Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Уроки правды. 6 ноября 1628 года


Уроки правды. 6 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

После эпизода Уроки лжи. 6 ноября 1628 года и одновременно с ним

0

2

За дверью Луиза обернулась к месье Шере, улыбнулась и быстро приложила палец к губам, и как раз вовремя, чтобы ее не заметила появившаяся откуда-то кастелянша, которой она тоже улыбнулась, сладко-сладко, а потом поманила месье Шере за собой и шла молча, пока они не пришли в гардеробную, и она сразу закрыла дверь, потому что никто их по дороге не видел, а значит никто и не решит, что у нее с месье Шере что-то есть - хотя он, конечно, и был совсем непривлекательный, лучше не надо и повода давать.

- Вы знаете, я подумала, что нам с вами нужно поговорить, - сказала она. - Потому что я ведь уже знаю про этот ход, мне шевалье дю Роше все рассказал и даже показал, так что вам мне его не надо показывать, а нам с вами лучше как следует договориться, чтобы мы одинаковое рассказывали, а не как с шевалье дю Роше вышло. И вы не волнуйтесь, я ему сказала, что вы никаких подробностей ее величеству не рассказывали, только что вы поручение выполняли. Вот, теперь я знаю, что вы себе выпросили поручение, чтобы пойти с шевалье дю Роше, а вы знаете, что я его предупредила и вообще про этот ход хотела знать, поэтому нам друг другу вредить невыгодно, правда?

В гардеробной было немного душно, а еще темновато, но зато подслушивать было некому, а лицо месье Шере Луиза разглядеть могла и очень надеялась, что она правильно сделала - но ведь он же наверняка все шевалье дю Роше потом расскажет, потому и решил задержаться!

+1

3

Шере оторопело уставился на г-жу де Мондиссье, лихорадочно соображая, что ответить. Что речь не о том ходе - но тогда она больше ничего не скажет, а если не говорить, то разозлится потом и может выместить это на Александре. Но про ход в аббатстве она хотела знать… и уж не сама ли подстроила, чтобы его искали за нее королевские пажи? Александр ведь говорил, что какой-то другой мальчишка в аббатстве уже побывал!

- Честное слово, сударыня, - тихо сказал он, вертя в руках измятую шляпу, - я совсем не хочу вам вредить, и не собирался, и не собираюсь, и если честно, то немного запутался, и если вы будете столь великодушны… Ее величество просила… то есть приказала… то есть велела мне показать вам тайный ход из Лувра. Вот.

Он прикусил язык, не спросив простодушно: «А вы о чем?» - Александр рассказал ей про ход в аббатстве, а что еще? Если и о том, что они оба спускались в него, то такой вопрос задавать было нельзя - а ведь он наверняка рассказал! И про письмо, и про огненных змей? Или это ей было неинтересно - она говорила про поручение, которое он якобы выпросил… или это тоже была ловушка?

+1

4

Луиза тоже растерялась и в волосы за шпилькой полезла от удивления, но вовремя отдернула руку и прикусила вместо этого нижнюю губку. Тайный ход из Лувра? А аббатство? При чем тут Лувр?

- Не тот тайный ход? - переспросила она, хотя уже все поняла и страшно разозлилась, потому что это было нечестно, она так искала, и эти мальчишки говорили, что они все стены в покоях ее величества обстукали, а ход все-таки был, и это было несправедливо! А еще она сама же и призналась месье Шере, что это она ход в аббатстве хотела найти, и понятно же, что она все от ее величества скрыла, потому что иначе не расспрашивала бы она так! Ой, и что же делать теперь? - Минуточку, подождите, а то я ничего не понимаю, у меня голова кругом идет, и мне немножко дурно, подождите минуточку, это пройдет, просто слабость…

Она оперлась на ближайшую стенку и глаза закрыла и продолжала объяснять, что это только на минуточку, но на самом деле дурно ей не было, то есть не сейчас, сейчас ей только нужна была маленькая передышка, чтобы сообразить, как себя дальше вести. Он же был милый, на самом деле, месье Шере, а еще он очень любил своего брата, ведь да?

+1

5

Шере невольно шагнул к г-же де Мондиссье, но притронуться к ней не решился, глядя на нее с непритворной тревогой. Чего она так испугалась? Если Александр ей про ход рассказал… и взял с нее слово молчать, все-таки позаботился, умница… нет, ну кто же волнуется так из-за слова? И не могла она испугаться самого тайного хода, она в Лувре не жила и подробностей еще даже не знала… но что тогда?

Она хотела с ним торговаться и призналась, что знала про ход в аббатство… а ее величество? Тоже знала? Может, поэтому она так настаивала - чтобы услышать об этом от Александра? И ведь ее встревожило известие о нападении, но потом она как будто потеряла к нему интерес - или это все была игра? Хотела узнать от Александра, чтобы не выдать, что ей уже сказала г-жа де Мондиссье?.. Зачем?

Он знал ответ - если она любила Александра. Если страдала от его недоверия и недомолвок и хотела вынудить его признаться - но может ли королева любить пажа? Чужого ребенка? Если у женщины нет своих детей… Но почему тогда г-жа де Мондиссье предупредила Александра? Ревновала? К ребенку?

- Сударыня… Может… позвать кого-нибудь?

Или не хотела, чтобы он рассказал?

Королева - не г-н кардинал, ее люди для нее не шпионят… или все же шпионят?

+2

6

Луиза покачала головой и открыла глаза, беспомощно глядя на месье Шере. Ну вот почему он не дворянин, тогда она знала бы, что делать! Но он хотя бы помочь захотел, хоть что-то!

- Вы понимаете, я… ну, я в интересном положении, - Луиза смущенно опустила глаза, потому что ей и правда было неловко, хотя лучше бы она раньше сообразила, что месье Шере не при дворе, он не сплетничает, как остальные, когда же эта савойская выскочка порадует, наконец, своего мужа и перестанет мозолить всем глаза. - Не рассказывайте никому, пожалуйста, а то меня совсем со свету сживут, а это же еще ненадежно… Простите, что я вам…

Про Лангедок он ничего не знал, но это же ничего не значило, может, там нечего было знать еще, ведь и про Ларошель только-только стало известно… Если бы она хотя бы знала, что он делает при кардинале! Может, он и правда не секретарь, а просто писарь или кто там еще, и поэтому про него никто ничего не знает?

+2

7

Шере помотал головой, одним жестом выражая и охотно дарованное прощение, и обещание молчать, которое не произнес вслух не потому, что не хотел лгать, но не желая перебивать г-жу де Мондиссье. Значит, при дворе ее не любят? Не то чтобы это было неожиданно, спорить было можно, что и те, кому ее величество благоволила до ее появления, и те, кто пытался или надеялся перебить ее благосклонность, злятся на новую фаворитку, но то, что она заговорила об  этом… с простолюдином, да еще и человеком его высокопреосвященства…

Нет. В такие игры он не полезет и глаза и уши открытыми держать не будет, как бы г-н Бутийе того ни желал. Если бы в том была настоящая выгода, если бы это не могло рикошетом задеть Александра…

- Может… стул? Я принесу…

+2

8

Луиза растроганно посмотрела на месье Шере и благодарно покачала головой. Он был такой милый, но если он выйдет, его еще заметят и, может, остановят и станут расспрашивать… нет уж, обойдемся, не по-настоящему же ей дурно!

- Мне лучше, - сказала она. - Сейчас пройдет… Я же не больна, в самом деле! Нужно… он где, этот ход?

Надо было договариваться, а она никак не могла перестать думать, что она не рассказала ее величеству, а вдруг шевалье дю Роше ее уже выдал или прямо сейчас выдает? И месье Шере еще - ну вот почему она не мужчина? Мужчины он бы побоялся, а про нее все-все расскажет, если поймет… и если к ее величеству опять попадет - но ему не надо, за него может шевалье дю Роше все рассказать или письмо передать…

- В одной из приемных, - Шере не сводил с г-жи де Мондиссье обеспокоенного взгляда. - Я…если честно… я сам не видел, только слышал. Там есть камин, а над камином картина… на ней оленья охота нарисована.

Луиза намотала на палец локон и нахмурилась. Тайный ход в Лувр, и вот этот вот невзрачный человечек так просто взял и рассказал о нем ее величеству? Или они о чем-то договорились, пока ее не было? И все равно, неужели он кардиналу не рассказал, которому он служит?

- А от кого вы слышали, от господина кардинала?

+2

9

Шере беспомощно развел руками. Г-жа де Мондиссье, даже когда она так хмурилась, злой не казалась, только встревоженной, и это было правильно - она была бы полнейшей дурой, если бы не беспокоилась.

- Что вы, сударыня! Мне рассказал один… один очень нехороший человек. Он был убийца, и… он убил прошлым летом одну даму, здесь, в Лувре. Пробрался. Я за нее отомстил, - Шере не смог подавить невольный вздох, но поменял местами два события даже не задумавшись, - а он мне рассказал. А его высокопреосвященство все равно под Ларошелью, вы же знаете.

Луиза наморщила носик.

- А я все равно думаю, что это какая-то ловушка, - откровенно сказала она. - Что вы про этот тайный ход ее величеству рассказали, чтобы как-то ее подставить. Что якобы она любовника в Лувр провела, например. Провести кого-нибудь, поймать и сказать, что она сама.

- Зачем? - искренне удивился Шере. - В том смысле, что и любовника зачем, и рассказывать? Ну, то есть про любовников я не знаю, но рассказывать для этого про ход не надо, да и глупо. Во-первых, как только я вам этот ход покажу, ее величество может сама поднять шум, что она в опасности, разве нет? Я вообще думаю, что это было бы самое лучшее, на самом деле. Во-вторых, это же еще надо кого-то найти, кто на эту роль подходит, и пойдет куда надо, и чтобы можно было доказать, что он с согласия и по желанию ее величества… ну. И сам себя в таком деле оговаривать мало кто будет, если вообще. В-третьих, - Шере прерывисто вздохнул, эта часть его выводов его не на шутку пугала, - об этом ходе вам рассказал я, правильно? И если господин кардинал о нем знал и ничего не сделал, то… то это предательство. Значит, я никак не могу действовать по его поручению, если даже я это понимаю, а он же умнее меня.

Г-ну Бутийе он это сомнение тоже изложил, на что тот нахмурился, побарабанил пальцами по столу и, Шере спорить был готов, тоже засомневался, а потом сказал:

- Я полагаю, что монсеньор знает, что делает. Если госпожа де Сенесе будет сомневаться, это рассуждение точно ее убедит.

+2

10

Тут Луиза задумалась уже по-настоящему, потому что ей все это в голову не пришло, и что же тогда, она, значит, получалась глупее чем месье Шере? Правда, он не подумал, что королева- мать, если ее величество расскажет про тайный ход в свои покои, непременно найдет способ выставить невестку виноватой… вот Луиза сходу могла придумать, что та может сказать - что ее величество любовника боится, которого она раньше через этот ход пускала, например, или решит, что этот ход надо оставить до приезда его величества, а сама подошлет кого-нибудь и необязательно даже поддельного любовника, тут месье Шере прав. Так вот, значит, что это за убийство было, из-за которого ее величество ее отослала! Прошлым летом…

- Прошлым летом, не этим? - переспросила Луиза и, получив в ответ несколько кивков, снова закусила губу.

Если бы этот убийца, про которого месье Шере говорил, кому-то еще про этот ход разболтал, наверняка бы уже что-то случилось… ой, а кража эта, о которой месье де Шьера рассказывал! Луиза чуть не спросила месье Шере про кражу, а потом спохватилась, потому что вспомнила, что месье де Совалье одного из пажей прогнал - этого, ну как его, Феррена! А может, это он как раз через ход?.. Нет, это было бы совсем глупо, ему не нужно было, он прямо в Лувре же и жил, а где у этого хода выход?

Это Луиза и спросила, хотя на самом деле еще не была уверена, и не знала, почему это месье Шере королеве про ход рассказал, не за вышивку же, правда? И не за то, что она шевалье дю Роше про аббатство перестала спрашивать… Ну вот почему ей это внезапно так важно стало? Может, кто-то из мальчишек проболтался, что она с ними в фанты играет?

+3

11

Выход Шере как раз видел своими глазами и поэтому сумел подробно описать:  нежилой дом неподалеку от Нельской башни, входная дверь заперта на засов изнутри, но ключ к черному ходу лежит под наличником кухонного окна. А дальше все было просто - обыкновенный люк в самый обыкновенный погреб и в нем еще одна дверь, за которой обнаружилась ведущая вниз лестница - обычная стремянка. В Нельской башне из тайного хода вела винтовая лестница, но жаловаться Шере не стал.

- Фонарь там есть, - припомнил он, - в погребе уже, у двери, но свечей я не видел. Ну, то есть в фонаре был огарок, и я далеко не заходил, но лучше принесите еще свечей, если пойдете.

Луиза посмотрела вниз, на свою бирюзовую юбку, расшитую синими цветами и серебром, на небесно-голубой корсаж, украшенный речным жемчугом, и даже на бело-голубые туфельки с жемчужными пряжками. Вот да, самое подходящее платье, чтобы по стремянкам лазить!

- Вы такой умный, месье Шере, - проникновенно сказала она, - и такой предусмотрительный… Я просто поверить не могу, что вы не рассказали про этот ход господину кардиналу.

Шере, который действительно ни слова не говорил его высокопреосвященству, красноречиво пожал плечами, но потом представил себе, как он будет описывать этот разговор г-ну Бутийе, и вздохнул.

- Вы же не рассказали ее величеству про ход в аббатстве.

Даже в полумгле гардеробной видно было, какой лукавой сделалась его улыбка, пусть за ней и скрывался неотступный страх. Она сама дала понять, что не всегда была знатной дамой, а если так, с ней можно было говорить - не как с равной, но как с более близкой, и однако он знал, что зашел, скорее всего, слишком далеко. Что если она должна была рассказать - и не стала? Не воспримет ли она его слова как угрозу?

+2

12

По-прежнему улыбаясь месье Шере, Луиза изо всех сил стиснула один из своих браслетов и, спохватившись, спрятала руки за спину.

- Это совсем другое дело, - возразила она, - от того, что один из ее пажей нашел ход в одном из парижских монастырей, ее величеству не угрожает опасность быть убитой прямо в своей постели!

- Ну так и его высокопреосвященству, - тут же отозвался Шере, - эта опасность если и грозит, то не из-за этого хода. И потом, я рассказал ее величеству.

Луиза невольно рассмеялась. В шутке месье Шере и, особенно, в пояснении ей послышалась неуверенность, и это было очень, очень хорошо, это означало, что он действительно про этот ход господину кардиналу не рассказывал и боялся этого.

- А сейчас вы господину кардиналу ничего не расскажете, - согласилась она, - потому что его нет в Париже, а когда будет, то, если вы расскажете, то вам придется рассказать и про то, что вы рассказали ее величеству, и ему это будет совсем не по душе, да?

Она склонила головку набок и улыбнулась, теперь уже по-настоящему, потому что так ей все это нравилось гораздо больше.

+2

13

Как ни странно, вернувшееся к нему осознание, что эта нарядная придворная дама на самом деле простолюдинка, как будто приблизило ее к Шере, позволив заметить вдруг и роскошные белокурые волосы, и трогательную хрупкость фигуры, и бездонные серые глаза, в которых за лукавой улыбкой он угадывал сейчас ту знакомую снисходительность, которая пробуждается не рождением и не положением, но одним лишь превосходством ума. И поэтому, отвечая ей, он обратился уже к уму, скрытому за полудетскими еще формами и наивным взглядом:

- Умолчание не есть ложь, сударыня, но к сожалению, немногие различают их… даже там, где молчание вызвано непониманием, что известное тебе может быть важно твоему господину… или госпоже. Я не могу вообразить себе, чтобы его высокопреосвященство стал пробираться в Лувр по этому ходу или чтобы ее величество вздумала тайком навестить мужскую обитель, но, быть может, мы оба ошибались… и уже слишком поздно?

Может быть - все может быть, все возможно, но, хотя выход из подземелья, сместившийся из Нельской башни в дом по соседству, и указывал на то, что у его высокопреосвященства были какие-то планы на этот ход, поверить в то, что тот собирался использовать его, чтобы попасть в Лувр, Шере не мог - скорее уж, это с самого начала была ловушка либо для королевы, либо для тех, кто служил ей или использовал ее, хотя как г-н кардинал рассчитывал выйти сухим из воды - Шере и представить себе не мог.

+2

14

Отчего-то Луизе вспомнился маркиз де Мирабель. Чего бы он только ни дал за эту тайну! Это же прямо то, о чем он мечтает - возможность видеть ее величество, когда только захочется… ну почти, когда захочется, потому что не посреди же ночи он в Лувр явится, а днем его могут заметить… да днем-то его в Лувр легко впустят и даже в покои ее величества… Но все равно, если ему рассказать… то без того, чтобы знала ее величество не выйдет, а будет ли тогда дон Антонио чувствовать себя обязанным?..

- Поздно для чего, сударь? - спросила она, чтобы потянуть время, на самом деле отлично она все понимала. Значит, он тоже хочет договариваться? Вот как она раньше сказала про тайный ход в аббатстве, что она ее величеству про него не рассказала, а шевалье дю Роше, наоборот, предупредила, и про то, как месье Шере поручение выпросил, чтобы в аббатство попасть, вот так сейчас он говорит - что они каждый друг про друга что-то знают, что навредить может. А еще, кстати, спорить можно, что про ход в аббатстве месье Шере точно господину кардиналу и вообще своему начальству словом не обмолвился, потому что тогда ему пришлось бы и про шевалье дю Роше рассказать, как он его с собой взял и что поручение для отвода глаз было, и это было просто замечательно, потому что тогда она знала про него опасного гораздо больше чем он про нее.

+2

15

Шере ответил не сразу, собираясь с мыслями. Что он имел в виду не было правдой, но ведь г-жа де Мондиссье о ней и не спрашивала, а просила пояснить, что стояло за одним коротким словом!

- Поздно признаваться, - тихо сказал он. - Если вы пойдете сейчас к ее величеству и скажете, что на самом деле вы точно знали, что такого случилось в аббатстве, о чем мы с шевалье дю Роше не хотели говорить, и что на самом деле шевалье выполнял ваше поручение, в то время как он вообще-то должен служить своей королеве… Я боюсь, что ее величество будет весьма вами недовольна.

Показалось ему или г-жа де Мондиссье побледнела?

- А я вообще выхожу кругом виноват, - быстро сказал он. - Сударыня, давайте сохраним наши тайны? Вы - мои, а я - ваши?

Понимает ли она, что он не может ее выдать? Если Александр должен был отказаться, г-жа де Мондиссье утопит и его…

+2

16

Луизе в голову не приходило, что ее еще так понять можно было, и на минутку она испугалась по-настоящему, и чуть было не начала возражать, что ничего она не приказывала, ни шевалье дю Роше, ни всем остальным, а потом сообразила, что не надо, пусть месье Шере думает, что у нее еще и эта причина молчать будет, потому что в одном он был прав - если ее величество узнает, что она месье Шере и шевалье дю Роше зазря расспрашивала, а потом они ей еще все наврали и дурой выставили, она точно обидится - сама Луиза бы страшно обиделась. Так что про аббатство они оба будут молчать, а вот с тайным ходом, который в Лувре, тут интересно, тут ей от ее величества скрывать нечего, а вот что месье Шере о нем господину кардиналу не рассказывал… или все-таки рассказал? Правда, если рассказал, то еще интереснее выходит, потому что правильно он сказал - если господин кардинал про такое смолчал…

- Честное слово, сударь, - сказала она немножко даже обиженным голосом, - я же как раз об этом вам и твержу все время! И вообще, знаете что? Давайте дружить? Не так, чтобы кого-то предавать, мы же оба не хотим никого предавать, ведь правда? Я вот ее величество ни за что не предам! Но я имею в виду, вы же можете мне что-нибудь рассказывать интересное, что его высокопреосвященству не во вред, а мне на пользу? А я могу еще и шевалье дю Роше помочь, если надо будет. Чтобы ни вам, ни мне хуже не было, а только хорошо?

+2

17

Шере с облегчением кивнул и только потом вспомнил, что г-жа де Мондиссье, может быть, и совсем ребенок еще, но отнюдь не дура, а значит, не стоит верить ни ее детскому голоску, ни наивному взгляду.

- Я только боюсь, что я ничего особенно увлекательного вам рассказать не смогу, - смущенно проговорил он. Г-н Бутийе предпочел бы, наверно, чтобы он согласился, но Шере отчаянно не хотел лезть в такие игры - слишком легко было сделать ошибку, а плата… даже обещания г-на кардинала и его общеизвестная щедрость ни капельки не помогут Александру, если он станет заложником другой стороны. - Вот только… я бы на вашем месте забрал оттуда этот ключ.

В следующее мгновение он осознал, что вряд ли у людей его высокопреосвященства не было еще одного ключа, но это не отменяло другой причины, по которой его совет стоил того, чтобы ему последовать: если этот будет у г-жи де Мондиссье, ее величество не сможет никого провести в Лувр без ее помощи, а опыта у г-жи де Мондиссье было, скорее всего, несравненно больше, чем у королевы.

+2

18

Луиза сморщила носик. Нет, понятно было, что он сейчас не мог еще согласиться, но главное - они друг друга поняли, а когда у него будет что-нибудь полезное или когда ей понадобится от него что-нибудь, можно будет договориться - и предупреждение было правильное, пускай и бесполезное, потому что мог же он снять с ключа слепок и сделать второй?

- Обязательно, да, вот прямо сейчас же и заберу, - радостно сказала она, - как только вы мне покажете, как туда попадают. Ой!

Один из ее серебряных цепочек-браслетов звякнул на полу, и хотя на этот раз Луиза его сама не расстегивала, она все равно решила все делать как обычно.

- Пускай это будет вам подарок, месье Шере! Только не отказывайтесь! Ее величество пускай шевалье дю Роше наградила, а я вас! Ну, не наградила, конечно, я же не королева, только все равно не отказывайтесь!

+2

19

Шере, механически подобравший украшение, и в самом деле попытался возразить, но быстро сдался - г-жа де Мондиссье решила твердо, это было очевидно, а лишним серебро не бывает, особенно если его сразу же продать. Больше того, отказ мог навести ее на подозрения… а г-н Бутийе наверняка спросит, что ему заплатили…

- Вы более чем великодушны, сударыня, - тихо сказал он, пряча подарок. О том, что говорить г-ну Бутийе, он подумает позже. Может, кстати, как раз заодно и признаться про аббатство? - Я… я буду очень вам обязан, если ее величество… забудет про меня. Я не знаю даже, чем вам клясться, но шевалье дю Роше, он… я никогда его не о чем не спрашиваю про ее величество.

+1

20

Луиза поежилась, потому что эта мысль ей совсем не понравилась, что шевалье дю Роше мог доносить господину кардиналу, но потом решила, что быть такого не может, ни за что!

- И не спрашивайте, - весело сказала она, - он же дворянин. У меня сестра тоже не дворянка, поэтому я понимаю, но вы лучше ему об этом даже не заикайтесь, это ужасно оскорбительно. Не извиняйтесь, лучше давайте заранее подумаем. Это приемная, да? Где ход? То есть там же наверняка куча народу, да? И от них надо как-то избавиться, а то про этот ход все узнают.

Шере задумался по-настоящему. Это же будут дворяне, их можно только убедить уйти…

- Приказать лакею проветрить комнату? - нерешительно предложил он.

- Не выйдет, - вздохнула Луиза, нетерпеливо постукивая каблучком. Должен же быть способ, обязательно должен быть! Пожар? Так тушить кинутся… Или, может, по соседству пожар? - О, придумала, придумала! Месье Шере, у вас есть деньги? Пожалуйста, совсем немного, и пары ливров хватит!

Конечно, у него были деньги, должны были быть деньги, он же простолюдин! И Луиза не стала даже ждать, пока он вытащит нужные монеты из кошелька, и сама у него кошелек выхватила. И вообще, разве она не подарила ему браслет, это же гораздо больше денег!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Уроки правды. 6 ноября 1628 года