в кабинете отца, из-за чего она поехала сюда, девушка стыдилась этого... А если об этом уже известно? Только вот Софи не знала.
- Так случилось..наша встреча была случайной. Мой жених увидел нас и неправильно понял, он разорвал помолвку. А отец обвинил во всём шевалье. А потом я услышала, о чём говорили отец с женихом, уже после,  испугалась и приехала сюда. Но отец не верит мне, что я говорю правду, что ничего не случилось... Я виновата во всём... - девушка смущённо потупила взор. На самом деле, если говорить кратко, то примерно так всё и выглядело для Софи; подробности же она опустила.

Отредактировано Софи (2018-04-13 13:34:48)

+3

27

Утром Лавалетт сетовал на невыносимую скуку, теперь же впору было пожалеть о неосмотрительной просьбе к Небесам внести изменения в его вынужденный досуг. История из провинциальной жизни обернулась бы забавной комедией, не грози противники друг другу оружием. На девице же, ставшей яблоком раздора, не было лица, да и не составляло сложности предугадать последствия, готовые обрушиться на неё позорным клеймом или монастырём.

— Вы готовы подтвердить слова мадемуазель? - обратился кардинал к бретёру, удивляясь, как вмиг превратился в арбитра в этой никоим образом не касавшейся его драмы, и радуясь, что вовремя прикусил язык и не заставил Ронэ поклясться на Писании. «Хотя это выглядело бы очень трогательно», - не без иронии подумал Луи, вновь окидывая оценивающим взглядом несчастную девушку. Провинциальная роза, которую надо срочно выдать замуж, пока не случилось нечто похуже де Ронэ.

Отредактировано Луи де Лавалетт (2018-04-13 00:09:54)

+4

28

Вопрос этот Теодор встретил на полпути наверх. И все равно разобрал только последние слова девушки.

– Я слышал только, что она во всем виновата, – покаялся он. – И это точно не так. Но, какой бы ущерб я ни нанес ее репутации, ее саму…

Здесь полагалось сказать, что он девушку и пальцем не тронул. Но – то ли стыдясь, что не успел зайти дальше, то ли оттого, что это было неправдой – бретер предпочел покачать головой. И во взгляде, который он обратил на мадам де Шеврез читалось смущение. Почти сразу сменившееся той понимающей насмешкой, с которой предлагают разделить шутку. И что за беда, если шутка была за его счет?

Отредактировано Теодор де Ронэ (2018-04-13 10:41:47)

+4

29

Лекур, оставшийся коленопреклоненным, едва не пропустил появление дочери, не слышал вообще ничего из того, что сказала она, но слов бретера ему хватило, и он взглянул на того с откровенной ненавистью.

- Ваше высокопреосвященство, - голос его дрожал. Начав осознавать, при всем своем гневе, как он рисковал, вызвав на дуэль соблазнителя Софи, неожиданное вмешательство свыше он воспринял как дар божий, а услышав, как обратился к нему тот военный, который предложил ему в секунданты своего друга, понял, что цель - та, с которой они с Берседом пустились в это роковое путешествие - достигнута. - Ваше высокопреосвященство, вы служитель церкви!.. Из-за этого негодяя моя дочь… Она станет насмешкой для всего города, он преследовал ее своими ухаживаниями, он вскружил ей голову, она же еще ребенок! И теперь она опозорена, ее жених вернул ей слово перед толпой зевак, и это он виноват! А теперь она здесь… и все эти люди!.. Ваше высокопреосвященство, прикажите ему жениться, не может такой человек служить прелату! Мадам, ради всего святого, я взываю к вашему женскому милосердию! Она ни в чем не виновата, моя бедная девочка, а ее жизнь разрушена - из-за него!

Даже много позже, успокоившись, Лекур не сумел бы дать себе отчет, хитрость ли заставила его воззвать к даме, столь явно имеющей влияние на прелата, или беспредельная глупость, не давшая ему понять, что столь светски настроенный служитель церкви может и не проникнуться его благочестивым рвением.

+4

30

Женское милосердие зверь настолько диковинный, что мадам де Шеврез только слышала о его существовании, но сталкиваться  с ним не доводилось. А уж тем более не доводилось с ним близко водиться. Но она, конечно, изобразила лицом искреннее сострадание, правда, к кому из присутствующих оно относилось — к девице, к ее отцу, к шевалье?..
- Но чем я могу вам помочь, сударь? - удивилась она. - Призовите бывшего жениха мадемуазель к ответу, заставьте его жениться на ней, докажите ему ее невинность. Это милое дитя утверждает, что ее жених все неправильно понял, и я ей, конечно же верю... Вы любите своего жениха, моя дорогая? Если да, то, может быть, еще все возможно исправить!

Нет ничего, чего нельзя было бы исправить золотом, уговорами или угрозами. Жених вернул слово — жених снова даст его и репутация девушки будет восстановлена. Но что-то во взглядах, которые «невинная жертва» бросала на своего «соблазнителя» говорило умудренной жизнью герцогине, что милое дитя уже не говорит желанием идти под венец со своим прежним нареченным.
И это чрезвычайно веселило Ее светлость.

- Хотя... быть может, есть и еще одно решение, и Монсеньор, возможно, одобрит его... Скажите, дорогая моя, вы никогда не хотели послужить Господу? Посвятить ему свою жизнь? Может быть, все случившееся есть знак, что вам следует удалиться от мира в монастырь? Увы, этот свет полон соблазнов и жестокости и только тихая монашеская жизнь способна дать истинный душевный покой.
Его высокопреосвященство кардинал Ришелье, случись ему услышать подобную тираду из уст герцогини, наверняка бы удостоил ее аплодисментами, но Мари готова была удовольствоваться тем, что приписала их себе мысленно, так сказать, в душе.

Отредактировано Мари де Шеврез (2018-04-13 12:35:21)

+3

31

В ответ на слова герцогини девушка лишь покачала головой. Ответила девушка не сразу, после короткого раздумья, во время которого в её душе шла борьба между разумом и чувствами. Разум требовал сказать "да", что она любит жениха, это была бы ложь, которая могла бы всё спасти; чувства же, загоревшиеся в ней с того самого момента, когда они познакомились с шевалье в книжной лавке, говорили - "нет", скажи правду, и неважно, что будет, тем более, как ты сможешь солгать Ему? И голос сердца победил.
- Я не могу сказать вам неправду, мадам: я не люблю своего жениха. Я не любила его и прежде, но готова была покориться воле отца и смириться с тем, что предстоит... - Софи старалась не смотреть на шевалье, чтобы случайно не выдать себя, не сказать...лишнего... Она слышала его слова, видела отрицательный жест - он подтвердил её слова, и она знала (ну или надеялась), что так и будет, и сердечко радостно билось в груди.

"Монастырь? Я никогда об этом думала... Но может быть, эта дама права? Нет, я не смогу... Раньше я не знала, что такое любовь... А сейчас - неужели вот так оставить всё и уйти?.." - Софи не представляла себе жизнь в монастыре, но и не создана она была для него - свободной, как пташке, почти не знавшей запретов, ей быть заключённой в монастырских стенах, - о, это стало бы для неё тяжёлым испытанием, мукой.

- Но разве, мадам, мы можем послужить Господу лишь в монастыре? Увы, боюсь, это не для меня. Я никогда, мадам, не ощущала особого желания удалиться в монастырь. Будь это знак, я бы... - Софи чуть не сказала "не влюбилась", но вовремя опомнилась. Герцогиня, наверное, поняла это. Софи почувствовала поддержку - дама сказала, что верит ей. И это вселило в девушку некоторую уверенность. Софи слышала слова своего отца, но не была согласна с ним ни в чём.

+3

32

Кардинал подал несчастному Лекуру знак подняться, тем временем всё сильнее разрываясь между желанием убежать и порывом рассмеяться в голос.

– Монастырь хорош для замаливания грехов, - он мельком взглянул на герцогиню, лишний раз убеждаясь в её врождённой любви к игре людскими судьбами. Зародыши возмущения подобным, однако, только подогрели его желание сделать с мадам де Шеврёз то, что бретёр, по его собственным словам, не успел сотворить с Софи. - А вы ещё не успели их совершить. Кроме, разве что, непослушания своему отцу.

Лавалетт снова посмотрел на Теодора, на лице которого явственно читалась досада, но никак не выражение самодовольства, неизбежно отразившееся бы после взятия светловолосого провинциального бастиона. Даже если падение и случилось, радости ему это, очевидно, не доставило.

– Господин де... Лекур, верно?.. Брак без согласия жениха никак не может совершиться, - следовало добавить «такого жениха, как де Ронэ», но можно держать пари, что одноглазый совратитель живьём не даст заковать себя в кандалы Гименея. - Хотя шевалье - человек, вне всяких сомнений, благородный и потому поможет вашей дочери, раз стал невольной причиной скандала.

Отредактировано Луи де Лавалетт (2018-04-14 13:10:51)

+3

33

– Помочь месье де Лекуру я могу разве что избавив его от страданий, – бретера, казалось, занимала только мадам де Шеврез.

- Но вы можете ему приказать, ваше высокопреосвященство, - взмолился Лекур, нащупывая табурет, который помог бы ему подняться, - он же служит вам!

Отправляясь сюда, они с Берседом собирались молить кардинала де Лавалетта наказать наглеца, прогнав его со службы как человека вовсе неподходящего для свиты духовного лица, но сейчас Лекур, хоть почти и потеряв голову от отчаяния и ярости, все же пекся о судьбе дочери больше, чем жаждал мести. Не услышав насмешки в предложении герцогини де Шеврез, он искренне ему ужаснулся - при всем своем негодовании, угрожая Софи обителью, он ни на миг не допускал для нее подобной участи.

– Я не служу его высокопреосвященству, – отрезал Теодор. Оказавшийся между тем подле двух дам. – Позвольте мне служить вам, мадам.

Возможно, дело было лишь в том поцелуе, которым он обменялся с мадемуазель де Лекур. Но предложение прозвучало на редкость двусмысленно.

+4

34

Замуж милое дитя предсказуемо не хотело. Во всяком случае, за прежнего жениха. Почему предсказуемо? Потому что девицы, желающие брака не совершают опрометчивых поступков, не навещают в одиночку мужчин. И не дают поводов отцам заступаться за их честь.
На месте эта честь или потерялась с помощью шевалье – вопрос десятый. В этом мире важнее казаться, а не быть…
В монастырь милое дитя тоже не хотело. Что заставило Мари предположить, что некоторые радости жизни, несовместимые с целомудренной жизнью в каком-нибудь аббатстве, эта юная красавица уже вкусила.
Ах, ну да и пусть бы с ней, какое дело герцогине де Шеврез до мадемуазель де Лекур и ее репутации? Разве что вот шевалье де Ронэ…

- Не невольте свою дочь, месье де Лекур, - проникновенно проговорила герцогиня, глядя на почтенного отца девушки. – Брак без согласия – плохой брак.
Про любовь герцогиня благоразумно умолчала. На это слово у почтенных отцов, обычно, начинается припадок падучей.
- Мой вам совет – подайте в суд. Суд его величества справедлив!

А еще утомительно долог.

- Подайте жалобу на жениха мадемуазель, потребуйте от него заплатить штраф, который станет прибавкой к приданому мадемуазель. А шевалье, полагаю, не откажется выступить свидетелем невиновности вашей дочери.

Если будет в это время не занят чем-то иным.

- Что касается вас, шевалье…
Мари сделала строгое лицо, пригвоздив де Ронэ к месту суровым взглядом.
- Что касается вас, шевалье, то я возьму вас на службу, но только после вашей искренней исповеди и чистосердечного покаяния.
Двусмысленность, нарочитая или нет, была замечена, но герцогиня де Шеврез умело перешагнула через нее, запомнив, правда, на будущее.
- Монсеньор?
Ее светлость изобразила легкий поклон, подчеркивая, что окончательное решение за Его высокопреосвященством.

+4

35

Софи с волнением ожидала ответа Его Высокопреосвященства. Что она могла сказать сейчас? Только ожидать решения... Оказавшись вдруг в центре событий, невольной их причиной, в присутствии кардинала и знатной дамы, она сильно растерялась, смутилась, не зная, как себя вести. А когда шевалье встал между ней и герцогиней де Шеврёз, лишь мельком, быстро взглянула на него, и тут же отвела взор..а сердечко забилось взволнованно... Не заметила двусмысленности в его словах, полагая, что они относятся к герцогине. Осмелившись поднять взор, девушка печально посмотрела на отца, во взгляде читались боль и сожаление. Боль - оттого, что не могла признаться во всём, что отец, близкий и родной ей человек, не понимал её; сожаление - от того, что доставила огорчение, неприятности отцу, которого на самом деле любила.

"Была бы мама...она бы поняла меня...и посоветовала бы, что делать..." - Трудно девушке без матери: кто поддержит, успокоит, поймёт, к кому она может прийти в трудную минуту и найти утешение, или даже просто рассказать всё - и плохое и хорошее, и радостное и грустное, - всё, что на сердце, и быть уверенной, что её правильно поймут и никому больше не расскажут?.. Брат тоже не всегда понимал Софи: похожие во многом, они были разными, порой брату была непонятна её логика, её рассуждения, а она, в свою очередь, не всегда могла понять его - почему он так говорит или делает, что это значит, и почему нельзя по-другому, иначе...
"Отец, почему вы не можете мне просто поверить, что ничего не произошло? Я влюбилась - искренне и впервые. Оставьте шевалье, прошу вас, уедем, забудем, что произошло сейчас между вами... Не настаивайте на браке: я буду несчастна, если это будет по принуждению. Умоляю, отец..." - вот о чём думала Софи, вот что говорили её глаза, раньше всегда такие ясные, а сейчас словно бы подёрнутые облачком грусти...

Отредактировано Софи (2018-04-14 21:55:08)

+4

36

Все взгляды вновь оказались прикованы к нему. Стараясь не позволить растерянности отразиться на его лице - за что нередко старый герцог сравнивал сына с вислоухим животным, тоскливо глядящим на морковку, Луи живо уцепился за предложение дамы.

— Её светлость подсказала, пожалуй, самое верное решение, - произнёс он с благодарной улыбкой, адресованной Мари. - И на вашем месте, господин де Лекур, я бы прислушался к нему. В свою же очередь, обещаю подыскать для вашей дочери жениха, который окажется более достоен её.

Бийяр спешно отвернулся, когда кардинал посмотрел на него. Два года как вдовец, он ничуть не торопился под венец, а лишь при мысли отправиться туда под руку с девчонкой, из-за которой разгорелся весь сыр-бор, готов был навсегда отказаться от причастия, лишь бы избежать брачных клятв.

+5

37

Физиономия Лекура вытянулась - мысль о суде ему в голову даже не приходила, а будучи в оную вложена, произвела в его мыслях эффект разорвавшейся бомбы - сутяжничать? Требовать штрафа, привлекать в свидетели невинности его Софи этого одноглазого мерзавца с грязной его ухмылкой? Опешив, Лекур переводил помутневший взгляд с прелата на даму и назад, понимая все отчетливее, что ни от того, ни от другой справедливости ему не дождаться, и смешок, сорвавшийся с чьих-то губ в адрес Бийяра, принял на свой счет.

- Суд… - пролепетал он. - Суд, да! Но Божий суд! Я требую Божьего суда, я этого мерзавца… негодяя…

И, рванув шпагу из ножен, он кинулся вверх по лестнице, напрочь позабыв, что на галерее, кроме намеченной им жертвы, находится еще кардинал и две дамы.

+5

38

Теодор перехватил оружие боевым хватом. Но уже на третьей ступеньке Лекура настигли Жебиньяк и Ветьен. Бийяр отстал лишь на какое-то мгновенье. И шпага Лекура почти сразу оказалась у Жебиньяка. Пусть тот при этом едва не свалился с лестницы.

– Извольте, сударь… позвольте…

Бийяру его роль была явно не по нраву. И Лекура он подхватил под локоть почти по-дружески. Но потянул вниз, подальше от кардинала.

И Теодор вернул свое внимание герцогине.

– Мадам, но нераскаянными люди намного привлекательнее.

+5

39

Почтенный отец так рвался в бой, будто на кладбище без него  было слишком пусто.
- Бедняга, - вздохнула герцогиня, без особого, впрочем, сожаления. – Он, похоже, не в себе. Не позвать ли лекаря?
Как тут не посочувствовать духовному лицу в лице кардинала  де Лавалетта? Будь воля герцогини, она бы просто велела выставить вон докучливых визитеров, предоставив шевалье возможность улаживать эти неприятности самостоятельно. Но кардиналу полагается проявлять мудрость, если не милосердие.
Тяжелое бремя, если так вдуматься.

+4

40

- Отец! - тихо вскрикнула Софи и бросилась вниз по лестнице, пытаясь остановить Бийяра, уводящего её отца. - Отец... - Девушка встала рядом с ним, хотела что-то сказать, но вдруг, обернувшись к кардиналу и герцогине, быстро залепетала:
- Ваше высокопреосвященство... Мадам... Я прошу прощения, мне неловко, что вы оказались впутанными... - Тут Софи совсем сбилась и покраснела. Она запуталась, как себя вести, и растерялась.
Сначала она испугалась, куда могут увести отца, и бросилась к нему. Теперь она чувствовала стыд за то, что расстроила его, поставила в неудобную ситуацию... Но ведь она не знала, что так будет! Она даже не предполагала что так может быть, когда поехала вслед за шевалье. И теперь не знала, что ей говорить и делать. - Отец, простите меня... - едва слышно прошептала девушка.

+3


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору