Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Между строк нет опечаток. 1 февраля 1629 года, перед рассветом: Г-н и г-жа де Кавуа обзаводятся собакой и избавляются от непонимания.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года: В доме у г-жи де Вейро поэты состязаются в поэзии, а мужчины - в благородстве.

Девица и монах в Новом свете. Начало февраля 1629 года: Донья Инес просит Арамиса о помощи.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
На три вещи можно смотреть вечно... Труа, 13-16 февраля 1629 г.: Г-н де Ронэ встречает капитана де Кавуа на пути в Труа.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года: Маркиз де Мирабель узнает новости от дона Рамона Варгаса.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Что вы умеете? 18 декабря 1628 года: Ришелье дает г-же де Бутвиль новое поручение.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудесная мельница. Весна 1628 года


Чудесная мельница. Весна 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Продолжение эпизода Чудеса продолжаются, оказываясь рукотворными. Весна 1628г., Лангедок

0

2

Замок стал устраиваться на покой привычно рано. Первыми погасли все огни в покоях старой г-жи де Пирион - та отошла ко сну вскоре после заката солнца, и никакие гости не изменили этот давно заведенный распорядок ее дня. Вскорости за ней удалился к себе и г-н де Пирион, но из-под дверей его спальни свет пробивался еще долго - владелец поместья, тяготившийся обществом своего гостя, ложился и вставал поздно, хоть во сне избегая того, кого не на шутку опасался задеть наяву. Г-н де Телифье, впрочем, ничуть не огорчился и, насмешливо пожелав ему доброй ночи, отправился в покои двух пленниц, откуда ушел после недолгой беседы уже в обществе той, кого полагал герцогиней де Монморанси: Фьяметта, поверив как будто, что у столь явного солдата имеются в покоях итальянские книги, поддалась на простейшую уловку, заявив, что раз он не согласен принести их ей на выбор, она выберет сама.

К этому моменту г-н де Телифье был не больше уверен, кто кого перехитрил, чем Фьяметта - в том, чего она на самом деле добивалась, поэтому удалились они, пикируясь, чему ничуть не помешало присутствие при разговоре г-жи де Бутвиль, которую оба предпочли не вовлекать в беседу, пусть и по разным причинам.

Какую-то минуту спустя в комнате появилась Нанон - разложить постель и погасить свечу по приказу г-на де Телифье. Приказ требовал от нее также помочь юной даме раздеться, но этим горничная пренебрегла и даже шепнула ей чуть слышно: «Не снимайте платье!», прежде чем стремглав вылетела из комнаты, бросила какую-то шутку часовому и убежала прочь.

Еще получасом позже в замке сделалось совершенно темно и тихо - столь тихо, так что тем яснее прозвучали в гостевой спальне почти беззвучные шаги, подобравшиеся к двери.

+1

3

Фьяметта злила госпожу де Бутвиль страшно — во-первых, своей явной глупостью, а во-вторых — столь явным же бесстыдством. Потому что даже круглая дура поняла бы, что отправились они отнюдь не читать по-итальянски. А поскольку господин де Телифье полагал итальянку герцогиней де Монморанси, поведение Фьяметты бросало тень на репутацию милой Марии-Фелисии. Это если бы господин де Телифье поверил, что ему уступила сама герцогиня. Но глупцом он не выглядел, а значит, разгадал бы их обман, хоть и был этот обман невольным и им навязанным. И значит, обе они были теперь в опасности. Но сказать при Телифье Эмили ничего не могла, остановить Фьяметту — тоже, могла только исподтишка покрутить пальцем у виска и проводить парочку взглядом до дверей.
Предупреждение Нанон встревожило графиню еще больше. На всякий случай достав стилет и  зажав его в кулаке, она отошла к окну, вглядываясь в темноту и твердо решив не спать. Звук шагов в соседней спальне заставил ее напрячься. Лапен или какой незванный гость, не дай Бог?..

+1

4

А в соседней спальне появился действительно Лапен.
Девица Нанон оказалась просто золотой сообщницей. Мало того что честно открыла калитку, так еще и охранника увела. Как ей это удалось и как она потом собиралась выпутываться из щекотливой ситуации, Лапен не знал, но полагал, что сережки с жемчугом девчонка отработала честно. Выкрутится. Вроде не дура.
-Ваша милость, - негромко позвал парень. - Это я, Лапен...
Тишина. Потом по ту сторону двери раздалось царапанье - и дверь распахнулась. На мгновенье в сердце слуги вспыхнула привычная гордость за хозяйку: чего только она не умеет!.. Но тут же парень взял себя в руки.
- Я за вашей милостью... А где вторая госпожа?

+1

5

Эмили устало улыбнулась парню.
- Я так рада, что ты жив! Вторая госпожа...
Вот как это объяснить? Что дура-Фьяметта решила, что выиграет что-то для себя, став любовницей похитителя? Графине де Люз не хотелось позорить даму перед слугой, но, с другой стороны, разве слуги не все знают? А с третьей стороны, неизвестно, что было бы, не уступи Фьяметта Телифье. Хотя, если он действительно полагал итальянку герцогиней, удивляться он должен был скорей ее  уступчивости... А значит, надо было бежать как можно быстрее... Но как оставить Фьяметту?
- Она сейчас не здесь. Как ты думаешь, за сколько мы можем добраться до Брама и позвать на помощь? Точнее, ты можешь добраться, потому что я не могу бросить эту... госпожу.

+2

6

Лапен надеялся, что все проглоченные им ругательства не отразились на его лице.
Если бы мысль могла убивать, "вторая госпожа" уже билась бы в предсмертных конвульсиях.
Какая, ко всем чертям, "вторая госпожа"? Ему, Лапену, одной госпожи хватает. Более чем...
Про себя он решил: пару минут на уговоры, а потом он хватает графиню на руки и уволакивает, как волк - овечку. Кричать она не будет. Не подведет верного слугу. Она не из таковских.
- Ваша милость, я вас тут не оставлю. У меня все готово для побега. Есть даже место, где можно переждать погоню. А второй госпоже вы все равно не поможете. Если кто-то захочет ее обидеть, вы же не будете с обидчиком драться!
Тут ему пришел в голову довод, который мог бы стать весомым для доброго сердца графини:
- Ваша милость, если граф узнает, что я мог вас отсюда забрать, а не забрал, он же меня убьет на месте. А если даже не убьет, так вышвырнет со службы, это уж точно, и будет сорок раз прав! Сдохну бродягой под забором... Так что давайте не будем терять времени. Быстрее убежим - дальше уйдем. И скорее приведем подмогу. А если не пойдете, я...
Лапен хотел сказать "силой унесу". Но вдруг ему представилось, что вот он предупреждает хозяйку о своих намерениях, а та бьет его кулачком в нос и захлопывает дверь. Она такая, с нее станется!
И Лапен на ходу изменил фразу:
- ...я останусь тут, буду вас охранять, и пусть за это здешние хозяева меня хоть повесят на стене!

+1

7

Какой он молодец! Все готово для побега, и убежище есть! Больше всего Эмили хотелось тотчас устремиться за слугой. Но как же Фьяметта?!
- Мы ведь за ночь не успеем? - с надеждой спросила графиня, зная прекрасно, что не успеют. - Граф тебя не убьет, он же меня знает... Ты пойми... Они ее за герцогиню приняли. Как поймут, что ошиблись — убьют, чтобы свидетелей не было. А если я убегу, они сообразят, что я подмогу приведу. И ее тогда точно убьют. А про тебя никто не знает, ты помощь быстро приведешь.
С каждым своим словом Эмили все больше понимала безнадежность своего положения. Конечно, Телифье догадался уже, что Фьяметта — не Мария-Фелиция. Может, их не убьют, однако хорошего ждать не приходится. Но как ее бросить?!

+1

8

Слово "убьют" тоской отозвалось в душе Лапена. И не о той даме он в этот миг подумал, пропади она пропадом!
Слуга еще раз попробовал уговорить госпожу. В конце концов, если она пойдет за ним своей волей, они быстрее успеют удрать, чем если Лапен будет бежать с графиней на руках. Да, она легонькая, как птичка, но все-таки...
Последняя попытка. А потом он хватает ее в охапку, перебрасывает через плечо - и будь что будет!
- Если поймут, что ошиблись, - убьют обеих. И ваша милость не поможет этой су... сударыне. А пока сомневаются - ее не тронут, хоть вы бегите, хоть не бегите. Герцогинь убивать - это просто так с рук не сходит. Не на то они ее украли, чтоб убить...
И тут Лапен швырнул свой последний козырь:
- До Брама мы за ночь не доберемся. Зато, если стряхнем с хвоста погоню, спрячу вас в надежном месте, а сам подамся за подмогой к соседу здешних мерзавцев. Его зовут де Бизьяк, он католик и не ладит с соседями! Авось и нас выручит, и сумеет помочь... э... второй госпоже.
"Надежное место" было ни черта не надежным, а очень даже сомнительным, и понадеяться на него мог только травленый волк, уходящий от гончей своры, - а чего терять-то? Но актер Лапен глядел твердо, уверенно, ни взглядом, ни голосом не выдавая, на какой соломенный мостик заманивает он графиню ради ее спасения.

Отредактировано Лапен (2018-03-11 18:44:28)

+1

9

- Да какая она герцогиня! - с досадой отмахнулась Эмили. - Уж верно догадался он...
«И хоть бы она ему до утра не надоела, тогда есть надежда...» - этого она вслух не произнесла, все же стесняясь парня. Но надежда была...
- Католик, говоришь, и не ладят? Тогда пошли быстрее! И не надо меня прятать, время только тратить! Прямо к этому де Бризьяку и бежим. Тебя он и прогнать может, ночь ведь, а меня выслушает и не помочь не посмеет. Потому что Монморанси — его герцог, а муж мой герцогу брат.

+1

10

Ух, какой камень свалился с души Лапена!
Парень почувствовал огромное облегчение и... и... и неужели - тайное разочарование, что упущен случай нести графиню на руках?
Но разочарование было пинком загнано в самый дальний угол души. Лапен заговорил быстро, азартно:
- Дверь, ваша милость, закроем. Как охранник вернется - пусть думает, что оно так и было... Вот так, а теперь - скорее по коридору.  Я дорогу знаю, а там нас ждет открытая калиточка...
Насчет "прямо к Бизьяку" - Лапен не стал спорить с хозяйкой. Это уж зависело от того, хватятся беглецов или нет, пошлют за ними погоню или не пошлют. А мельница так и так по дороге!

+1

11

Эмили быстро пошла за Лапеном. Коридор, лестница, еще коридор — и никого. Молодец все же парень, как ему только удалось?! Маленький садик, довольно ухоженный: дорожки ровные, кусты подстрижены, аккуратные грядки, некоторые с какими-то пожухлыми растениями — не иначе, хозяйка замка увлекается... Вот и стена, и калитка в стене... Они почти уже ушли, как вдруг, неизвестно откуда, то ли из-за угла, то ли из-под куста, вылетела и оглушительно залаяла мелкая собачонка непонятного цвета. Молодая женщина невольно вскрикнула. Она не боялась собак, особенно мелких — но уж больно внезапно все произошло.

+1

12

Лапен развернулся и гавкнул - грозно, басовито.
Мелкая тварюшка с визгом улетела прочь.
- Скорее, ваша милость, - поторопил лакей графиню. - Если кто из слуг нас услышал - решил, что чужая псина забежала и здешнюю шавку пугнула. А все-таки давайте-ка скорее отсюда.
За калиткой тропка вела к ручью. Лапен заметил мостки и вскользь подумал, что здесь прачки белье полощут...
- Ну да. ваша милость, - заговорил он тихо и весело, чтобы приободрить женщину, - мне в театре доводилось из-за кулис и собакой лаять, и львом рычать, и даже драконом реветь. Но если бы я, скажем, медведем рявкнул, ползамка бы проснулось... Дальше нам берегом. Эка досада, крапивой все заросло. Нас, положим, она не закусает, мы не босиком, да жаль, что след останется... Может, ваша милость изволит скинуть туфельки? Мы бы прошли по воде, по ручью. А он впадает в речку. На берегу есть развалины старой мельницы. Хорошее место, чтобы спрятаться.

+2

13

- Здорово у тебя выходит. Научишь меня лаять? - зачем это могло бы ей пригодиться, Эмили не знала, но надо же что-то говорить, чтобы не бояться... - По ручью, так по ручью... Собаки след не возьмут, да?..
Представить, что по их следу пустят собак, было на самом деле жутко. Как и ступать в темную воду — ведь совсем не видно, что там, на дне... Но графиня быстро скинула туфли, стянула чулки, засунула все это за пояс, подоткнула полы юбки и ступила в воду, шумно вдохнув — вода показалась очень холодной.

+1

14

Лапен тоже сошел в ручей - с башмаками в руках.
К счастью, идти по ледяной воде пришлось не очень долго. Над ручьем склонило ветви очень подходящее дерево.
- Ага! - Бывший циркач с ловкостью обезьяны взлетел на дерево и подал руку хозяйке.
- Можете надевать чулки, ваша милость. - Лакей подчеркнуто отвернулся. - А вон там, внизу, лежит большой валун. Я сам туда спрыгну и вашей милости помогу. Мы не оставили на берегу следов, мы молодцы, а дальше земля каменистая.
Тут он пригляделся внимательнее и заявил совсем бодро:
- А вот это, ваша милость, вообще красота и сплошная радость! Это вам послала Дева Мария! Она к вам вообще добра - помните, свою статуэтку вам в развалинах послала! Пучочки зеленые видите? Это дикая петрушка. Натрем ею подметки - ни одна собака след не возьмет! Это мне говорили...
Парень замялся: не про все его знакомства можно было рассказать знатной даме!  И закончил смущенно:
- ...знающие люди.
Находка пахучей травки и впрямь показалась бывшему актеру добрым знаком, предвещающим удачу побега. И он с чувством продекламировал:

На воле я, друзья, гуляю снова,
А все-таки томился под замком.
Ну, до чего ж судьба ко мне сурова!
Но благ господь. Сменилось зло добром*.

* Лапен цитирует Клемана Маро. На этот раз он даже знает фамилию поэта. Совершенно случайно, разумеется.

Отредактировано Лапен (2018-03-25 17:15:30)

+1

15

- Ты сочиняешь стихи?! - восхитилась графиня, усевшись на суку и послушно натирая подметки туфелек пахучей травой. Воистину, им бесконечно повезло с Лапеном — он столько всего знал и умел!  Эмили с сомнением посмотрела на блестящий в лунном свете мокрый валун. Парень спрыгнул ловко и держался, вроде, твердо, но хватит ли им двоим места? Она вздохнула и решилась: - Ладно, лови меня!
И прыгнула.  В самый последний момент одна ее нога все же поскользнулась на мокром камне. Словечко, вылетевшее при этом из уст благородной дамы, могло смутить и матроса...

+1

16

В ответ на сорвавшееся у госпожи словцо лакей не хмыкнул, сдержался. Ловко подхватил хозяйку за локоть, помог удержаться на камнях. Спрыгнул на землю, подал руку графине:
- Осторожнее, ваша светлость! Сейчас выйдем к реке, в которую впадает этот ручей. Напрямую к господину Бизьяку сейчас идти опасно, в темноте заплутаем. Мне дорогу расписали хорошо, но сам я там не ходил, а ведь я, с дозволения вашей милости, не филин, чтоб мрак пронзать несытыми очами и зреть добычу средь кромешной мглы... На берегу будут развалины мельницы. Хорошее место, чтобы переждать темноту. Ежели вашей милости будет угодно - вздремнете малость, а я покараулю. Как только малость посветлеет - двинемся дальше. Ежели нас хватятся и пошлют погоню, то на мельницу вряд ли сунутся. Крестьяне про эти развалины болтают всякую чушь...
И тут же Лапен прикусил свой болтливый язык. Вот этого говорить было не нужно!

+1

17

Графиня хмыкнула, оценив «несытые очи» (Интересно, как выглядят сытые? Впрочем, она вообще  никакого филина никогда не видала...), и позволила Лапену увлечь себя на ему одному, казалось, видимую тропинку.
- А что болтают-то? Страшное? Привидение какое, что ли? Так мы с тобой в «нехороший дом» лазали уже, помнишь? - на самом деле Эмили совсем не улыбалось ночью отправиться в еще одно «нехорошее место», даже если про него и болтают чушь. А на мельницах, говорят, вообще всегда бывает нечисто... Но показывать парню свой страх ей совсем не хотелось, и поэтому она весело напомнила: - Помнишь, как в тебя черепом запустили?
Тут Эмили быстренько перекрестилась на всякий случай, и все равно, заметил парень, или нет... И напомнила себе, что бояться надо не всякой ерунды, а за Фьяметту.

+1

18

Лапен очередной раз восхитился отвагой своей госпожи - разумеется, про себя.
- Как в меня черепом запустили? Помирать буду - не забуду... А вот не мельница ли это?
Обгорелый бревенчатый остов на мельницу походил лишь очень приблизительно, но Лапен прикинул, что вряд ли вся река утыкана подобными руинами. В лунном свете останки загадочного сооружения выглядели достаточно грозно, чтобы отпугнуть любую погоню... дьявол побери, они и самого Лапена едва не отпугнули!
- Так, иду первым... прошу прощения, но повторю еще раз: иду вот именно первым, а ваша милость изволит стоять вот под этим дубом! И не изволит куда-то пропадать!..
Перекосившаяся, висящая на одной петле створка широченной двери (куда могла заехать телега с зерном) углом крепко вонзилась в землю. Лапен не стал ее поднимать (незачем оставлять следы, которые может увидеть погоня), просто протиснулся внутрь, порадовавшись, что раз уж он пролез, то и маленькая графиня проберется.
То, что дверь вот именно висела на одной петле, тоже радовало. В другом месте и дверь бы содрали на дрова, и петли бы выдернул деревенский кузнец. Железо - оно денег стоит! А раз тут ничего не тронули - стало быть, боятся.
Парень ждал, что внутри будет тьма кромешная. Но в щели, из которых птицы повытаскали паклю, чуть сочился лунный свет. Поэтому Лапен храбро отправился исследовать мельницу - и провалился ногой в квадратное отверстие, куда засыпалось зерно. Только ловкость бывшего акробата помогла парню не сломать ногу. Обругав себя вслух, Лапен встал на четвереньки, начал изучать пол уже осторожнее - и нашел провал с обломанными краями и уцелевшую приставную лестницу, по которой можно было спуститься вниз, к поставу с жерновами.
- Ваше сиятельство, - позвал Лапен, поднимаясь на ноги. - Пробирайтесь сюда, только постарайтесь у двери не очень наследить. Мы слезем вниз. Если лестница выдержит меня, то вас и подавно!

Отредактировано Лапен (2018-05-27 00:14:57)

+1

19

Никуда пропадать графиня не собиралась, и первой лезть в незнакомое место — тоже. Не то, чтобы ей это было несвойственно, как раз наоборот, но только сейчас она действительно боялась.
- Куда вниз-то?
Эмили пробралась мимо двери и осторожно отправилась к парню.
- Ты тут, да?.. Слушай, а почему все-таки эту мельницу бросили, ты как думаешь? Только из-за «чуши»?
На ее взгляд, место как раз было подходящим, чтобы что-то такое тут жило, и по спине молодой женщины побежал неприятный холодок.
- Ты уверен, что туда надо лезть?..

+1

20

- Лезть вниз надо обязательно, - вздохнул Лапен. - Видите ли, ваша милость, мельница только кажется этакой крепостью. А видите - в щели лунный свет льется? Вот солнышко взойдет - и все внутри насквозь просветит. Спрятаться тут некуда. Если за нами наладят погоню, то войти внутрь они, может, и не войдут. А вот нос внутрь сунут обязательно, ибо сказано: "Как деспот, нами правит любопытство - оно и мертвого с одра поднимет!" А спрятаться тут негде. Увидят нас. А внизу мы будем, как цыплята под крылом у наседки. Вряд ли найдется такой герой, что к нам спустится. Может, я еще и лестницу за нами доломаю, чтоб совсем уж спокойно было. Вашей милости беспокоиться не надо, мы потом выберемся и без лестницы. Даром я, что ли, цирковым акробатом был? Опять-таки это не Тарпейская скала, с которой древнегреки людей сбрасывали*. Невелика высота.

*

Свернутый текст

Ну да, спутал Лапен Грецию с Римом - и что? Он вам не  профессор! Скажите спасибо, что вообще он слышал про Тарпейскую скалу!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудесная мельница. Весна 1628 года