Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



Восток - дело тонкое. 1616 год, Тунис, Бизерта: Юный Франсуа де Ротонди знакомится с Франсиско де Варгасом, который знакомится с нравами Туниса.
Письмо счастья. 12 февраля 1629 года.: Г-жа де Мондиссье просит г-на де Трана помочь ей передать письмо королевы г-ну де Корнильону.
Много драконов, одна принцесса. 9 марта 1629 года.: Г-н де Ронэ и Портос готовятся похитить принцессу.
Я вновь у ног твоих. Май 1629 года, Париж.: Арамис возвращается к герцогине де Шеврез.

Денежки любят счет. Февраль 1629 г.: Луиза д’Арбиньи прибывает в поместье Вентьевров.
О пользе зрелых размышлений. 11 февраля 1629 года: Г-н де Валеран рассказывает Марии Медичи о попытке королевы спасти г-на де Корнильона.
Слезы ангелов. Северное море, июнь 1624 г.: После захвата голландского корабля капитан Рохас и лейтенант де Варгас разбираются с добычей.
Гуляя с ночи до утра, мы много натворим добра. 3 февраля 1628 года.: Роже де Вентьевр и Ги де Лаварден гуляют под Ларошелью.

Пасторальный роман: иллюстрация. Декабрь 1627 года: Принцесса де Гонзага позирует для портрета, Месье ей помогает (как умеет).
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Невеста без места. 12 февраля 1629 года.: Г-н де Вентьевр и "г-н д'Арбиньи" узнают о скором прибытии "Анриетты".

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Пример бродяг и зерцало мошенников. Май 1629 года..: Г-н де Лаварден узнает, что его съели индейцы, а также другие любопытные подробности своей биографии.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » У каждого свой секрет. 11 декабря 1628 года, вторая половина дня.


У каждого свой секрет. 11 декабря 1628 года, вторая половина дня.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

...

0

2

Совсем недавно, в запальчивости, граф де Люз пообещал своей юной супруге , что она будет всегда и всюду с ним, хоть бы даже и в облике пажа. Но, как известно, человек предполагает, а Господь располагает. Графу срочно понадобилось ненадолго отправиться улаживать какие-то формальности в связи с проданной должностью, вести с собой жену было бы неразумно, в облике пажа — в особенности. Впрочем, он скоро уже  должен был вернуться, а госпожа графиня была занята не менее важным делом — поутру к ней приходила портниха. Для графини де Люз двух платьев было маловато... Хотя, конечно, она послала покаянное письмо Марии-Фелисии, а вместе с ним распоряжение слугам прислать ее гардероб. Но когда это еще будет, а завтра, как-никак, Эмили-Франсуазе исполнялось восемнадцать лет... Закончив с портнихой, Эмили только-только присела в гостиной с любимой Луи-Франсуа «Астреей», которую просто необходимо было прочитать, как лакей доложил ей о приходе господина де Клейрака. Встревоженная, графиня тотчас просила проводить его к ней, недоумевая, что могло бы понадобиться господину гардеробмейстеру.

+1

3

Момент, когда супруга г-жи де Бутвиль не будет дома, Клейрак для своего визита выбрал не случайно. И пусть его цель не была личной, людей его высокопреосвященства он в это дело не впутывал, подрядив стайку уличных мальчишек дожидаться, когда г-н граф уедет. Нужные вести достигли Клейрака, лишь когда он вернулся из Пале-Кардиналь, и обыкновенно задержка его насторожила бы, но сейчас он собирался посвятить остатки дня глубоко ненавидимой им переписке, и предлог отвлечься оказался как нельзя более кстати. Посему Клейрак поспешил в конюшню и как раз успел остановить слугу.

- Не расседлывай.

Меньше чем получасом позже он уже приветствовал свою бывшую гостью.

- …и я искренне рад, - закончил он, - что преследовавшим вас неприятностям положен конец. Не сомневаюсь, что господин де Ронэ разделяет мои чувства. У меня будет к вам в этом отношении небольшая просьба... личного характера.

Радуется ли бретер возвращению мужа своей любовницы, Клейрак не знал, как не знал и многого другого. Квартирная хозяйка Ронэ утверждала, что он не в Париже, но его лакей остался дома, и попытки проследить за ним завершались неудачей слишком часто, чтобы это было случайностью. Вряд ли, конечно, бретер посвятил в свои планы свою подружку, но прежде чем подстраивать несчастный случай г-же де Вейро, Клейрак хотел избавиться от ее защитника.

+1

4

- Господин де Ронэ, безусловно, тоже рад этому, - вежливо ответила Эмили, про себя подумав: «Рад отвязаться». На бретера она обижалась. Ну да, конечно, теперь она была в безопасности и с мужем, но мог же он хоть как-то сказать, что уезжает? Ну пусть не проститься, но хотя бы записку? О том, что господин де Ронэ покинул Париж, уехав в провинцию на неопределенный срок, мадам де Бутвиль узнала от Эжени. - Но какая у вас в этой связи может быть просьба?..
Только личных просьб от господина де Клейрака ей и не хватало...  Клейрак Эмили не нравился, а после всех событий в его доме и смерти мадам Катрин она относилась к нему очень настороженно.

+1

5

Клейрак вздохнул так глубоко, что качнулись локоны г-жи де Бутвиль - хотя, быть может, она сама пошевельнулась в этот же момент.

- Мы были дружны довольно долго, - сказал он, - и мне было бы жаль потерять эту дружбу из-за глупого недоразумения. Если, беседуя с шевалье де Ронэ, вы невзначай упомянете об этом моем сожалении, не говоря, что действуете по моей просьбе, я буду вам крайне признателен. Но на самом деле я пришел не поэтому, разумеется. Господин де Бутвиль еще не наносил мне визита, но когда это произойдет… есть ли что-либо, о чем мне не стоит рассказывать, или же, наоборот, стоит рассказать?

Здесь Клейрак не лукавил - он и вправду ожидал визита от мужа юной графини и собирался, отвечая на его вопросы, придерживаться истины в той степени, в какой это было желательно для г-жи де Бутвиль. Теперь, когда она не угрожала больше его тайнам, он даже чувствовал к ней что-то вроде приязни за ее, пусть и невольное, соучастие в деле д’Андиже - проникший с ней в поместье кучер, совмещавший свою профессию с другими талантами, подтвердил, что никакого заговора там не затевают, и Клейрак вполне оценил, что упреки за постигшие г-жу де Бутвиль неприятности он услышал только от Ронэ.

Отредактировано Жан-Матье де Клейрак (2018-03-25 21:04:55)

+1

6

- Я непременно постараюсь  упомянуть, - улыбнулась графиня. - А что это за недоразумение? Мне казалось, вы расстались с шевалье де Ронэ вполне дружески...
Конечно, они могли поссориться позже. И Эмили совсем не собиралась их мирить — господин де Клейрак не казался ей подходящей компанией для ее друга. (Вот бы бретер посмеялся, если бы она сказала ему об этом!) Однако было бы интересно узнать, что между ними произошло...
- Что же касается графа, я уже говорила вам, что ему можно рассказать абсолютно все.
Допустим, не абсолютно, но мадам де Бутвиль сейчас не могла сообразить, что такое мог знать о ней Клейрак, что она пожелала бы скрыть от мужа. Нет, пожелать скрыть она могла, но по-настоящему бы утаила лишь в крайнем случае... Жаль только, что не успела рассказать ему про д'Андиже и ожерелье...

+1

7

Откровенничать с г-жой де Бутвиль Клейрак не стал бы, даже если бы он и вправду пытался примириться с бретером, но говорить ей об этом он, конечно, не собирался.

- Сам в толк не возьму, - признался он. Г-жа де Бутвиль сбивала его с толку. Нет, то, что она ничего не знала, его не удивляло - Ронэ, при всей его несдержанности, не стал бы вовлекать в свои дела женщину - но ее недоумение звучало неподдельно. Что такого произошло вдруг, что Ронэ, мирно ушедший со своей любовницей, внезапно принялся пересказывать Рошфору свои подозрения? Откуда у него вообще взялись эти подозрения, он же думает только своей шпагой и своим…?

Спохватившись, что его мысли завели его в совсем неподобающие дебри, Клейрак кашлянул, переступил с ноги на ногу и, потупив взгляд, спросил:

- Что, даже про то, как он ночью к вам в окно лазил?

Эту очаровательную мелочь Клейрак узнал от дона Хосе - без подробностей, к сожалению, и испанец был крайне смущен тем, что проболтался, но лицемерие молодой графини Клейраку начало уже поднадоедать.

- Шучу, разумеется, - добавил он после едва уловимой паузы - столь краткой, что ответить г-жа де Бутвиль бы не успела, а вот ужаснуться - вполне. - Г-жа де Лавальян была, разумеется, образцом благонравия, и я готов даже поручиться за ту ночь, которую она провела вне моего дома.

+1

8

- Да, конечно! - так же улыбнулась Эмили. Когда она расскажет Луи-Франсуа, зачем Ронэ влезал к ней в окно, разумеется, граф не подумает о них ничего дурного... Когда она расскажет, что они видели в доме Клейрака... Нет, Луи-Франсуа это не понравится, само собой... Ну и ладно! Ее репутации это точно не угрожает. - Посудите сами: кому вообще интересна госпожа де Лавальян?

+1

9

Если до сих пор Клейрак воздерживался от поспешных выводов и не спешил составить себе мнение о графе де Люз, то теперь он едва сумел скрыть презрение. С герцогом де Шеврезом, также смотревшим сквозь пальцы на похождения жены, по крайней мере было ясно, что было тому причиной, но здесь… безродная девчонка, без особого состояния, не особо смышленая и даже не то чтобы необыкновенно красивая…

- Госпожа де Лавальян может занимать разве что слуг, - согласился Клейрак. Непохоже было, чтобы она блефовала, а жаль - монсеньору было бы приятно. - А о госпоже де Бутвиль никто не скажет ничего дурного. Кстати, по слухам, вы совершенно очаровали сеньора испанского посланника. Его высокопреосвященство, узнав, что я собираюсь навестить вас, просил меня предупредить вас, что сеньор маркиз бывает не таким очаровательным, каким кажется… но я уверен, вы говорили только о поэзии.

Господин Лесент, сокрушаясь о необходимости лгать ближнему своему, уточнял, однако, что по настоящему ближними для его духовных детей были лишь они сами, а потому Клейрак не испытывал ни малейших угрызений совести, искажая истину в угоду своему покровителю.

+1

10

- Конечно, о поэзии. Я, правда, не очень образована, но сеньор маркиз рассказывал мне очень интересные вещи. И познакомил с очень интересными людьми. Мадам де Комбале, например, она такая милая, такая замечательная! Вы ведь бываете у  госпожи маркизы? Мне, как провинциалке, понравилось абсолютно все! Я, наверное, выглядела сущей дурочкой, но граф говорит, что вовсе нет...
Его высокопреосвященство знал, что Клейрак пойдет к ней. Сам и послал? Вполне возможно... А значит, кардиналу что-то от нее надо... Кардиналу Эмили была обязана... Хотя и была она племянницей шпиона на службе у оного, в подобных делах она понимала немного — Давенпорт никогда и ничего ей не объяснял, но то, что по обязательствам такого рода чаще всего следует платить, знала прекрасно. И была готова. Все, что не против чести и не повредит мужу... ну и другим близким...

+2

11

Спросив у своего гардеробмейстера его мнение о г-же де Бутвиль, Ришелье изрядно его напугал - в первый момент Клейрак решил, что монсеньору каким-то образом стало известно о ее роли в деле д’Андиже и он собирается сделать ему выговор - когда дело касалось дам, монсеньор порой становился неожиданно щепетилен. Почти сразу выяснилось, однако, что кардинала занимало совсем не это - напротив даже, он задавался вопросом, насколько эту молодую особу можно использовать. Подумав, Клейрак высказался против: г-жа де Бутвиль была, с его точки зрения, чрезвычайно взбалмошна, до странности откровенна и, памятуя о том, какой шум поднял вокруг нее Ронэ, неудобна. Против ожидания, услышав о невольном участии «г-жи де Лавальян» в деле д’Андиже, монсеньор не возмутился.

- Она слишком привыкла к действию, чтобы сидеть без дела, - заметил он. - Неприятности у нее будут всегда, потому что она, как и Ронэ, действует, а не думает. Но Ронэ хотя бы может за себя постоять…

Клейрак лишь пожал плечами. О привязанности монсеньора к бретеру он знал и, не понимая ее, просто принимал во внимание, но отрицать, что от Ронэ была польза, было глупо. Г-жа де Бутвиль, с другой стороны, годилась только на отвлечение внимания, что он и сказал.

- У нее хорошая память, - не согласился Ришелье. - И она очень мила, с этой своей детской непосредственностью. Госпожа де Комбале познакомилась с ней у маркизы де Рамбуйе… и сказала, что маркиз де Мирабель явно старался ее очаровать. Хотелось бы мне знать почему.

Этот вопрос, как и еще несколько, Клейраку и следовало прояснить, и первый же ответ г-жи де Бутвиль показал ему, что, если от нее и будет толк, то только в руках монсеньора.

- Увы, увы, - Клейрак выглядел ничуть не огорченным, – я ничего не понимаю в литературе, и не более чем неотесанный мужлан в глазах госпожи маркизы. А господин маркиз, стало быть, любит поэзию? Никогда об этом не слышал, надо же!

Сфера интересов Клейрака иностранных шпионов почти не включала, но даже он знал, что в гостях у маркизы испанец появляется не для возвышенных бесед. Безыскусная ложь молодой графини, таким образом, не только подтверждала его сомнения, но и давала пищу для новых подозрений: в конце концов, ее супруг к монсеньору относился скверно, что не давал себе труда скрывать - неудивительно было, что г-жа де Бутвиль встала на его сторону, несмотря на оказанные ей кардиналом благодеяния.

+1

12

- Наверное, любит, - пожала плечами графиня. - Иначе зачем бы он туда ходил? Однако давайте присядем...
Она жестом указала гостю на стоявший у небольшого столика из какой-то ценной породы дерева (он был черный и блестящий, полированный едва ли не до зеркального состояния) стул и подала пример, опустившись на такой же по другую сторону стола. Рассиживать в компании Клейрака ей не очень-то хотелось, но держать гостя стоя было уже неудобно. Почти бесшумно вошедший лакей принес на серебряном подносе изящный стеклянный кувшинчик с вином, два бокала и вазочку с каким-то печеньем, поставил все это на стол и ловко разлил вино в бокалы. Отпуская его кивком, Эмили с досадой подумала, что слуги в доме Монморанси куда более воспитаны, чем графиня, которая не догадалась приказать все это принести...
- Прошу вас, господин де Клейрак. Вино должно быть хорошим, герцог знает в этом толк...
Зачем он все же пришел? Второй раз упомянул испанца — ради него? Но ведь она с Мирабелем и разговаривала совсем недолго... Сделать вид, что не поняла, или наоборот, намекнуть, что была знакома с маркизом раньше? И посмотреть, что будет дальше?..
- Я, право, не знаю, интересуется ли сеньор де Мирабель литературой, но искусством он интересуется точно...

+3

13

В искусстве Клейрак понимал куда больше чем в поэзии, будучи хорошо знакомым не только с г-ном Рубенсом, но и с куда менее известным г-ном Жербье. Не выступая сам, в отличие от г-на Давенпорта или покойного герцога Бэкингема, в роли ценителя живописи и скульптуры, он имел однажды сомнительное удовольствие собственноручно перерезать глотку одному из таких ценителей, обсудив с ним перед смертью сравнительные достоинства французского и голландского художников. Сеньор маркиз, однако, до сих пор в коллекционировании замечен не был, и Клейрак сделал единственный вывод из всех возможных:

- Ну вот, сударыня, так я и думал! Никогда, никогда не следует верить сплетням! Вы уже были с ним знакомы, не так ли? Берегитесь а то запишут вас в его любовницы!

Он отхлебнул вина, но вкус едва почувствовал, да и не так хорошо он разбирался в винах – не вяжет, и ладно. Значит, г-н посланник прибегал в прошлом к услугам покойного Давенпорта? Предсказуемо, конечно, но все равно неожиданно – сколько же господ было у этого слуги?

+1

14

- Господи, какие любовницы! - рассмеялась Эмили. - Он же старый!
По-хорошему, маркиз де Мирабель, конечно, был не стар, но мадам де Бутвиль он действительно казался недосягаемо взрослым. Впрочем, это было не важно, а важно было то, что Клейрака действительно интересовал испанец. И кардинала?.. Это, конечно, было понятно, но причем здесь она и что от нее хотят? Эмили пригубила вино и вздохнула. - Я бы не сказала, что мы были знакомы, так, виделись пару раз... Мой дядя любил живопись и разные красивые вещицы...

+1

15

Клейрак красноречиво приподнял брови и ухмыльнулся - будучи без малого на двадцать лет старше сеньора маркиза, он отнюдь не считал себя старым, и любовница у него была, о чем г-жа де Бутвиль, понятное дело, знать не могла.

- Люди бывают так злоречивы, - с откровенной иронией отозвался он. - Я боюсь, что никто не запишет вас ни в картины, ни в красивые вещицы, пусть даже вы и красивы как картинка. Его высокопреосвященство тревожится за вас и попросил меня вас предупредить.

- Мой дядя совсем не любил меня, так что я ни к картинам, ни к прочим редкостям не отношусь, - хмыкнула графиня. - Но я искренне благодарна его высокопреосвященству за заботу.

Клейрак подумал, что монсеньор в кои-то веки ошибся - как в выборе агента, так и в выборе посланца, слишком уж он сам привык иметь дело с мужчинами и мещанками - и чем беднее, тем лучше, знатные и богатые думают только о себе.

- Ваш муж, как многие другие, дурно относится к его высокопреосвященству и не молчит об этом, - объяснил он, - и сеньор маркиз, я думаю, знает об этом не хуже меня. Возможно, ему также придет в голову, что вы осведомлены, какие поручения господин Давенпорт выполнял для его высокопреосвященства. Если он сочтет, что вы, разделяя, как подобает жене, мнение своего супруга, захотите поделиться с ним вашим знанием…

Он сделал паузу, глядя поверх бокала на молодую женщину. По крайней мере, она понимала, похоже, что речь шла не о заботе.

В устремленном на собеседнике взгляде юной дамы блеснула насмешка — на один лишь миг, длинные ресницы тут же скромно опустились.
- И его высокопреосвященство хочет, чтобы я поделилась с сеньором маркизом этим знанием?..

- А оно у вас есть? - тотчас же парировал Клейрак.

+1

16

- В том-то и дело, что нет, - в тоне мадам де Бутвиль не было и намека на сожаление, скорее снова тщательно скрываемая насмешка.
Графиня прекрасно понимала, что играть с Клейраком не стоило. Он был опасен, хотя бы потому, что творилось в его доме. Что случилось с мадам Катрин. Эмили точно знала, что Эжени не рассказала ей всего, что утаила что-то, но... подруга так горевала, приставать к ней с расспросами было жестоко, а обижаться — несправедливо. Ронэ тоже наверняка что-то знал, но обижаться на Ронэ было и вовсе бесполезно... Да, играть с Клейраком не стоило, но это было... занятно.
Клейрак помедлил, явно взвешивая каждое слово.

- Вы умная женщина, - задумчиво сказал он, - и ответили бы так в любом случае. Но если оно появится, это знание… сеньор маркиз может пожелать… например, за него заплатить. Вы ведь небогаты, вы и ваш муж? Знание стоит денег. Но ему это вряд ли понравилось бы, господину графу.

На лице графини отразилось легкое удивление, которое ей не сразу удалось скрыть. Она слышала уже комплименты своему обаянию, красоте, но умной женщиной ее еще не называли. Он это всерьез?..
- Господину графу это бы совсем не понравилось. Боюсь, такое пожелание маркиза моего супруга бы оскорбило. Однако... - Эмили глотнула вина, чувствуя себя неуверенно: надо было  бы прекратить этот разговор, но что-то заставляло ее продолжать. - У господина графа действительно есть причины не любить его высокопреосвященство, но он прежде всего дворянин и предан своему королю. А я... жена своего мужа.

+1

17

Клейрак едва не сказал, что тогда им не о чем разговаривать: жена г-на де Бутвиля не станет, это правда, продавать испанцам то, что ей известно, но и играть в шпионские игры, выполняя поручения его высокопреосвященства, тоже не будет, ее муж ни за что этого не позволит. Но с другой стороны, была же она уверена, что он не обеспокоится, даже узнав о влезшем в окно ее спальни шевалье де Ронэ - значит, считала, что сможет его убедить? Или что? Решительно, понять г-жу де Бутвиль он был не в состоянии.

Его высокопреосвященство мог быть прав, Клейрак вполне готов был это допустить, но вести переговоры дальше он не решался.

- Я буду до крайности удивлен, - признал он, - если окажется, что господин граф согласится, даже после прямого приказа его величества, чтобы вы с кем-либо сговаривались о чем-либо подобном. Впрочем, и у вас, вы говорите,  нет сведений, которые могли бы побудить сеньора маркиза сделать такое предложение, и его величество не станет отдавать такой приказ, и ваш супруг не окажется перед таким необычным выбором, - широкая физиономия Клейрака вновь лучилась добродушием, и продолжил он после едва заметной паузы так, словно пришел лишь для того, чтобы договориться о том, что скрывать: - Но это все совсем неважно. Мне пришло на ум - ведь госпожа де Лавальян так и не съездила в Сен-Дени. Если позволите, я пришлю к вам как-нибудь свою карету, чтобы устроить вам другую поездку - вместо этой неудавшейся.

+1

18

И снова Эмили едва удалось скрыть удивление. Пришлет ей карету и устроит другую поездку? Ей только что устроили пару таких поездок, что избави Боже от чего-то подобного... А та поездка в Сен-Дени была ради того, чтобы посмотреть на мадемуазель де Брольи. Что теперь было совершенно не нужно — мадам де Бутвиль окончательно поверила мужу, что у него не было никаких планов на ту особу. К тому же Клейрак не мог не знать (потому что иначе и быть не могло), что у Монморанси есть карета. И графиня де Люз, конечно, может воспользоваться ей по своему желанию. Он хочет устроить ей тайную поездку? Куда и зачем?..
- Пришлите... как-нибудь... - неуверенно улыбнулась Эмили.
Добродушию Клейрака она не верила ни на грош, и одна бы в затеянное им путешествие, в его карете и, чего доброго, с его слугами, отправляться ни за что не собиралась. Но для чего-то он это предложил?

+1

19

Клейрак неуклюже поднялся и поклонился, описав шляпой сложную геометрическую фигуру. Явная растерянность молодой женщины ясно показывала, что она ни черта не понимает, и он решил дать ей подсказку:

- Куда бы вы ни отправились в вашей собственной карете, - объяснил он, - об этом смогут с легкостью узнать все. А в моей карете - только я. И вам нечего страшиться со мной, разве вы не прожили у меня в доме достаточно, чтобы я мог уже, если бы хотел, причинить вам всякий вред, какой бы мог пожелать?

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » У каждого свой секрет. 11 декабря 1628 года, вторая половина дня.