Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Предлоги, поводы, причины. 18 февраля 1629 года, Гренобль: Г-н де Кавуа приезжает к кардиналу де Ришелье.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Уроки лжи. 6 ноября 1628 года


Уроки лжи. 6 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 44

1

Продолжение эпизодов:
Барская скука и Самые странные смотрины

Отредактировано Dominique (2018-03-12 21:53:35)

0

2

В Лувре Шере появился, преисполненный самых мрачных предчувствий. Коротенькая беседа с г-ном Бутийе затянулась далеко за полночь и оставила позади ощущение захлопнувшейся у него за спиной тюремной двери - никакого выбора ему не оставили. Но был ли хоть какой-то выбор, чтобы его оставлять?

Оделся Шере в этот раз много приличнее, хотя и по-прежнему куда скромнее, чем подобает секретарю первого министра, и в Лувр его пропустили едва глянув. Встретившаяся по дороге чинная горничная, получив четверть экю, охотно взялась сообщить о нем г-же де Мондиссье, но вернулась только через полчаса, когда Шере окончательно уверился, что она его надула - с чего бы нравам при одном дворе отличаться от нравов другого оттого, что один называется королевским, а другой – Чудес?

- Велено вас в покои ее величества проводить, - восхищенным шепотом сообщила горничная, - ее величество со своими дамами заняты будут, а вы, стало быть, в приемной подождете, они и выйдут. Госпожа де Мондиссье, стало быть.

- Страшная она? - встревоженным шепотом спросил Шере.

До покоев ее величества идти было далеко, и он успел узнать, что г-жа де Мондиссье совсем не страшная и не злая, с прислугой не заносится, хотя другие дамы ее терпеть не могут, а еще щедрая, хотя и себе на уме, и кастелянша ее не любит, а за что - не говорит. Тут они дошли до приемной, оказавшейся предсказуемо полупустой, и Шере занял наблюдательную позицию у окна, приготовившись к долгому ожиданию.

+2

3

Когда ей передали, что ее ищет некий месье Шере, Луиза стояла у распахнутого окна, кутаясь в меховую пелерину, и рисовала сердечко горячим вином по снегу на подоконнике. Вообще-то она хотела еще рассказать, как один гвардеец его светлости в Савойе подшутил над своим приятелем, но эта история ни для ее величества совсем не подходила, ни для мадемуазель де Сент-Уэр, и поэтому Луиза рассказывала вместо этого, как один дворянин в Турине написал так вот признание в любви для своей дамы, только не вином, а кровью, а ее муж затеял потом игру в шары, чтобы узнать, кто ранен. Заметив горничную, которая остановилась неподалеку, Луиза, конечно, прервалась, а когда девушка сказала ей, что пришел месье Шере, приказала ей привести его в приемную, подождала, пока служанка отойдет, а потом зашептала:

- Ваше величество, а можно его сюда позвать? Тогда он точно ничего не заподозрит, если вы велите мадам дю Фаржи читать вслух, а всем дамам ее слушать, то он непременно подумает, что ваше величество тоже там, а они нас не подслушают.

Ее величеству Луиза рассказала, конечно, не все, но почти все. Про тайный ход она говорить не стала, а вот про то, как она якобы сватала месье Шере Лукреции, рассказала, и про то, что он, наверно, сказал монахам в аббатстве, что ему как будто по приказу господина кардинала надо войти, тоже, а еще про то, что она его зазвала к мадам де Сенесе, и что если он служит господину кардиналу, то от него им может быть польза, потому что и платят ему явно мало, и брату своему, шевалье дю Роше, он так хочет помочь, что вот, даже пошел с ним в аббатство посреди ночи, лишь бы только он свой фант выполнил. Интриговать ее величество, правда, не умела, но Луиза надеялась, что она сможет помочь, когда надо будет, а то мадам де Шеврез ее ничему как будто не учила, и Луиза тогда окажется в этом полезна.

+2

4

Королева стояла возле окна, любуясь природой и слушая рассказы Луизы. Госпожа де Мондиссье знала много интересных историй, и королева любила слушать её рассказы. Придворные дамы переговаривались между собой, занимались рукоделием, в покоях королевы было несколько шумно, и потому, когда вошла служанка и доложила о некоем месье Шере, этого никто не заметил; королева вопросительно взглянула на Луизу, как бы спрашивая, что делать и как им поговорить, чтобы их не подслушали. Луиза что-то быстро прошептала в ответ, она умела понимать королеву без слов. Королева кивнула, соглашаясь со своей подругой.
- Да, позовите его сюда, Луиза, - ответила также тихо Анна. Она подозвала мадам дю Фаржи и попросила её принести книгу, что-нибудь из романов. Когда мадам дю Фаржи  вернулась с книгой, королева приказала ей читать вслух, приказав и всем дамам слушать её, возле себя королева оставила лишь мадам де Мондиссье. Сделав вид, будто внимательно слушает чтение романа, королева сделала знак Луизе привести месье Шере.

Королева Анна сидела задумавшись, откинувшись на спинку кресла, руки её свободно лежали на подлокотниках.
"Но что Луиза говорила про шевалье дю Роше? Кажется, что месье Шере - его брат? Очень интересно... Нужно будет как-нибудь расспросить Александра, рассказывал ли он что-нибудь из того, что происходит здесь, своему брату, который служит кардиналу... Впрочем, этот юный шевалье, кажется, славный мальчик.." - размышляла королева. Когда вошёл месье Шере, она выпрямилась и взглянула на него внимательным, изучающим взглядом.

- Месье Шере? Рада вас видеть, - спокойным, даже несколько холодным тоном произнесла королева, всматриваясь в его лицо. Что-то показалось ей не так, но тогда Анна не обратила на это внимания, отогнав ненужные мысли. Она оглянулась - придворные дамы были увлечены (или делали вид, что увлечены) чтением, время от времени они тихонько, шёпотом переговаривались между собой. Анна подозревала, что кто-то из них шпионит за ней, но не знала, кто именно. Хотя...мало ли кто может прийти к королеве: быть может, это какой-нибудь проситель или кто-то ещё, но в любом случае, кардиналу лучше об этом не знать. К счастью, придворные дамы не могли слышать её слов - их заглушал голос чтицы, не смевшей прервать чтение без приказа королевы, да и сидели они на достаточном расстоянии от неё.
- Я бы хотела поговорить с вами об Александре, шевалье дю Роше.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-07 21:18:22)

+2

5

Г-жа де Мондиссье показалась Шере обеспокоенной, но прямо спросить, что ее тревожит, он бы не решился и ограничился потому учтивым поклоном и обычными приветствиями. Г-жа де Сенесе, с другой стороны, выглядела совершенно непроницаемо, пока ее холодный взгляд не вызвал в Шере горячего желания немедленно исчезнуть. Рассудок твердил ему, что не станет ни одна дворянка винить простолюдина в шалостях его благородного родственника и уж тем более не будет обсуждать с ним что-либо, касающееся его пребывания при дворе, но сердце сжималось, а воображение упорно подкидывало все новые и новые ужасы: Александра вновь в чем-то обвиняют; Александра прогоняют потому, что у него есть незаконнорожденный брат; Александр убедил г-жу де Сенесе взять на службу и его; Александра прогонят, если Шере не подчинится приказам г-жи де Сенесе; Александра подозревают в том, что он тоже служит г-ну кардиналу… Из всех этих соображений смысл имели разве что два последних, но и одних их хватило, чтобы обеспечить его бессонной ночью накануне. Как мог он убедить кого-либо, что никогда не расспрашивал и не будет расспрашивать Александра о делах службы, ничего у него не просил и просить не будет и скорее уволился бы сам, чем подверг бы риску карьеру мальчика? Как доказать, что Александр важнее для него всего на свете, не превратив его при этом в заложника при брате?

- Я… я всецело к вашим услугам, сударыня, - привычным шепотом отозвался он, склоняясь в поклоне. Г-жа де Сенесе оказалась не только много моложе, чем он предполагал, но и много красивее - как же красива должна была быть королева, чтобы не опасаться такой красавицы в своей свите? Конечно, она дружила и с герцогиней де Шеврез, а та считалась божественно прекрасной… О чем он только думает? Герцогиня де Шеврез была совсем иной - правда, он и видел ее в мужском платье…

+3

6

Когда Луиза вернулась с месье Шере, она немножко боялась, если честно, что ничего у них с ее величеством не выйдет, но сразу же увидела, что все получилось очень хорошо - что дамы все сидят кружочком вокруг чтицы, а ее величество в стороне и даже оглядывается, как будто проверяет, словно ее отпустили, и платье на ней было не самое роскошное сегодня, так что и по нему тоже догадаться нельзя, хотя другие дамы, конечно, поглядывали в ее сторону, но так осторожно, что посторонний мог бы и не заметить. Поэтому Луиза приободрилась и сделала ее величеству реверанс, очень глубокий, но не самый почтительный, не так, будто она только-только пришла, и хотя садиться, конечно, без разрешения не стала, но встала сбоку и сзади и немножко на спинку кресла ее величества облокотилась, так чтобы другие дамы не заметили, а месье Шере подумал, что они здесь подружки.

+2

7

Королева жестом указала месье Шере на стул напротив, отметив для себя, что молодой человек чем-то обеспокоен. Вопрос, который она собиралась задать, действительно касался Александра, точнее, его недавней шалости. Анне ещё тогда показалось, что мальчик будто чего-то недоговаривает, чего-то боится?... И ещё тогда ей захотелось узнать, отчего так вспыхнул юный паж, когда де Круазье сказал о том, что он, видимо, провёл ночь у брата...Боялся обвинения в трусости? Или...? Или мальчик скрыл правду? То есть он ходил в аббатство ночью, но не один, а с братом? Ведь тогда и сказал нечто вроде: "Да, я пошёл к брату. А потом в аббатство". Что-то странное было во всей этой истории, даже если вспомнить то, что рассказала Луиза, всё равно что-то не увязывалось. И королева, собравшись с мыслями, наконец, сказала:

- Вы, я думаю, знаете об игре, в которой шевалье дю Роше выпал фант пробраться в аббатство. Но речь не об игре, а том, что произошло той ночью. Я знаю, что Александр обычно правдив, но всё же - он не мог проникнуть в аббатство без чьей-либо помощи. До этого он был у вас - шевалье сам в этом признался. Я полагаю, вы помогли ему пробраться в аббатство, ведь он, наверное, доверяет вам, как старшему брату. Здесь речь идёт не об игре, а о том, что, возможно, ночью произошло нечто, о чём Александр побоялся или поостерёгся сообщить тогда, и в то же время он боялся солгать. Я хочу знать, что произошло на самом деле, - её величество старалась говорить спокойно, не выдавая своих эмоций, хотя последняя фраза, возможно, прозвучала несколько..повелительно, быть может...  Королева была абсолютно искренна в этот момент, она не сказала ни слова неправды, решив сразу приступить к делу, а не ходить вокруг да около.

- Как и зачем вы пробрались в аббатство святой Женевьевы? - прозвучал прямой вопрос, и королева устремила внимательный взгляд на месье Шере, который, как ей показалось, выглядел растерянным. Она оглянулась на Луизу, стоявшую за ней, облокотившись на спинку кресла, взглядом будто спрашивая её, правильно ли всё она делает, и ища поддержки подруги.
Анна думала: "А что, если он не захочет сказать правду? Как в таком случае узнать, что произошло?" Ибо во всей этой истории действительно было что-то неясное.

+2

8

Шере послушно присел на краешек табурета, не сводя с дамы взгляда, в котором недоумение мешалось с тревогой, и тщетно гадая, чего она добивается. На один краткий миг, впрочем, он отвел глаза, чтобы глянуть на г-жу де Мондиссье. Значит, не зря Александр ей доверял - судя по выбору выражений, г-жа де Сенесе все-таки не была уверена, что в аббатство они ходили вдвоем, а значит, г-жа де Мондиссье откровения Александра дальше не передала.

- Сударыня, прошу прощения… - Шере и видом, и голосом обозначил глубочайшее раскаяние - кто он, чтобы возражать придворной даме? - Но я служу его высокопреосвященству… и мне нет нужды… пробираться. Мне достаточно было добиться поручения в это аббатство и пройти по нему. Я попросил шевалье переменить платье, чтобы не привлекать внимания, и… Умоляю вас, сударыня, мне бы не хотелось, чтобы то, что он полагает приключением, утратило всякую привлекательность и превратилось в обычную ночную прогулку… и в его глазах, и в глазах его друзей. Он так юн еще, а они могут счесть, что он выполнил свой фант… слишком легко.

Старательно подбирая слова - так, чтобы и не солгать, и не дать своей собеседнице пищу для подозрений, Шере лихорадочно прикидывал, станет ли г-жа де Сенесе копать глубже. Если ее тревожил один только Александр, то нет: из его рассказа очевидно делалось, и что они никак не преступили законы, и отчего шевалье дю Роше был склонен не распространяться о деталях - полагая их куда более опасными и сомнительными. Но если г-жа де Сенесе подбирала ключ к секретарю г-на кардинала… Вспомнит ли она, что это поручение должно было позволить им войти в аббатство ночью?

Все-таки для того, что он о ней слышал, она казалась слишком молода и наивна, но и прямота ее легко могла быть всего лишь маской. Все же далеко не первый год она при дворе, а он… не сравнивать же королевский дворец с парижским дном!

+2

9

- О, не волнуйтесь за Александра, и он, и его друзья считают это настоящим приключением; по крайней мере, тогда я явно видела в их глазах восхищение, когда шевалье пришлось рассказать об этом. Вы боитесь за Александра - не бойтесь, ему ничего не будет, я могу вам это обещать. Будучи внимательной слушательницей, королева Анна интуитивно насторожилась, когда месье Шере сказал о том, что ему достаточно было получить поручение в это аббатство... "Значит, поручение? Ночью?" - мелькнула у неё мысль. - "Очень интересно..."

- Скажите, месье Шере, а какие же поручения могли быть вам даны, что их непременно понадобилось исполнить ночью? Мне нужно знать, что произошло тогда, и знать правду; я бы не хотела расспрашивать юного шевалье, я понимаю, почему он тогда сказал неправду о том, что был один, но думается мне, что дело не только в этом. В любом случае, здесь нет ничего опасного ни для него, ни для вас, если вы так опасаетесь за шевалье дю Роше, могу вас заверить.

"Он не сказал сразу, что сначала был у вас и даже рассердился на друга, когда тот упомянул про то, что, в общем-то, Александр был отпущен к брату, то есть к вам... - подумала про себя королева. - Может быть, Александр боялся, что это как-то навредит его брату, зная, что тот служит у кардинала? Не хотел расспросов о брате? Да, такое вполне могло быть. Теперь я понимаю поведение Александра тогда... Но нужно, чтобы и этот месье, наконец, поверил, что Александру ничего не угрожает. Похоже, что оба брата очень привязаны друг к другу".
Кусочки стали постепенно складываться в картинку, но кое-чего всё ещё не хватало. А именно - что же всё-таки произошло ночью в аббатстве? И почему юный шевалье, несмотря на такую естественную для мальчика некоторую хвастливость, не рассказал об этом. Значит, было что-то, не предназначенное для посторонних ушей. Королева подумала, что если он мог дать кому-то слово не рассказывать..."А ведь игру с фантами затеяла Луиза. Может быть, ей известно больше?" - и Анна снова взглянула на подругу, на этот раз чуть более строго и испытующе.

"А если нет? А если опять будет выкручиваться? Что же, тогда мне останется последнее средство... Интересно, как он поступит тогда?" - Анне очень не хотелось этого делать, но похоже, что всё шло к тому...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-08 15:35:08)

+3

10

Если бы Шере стоял, он поклонился бы, пряча глаза, чтобы скрыть даже проблеск чувства - но сидя он мог надеяться лишь на то, что его привычная маска туповатой благожелательности не потеряла своей непроницаемости для чужих взглядов. Боже милостивый, не может же она и в самом деле считать, что он ответит на такой вопрос!

- Я умоляю вас простить меня, ваша милость, - смущенно забормотал он, - но я не могу… мне запрещено… если вам будет угодно осведомиться у господина Бутийе, моего начальника… Я… я не знаю, что из того, что мне поручается, я могу невозбранно обсуждать…

Даже в непроизвольном движении пальцев, сминавших поля его шляпы, Шере сейчас не лгал, и страх, читавшийся на его лице и в опущенном долу взгляде, был неподдельным. Вряд ли г-н Бутийе выдаст их с Александром, но расспрашивать будет, и с него-то станется отправиться в аббатство, чтобы вызнать истину. Само по себе это не было причиной пугаться, но хуже была настойчивость, с которой эта женщина подчеркивала, что Александру будто бы ничего не грозит - словно понимала, насколько ее собеседника тревожит его судьба. Вряд ли она не осознавала, что верить ей у Шере не было ни малейших оснований, а значит, эта настойчивость была сама по себе угрозой.

- …но если бы я мог оказать ее величеству услугу иного толка…

Он решился, наконец, снова поднять глаза. Это была сделка, пусть и не та, которую он стал бы заключать сам, и, взглядом и тоном давая понять, что у него есть что предложить, он не особо верил, что этим все закончится.

Отредактировано Dominique (2018-03-08 16:28:39)

+2

11

"Услугу иного толка..." - задумалась Анна. - Что касается поручения, - лёгкая улыбка промелькнула на губах королевы, - мне и не нужно, чтобы вы говорили мне о нём, я только хотела сказать, что вряд ли вы бы получили поручение, которое непременно нужно было исполнить ночью.  Но...что вы имеете в виду, месье Шере, говоря об услуге? - скрывая любопытство, спросила королева. Она по-прежнему сохраняла хладнокровие и спокойствие, благодаря строгому испанскому воспитанию это было не так уж трудно.

"Её величеству... - как молния, поразили королеву эти слова. - Неужели он догадался? Хотя нет, тогда бы он сказал "вашему величеству"..Нужно быть осторожней. Всё не так просто. И это ещё больше убеждает меня, что ночная прогулка в аббатство была не просто прогулкой... Я должна знать, что произошло". Королева понимала, что ведёт опасную игру - этот человек служил кардиналу, и она не могла полностью ему доверять. И всё же..о какой услуге он говорил? Но он не верит ей. Что же сделать, чтобы этот человек понял, что может говорить открыто, не боясь навредить Александру? Приказать позвать юного пажа? Нет, это не тот вариант. Но нужно послушать, что он ответит, а потом уже решать.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-08 16:45:48)

+2

12

Шере, пожелай он выйти из обычной своей роли, мог бы заметить г-же де Сенесе, что ему и не нужно было поручение, которое требовалось бы исполнить ночью - только такое, которое можно было бы ночью исполнить - но у него не было ни малейших причин указывать даме на такие мелочи. Если она отказывалась поверить, что он сумел добиться подходящего задания, никакие его заверения и доводы не убедили бы ее в обратном, а то, что г-н Бутийе не скажет большего, ей, судя по ее ответу, было очевидно. Да, ее расспросы кончатся скверно для него, но ей было куда выгоднее принять его предложение и сохранить тайну… которую она смогла бы использовать вновь и вновь.

- Прошлым летом, - тихо сказал он, - в покоях ее величества была убита фрейлина, помните? Вы не хотели бы узнать, как это случилось?

Одновременно он ломал себе голову, как предотвратить новые попытки. Пока г-жа де Сенесе не рисковала ничем, а он - слишком многим, и подобное положение дел Шере решительно не устраивало.

+2

13

"Летом..в прошлом году..Марселина..." - вспомнила королева. Да, конечно, Её Величество помнила об этом и тогда была очень сильно шокирована, узнав об...об этом. Едва заметная дрожь пробежала по ней - воспоминание было не из приятных; кажется, тогда так и не смогли найти убийцу, хотя подозрения были... Анна встряхнула головой, отгоняя воспоминания. "Почему он вспомнил об этом? И именно сейчас? Нет, как бы мне ни хотелось узнать это, я... Но нет...как же я сразу не поняла, - догадалась Анна. - Конечно, он хочет перевести разговор на другую тему. Это действительно была бы хорошая услуга, но не здесь и не сейчас. Слишком много здесь людей". Вслух Анна ответила:
- Благодарю вас, месье, думаю, что её величество была бы признательна вам за эту услугу, но мне кажется, что здесь не самое подходящее место. - Королева хотела добавить что-то ещё, когда в её покои неожиданно вошла одна из фрейлин, и, приблизившись к её величеству, склонилась в почтительном реверансе.

- Ваше Величество, - обратилась девушка к королеве...
- Ох! - невольный вздох вырвался из груди королевы, она бросила на фрейлину быстрый взгляд, делая знак ей подняться. - Прошу вас, милая, подождите, - ласково отвечала королева Анна, стараясь быть как можно более мягкой: в конце концов, вины девушки здесь не было. - Идите пока и присоединитесь к остальным дамам и мадам дю Фаржи, я позову вас позже.
Фрейлина, поняв, что пришла не вовремя, тотчас отошла, а Анна снова взглянула на месье Шере: инкогнито было раскрыто, но совершенно случайно, ни она, ни Луиза не могли этого предвидеть, планируя встречу. К тому же Анна вспомнила, что сама недавно послала эту девушку с каким-то поручением, и теперь она лишь явилась доложить ей..

- Случай раскрыл меня, месье Шере, - тихо вздохнув, сказала королева, - теперь, я надеюсь, вы всё же поверите мне, что ни Александру, ни вам нечего бояться; я также надеюсь - вы понимаете, что мне необходимо знать правду. "Надеюсь, вашей королеве вы не решитесь солгать?" - подумала Анна.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-08 21:12:21)

+2

14

Усилием воли Шере даже из-под опущенных ресниц не глянул на г-жу де Мондиссье, которая явно была причиной тому, что его высокородная собеседница не желала обсуждать события прошлого лета - почему бы? Может, это была тайна для посторонних - тех, кого в Лувре тогда не было? Или - склонив голову в знак покорности, Шере вскинул ее вновь, чтобы посмотреть на подошедшую фрейлину - дело было в этой?..

В следующее мгновение он вскочил на ноги, ошеломленный до глубины души. Королева? Это была королева, а он?..

- Ваше величество, - растерянным эхом отозвался он, - я не… Прошу прощения, я… Клянусь, я не солгал ни словом и…

Как он мог не догадаться? Слишком молода, незнакомый выговор, слишком красива, да еще и г-жа де Мондиссье выполняла ее поручения!..

Сердце захолонул темный ужас, и Шере опустился на колени.

- Ваше величество, я… я не признался, что мне нужно было… помочь шевалье дю Роше, но… Я умоляю вас… я не могу говорить о своих поручениях без дозволения моего господина и… Или его величества! - в последний момент он вспомнил и об этой возможности, столь же далекой, сколь и дозволение его высокопреосвященства – хотя Ларошель и пала, ни король, ни первый его министр в Париж еще не вернулись. - Я виноват, но… я не сделал ничего дурного, клянусь!

Если у ее величества была хоть капля мозгов, она должна была сообразить, что ничего у него не узнает - да и достаточно Шере понимал дворянскую честь, чтобы знать, что приказать ему говорить там, где он ясно указал, что полагает это предательством, она не сможет - уж точно не при г-же де Мондиссье. Конечно, она могла бы отослать свою наперсницу, но не сочтет ли та это недоверием - особенно после того, как ее уже объявили неподходящим обществом для того, чтобы говорить о смерти фрейлины прошлым летом? Риск, конечно, был, но…

Как он только мог не догадаться?!

+2

15

- Я верю вам, - улыбнулась королева. Кажется, молодой человек был сильно поражён тем, что сейчас произошло. - Хорошо, я больше не буду испытывать вас, вы хотели помочь в чём-то шевалье дю Роше, и это как-то оказалось связанным с данным вам поручением, если я правильно поняла вас? - Королева почти не сомневалась, что странное поручение, которое он выполнял ночью, было лишь отговоркой, но настаивать не могла, особенно после его слов о том, что он не может ничего рассказать без позволения Его Высокопреосвященства или Его Величества. Королева сделала месье Шере знак подняться.
- Я верю вам, что вы не солгали мне и не сделали ничего дурного. И если ничего дурного в этом нет, если вы только лишь помогли шевалье, думаю, что обо всём остальном я могу спросить у него, если уж вы не хотите мне сказать сами. Я думала пока не беспокоить Александра, но, видимо, придётся с ним поговорить. Впрочем, он мне нравится, юный шевалье - милый мальчик.

- Я хочу сказать вам, - после короткой паузы вновь заговорила королева, улыбаясь мягкой, доброжелательной улыбкой, отразившейся в её глазах, - что вы можете больше не беспокоиться за Александра. Думаю, он будет рад узнать, что он может больше не скрывать то, что вы - его брат, из-за того только, что вы служите Его Высокопреосвященству. - И королева Анна протянула ему руку. И неожиданно для самой себя Анна вдруг сказала:
- И если сейчас вы хотите спросить у меня что-то или что-то сказать, я готова вас выслушать.

"Игра в фанты...Аббатство..причём ночью...Зачем именно ночью? И в чём месье Шере помогал своему брату? Что успел натворить Александр, куда его втянули?" - вот были вопросы, над которыми размышляла королева в поисках ответа. И один уже отказался ответить, другой - юный паж - мог не рассказать по той же причине, что и его брат, оставалась лишь подруга - Луиза... Луиза, бывшая безмолвной свидетельницей этого разговора.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-09 00:42:03)

+2

16

Воспользовавшись тем, что она стоит позади своей королевы, Луиза бросила на месье Шере взгляд, в который постаралась вложить мольбу, испуг и неловкость разом. Ну да, она сказала ему, что приведет его к мадам де Сенесе, но она же не виновата, что все так получилось! Как бы шевалье дю Роше еще намекнуть, что ни в коем случае не надо про тайный ход болтать? А вдруг он подумает, что его брат все-все рассказал? Вот так всегда и бывает - хочешь помочь, а вместо этого только себе хуже сделаешь!

Может, напомнить ее величеству, что шевалье дю Роше надо расспрашивать отдельно?

- Я позову его, ваше величество? - робко предложила Луиза, хотя ничуть не меньше хотела бы наоборот остаться и послушать про убитую фрейлину. Королеве-то все известно, а вот ей!.. И как теперь быть? У самого месье Шере потихоньку потом спросить? Так ведь он может ей и не рассказать, особенно зная, что при ней, Луизе, ее величество не хотела про это говорить - и почему, спрашивается? Чем это она неподходящая?!

Как ей было ни грустно, что ее величество ей, оказывается, не так уж и доверяет, а свою роль Луиза играть продолжала - если ее величество хочет знать, как это они с шевалье дю Роше в аббатство попали, то она с радостью поможет - даже если ей для этого нужно притвориться недоброй!

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2018-03-09 00:04:46)

+2

17

Шере безмолвно поднялся с колен и снова поклонился - на сей раз едва ли не до земли. Нет уж, это предупреждение он понял слишком хорошо - не для него придворные интриги, пусть ими сам г-н Бутийе занимается. Удастся ли поговорить с Александром, прежде чем мальчика вновь вызовут к королеве? И следует ли посоветовать ему, чтобы он солгал? Когда Александр передал ему приказ г-жи де Мондиссье, Шере, вспомнив все свои ночные страхи, выспросил у мальчика, что тот уже ей рассказал, и остался доволен, но с того дня увидеться с сыном ему не удалось, а если королева ему скажет, что его брат во всем признался? Он и сам ведь чуть все г-же де Мондиссье не разболтал!.. Ну, ладно - не чуть, но ведь мог бы?

- Я буду счастлив служить вашему величеству, - пролепетал Шере, едва касаясь протянутой ему белоснежной руки, и притронулся к ней губами так же почтительно, не зная, что и думать - такая честь ему, бывшему ростовщику, черт знает кому, если вдуматься! - Весь… всецело… к вашим услугам…

За его недоумением и страхом стоял, однако, и холодный расчет: г-н Бутийе был уверен, что им пожелают воспользоваться, и дал ему что предложить в ответ на угрозы. Угроз не было, но поверят ли в это в Пале-Кардиналь?

+2

18

- Да, Луиза, прошу вас, позовите Александра сюда. - Королева сейчас была благодарна Луизе, та умела находить выход из самых сложных ситуаций, ибо она не знала, что делать: ей хотелось узнать про то убийство, о котором говорил месье Шере, но при Луизе она бы не могла - слишком многое пришлось бы объяснять и рассказывать, а сейчас было немного не до этого. Впрочем, у них есть столько свободного времени, что порой они не знают, куда его девать, так что "я всегда успею рассказать об этом Луизе, если ей будет интересно; надеюсь, она меня поймёт, почему я так поступаю сейчас.." - подумала Анна. Однако, оставшись один на один, королева оказалась в затруднении - она не знала, как правильно ей себя вести сейчас, когда инкогнито раскрыто; поистине, ей было гораздо проще, когда он не знал, кто она... Когда Луиза ушла, королева сказала, обращаясь к месье Шере:

- Думаю, что вы не будете отрекаться от своих слов - вы говорили, что могли бы оказать мне услугу, рассказав об..о том, что произошло летом прошлого года. Насколько я помню, того человека так и не нашли, и никто не мог понять, как ему удалось проникнуть в покои фрейлины незамеченным. Но из ваших слов я поняла, что вы знаете ответ на эту загадку. Я бы хотела узнать, как это произошло, - и королева снова изящным, величественным жестом указала месье Шере на стул, приглашая его сесть - разговор вряд ли предполагал быть коротким. Она не знала, правильно ли поступает и как следует поступить, а потому доверяла, скорее, некой..интуиции, быть может.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-09 02:23:46)

+1

19

Давно уже Шере, не успевавший сейчас даже толком осознать лихорадочно сменявшие друг друга мысли, не чувствовал себя настолько беспомощно - слишком многое требовало зараз его внимания. Александр, как дать ему знать, что?.. Убийство, королева - боже, это была сама королева!.. Г-жа де Мондиссье, отослали ее под удачным предлогом или?.. На чьей стороне?.. Нельзя даже надеяться…

Надо было торговаться, но с королевой?

- Я умоляю ваше величество меня простить, - пробормотал он, снова усаживаясь на краешке стула, - я никогда… в таком высокопоставленном обществе… я никогда еще не бывал… Если я по незнанию…

Господи боже, да что он несет? Шере зажал заледеневшие ладони между коленями, пытаясь скрыть охватившую его дрожь. Просто ответить на простой вопрос.

- В общем… я знаю, да. Дело в том, что… в покои вашего величества есть тайный ход. Который ведет… за пределы Лувра. Я мог бы показать… показать, как туда попасть. Можно госпоже де Мондиссье, но… лучше шевалье дю Роше.

Надо ли было объяснять ей, что самой королеве он ничего такого показать не мог? И что этой тайной он делится не даром? Королевы же не интригуют - или все же да?.. Догадается ли она, чем обусловлен его выбор посредника?

0

20

Королева заметила, как смущён молодой человек, его взволнованную, обрывистую речь. Надо было успокоить его, но как - она не знала... Потому Анна старалась говорить спокойно и мягко. Но что он сказал? О, такого королева не ожидала! У неё были догадки и предположения, но об этом она даже не думала...
"Oh, mon Dieu! Тайный ход?! Но как..о, теперь всё понятно!.. Тайный ход..это очень любопытно... Да, конечно, он может показать его Луизе или Александру. Нет, пожалуй, юному шевалье лучше об этом не знать - мало ли он совершил проделок, а если теперь узнает про тайный ход... - королева улыбнулась своим мыслям, попытавшись представить, что может придумать богатая фантазия ребёнка, но тут же быстро спрятала улыбку - а то вдруг месье подумает, что это как насмешка. - Нет, лучше Луизе. Так будет...безопасней..и спокойней для всех", - решила Анна.

- Тайный ход? - переспросила королева с оттенком удивления в голосе. - Это многое объясняет... Думаю, лучше всего показать его Луизе. Вы, месье, я полагаю, осведомлены о проделках вашего брата? - сдерживая смех, с улыбкой сказала королева. Ей вспомнилось, как в первый же день службы... - Конечно, я всё понимаю, он ещё ребёнок, и именно поэтому, ради общего спокойствия, полагаю, что Александру лучше об этом не знать, господин Совалье и так порой не знает, что ему делать с юным проказником...  Да, будет лучше всего показать тайный ход Луизе, - слова эти, несмотря на мягкий тон, прозвучали скорее как приказ, который не подлежит обсуждению.
То, что вы мне сообщили, - продолжала королева Анна, - безусловно, очень важно. Скажите мне - могу ли я сделать что-то для вас? Я постараюсь сделать, что в моих силах, хотя заранее обещать не могу...

Анна решила быть осторожной с этим человеком, месье Шере: он много знает, кроме того, служит кардиналу, и мало ли какие указания могли быть ему даны, не просто же так его отпустили в Лувр... Анна, хоть и не плела интриги, но была достаточно умна для того, чтобы понять простую вещь: никто ничего не делает просто так, и этот человек, возможно, захочет узнать что-то от неё...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-09 16:23:10)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Уроки лжи. 6 ноября 1628 года