Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудесная мельница. Весна 1628 года


Чудесная мельница. Весна 1628 года

Сообщений 21 страница 38 из 38

1

Продолжение эпизода Чудеса продолжаются, оказываясь рукотворными. Весна 1628г., Лангедок

0

21

- Тогда полезли, - согласилась Эмили, в который раз удивляясь тому, сколько всего знает простой с виду парень. Про древних греков, про скалу какую-то, и стихами так и сыплет... - Только ты первый, потому что я цирковым акробатом не была.
В детстве, правда, все деревья и заборы были ее, что приводило няню в отчаянье — ведь приходилось не только без конца чинить порванные юбки и чулки, но и стараться, чтобы хозяин об упражнениях племянницы не узнал. И он узнавал, конечно, но... далеко не всегда.
- А ты точно думаешь, что будет погоня?
Наверное, их ищут уже по всей округе... Герцогиня подняла тревогу, Луи-Франсуа приехал... При мысли о муже у Эмили защипало в носу. Вот только раскисать было нельзя...

+1

22

- Ну, откуда мне точно-то знать, ваша милость? - хмыкнул Лапен. - Я не Эндорская волшебница и не дельфийский святой пророк. А только чует мое сердце, что искать нас будут, и крепко, как рыщет волк свирепый по чащобе, добычи алча, щеря злобно пасть... Уж дозвольте, я слезу.
Лакей бросил на хозяйку подозрительный взгляд. Не пустилась бы наутек, чтобы прямо сейчас, немедленно, искать того соседа-католика и спасать паршивую "герцогиню"... чтоб ту поганую бабу холера унесла!
Спускаясь по лестнице с еще приличными ступеньками, Лапен продолжал говорить:
- Но тут, ваша милость, мы будем в покое и безопасности, как дитя в матушкиной утробе, ежели можно этак выразиться при знатной даме. А сюда никто не сунется, уж я уверен. Сбережет нас дурацкая легенда про проклятье...
Последняя ступенька все-таки подломилась. Лапен резко приземлился, удержался на ногах, только прикусил язык.
А что бы ему, дурню, прикусить язый чуть раньше, до того как прозвучало слово "проклятье"?

+1

23

Графиня, однако, никуда в темноте убегать не собиралась и довольно ловко полезла вслед за парнем, в который раз удивляясь, до чего бойко подвешен у него язык.
- Дельфийский оракул был. Ты там не упал?
Она попыталась разглядеть Лапена, но увидала лишь темную тень, которая вроде бы стояла. Спускаться Эмили стала еще осторожней, сломанную ступеньку нащупала ногой, наступать не стала, а повисла на руках, подумав, что ладонь не зря саднит, вот наверняка заноза!
- Я тут это... висю... Далеко до земли? А что за легенда?
Вопрос о легенде в таком положении прозвучал, пожалуй, странновато, но лучше уж было думать о сказках про проклятье, чем о деревяшке в собственной ладони. Графиня де Люз ужасно боялась вытаскивать занозы...

+2

24

Не так уж и высока была лестница, с которой сверзился Лапен и на которой повисла графиня. Не шахту же под мельницей вырыли! Но в темнотище действительно не видно было дна. Лапен вскинул руки на звук, удачно ухватил графиню за талию, сдернул с лестницы и поставил на землю.
Тут же испугался: что натворил, придурок! Нету такого закону, чтоб графинь за талию хватать!
И сделал то, что всегда делал в сложных и опасных ситуациях: отчаянно замолотил языком:
- А что за проклятия, ваша милость, так это глупость деревенская! Вроде как взрыв на мельнице, а чему там взрываться? А тут мельник был, говорят, красавчик и сердцеед. Окрестные девчонки из-за него друг другу косы драли. И вот одну он соблазнил и бросил. Она возьми да утопись, а перед этим прокляла мельника. Мол, пусть тебя черти в ад унесут, а мельнице твоей заговоренным местом быть, чтоб все живое вокруг губила. И утопилась, дура. Мельник тогда, говорят, только посмеялся. А вскоре мельница полыхнула, а с таким грохотом, словно это на пороховом складе какой-то дурень кремнем об огниво чиркнул... Вот крестьяне эти развалины и обходят стороной. Даже дверь, что уцелела, с петель не сняли...
Лапен перевел дух. Вообще-то эту легенду ему изложили весьма красочно: были там и черти, плясавшие в огне, и призрак утопленницы на развалинах, и стоны из воды. Но лакей не собирался пугать хозяйку.
- А я, ваша милость, по свету постранствовал, слыхал про разное. Оказывается, мучная пыль, когда пеленою в воздухе висит, может взрываться не хуже пороха! Мучной взрыв - так оно и называется, клянусь фургоном бродячих актеров, в котором я исколесил все дороги... ваша милость ведь изволил знать, что я подвизался в приюте муз и граций, пока ваш супруг меня на честную и порядочную должность соизволил взять из оного вертепа?

Отредактировано Лапен (2018-07-21 01:34:01)

+2

25

Плеск воды на мельничном колесе успешно скрывал звук шагов, и трое слуг г-на де Тириона, посланных на поиски беглянки подошли незамеченными почти к самой мельнице. Лунный свет был достаточно ярок, чтобы им не потребовались факелы, а, подходя к заколдованному месту, они невольно притихли до тех пор, пока их не всполошил донесшийся изнутри звук.

- Голос, слышь, Пере, голос! - ахнул Абель, младший из маленького отряда. - Нешто бесы?

Пере невольно поежился.

- Да нет, - с ложной уверенностью заявил он. - Их милость, верно.

- Да ну, - усомнился третий, - мужик говорил, голосина-то грубый.

На миг все трое притихли.

- А ну как разбойники какие? - шепотом спросил Абель.

- Эй, - неуверенно крикнул Пере, - а ну вылазьте, ваша милость!

Отправляясь в погоню, ни один из них не надеялся на успех. И если хозяин замка отправился к деревне, а г-н де Телифье - к главной дороге, то слуг послали по боковой тропинке только очистки совести ради. Тропинка, с тех пор как сгорела мельница, почти заросла, но г-н де Телифье, когда ему про это сказали, таким волком на них глянул, что слуги поспешили подчиниться - на что способен дворянин, которому помешали в любовных утехах, каждый из них догадывался, проверять не жаждал и уже раз сто последними словами обложил Деда Жерара, некстати вышедшего до ветра и заметившего беглецов.

+1

26

Графиня де Люз только собралась было поподробнее узнать, как это мука может взрываться, и как это устроить можно — потому что мало ли, когда в жизни пригодится, а еще сообщить, что у нее в руке заноза, хотя было бы страшно ее увидеть — но ведь от щепки в руке запросто помереть можно. Да и саднило ладонь... И тут...
- Помню я про вертеп... - прошептала Эмили. - Голоса, слышишь? Это за нами... За мной...
Она отчаянно пожалела, что никакой муки на мельнице сейчас нет.
- Ты, если что, не выходи... Спрячься, а потом за помощью беги, мне эти ничего не сделают...

+1

27

Лапен тоже понизил голос до шепота:
- Затихнем, подождем! Может, не сунутся...
Отдавать графиню погоне он не собирался. Пусть еще сунутся! У него глаза уже привыкли к темноте.
Резким движением, уже не думая об учтивости, парень оттолкнул хозяйку в самый дальний угол и встал так, чтобы заслонить ее - если вдруг какие-нибудь сообразительные козлы смекнут сунуть в люк факел. Вроде бы тени здесь должны укрыть беглецов... Хорошо, что на Лапене не красивая желто-алая ливрея с блестящими пуговицами, а простая темная куртка!

Отредактировано Лапен (2018-07-26 01:11:45)

+2

28

На зов Пере, предсказуемо, никто не откликнулся, и трое слуг снова уставились на обгорелое здание, словно их взгляды могли каким-то волшебством выманить беглянку из убежища.

- А точно голос был? - шепотом спросил Пере. - Может, помстилось?

- Да ведь Абель же тоже слышал! - воскликнул конюх Габен.

- Он сказал, их милость… А ну как русалки шалят? Ты какой голос слышал?

- Что значит, какой? - промямлил Абель.

- Ну какой? Мужской или женский?

Абель ожесточенно почесал голову.

- Н-не знаю. Женский, вроде. А Габен сказал - мужик.

Повисло молчание. Соваться в проклятое место ни один из них не жаждал, но и страх перед гг. де Пирионом и де Телифье - особенно последним - не позволял ни одному из них отступить, и нежелание показаться трусом, заговорив об этом первым.

- Эй! - снова позвал Пере. - Неча сидеть, выходите, ваша милость!

+1

29

Возможно, графине де Люз не пришла бы в голову такая мысль, не вспомни один из преследователей о русалках. Хотя... самые отчаянные идеи обычно приходили в ее кудрявую головку внезапно.
- Подыграй мне, - шепнула она парню. - Давай их напугаем!
И тут же, громко, но с придыханием (а как должны говорить утопленницы?) позвала, стараясь выговаривать по-местному:
- Человек!
Голос стал чуть глуше, словно она разговаривала с кем-то рядом (что и было на самом деле):
- Слышишь, сынок, это люди! Они теплые!..
И снова жалобно позвала:
- Человек, иди сюда, человек! Холодно здесь, темно! Согрей меня, человек!
За это время Эмили стянула с себя юбку, оставаясь в длинной рубашке — привидения, они ведь в белом? - и стала расшнуровывать корсаж.

+2

30

Первой мыслью Лапена было: "Она рехнулась!"
Вторая мысль: "Ну и что? Только сейчас, что ли, рехнулась?"
Подыграть? Он подыграет! Актер Лапен никогда не портил сцены товарищу, который начинал импровизировать.
В конце концов, бить морды этим дурням можно и после представления!
Но как подыграть-то? Лепетать детским голоском: "Мама, мама, человечинки хочу..." Вот тогда точно побьют!
Каркнуть вороном? Угу, это ночью-то...
Все эти мысли промелькнули в голове, заняв лишь пару секунд. К ним прицепились воспоминания о том, как крестьяне боятся филинов. Считают, что ночные птицы могут забрать у заплутавшего в лесу путника душу.
Вскинув согнутые ладони ко рту, Лапен мрачно, грозно ухнул филином.

+2

31

Возможно, один только сдавленный девичий голос не оказал бы на слуг того воздействия, на которое надеялась г-жа де Бутвиль, но от сопроводившего его грозного уханья все трое испуганно шарахнулись.

- Спаси, сохрани и помилуй! - охнул Абель, хватая Габена за локоть. - Что за нечисть?

- М-м-может, - промычал конюх, - их м-милость шутки шутит?

Побочный сын пастора, Габен успел побывать в Тулузе и считал себя оттого выше деревенских предрассудков, но и у него зуб на зуб не попадал. Оба обернулись к Пере, который, явно храбрясь, рванул дверь на себя и тотчас отскочил, словно ожидал, что из мельницы вырвется великан-людоед.

+2

32

Мадам де Бутвиль тем временем старательно вымазала лицо черной от старой сажи грязью, и в отблесках попадавшего через многочисленные щели лунного света казалось, что у белой фигуры нет лица — правда, возбужденно блестели глаза.
- Иди же, иди сюда! - мелодично провыла Эмили, завязывая юбку и корсаж в узел — если придется убегать, ей бы не хотелось остаться без одежды.

+2

33

При виде ее милости госпожи графини - с измазанным грязью лицом и в нижней рубашке - Лапен растерял остатки соображения.
Конечно, он спит! И видит кошмар!
Но щипать себя, чтобы проснуться, парень не стал. Во сне или наяву - он на сцене, надо играть!
Актер сделал единственное, на что его хватило: еще раз ухнул филином.
О, это был не испуганный крик птицы, залетевшей в развалины и не сумевшей найти выхода наружу. Нет, это было тяжелое охотничье уханье хищника, предвкушающего кровь.

+2

34

Все трое слуг замерли, прикованные к месту смертельным ужасом, когда вдруг в запруде под мельничным колесом что-то плеснуло, разрывая чары. С воплем Абель бросился прочь, споткнулся и растянулся на траве.

- А-а-а! - новый душераздирающий крик разорвал ночную тишину. - Не пускает!

Пере, словно очнувшись от сна, побежал, тяжело топая, прочь от берега, и Габен обогнал его почти сразу - спеша на подмогу товарищу, который всхлипывая от страха, поднимался на четвереньки, поворачивая туда-сюда заляпанную грязью физиономию. Бог весть что увидел Габен - но заорал и он, размахивая руками не хуже той же мельницы, и тоже дал деру - также поскользнувшись на каком-то корне, но сумев удержаться на ногах.

Не прошло и минуты, как на берегу ни осталось ни души - лишь снова плеснула в запруде рыба.

+2

35

- Ушли! -  радостно прошептала Эмили, поворачиваясь к Лапену. В темноте на перепачканном личике были видны только возбужденно сверкающие глаза. - Убежали!
Она тихонько рассмеялась.
- Здорово мы их напугали! А как ты филином ухаешь! Научишь меня?
Трудно сказать, зачем это могло пригодиться графине де Люз, да и сама графиня об этом наверняка не думала. Она снова развязала свой узелок и принялась одеваться.
- Думаю, нам надо уходить. Эти дурни расскажут господину, а тот может и не поверить...

+1

36

Лапен отвернулся, делая вид, что рассматривает нижнюю ступеньку лестницы.
- Подождем чуть, - сказал он тихо, - не вернулись бы.
Отвернулся он отчасти для того. чтобы графиня могла спокойно одеться, отчасти потому, что уж очень трудно было сохранять серьезное выражение лица. Даже актерская школа тут не очень помогала. Губы так и расплывались до ушей - Лапен представил себе, как ее милость графиня демонстрирует господину графу свое новое умение ухать филином.
"Ах да... когда мы выходили из замка, она просила научить меня лаять... Потрясающая женщина! Других подобных на свете нет! "Отлив ее, природа форму разбила..." или как там в роли говорилось... А эти дурни вздумали ее украсть, как обычную знатную даму, каких в дюжине двенадцать! Ничего, они наверняка уже начинают понимать, в какую передрягу вляпались!"
- Придется мне подсадить вашу милость на лестницу, - сказал он не оборачиваясь. Лапен старался, чтобы его голос не подрагивал от смеха. - А я уж за вами следом, мне легче. Припомню былые цирковые денечки.

0

37

- А я хорошо лазаю, между прочим! - весело отозвалась Эмили, которая натянула уже обратно юбку и быстро затягивала шнурки корсажа. - Только здесь не дотянусь, так что подсади.
Она понимала, что им надо было уходить, и быстро, что хозяин тех, кого они спугнули, скорее всего не верит в привидения,  зато знает округу, а они-то округу не знают, но ее охватило какое-то лихорадочное веселье. Потому что они сбежали из замка и напугали преследователей, и остальное тоже получится, они найдут помощь и даже Фьяметту спасут. Жаль только, что Мария-Фелисия наверняка хватится своих дам, будет волноваться и наверняка пошлет за Луи-Франсуа. Зато когда он приедет, она будет в полной безопасности.

+1

38

Тремя часами позже, когда высокое южное небо уже окрасилось рассветными тонами, в ворота замка Бизьяк постучали двое - дама и ее слуга. И пусть платье дамы было испачкано, а она сама растрепана и измучена долгой дорогой, ни у отворившего ей слуги, ни у появившейся почти сразу в гостиной г-жи де Бизьяк не возникло ни малейших сомнений в том, что они имеют дело именно с дамой. Потому, каким-то часом позже, по дороге на Брам помчался младший сын г-на де Бизьяка - в Тулузу поехал старший. Оба ехали с одинаковыми новостями, но старший ехал к г-ну герцогу и г-ну графу де Люз, а младший - к г-же герцогине.

Забегая вперед, следует сказать, что первый до своей цели не доехал - по пути его остановили люди г-на де Телифье, и г-жа де Бизьяк проплакала еще немало дней, проклиная тот час, когда Жак отворил г-же де Бутвиль. Но г-жа герцогиня послание своей юной родственницы получила, и была она при этом уже не одна.

Эпизод завершен

Семи месяцев не прошло! (;

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудесная мельница. Весна 1628 года