Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору


Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

Продолжение эпизода Лучшая девушка дать не может. 12 декабря 1628г., окрестности Шатору

0

2

Берсед и г-н де Лекур были людьми в равной степени осмотрительными и не пустились бы в путь в дождливый день, не надев самые плотные плащи и лучшие свои шляпы. Ни малейшего удовольствия, однако, прогулка под дождем им все равно не доставила, и, спешившись, они не задержались у коновязи и мгновением дольше необходимого, лишь уточнив выбежавшему навстречу трактирному служке, что нет, на ночь господа не останутся, но подпруги лошадям можно и ослабить.

Разноголосый галдеж и смех, встретивший их в обеденном зале, притих, когда дворяне свиты его высокопреосвященства заметили новоприбывших. Под перекрестным огнем неожиданно пристальных взглядов Берсед почувствовал себя откровенно неуютно, и г-н де Лекур, судя по тому, как он обернулся на своего спутника, это ощущение разделял. К счастью, трактирщица, приглядывавшая за залом из кухни, поспешила подойти.

- Добрый день, господа, ох ну и погодка, извольте к очагу, сейчас приберу, - она метнулась к единственному свободному столу, собирая с него кружки, кувшин и потрепанный томик.

Берсед, воспользовавшись предлогом, поспешил к весело пылавшему пламени и, обнаружив развешенные перед ним для просушки женские вещи, обернулся к г-ну де Лекуру - который, однако, внезапно побледнел и бросился к трактирщице.

- Сударыня…

Трактирщица обернулась, продолжая протирать стол краем своего передника.

- Сударыня, - повторил г-н де Лекур и, снова запнувшись, глянул на своего спутника, а затем понизил голос так, что поспешивший к нему на выручку Берсед уловил только его последние слова: - она… молода?

Трактирщица, тоже похоже, подслушавшая откровения м-ль де Лекур, замялась, и тут к г-ну де Лекуру подошел немолодой уже человек в скромном черном платье аббата или секретаря - единственный здесь, кто не был военным.

- Позвольте вас на минуту, сударь. Вы ищете свою дочь?

Берсед не отстал от своего будущего тестя и потому услышал каждое слово. Открыв уже рот, чтобы возразить, он осекся, когда г-н де Лекур вжал голову в плечи и кивнул.

- На втором этаже, вторая дверь слева от лестницы. И лучше бы вам здесь не задерживаться, люди его высокопреосвященства не все, увы, отличаются скромностью, кротостью нрава и…

Он говорил еще что-то, но г-н де Лекур уже побежал к лестнице, и Берсед, преисполненный самых дурных предчувствий, кинулся за ним. Проводивший их непристойный гогот заставил его споткнуться на полпути, и догнал он г-на де Лекура, лишь когда тот уже рванул дверную ручку, что было силы толкнулся в дверь, а затем отчаянно по ней забарабанил.

- Софи! Ты там? Софи!
[nick]Жан-Поль де Берсед[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/Jds8P.jpg[/icon]

+3

3

Теодор разжал объятия. Отступил, окинул комнату быстрым взглядом. И улыбнулся невольно, вспомнив, что комната – его.

– Закройте за мной, – шепнул он. – И помните: я не извинился.

В следующее мгновение бретер был уже у окна. Скрипнула, распахиваясь, рассохшаяся рама.  Еще миг задержки – подмигнуть девушке, послать воздушный поцелуй.

– Три минуты, – шепотом пообещал он, – и я вернусь.

Теодор перемахнул через подоконник. Повис на руках, спрыгнул. Пробормотал ругательство, оценив глубокие следы, оставленные в грязи его ботфортами. Потопал ногами – не уничтожив говорящие отпечатки, но хотя бы сделав менее заметными. И поспешил прочь – вдоль стены, к черному ходу. Торопясь скрыться из виду, прежде чем кто-нибудь сообразит выглянуть из окна.

уточнение

Последние предложения уберу, конечно, если понадобится

+3

4

"Боже мой! Я слышу голос отца!" - мелькнула тревожная мысль. В ответ на тихие слова молодого человека девушка только кивнула. - Хорошо, я помню... Она не успела опомниться, как он оказался у окна. Софи улыбнулась, посылая воздушный поцелуй в ответ. "Три минуты покажутся мне как три столетия..."

"- Ах!.." - испугалась Софи, видя, как шевалье выпрыгивает из окна. Но тут же вспомнила, что он говорил, и быстро закрыла окно, стараясь, чтобы оно не сильно скрипело. Девушка не знала, что придумал молодой человек, но верила ему.  Глядя в окно, она прошептала: шевалье де Ронэ...Теодор... Чтобы ни случилось, я люблю вас...

- Ой! - Софи вздрогнула, ей показалось, будто пытаются выломать дверь. Перепуганная, она поспешно отодвинула засов и быстро отошла от двери. Софи пыталась сохранять на лице спокойное выражение, хотя сейчас это давалось ей нелегко.

Отредактировано Софи (2018-04-04 16:43:22)

+2

5

Берсед удержал г-на де Лекура, как раз когда перепуганный отец попытался выломать дверь. Изнутри донесся какой-то невнятный шорох, Берседу показалось даже, что он слышит голос Софи, г-н де Лекур снова накинулся на дверь с кулаками, и тут она поддалась.

Г-н де Лекур влетел в комнату, его полубезумный взгляд остановился на застеленной кровати с поднятым пологом, и лишь затем сместился на девушку.

- Софи! - отчаянно простонал он. - Софи, что?.. как? Почему?

Берсед, вошедший следом за ним, тоже огляделся, отмечая все следы мужского присутствия в комнате, и с нескрываемым подозрением уставился на окно.
[nick]Жан-Поль де Берсед[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/Jds8P.jpg[/icon]

+2

6

- Я не понимаю, отец, о чём вы говорите, - удивилась Софи. Девушка и в самом деле не понимала, что значил этот отчаянный стон её отца. Сейчас ей следовало бы сделать всё так, как говорил шевалье де Ронэ... "Я оскорбил...не извинился...запомните..." - звучал его голос у неё в мыслях, но она чувствовала, что не могла. Твёрдым был её  голос, когда она начала говорить:

- Я всё знаю, отец..Я случайно услышала... Вы не убьёте его...  Я никогда не думала, что вы, отец, и вы, месье, способны так поступить... - Не то всё говорила Софи, надо было ей послушаться шевалье, и ещё не поздно было, но не могла же она (по крайней мере, так думала Софи) буквально подставить его под удар - не для этого же она приехала... Тем более отец так зол и на снисхождение нет надежды... Нет, не для этого, а наоборот - успеть, предупредить, спасти... Понимала ли она, что сказала? Вполне возможно, что не совсем...
Софи не кричала, не плакала, и была, кажется, даже спокойна, но спокойствие это было видимым. Буря эмоций кипела в её душе. Нежность в глазах Софи сменилась гневными искорками, сама она боялась отца в эти минуты, но старалась не выдать своих чувств.  Девушка продолжала, отвечая на вопросы отца:

-  Я поднялась в комнату, чтобы отдохнуть и переждать дождь, и сильно испугалась, когда услышала, как вы стучали и звали меня, отец... - Странное дело: Софи говорила неправду, хотя раньше она не лгала - зачем? А сейчас... Стремление выгородить, защитить ставшего ей дорогим человека толкнуло её сейчас на ложь.
Заметит ли ложь отец? Или поверит ей, как и прежде? И тут вдруг Софи поняла, что "как прежде" уже не будет. Что-то неуловимо изменилось, прежде всего, в ней самой...

Отредактировано Софи (2018-04-05 19:05:15)

+2

7

Сведя знакомство с м-ль де Лекур, Берсед испытал чувство глубочайшего удовлетворения, и его было легко понять: девушка была очаровательно скромна, чрезвычайно хороша собой, из очень приличной семьи и с недурным приданым - все, о чем он мечтал, и больше того, на что смел надеяться. Занимай его, однако, только приданое и происхождение будущей жены, вряд ли он пришел бы в такое огорчение, увидев ее с другим - тот же здравый смысл, что управлял им в его ежедневных делах, подсказал бы ему, что тревожиться ему не о чем. Но его чувства были сильнее, и Берсед, поняв, сам того не осознавая, что потерял то, чего на самом деле не имел, отшатнулся от брака, в котором нашел бы лишь то, чего требовали приличия. Вняв было затем голосу тетки и рассудка, теперь он снова услышал голос ревности, и голос этот заглушил в нем все остальные.

- Что? - вскричал он и истерически расхохотался. - Не убьем?

- Что? - эхом отозвался г-н де Лекур, но занимало его другое: - Так ты приехала…

Осекшись, он бросил на своего спутника беспомощный взгляд - осознав, как видно, что слова дочери развеяли последнюю надежду на то, что произошла какая-то ошибка.

- Чтобы его предупредить, - Берсед понял лишь мгновением позже. - Так он сбежал? Ха-ха!

[nick]Жан-Поль де Берсед[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/Jds8P.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2018-04-05 23:55:23)

+2

8

Услышав слова отца, девушка побледнела.
– Боже мой, отец! Что вы подумали обо мне?!.. Вы могли предположить!...  –  возмущение в её голосе было искренним, и Софи даже не пыталась скрыть его. – Я не знаю, с чего вы так решили... Он поднялся вместе со мной, но только чтобы проводить меня, потому что я очень устала в седле, с непривычки от быстрой езды... (Здесь Софи говорила правду. Но даже не представляла, как могли быть истолкованы её слова). И потом оставил меня.

От хохота де Берседа у неё внутри всё сжалось. «Какой же он мерзкий!» - подумала Софи.
– Нет, не сбежал! Шевалье не сбежит, никогда! Он – храбрый! Он – не вы!..  – воскликнула девушка, обращаясь, прежде всего, к месье де Берседу.

«Почему шевалье так хотел, чтобы я сказала отцу, что он оскорбил меня? – "Помните: не извинился..." - звучали его слова у неё в голове. – Я не понимаю, как он мог меня оскорбить...он, наверное, просто так сказал, а на самом деле ничего не делал такого, он просто придумал это, но для чего?..»

Софи, не опуская взгляда, смотрела попеременно то на отца, то на г-на де Берседа, словно пытаясь прочитать в их глазах их мысли. Если бы она сейчас бросилась к отцу, прося прощения, уверяя, что всё это – ошибка, умоляя простить её, возможно и история повернулась бы по-другому. Но только Софи была упряма – она привыкла добиваться того, чего хочет, и сейчас не собиралась отступать.

Отредактировано Софи (2018-04-05 23:59:17)

+2

9

Брошенное м-ль де Лекур обвинение прозвучало бы крайне оскорбительно, даже если бы не подтверждало худшие подозрения Берседа, и, осознавая его справедливость несмотря на то, что гордился обыкновенно своей разумной осторожностью, он побледнел от гнева, не сразу отыскав подходящие слова.

Г-н де Лекур, ошарашенный поведением дочери ничуть не меньше, забыл, что хотел сказать - а сказать ему было предовольно. Сомнения, улегшиеся было при виде аккуратно застеленной кровати, взъярились в его душе с пущей силой: Софи, его маленькая Софи, вела себя так, как ведет себя застигнутая на месте преступления неверная жена - отрицая обвинения, которых еще не прозвучало, объясняя то, что объяснения не требовало, и немедленно сама переходя в атаку. Семейная жизнь г-на де Лекура была не такова, чтобы он мог сам наблюдать такое, но все же не зря он больше двадцати лет пробыл родителем - детские уловки он видел насквозь.

Значит, мерзавец поднялся сюда вместе с Софи - вот, значит, о чем предупреждал человек в черном, вот как он знал заговорить о дочери, вот почему скалились военные!

Лекур снова огляделся, ища подтверждение этому выводу, и задохнулся, остановив взгляд на шпаге, оставленной ее владельцем в комнате. Испанская чаша эфеса, виденный уже раз узор на ножнах…  - кто был ее хозяином, сомневаться не приходилось.

- Прошу прощения, сударь, - Берсед был очень бледен. - Я надеюсь, что вы понимаете, что в сложившихся обстоятельствах я могу только просить вас избавить меня от обязательств…

- Да, да, - губы г-на де Лекура заметно дрожали. Что еще он мог сказать? Кто возьмет в жены девушку, которая так себя опозорила? Софи, его маленькая Софи помчалась вдогонку за этим гнусным мерзавцем, и пусть одному только Богу было известно, что произошло между ними в этой комнате, но то, как она оправдывалась, наводило его, отца, на самые черные мысли.

Берсед вышел не поклонившись, и Лекур пошатываясь поспешил к окну и распахнул тяжелую раму. Промозглый воздух охладил его, пока, глянув рассеянно вниз, он не обнаружил цепочку следов, уводящую прочь вдоль стены дома.

В глазах у него потемнело, и он бессильно упал на оказавшийся рядом табурет. Сомнений у него больше не осталось.

+2

10

- Отец! - напуганная Софи подбежала к нему. - Отец! Вам плохо? Сейчас... - и, не дожидаясь ответа, Софи поспешно налила вина из кувшина, стоявшего на столе, в кружку и поднесла отцу. - Вот... В тот момент она забыла весь гнев, всё возмущение, осталась только нежная, заботливая дочь.  Девушка присела на другой табурет рядом с отцом, глаза её смотрели печально. Какая-то отчаянная боль была в них.

- Я не хотела... Нет, не так... Сначала было трудно, но потом я уже почти смирилась с предстоящей свадьбой, с вашим выбором, а потом... Не знаю, что произошло и как... Г-н де Берсед не прав - между нами ничего не было. «При сложившихся обстоятельствах...» - повторила с усмешкой слова де Берседа Софи, - но ведь ничего не произошло... Шевалье только лишь помог мне, вот и всё. Я не знаю, как доказать вам, что я говорю правду. - Софи чувствовала обиду за то, что отец ей не верит. Но ведь она говорила правду - ничего, о чём думал отец, между ними не было.

"Или почти правду... Но ведь то, что было, совсем не страшно... И это были всего лишь несколько мгновений...Но ведь больше ничего..." Сейчас, когда г-н де Берсед ушёл, Софи чувствовала себя свободнее. Ей не хотелось, чтобы он слышал её оправданий. «"Три минуты, и я вернусь..." А сколько уже прошло времени?»
Сейчас Софи больше всего хотелось снова увидеть шевалье. Кроме него, искать защиты было не у кого. Будь здесь Этьен, Софи просила бы его, но брата сейчас не было, и девушка чувствовала бы себя одинокой, не будь здесь её возлюбленного шевалье.

«Теодор... Я вас люблю... Как жаль, что я не могу сказать вам этих слов... Но никогда ни мой отец, ни кто-либо другой не узнает об этом...» - Девушка успела уже забыть, что рассказала всю историю брату. Правда, там она не говорила прямо об этом, но Этьен мог бы догадаться об этом из её рассказа.

Отредактировано Софи (2018-04-07 12:10:56)

+2

11

Лекур залпом выпил вино и вытер вспотевший лоб.

- Я тебе верю, - солгал он. - Только помог… Помог потерять репутацию! - не сдержался он. - И что ты думала! Что он на тебе женится? Когда ты ему не нужна даже с доплатой?

Будущее представлялось Лекуру сейчас в самых черных тонах - показное сочувствие одних и насмешливые взгляды других, ужас родственников, когда поползут слухи - а они непременно поползут, и Софи, такая наивная и трогательная в этой своей детской еще самоуверенности - Софи, которой предстоит еще осознать, что подруги, кто не перестал заходить и приглашать, все повыходили замуж, а тех, кто ухаживает за ней, становится все меньше, и которой начнут намекать… Никто не будет знать точно, конечно, и рано или поздно какой-нибудь охотник за приданым или пожалованный дворянством судейский…

Этьена надо будет отослать куда-нибудь, с его горячностью он будет слышать оскорбления за каждым словом и лезть во все драки…

+3

12

- Не верите! Слышу, что не верите!.. - горько, в отчаянии воскликнула девушка. И внезапно остановилась на полуслове... Её сразили слова "не нужна даже с доплатой..." В её памяти всплыла гостиная, шевалье у них в доме, Этьен рядом с ней, и...нет, она не помнила ни этих слов, ни...почти ничего...кроме шевалье. Потому что поглощённая мыслями о любви и возлюбленном, она практически не видела и не слышала того, что происходило в гостиной.

- Не говорите так о нём! Неправда!.. - горячо возразила Софи. - Если я дам вам клятву, может быть, тогда вы поверите, отец, что ничего не произошло? Если шевалье сам скажет вам об этом, вы поверите его слову, слову дворянина и военного? Если уж вы не верите мне, вашей дочери, которая никогда вам не лгала... ("По крайней мере, до этого момента...")

Голос Софи задрожал при последних словах, она смахнула с ресниц непрошеные слёзы. Только не здесь. Не сейчас. Но где же шевалье? Он обещал вернуться скоро, и Софи верила. Только ей не давало покоя то, что она так и не послушала его.
"Неужели Теодор...шевалье де Ронэ думал, что я смогу сказать так, как он говорил мне? Лучше уж пусть на меня отец гневается. Он хотел меня защитить, чтобы у меня была невинная причина для приезда. И я это понимаю. И благодарна ему. Но лучше уж так - я бы не смогла обвинить его в том, чего он не совершал". - Где же вы, Теодор...шевалье, где же вы? - едва слышно прошептала девушка, с нежностью произнося его имя... Несколько минут без него показались ей несколькими часами.

+3

13

– Во-первых, – до стука Теодор не снизошел, – я не дам такого слова.

Появление бретера на пороге трактира произвело впечатление. Гийе подскочил на месте, так и впившись в него растерянным взглядом. Бийяр присвистнул. А затем расхохотался. С таким очевидным пониманием, что заухмылялись и остальные. Ветьен, единственный, оставался по-прежнему явно ошарашен. И наклонился к Тессерану с каким-то вопросом, от которого и тот перестал скалиться, задумался.

Теодор помедлил мгновение и подошел к Бийяру.

– Что он знает? – без обиняков спросил он.

– Кто?

Бретер стиснул зубы.

– Отец девушки.

– Понятия не имею, – Бийяр недобро сощурился. – С чего вы взяли, Ронэ, что ваши дела меня сколько-нибудь занимают?

Теодор закусил губу и огляделся. Обнаружив, что люди его высокопреосвященства тотчас же от него отвлеклись. Изучая свои кружки, таращась в слеповатое оконце, рассматривая кости. И он поискал взглядом трактирщика. Нашел его жену, которая тут же отвела глаза.

– Я позволил себе дать ему знать, где искать его дочь, – сказал Гийе. И все, включая бретера, уставились уже на него. С самыми разными выражениями. – Надеюсь, он успел вовремя.

– За кого вы меня принимаете? – Теодор снял руку с эфеса. И вдруг рассмеялся – осознав, как пафосно это прозвучало. – Могу лишь посочувствовать вашим дамам, господин аббат. В таких делах я никогда не тороплюсь.

– Тогда я начинаю сочувствовать вам, – ухмыльнулся Бийяр.

Теодор скорчил гримасу. И взбежал вверх по лестнице. Чтобы задержаться перед дверью – на один краткий миг. И услышать достаточно, чтобы вновь повести себя по-своему.

– Сожалею, мадемуазель, – продолжил он, обращаясь уже к Софи, – но либо ваш отец поверит вам, либо он обратится за доказательством ваших слов к повитухе. Tertium non datur. В любом случае, важно не то, во что он верит – не так ли, сударь?

+3

14

Латынь Лекур зубрил неохотно и с тех пор основательно подзабыл, но не настолько, чтобы не понять сказанное. Нищий наемник, говорящий на языке ученых и поэтов, поразил его, однако, настолько, что на мгновение он напрочь забыл о беде, постигшей его и его дочь по вине этого же самого человека, и даже о сделанном тем косвенном признании. Затем он вспомнил все - и в том числе, о цели своей поездки. Берседа с ним больше не было, но задуманное ими было все так же возможно, пусть планы Лекура теперь сильно изменились. И все же он едва сам от них не отказался, настолько вывела его из себя новая дерзость наемника.

- Вы… вы… если бы не судьба моей дочери… - сунув Софи опустевшую кружку, он поднялся и шагнул навстречу наглецу. - Но вы обязаны на ней жениться! Как порядочный человек, после, - он обвел комнату дрожащей рукой, - после всего этого!

Смех кардинальской свиты вновь зазвучал в его ушах, и Лекур почувствовал, что краснеет.

+3

15

Появление молодого человека обрадовало Софи. Теперь она чувствовала себя не такой одинокой - присутствие шевалье придало ей сил. "Ой, он, кажется, услышал мои слова..." - Софи даже не думала, что так произойдёт, она лишь хотела заставить таким образом отца поверить ей - не стал же бы он сомневаться в слове дворянина. Это, как и многое другое, она знала от Этьена. Старший брат многому научил её, вот только...он упустил момент, когда Софи из девочки превратилась в хорошенькую девушку. Упустил момент, когда она повзрослела и когда следовало бы приоткрыть перед ней завесу того, что могло ожидать сестру. А ведь она абсолютно беззащитна перед лицом мира.

"Важно не то, во что он верит..." - Софи улыбнулась и чуть не ответила "да, вы правы, шевалье", но глаза говорили за неё. Взяв кружку из рук отца, девушка поставила её обратно на стол, не переставая следить за разговором, не упуская ни одного слова. Будь здесь Этьен, он бы тут же вызвал шевалье де Ронэ на дуэль, увидел бы в его словах оскорбление. Софи тихонько вздохнула - она знала, что права, и если отец ей не верит, то может проверить - и убедиться в том, что слова её - правда.
Что шевалье не захотел дать слова, в этом Софи увидела лишь собственную ошибку - не надо было ей этого говорить, но она же не знала, что Теодор...шевалье де Ронэ услышит. Софи поймала себя на том, что всё чаще в мыслях она называет его по имени...
Сейчас она ничего не могла сказать - зачем, если отец всё равно ей не верит, а она уже пыталась переубедить его? Ей оставалось только наблюдать...

Отредактировано Софи (2018-04-08 14:56:12)

+3

16

Теодор закрыл дверь. Помолчал, выбирая выражения. Не будь здесь Софи, он высказался бы крайне резко. Но этот ее взгляд. Эта вера в нем. Не надо было обладать сверхъестественной проницательностью, чтобы прочесть в глазах девушки глубину ее чувства.

– Нет. Я уже сказал – нет, с приданым или без. За каким чертом вам нужен такой зять, Лекур? Без кола без двора, с дурным характером и репутацией, о которой вы и знать не захотите. Вы всерьез думаете, что я сделаю вашу дочь счастливой? Или заставлю замолчать злые языки?

Лекур едва не попятился.

- Вы… вы ее скомпрометировали. Вы должны…

– Нет. Выдайте ее за Берседа, он будет счастлив. Или найдите кого-то получше. Кто был бы ей по душе. Заткните рот трактирщику, остальные завтра уедут. Послезавтра, самое позднее.

+3

17

Лекур уставился на наглеца с самой настоящей ненавистью. О, тот был прав - менее всего на свете он желал бы такого зятя - но какой у него был выбор? Молить Берседа о молчании? Что толку - весь город знал уже, что тот разорвал помолвку!

- Господин де Берсед вернул Софи ее слово, - сквозь зубы проговорил Лекур.

– Он передумает.

Равнодушие, сквозившее в этих словах, потрясало. Чем, о чем мог этот негодяй так очаровать его Софи, что та, презрев равно воспитание и здравомыслие, бросилась за ним в погоню? Но, с другой стороны, эта же холодность дарила Лекуру надежду - надежду, что Софи не солгала.

- После того, что он здесь увидел?

– А он был здесь? – бретер огляделся. Словно в комнате могли остаться следы этого визита. – Вы взяли его с собой? Чертовски неосмотрительно с вашей стороны, сударь. Жених это почти как муж, а в чем-то даже хуже.

- Сударь! - голос Лекура приобрел истерические нотки, переходя уже в визг. - Вы обязаны на ней жениться!

+3

18

Теодор недобро сощурился.

– Право?– с обманчивой мягкостью проговорил он. – Вы не тот человек, который может меня к чему-либо  вынудить. Я прошу прощения, мадемуазель, но в роли жены вы мне не подходите.

Лекур дернулся, словно получил пощечину, и, уже ни о чем не думая, рванул шпагу из ножен.

- Я тебя научу!.. Наглец! Мерзавец!

– Не здесь, сударь, – перевязь бретера свисала с гвоздя, вбитого в столбик кровати. И он также извлек клинок из ножен. – И я буду настаивать на секундантах.

Новой насмешки хватило, чтобы Лекур совершенно потерял голову.

- Вы заставляете себя ждать, - огрызнулся он и, первым кинувшись к двери, вылетел на галерею.

Теодор чуть помедлил, переводя задумчивый взгляд с даги на девушку.

– Я его не убью, – пообещал он. И выдернул второй клинок из ножен. – Поцелуй на удачу, мадемуазель?

+2

19

«С дурным характером и репутацией, о которой вы даже знать не хотите…» - Софи тихо засмеялась: её это заботило совсем мало. Не важно, какой у него характер, она просто не могла себе представить его злым или жестоким. И абсолютно недоумевала по поводу этих слов шевалье. Между её отцом и молодым шевалье разгорался спор, больше похожий на ссору. И, как бы ни хотелось Софи вмешаться, она понимала, что не может… Кто она? Она – девушка, и судьбу её решают мужчины, и до сих пор это были брат и отец. Но теперь её судьба зависела от ещё одного, дорого её сердцу мужчины.… И это было непривычно-ново для Софи. Горько было девушке ощущать собственное бессилие, но что она могла сделать? Вот если бы отец ей поверил.… Тогда, возможно был бы шанс… А так... – Софи тяжело вздохнула и потупила взор.
«Я, я одна всему виной… Этого могло бы не быть, и отец так не волновался бы из-за меня, если бы только я тогда пошла вместе с месье де Берседом… Но тогда я не узнала бы, что такое любовь… Как всё это странно. Я никак не могла предполагать, что может произойти нечто подобное. Но зачем, зачем отец и месье де Берсед что-то замышляли против шевалье? Не будь того сговора, и я бы не поехала, и не пришлось бы сейчас убеждать никого в своей невинности. Ни отца, ни месье де Берседа…»

«Что значит – в роли жены? Нет!.. Как же он так говорит… Но, может быть,…да, наверное, так и есть… И тогда понятно…» – То, что пришло в голову Софи, наверняка рассмешило бы шевалье, если бы он умел читать мысли. Но главное – она нашла оправдание его словам, даже не думая как-либо подтверждать или опровергнуть догадку. Спросить? Ей это казалось нетактичным. Ей не нужно было подтверждение. Но что это?!..
Софи ошарашенно смотрела, как отец вынул шпагу… «Что же он делает? Отец… Ведь шевалье сильнее… Я не хочу..чтобы с отцом…» Софи, всё ещё в некотором шоке, смотрела, как отец выбежал на лестницу. Они остались вдвоём.
Всё произошло как будто само собой. Подойдя к шевалье, девушка едва слышно прошептала: «Я только прошу вас…умоляю…мой отец…» - договорить Софи не смогла, но она надеялась, что шевалье поймёт её – ей не хотелось, чтобы с отцом случилось что-нибудь. А затем... Её губы коснулись его уст, как бы скрепляя тем самым её слова, её просьбу. Прикосновение губ – такое осторожное и нежное… А щёки пылали подобно огню… Девушка нехотя отстранилась, но задерживать шевалье было нельзя – там, внизу, отец. Мало ли что он может подумать… А ведь он и так не верит ей...

Отредактировано Софи (2018-04-09 16:39:04)

+2

20

Поцелуй Теодор вернул со всей страстью. И, каким бы ни было его мнение о Софи, отпустил ее неохотно.  Кивнул, подтверждая обещание, и выбежал из комнаты. Догнал Лекура уже у подножия лестницы. Едва не столкнувшись со спешившим навстречу Бийяром.

– Ронэ! Дьявол вас побери, вы рехнулись!

Не надо было читать в человеческих душах, чтобы понять, что Бийяр зол. И слышно его было, наверно, даже на улице.

– Ничуть. Я собирался настаивать на секундантах.

– Вы… – Бийяр явно лишился дара речи. Чтобы почти сразу опомниться. – У него и даги нет. Черт возьми, что вы задумали?

– Я вижу, один секундант у нас уже есть, – усмехнулся бретер. – Дайте ему свою.

– Вот и не верь после этого слухам. – Не дожидаясь ответа, Бийяр развернулся к Жебиньяку. – Поможешь? Сирвана помнишь?

Жебиньяк замер, отставил кружку. А затем кивнул. С такой очевидной неохотой, что впору было заподозрить, что история была крайне сомнительной.

– Прошу прощения, сударь, – обратился он к Лекуру, – не имею честь знать ваше имя, но если вы позволите мне вам секундировать, я почту за честь.

– Сборище болванов, – пробормотал Теодор.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Что за комиссия, Создатель! 12 декабря 1628г., окрестности Шатору