Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Без тайны нет и приключения. 24 ноября 1628 года


Без тайны нет и приключения. 24 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

После эпизода В храме Мельпомены... 24 ноября 1628 года

0

2

Луиза притихла и на шевалье де Трана даже лишний раз посмотреть не решалась, потому что он, во-первых, совершенно точно сердился, а во-вторых, так по сторонам оглядывался, будто еще одного месье де Лабэ боялся встретить, а еще, пока она молчала, ее величество молчала тоже, и это было хорошо, потому что этот гадкий Лабэ, он, наверное, по голосу ее величество узнал, как она на испанский лад слова переиначивала. Но, когда они обе оказались, наконец, в носилках, Луиза уже начала бояться, что ее величество этого гадкого Лабэ так испугалась, что больше никогда ничего захватывающего с ней затевать не захочет, и поэтому зашептала первая, поскорее, пока ее величество не начала ей тоже выговаривать:

- Ах какой он, господин Портос! И храбрый, и умный, и вообще! Вы не бойтесь, он мушкетер, он гораздо лучше дерется, чем этот мерзавец, а еще он же его так стукнул - видели? Он даже если шпагу в руках удержит, он не боец, его бы даже я заколола, если бы у меня шпага была, - тут Луиза не выдержала и засмеялась, так это было смешно - она сразу представила, как она одной рукой юбку подбирает, а другой - шпагой размахивает. - Знаете, что я придумала? Вы можете научиться с английским акцентом говорить, тогда все будут думать, если вы в маске будете, что вы леди Винтер, я ее видела в Лувре, и у нее почти такого же оттенка волосы!

Глаза леди Винтер Луиза не разглядела, и голос ее тоже не слышала, но это было неважно, на самом деле - главное было, чтобы ее величество на нее не очень сердилась, хотя она сама же была виновата, королевы и принцессы всегда думают, что это им не повезло или что им плохо служат.

+1

3

Королева улыбалась, слушая быстрый лепет своей подруги. А когда Луиза сказала, что будь у её шпага, сама бы заколола того...мерзавца, то едва удержалась от смеха. Она много слышала об этих храбрых мушкетёров - Атосе, Портосе и Арамисе, и судя по тому, что она знала, опасность угрожала скорее тому шантажисту. В храбрости господина Портоса она не сомневалась.
Лувра они достигли относительно спокойно. Никаких нападений, шантажистов и прочего. Когда они выходили из носилок, королева тихо спросила Луизу:
- Как мы проберёмся незамеченными обратно? Боюсь, маска может насторожить... И вместе с тем, нельзя, чтобы узнали... Однако, Луиза, это было...увлекательно, правда? Я, конечно, очень испугалась, когда увидела у того...негодяя в руке нож, но... Но знаете, я много слышала об отважных мушкетёрах, а в этот раз увидела всё сама.
- Какое все, мы же фарс не увидели, - зашептала Луиза, давясь от смеха. - Только вы молчите сейчас, ваше величество, а то вдруг услышат… еще кто-нибудь нехороший.

Пройти в Большую галерею было несложно, так же несложно было и достигнуть покоев Её Величества. Но королева вовремя вспомнила о том, что возле них всегда находится охрана, а значит, нужно будет как-то выкручиваться. Много мыслей было в голове у королевы, но ни одна не казалась ей подходящей. А ведь даже среди приближённых к ней людей (особенно среди них) могли быть шпионы, которые не преминули бы донести о ночной прогулке королевы кардиналу и королю. Анна понимала, что ей не остаётся ничего другого, как положиться на свою изобретательную подругу, которой она очень доверяла.
- Знаете, Луиза, - тихо, почти шёпотом говорила королева, пока они шли по галерее, - этот вечер запомнится мне надолго. А благодарить за него я должна вас. Ведь если бы не ваша идея, я бы так и скучала В Лувре. Честное слово, моя дорогая Луиза, это было в самом деле чудесно! - Королева улыбалась, и глаза её смеялись.

*

совместно

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-02 14:53:43)

+1

4

Месье де Трану Луиза велела с ними не ходить, потому что одно дело, если ее величество со своей дамой по Лувру ночью бродят, и совсем другое - если с ними еще и мушкетер, и месье де Тран согласился и сказал ей ночной пароль. Поэтому Луиза совсем не беспокоилась, и так оно все и получилось: в Большую галерею их пропустили, и в старый Лувр тоже, и по дороге она даже пококетничала с одним мушкетером, который ее узнал и стал спрашивать про даму под маской, и Луиза наговорила ему всяких глупостей, про привидение Белой дамы, а потом что это на самом деле любовник доньи Эстефании - что никто бы, конечно, не подумал даже на минуту, потому что ее величество на мужчину совсем-совсем не походила, даже если бы кто-нибудь и решил сдуру, что у старой кошки вообще мог быть любовник. Луиза хотела еще пошутить, будто это с ней покойный герцог Бэкингем, но вовремя спохватилась, и страшным голосом сказала, что все, они разоблачены и это на самом деле господин кардинал, и тогда мушкетер их пропустил, конечно, и тогда, когда ее величество снова стала ее благодарить, а она сама смущаться, тогда вот Луиза вдруг подумала, что в покои ее величества их и правда могут не пропустить без того, чтобы ее величество маску сняла.

- Это все господин Портос и господин де Тран, ваше величество, - сказала Луиза, потому что так было принято, но на самом деле ей было, конечно, приятно. - Я пойду вперед, хорошо? И погляжу, сколько у ваших покоев гвардейцев дежурит, и если один, то я его уведу, а если два, то я одного уведу, а потом подниму крик, чтобы и второй тоже ушел, но если он все равно не уйдет, то я вернусь и одна зайду и скажу донье Эстефании, чтобы она нам помогла и вышла под плащом и тоже в маске, а потом она вам этот плащ и маску отдаст, и вы войдете, как будто вы это она, а потом она придет уже без маски и ее впустят.

На самом деле Луиза совсем не хотела, чтобы донья Эстефания что-то знала, но больше она ничего придумать не могла.

+1

5

План, предложенный Луизой, понравился королеве. "Хорошо бы, если б Луизе удалось обоих увести, как она сказала, а если нет...что ж, придётся объясняться с доньей Эстефанией и ещё часа два выслушивать её поучения о том, как  следует себя вести..." - королеве даже стало смешно, когда она представила себе эту сцену, такое повторялось не раз, когда она была ещё инфантой, да и потом, когда Анна стала уже королевой Франции, Эстефания продолжала опекать её. Но ладно, когда Анна была ещё девочкой, но ведь она давно уже женщина, а Эстефания, кажись, и не замечает этого.
И всё-таки королева Анна очень её любила. Королева прислушивалась к советам своей наставницы, но порой её одолевала такая скука, что невозможно было удержаться, чтобы не совершить чего-то эдакого...

- Ну что же, Луиза, дай Бог, чтобы ваш план удался. Хорошо, идите, я пойду медленно за вами. Лучше Эстефании ничего не знать, но если уж без этого не получится, то, несомненно, лучше она, чем шпионы кардинала, - всё также приглушая голос, сказала королева. Она поправила маску, заправила выбившуюся прядь под капюшон.
"Интересно, как же сработает план Луизы? Вот бы всё получилось! И никто бы ни о чём не узнал".

+1

6

Луиза сделала реверанс, затем подхватила юбки и стремглав полетела по темным залам. Как она будет уводить от двери гвардейцев, она еще не знала, но что она обязательно придумает, даже не сомневалась, и ей ужасно повезло, потому что, хотя у покоев королевы их дежурило двое, одного, месье д’Онвре, который весь был какой-то противный, даже волосы у него были сальные, она уже знала.

- Мадам де Мондиссье! - воскликнул он, когда она подошла и откинула капюшон. - В такое-то время! А ее величеству весь вечер нездоровится, я вам сам скажу, можете и не идти.

- А что, сударь, - спросила Луиза, - все уже легли? Никого нет, даже в прихожей?

Она сама отворила дверь, и посмотрела на месье д’Онвре со значением, и еще поманила его пальчиком - так, чтобы второй не заметил, потому что ей тоже нужно было о своей репутации заботиться, а месье д’Онвре облизнулся, как собака, такой гадкий, недаром Луиза ему даже поцелуя позволить не хотела, и тогда Луиза сама вошла в покои ее величества, где в прихожей и правда было темно и пусто, и чуть-чуть подождала, и ей даже показалось, что придется опять выглянуть, но тут месье д’Онвре тоже вошел и дверь за собой прикрыл, и тогда Луиза проскользнула в боковую приемную и как раз успела, чтобы он ее уже там догнал, но потом все пошло не по плану, потому что он ее схватил и так прижал к стенке, что она только один раз успела взвизгнуть, только он ее не отпустил, как она ждала, а наоборот зажал ей рот и опрокинул на канапе и навалился сверху, и тут Луиза по-настоящему перепугалась и стала вырываться, только у нее совсем ничего не получалось.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-04-05 17:26:10)

+1

7

Королева пошла за Луизой, медленно, не торопясь, чтобы её не заметили раньше времени, чтобы Луиза успела. Уже приближаясь, королева удивилась - Луизы нигде не было видно. «Боже мой! Что с ней могло случиться?» Анна по-настоящему испугалась за свою подругу. Как её найти? Позвать?
-  Луиза! – тихо позвала она. – Луиза! – повторила уже громче. – Луиза!.. – испугалась королева. – Где вы? Королева теперь осмотрелась и заметила, что одного из охранников, из тех дворян, что в её свите, нет. Значит, одного ей удалось отвлечь. Луиза исчезла... Что могло произойти? 
– Луиза!!! – почти отчаянно позвала королева.  И тут же спохватилась – а акцент! Голос ведь можно узнать…

«Что мне делать? Снять маску я не могу… И донью Эстефанию позвать тоже. Где же Луиза? Что с ней случилось?! Что произошло? Хоть бы знак какой, хоть бы что-нибудь, чтобы я знала…» Не за себя, а за подругу испугалась теперь королева. Зайти куда-нибудь за ширму, снять маску и плащ, и подойти к покоям… Нельзя – все, наверное, знают, что «королева» у себя, что ей нездоровится… И тогда может подняться шум. Нет, не самый лучший выход. И не пошлёшь весточку никак мадемуазель де Сент-Уэр. А сейчас она только и могла бы помочь. Но с кем? Кого попросить? Рискнуть? Или поискать Луизу?  И Анна в растерянности остановилась, недоумевая, что ей сейчас делать.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-02 20:59:52)

+1

8

Ночные дежурства Бернар любил, потому что ночью было тихо и никто не мешал ему мечтать о чем только захочется. Мечты свободны, и даже худородному дворянчику из Шампани никто не запретит выдумывать себе самые удивительные приключения и сочинять оды любой даме, какой ему только заблагорассудится. Позапрошлым летом он попросил у графа де Суассона рекомендацию, а потом вдруг началась война, и все старые приятели ушли воевать, а Бернар остался в Париже охранять королеву, и он был бы не мужчиной, если бы его не задевало, хотя винить он мог только себя. И сейчас тоже - о будущей войне говорили как о деле решенном, все уедут - в Лангедок или в Савойю - а он останется в Лувре, паркетным воином. О воинской славе Бернар на самом деле не грезил и к подвигам не рвался, но и оставаться позади, когда друзья уходят воевать, было неприятно, и поэтому он представлял себе, как он познакомится, пока идет война, с какой-нибудь прекрасной дамой, к которой даже решится, может, подойти, потому что вокруг нее не будут толпиться в этот раз ее многочисленные поклонники, и тогда Она, обменявшись с ним несколькими остроумными фразами, поймет, как она его до сих пор недооценивала, и…

Бернар был так занят придумыванием подходящего ответа на колкую реплику воображаемой дамы, что едва заметил, когда к ним подошла маленькая мадам де Мондиссье, а д’Онвре не дал ему и слова сказать, сразу принялся болтать про ее величество - так, будто она была его доброй знакомой, а не самой королевой. Бернар хотел было призвать товарища к порядку, но тут мадам де Мондиссье исчезла за дверью, а потом д’Онвре вдруг пихнул его в бок кулаком.

- Постойте, я сейчас.

Бернар попытался возразить, но просто не успел - д’Онвре бросился за мадам де Мондиссье как борзая за лисицей, и почти сразу же Бернар услышал, как в покоях ее величества кто-то вскрикнул. Он схватился было за ручку, но остановился, вспомнив, что он охраняет королеву и не имеет права покинуть пост, и к тому же больше никто не кричал. Бернар все равно почти уже собрался пойти за д’Онвре, когда услышал нежный женский голос, тревожно звавший Луизу - а ведь мадам де Мондиссье именно так и звали!

- Она здесь, сударыня! - позвал он в ответ. - Она пошла сюда!

Настоящий рыцарь бросился бы, конечно, на помощь к испуганной даме, но Бернар был всего только простым дворянином - и, если честно, вряд ли она на самом деле попала в беду, это же был Лувр, а не темный лес!

Отредактировано Бернар де Шасток (2018-04-03 00:23:25)

+1

9

Королева приблизилась к молодому дворянину.
- Вы видели её, сударь? Прошу вас, помогите мне, я очень боюсь..за Луизу... - королева старалась говорить тихо, так, чтобы её акцент не был заметен. Сама же Анна мысленно пыталась вспомнить имя этого молодого человека. Кажется, он был принят недавно...
- Я вас прошу, зайдём туда вместе. - Она говорила взволнованно, но по-прежнему тихо. - Вы, наверное, знаете, что Луиза - близкая подруга королевы и её величество была бы вам признательна, если бы вы помогли Луизе... - королева надеялась, что таким образом сможет убедить молодого человека.

Памятуя о том, что случилось в театре, она опасалась идти одна, но Лувр, конечно, не театр...хотя ещё как сказать...каждый здесь играет какую-то роль и все носят маски, и почти нет живых лиц... Именно своей живостью, непосредственностью и искренностью и нравилась Луиза королеве Анне. Остальные придворные дамы были словно куклы - какие-то...ненастоящие. И потому её величество очень привязалась к Луизе, своим появлением разнообразившей скучную придворную жизнь.
"Если с Луизой что-то случилось, то всё это снова по моей вине", - укоряла себя Анна.
- Вы поможете мне, сударь? - спросила королева, глядя прямо в глаза молодого дворянина, чьё имя она пока так и не смогла вспомнить. "Боже, помоги мне! Помоги Луизе!" - молилась мысленно Анна.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-03 00:41:58)

+1

10

Бернар слегка оторопел, потому что появившаяся из темноты дама носила маску, и было это так удивительно и так неожиданно, что ему показалось на минуту, что он попал в волшебную сказку, и закутанная с головы до ног красавица - нет, он не видел ее лица, но конечно же она была красавица! - это сама королева фей, Моргана. Но потом он спохватился и вспомнил про свой долг, и если д’Онвре мог бросить пост и побежать за красивой дамой, то он не мог.

- Вы желаете попасть в покои ее величества, сударыня? - уточнил он и подумал, что это очень странно все-таки, что и она, и мадам де Мондиссье обе пришли так поздно, но не вместе - то есть вместе, но по отдельности, и эта дама от мадам де Мондиссье отстала, наверно. - Мадам де Мондиссье уже зашла, а ее величество почивает.

Что-то еще его тревожило в незнакомой даме, которая казалась чем-то знакомой, но Бернар никак не мог сообразить, что это было, а сосредоточиться по-настоящему не мог, потому что прислушивался, не станут ли за дверью опять кричать. Опасаться было, конечно, нечего, ведь там был д’Онвре, и он поднял бы шум, если бы королеве что-то угрожало, но если бы Бернар был не на посту, он бы пошел взглянуть.

+1

11

- Да, сударь, если Луиза там. Я волнуюсь за неё. Мне тревожно. - "Однако, - подумала королева,- этот молодой человек заслуживает похвалы..."
- Но если это невозможно, могу ли я видеть сеньору Эстефанию? - "Я попрошу её передать кое-что для м-ль де Сент-Уэр. Что бы могло служить знаком? Платок..точно..с моими инициалами... Думаю, она догадается... По крайней мере, надеюсь... Она хорошо сыграла свою роль, если никто так и не заподозрил подмены".

Получится? Не получится? Сможет ли она осуществить свой план? Вот о чём думала королева, ожидая ответа молодого человека. "Однако забавно получается - выйти отсюда незамеченными было проще, чем вернуться".

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-03 19:41:37)

+1

12

Бернар смущенно покачал головой, искренне сожалея, что не может, никак не может оказать этой очаровательной даме такую пустяковую услугу. Вот если бы она днем пришла и д’Онвре был рядом, он бы бросился помогать - хотя, наверно, если бы д’Онвре был тут, она к нему бы и обратилась, а так она говорила с ним, и шепот у нее был такой, такой - словно серебряный колокольчик, обернутый в шелк. Бернар запомнил это сравнение, чтобы потом использовать - он уже твердо решил написать Оду Таинственной Даме, Облаченной в Тень и Лунный Свет, и луна сегодня была, хотя с его поста ее было не видно - а потом сказал:

- Ее величеству нездоровится, понимаете ли… и донья Эстефания при ней, и я на посту, но я… когда мой товарищ вернется, я попробую… А с кем имею честь, мадам? Чтобы я мог передать донье Эстефании, кто хочет ее видеть?

Вообще-то, раз таинственная дама носила маску, она, наверно, не хотела, чтобы ее узнали, но может, она ее надела для тепла и забыла снять?

+1

13

Королева вздохнула. План провалился. Но ей в чём-то даже понравилось поведение молодого человека. Его непоколебимость. "Кажется, мне всё же придётся открыть ему свою тайну...Но я почему-то этого не боюсь".
- Месье, ответьте мне, - если я сниму маску и открою вам свою тайну, дадите ли вы слово чести никогда и никому не говорить, что сегодня здесь произошло и кто я? Я вижу, вы - благородный и честный человек, и потому вашего слова мне будет достаточно. Дайте мне сейчас слово, и тогда... Правда, я боюсь, что вы мне сразу не поверите, но я не приучена обманывать и лгать. Но и тогда, если моего рассказа будет вам мало, вы сами сможете убедиться в правдивости моих слов, я обещаю вам это.

Королева знала, что дворянин нарушить слово чести не может, это значило бы её потерять. Фактически, это была клятва честью. И почему-то королева верила, что сможет ему довериться. Она видела (или ей казалось, что видела), что в нём ещё нет этой...лести, лжи, хитрости и притворства. И Анна понимала - ей не в чем упрекнуть молодого человека, ведь он только лишь верно несёт свою службу. А что до того, что она сейчас не может вернуться, так это, понимала королева, только лишь её вина - надо было подумать заранее о каком-либо условном знаке или сигнале...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-04 09:28:22)

+1

14

Бернар чуть было с места в карьер не согласился, так это было захватывающе и необычно - замаскированная дама, мольба о молчании, слово чести… да он только о таком и мечтал! Но только, к сожалению, он к своему долгу относился очень серьезно и знал, к тому же, как ему необыкновенно повезло с местом, а Льекур буквально на днях рассказывал, что в гвардии у господина кардинала все время проверки устраивают, и не такие, как везде, а хитрые, зато если ты их выдержишь, то тебе начинают доверять и дают серьезные поручения - не на часах стоять, а письмо за границу отвезти или тайну раскрыть… В Лувре, конечно, таких хитростей ждать не приходилось, но все равно Бернар как подумал, что требует от него долг, так сразу уже пообещать не смог.

- Если это не будет противоречить моему долгу перед их величествами, - наконец уточнил он, - и перед моей семьей. И моей личной честью. Но это понятно же, да, мадам?

Молодой человек вздохнул и потупился. Наверно, он перегнул палку, потому что она ведь ничего такого не хотела, только маску снять, но она так говорила, что он ей не поверит, что ему прямо не по себе стало, а еще от того, что ему начало казаться, что он ее знает - совершенно точно знает, что-то ужасно знакомое в ней было.

+1

15

- Конечно. Я не думаю, что это будет противоречить чести и долгу. Я доверяюсь вам, как благородному и честному человеку, и мне не хотелось бы ошибиться. Если я сказала, что вы можете мне не поверить, то только потому, чтобы всё не было слишком неожиданно. Однако я верю вам. Помните же - вы дали слово.

И королева Анна откинула капюшон плаща, открывая уложенные в причёску золотистые локоны, потянула за ленты маски, и наконец, сняла её. Сейчас, даже в более простом, чем у неё, платье фрейлины, Анну невозможно было не узнать. Несмотря на то, что говорила она негромко, лёгкий испанский акцент, присущий ей, можно было услышать. Если бы молодой человек знал королеву лучше, он бы мог попытаться догадаться по её жестам, манере держаться и говорить, гордой посадке головы и истинно испанской сдержанности.

Она улыбнулась опешившему (как ей показалось) молодому человеку и спросила, спокойно, по-доброму, но с некоторыми властными нотками в голосе, которым невозможно было не подчиниться:
- Напомните мне ваше имя, молодой человек. Вы - шевалье де Шасток, не так ли? - Анна, кажется, смогла вспомнить фамилию молодого дворянина, но была не уверена. - Теперь вы узнали меня? - медленно, отделяя слова, промолвила королева. - Или вам ещё нужны доказательства? - с лёгкой усмешкой спросила она.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-05 01:06:02)

+2

16

Бернар восхищенно уставился на королеву. Нет, конечно, он видел ее и раньше, как дворянин ее свиты он сопровождал ее и к его величеству, и в поездки, но тогда она всегда была далеко - не столько в пространстве, конечно, столько в положении, и он никогда даже не смотрел на нее толком, она всегда была для него королева, ее величество, существо иного порядка, и он видел только титул, а теперь, когда она откинула капюшон и сняла маску, то недолгое время, перед тем, как он узнал ее, Бернар видел необыкновенно красивую женщину - прекрасную и величественную, и он был совершенно сражен, она словно появилась из волшебной сказки - вот он стоял на посту и скучал, и вдруг она выплыла из лунного света… ну, не по-настоящему из лунного света, а просто из темного зала, в золотой круг, очерченный светом канделябра - как существо иного мира, ангел или фея, и оказалась королевой.

- Д-да, ваше величество, - пролепетал Бернар, а потом опомнился и сорвал с головы шляпу и опустился даже на одно колено. - Я буду молчать, я никому…

Что требовал от него долг, Бернар не знал и даже знать не хотел. Честь требовала молчания, и он собирался молчать даже под пыткой, даже если одна мысль о том, что она, королева не только Франции и Наварры, но как будто самой мечты, бегала тайком на свидание как… как… как молочница! - нет, Бернар не хотел об этом думать, хотя ему было ужасно больно почему-то, и поэтому он подумал, о каких доказательствах она говорила, но этого он тоже не понял, и тут вдруг д’Онвре заорал таким страшным голосом, что Бернар вскочил и бросился в покои ее величества, совершенно ничего не соображая - даже не поняв, когда это он успел достать из ножен шпагу.

+3

17

Если бы этот противный д’Онвре был не такой потный и какой-то склизкий, Луиза не стала бы сопротивляться, потому что во-первых, он был настолько ее сильнее, а во-вторых, тогда он бы перестал зажимать ей рот своей страшно вонючей рукой и она смогла бы снова закричать, но ее чуть не стошнило, когда он полез ей под платье, и она снова стала отчаянно вырываться, а он ее не отпускал и начал вдруг как-то ужасно мерзко подхихикивать и снова стал задирать ей платье, и никто ничего не услышал, никто не поможет, и тут Луиза вспомнила про свой кинжал, за подвязкой, который она в театре хотела перестать носить, и какая же она была дура, что носила его за подвязкой, потому что все эти юбки ей теперь мешали, они всегда мешали, и она вся обмякла и постаралась дышать через рот, потому что от него так воняло, от этого мерзкого д'Онвре! Но только он все еще зажимал ей рот и что-то бормотал ей в шею, и Луиза стала задыхаться, и подумала, что лучше бы она упала в обморок, но тут д'Онвре опять стал задирать на ней платье, и она стала ему помогать, думая и про кинжал, и про то, что когда он получит что хочет, этот мерзавец, он ее отпустит, но только до кинжала она добралась раньше и ударила его изо всех сил куда попала, куда-то вбок, и тут он вдруг заорал во все горло, хотя она наверно даже никуда не попала, и вдруг она поняла, что он ей больше рот не зажимает, и как завизжала! Правда, д'Онвре потом снова зажал ей рот, но тут прибежала госпожа де Буа-Траси, которую Луиза всегда терпеть не могла, но она начала тоже кричать, и д'Онвре наконец ее отпустил, а вокруг вдруг оказалось ужасно много народа, и даже тот второй гвардеец, и все столпились вокруг Луизы, и она вцепилась обеими руками в руку мадам де Буа-Траси, и все говорили очень громко, а д'Онвре прижимал руку к боку, и из-под нее текла кровь, и Луиза решила упасть в обморок, надеясь, что ее величество сможет во всей этой суматохе как-нибудь пробраться к себе в спальню, а если не сможет, то хотя бы придумает, что она только что вышла.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-04-05 15:15:56)

+1

18

Королева проскользнула в свои покои вслед за молодым человеком, и быстро, миновав гардеробную, оказалась уже в своих комнатах. Доньи Эстефании не было - возможно, услышав крик, она также побежала туда, откуда он доносился. Или нет - в таком случае, они бы непременно столкнулись. Возможно, Эстефания могла отлучиться куда-то или пойти в молельню. В любом случае, королеве отсутствие доньи Эстефании было только на руку. Королева позвала мадемуазель де Сент-Уэр, которая тихо откликнулась её величеству из-за полога кровати. Теперь необходимо было переодеться, пока не пришла Эстефания. Сколько так прошло времени - королева не знала, но ей казалось, что очень много.
Шаги! Тихие, острожные... Кто-то вошёл... К этому времени платье было уже снято, и королева осталась в рубашке. Приказав фрейлине лечь и накрыться одеялом, чтобы её не было заметно, королева чуть отодвинула полог и выглянула из-за него. "Донья Эстефания..." - вздохнула её величество с облегчением. Теперь бы надо позвать Луизу.. Анна уже более решительно отодвинула полог, и сев на кровати, позвала: - Донья Эстефания!

- Ваше величество, - тут же подошла к ней дуэнья, - вы встали...вам лучше?
- Да, благодарю, донья Эстефания, я чувствую себя гораздо лучше. Скажи мне, кто сейчас кричал?
- Ваше величество, боюсь, мне это неизвестно... Я...была в молельне, молилась о вас...
- И ваши молитвы имели силу, моя дорогая. Прошу вас, узнайте, что произошло... - улыбнулась королева. - И..да, прикажите позвать Луизу де Мондиссье, я хочу поговорить с ней,  - сказала королева нарочито небрежным тоном, как будто только что вспомнив об этом.
Донья Эстефания сделала реверанс и удалилась, чтобы спустя короткое время вернуться и доложить:

- Ваше величество, там столпилось так много придворных и такой шум... Но я поняла, что что-то случилось именно с мадам де Мондиссье. И почему с ней всегда что-нибудь происходит? - Строгой дуэнье не нравилось, как весёлая и живая Луиза вносит сумятицу в спокойный, размеренный быт двора. Как ни странно, Анне нравилось именно это.
- Позовите моих дам. И прикажите подать пеньюар.
Когда донья Эстефания вышла второй раз, королева прошептала, обращаясь к м-ль де Сент-Уэр: Не волнуйтесь, моя дорогая, сейчас мы со всем разберёмся. Я встану и задвину полог. Лежите тихо, чтобы вас не услышали. Когда придёт Луиза, она поможет нам и мы сможем освободить вас.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-04-05 18:02:27)

+1

19

Когда появилась донья Эстефания, Луиза уже почти перестала плакать, а плакать она начала, как только пришла в себя, и совсем не притворяясь, так это все было ужасно, и д’Онвре этот мерзкий с такой ненавистью на нее смотрел, пока мадам де Сенесе не велела ему убираться, можно подумать, оттого что она с ним пофлиртовала немножко, с ней уже сразу можно было как со шлюхой какой-нибудь! А потом явился дежурный офицер, и мадам де Сенесе и мадам дю Фаржи набросились на него с упреками, и другие дамы, а он только извинялся - и к Луизе подошел, чтобы тоже извиниться, но она тогда еще и говорить ничего не могла, и выглядела, наверное, ужасно - вся красная от слез, и платье в беспорядке, и остальные дамы ее утешали - ну, кто как, конечно, потому что кое-кто и злорадствовал, что с ней такое приключилось, ой, и слухи же пойдут!

Тогда Луиза опомнилась, наконец, немножко, и выпила вино, которое ей все время совали, и попросила назад свой кинжал, который кто-то с пола подобрал и ей отдал, показала, где она его носила, и прибежавшему врачу ее величества объяснила, что Господь миловал, хотя кто-то наверняка не поверил, а она сама не заметила, успел ли этот гадкий д’Онвре штаны снять или нет, но все равно сказала, что он не успел. К этому времени она уже перестала плакать, и, когда донья Эстефания сказала, что ее величество желает ее видеть, а остальные дамы ей наперебой начали объяснять, что ей сейчас дурно, сказала, что она все-таки пойдет, потому что ее величеству же нездоровилось, а если она будет еще за нее беспокоиться, то ей может хуже стать, потому что все же знают, какое у ее величества доброе сердце.

- Ну не в таком же виде! - возмутилась мадам дю Фаржи.

Поэтому так и получилось, что когда она пришла в спальню королевы с доньей Эстефанией, она снова выглядела почти прилично, даже почти не растрепанной, а что глаза у нее опухли, так в темноте, может, и не видно было, а в спальне было почти совсем темно, потому что ее величеству же нездоровилось, и Луиза сделала реверанс и извинилась за задержку, и была ужасно рада, на самом деле, потому что ее величество благополучно пробралась обратно.

+1

20

Королева в волнении ожидала дуэнью. Где донья Эстефания? Что с Луизой? - задавалась вопросами Анна. "Донья Эстефания, - думала Анна, - так просто ни о чём говорить не будет. Если она сказала, что что-то случилось с Луизой...остаётся надеяться, что не произошло ничего опасного..."
И потому королева облегчённо вздохнула, когда донья Эстефания вместе с Луизой вошли к ней. Королева поднялась с кресла, где сидела в пеньюаре, протянув руки к подруге.

- Луиза... Слава Богу!.. Не нужно извинений... С вами всё в порядке? Я слышала крик, и мне сказали - что-то случилось с вами... Что произошло? Погодите... Донья Эстефания, зажгите свечи и оставьте нас, пожалуйста. - И та подчинилась, оставив королеву Анну и мадам де Мондиссье наедине.

- Садитесь, Луиза, и расскажите мне, что случилось. Я ещё многое услышу от придворных об этом, но мне хотелось бы знать правду. И только вы можете её поведать. Я так волновалась за вас... - В свете свечей Анна заметила опухшие покрасневшие глаза подруги. - Вы плакали, Луиза?.. Тем более расскажите мне всё.
"Нужно ещё будет помочь переодеться м-ль де Сент-Уэр и незаметно вывести отсюда. Ну или, по крайней мере, чтобы это не выглядело подозрительно или странно..." - промелькнула мысль.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Без тайны нет и приключения. 24 ноября 1628 года