Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Между строк нет опечаток. 1 февраля 1629 года, перед рассветом: Г-н и г-жа де Кавуа обзаводятся собакой и избавляются от непонимания.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года: В доме у г-жи де Вейро поэты состязаются в поэзии, а мужчины - в благородстве.

Девица и монах в Новом свете. Начало февраля 1629 года: Донья Инес просит Арамиса о помощи.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
На три вещи можно смотреть вечно... Труа, 13-16 февраля 1629 г.: Г-н де Ронэ встречает капитана де Кавуа на пути в Труа.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года: Маркиз де Мирабель узнает новости от дона Рамона Варгаса.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Что вы умеете? 18 декабря 1628 года: Ришелье дает г-же де Бутвиль новое поручение.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В храме Мельпомены... 24 ноября 1628 года


В храме Мельпомены... 24 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Продолжение эпизодов Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года и Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-12 16:00:30)

0

2

На театральных представлениях в Париже Луизе уже бывала, даже дважды, и поэтому она ни капли не разочаровалась, хотя в Бургонском отеле зал был все-таки поприличнее. Здесь было ужасно грязно, а свечи на сцене чадили, и воняло табаком - даже наверху, куда их проводила девчушка лет восьми, то и дело утиравшая рукавом сопливый нос. Ложей назывался обычный балкон, только с двух сторон висели драные занавески, которые девчонка быстро задернула,  а потом: когда она притащила четыре расшатанных табурета, Луиза настояла, чтобы та их все как следует вытерла, и нет, не тем же самым рукавом, и нет, спасибо, но не надо им подушек, мало ли что в них водится, да еще за экю за штуку! Девчонка предложила тогда сладости или еще жаровню, и на жаровню Луиза уже согласилась, потому что в зале было жутко промозгло и откуда-то сзади еще страшно сквозило.

- Тут такой ветер, - сказал неожиданно шевалье де Тран, который был на самом деле шевалье дю Брон, - такой ветер! Если здесь в мяч играть, такой простор для жульничества!

- Это Борей, - тотчас же сказала Луиза, хотя на самом деле понятия не имела. - Ведь правда? Большое спасибо за перчатки, господин Портос!

Она поплотнее закуталась в свой плащ и тихонько чихнула - почти неслышно.

+2

3

"Да, Луиза, конечно, выдумщица, - подумала королева, - надо же такое устроить! Эти господа...мушкетёры...с ними очень спокойно и...надёжно. Портос очень сильный и храбрый, но несколько...бесцеремонный. Хотя церемоний мне, пожалуй, и так хватает во дворце. Но если бы он хотя бы спросил...и это не было так неожиданно... Впрочем, он лишь хотел помочь мне, и мне не за что на него сердиться. Кроме того, он был очень любезен, одолжив перчатки. А Луиза... Ох, бедный шевалье! Шевалье де Тран, кажется... - припомнила королева. - Похоже, что он ужасно ревнует Луизу к Портосу. Он, несомненно, очень вежлив и галантен; но не догадывается ли он... Мне показалось, будто... Полно! Мне только показалось, - отмахнулась королева. - Но Луиза!.. Я многое скажу ей, когда мы вернёмся во дворец!"

Они вошли в театр  и прошли в ложу. Несколько раз она ловила удивлённые взгляды людей на себе и Луизе. "Что же не так? - не сразу поняла Анна. - Может быть, маски? Нет... Платья? Да, пожалуй; хоть я и переоделась в платье моей фрейлины, всё же оно достаточно пышное и народное для такого театра, и платье Луизы тоже... Теперь я представляю: по виду - знатные дамы, да ещё и в масках... Я бы, наверное, тоже удивилась..."

Анна обратилась к фрейлине:
- Милая моя подруга, не напомните мне, что за представление сегодня? И ещё мне кажется, что в масках мы привлекаем слишком много внимания, не лучше ли снять их? Ах..нам нельзя, чтобы нас узнали. И нельзя, чтобы сплетничали потом о двух неизвестных дамах в масках, особенно если... - Королева хотела сказать: "особенно, если обнаружится наше исчезновение примерно в то же время... Только слепой не сопоставит эти два факта", но вовремя осеклась. Но Луиза понимала королеву с полуслова, поняла опасения королевы и сейчас.

А королева добавила:
- Месье Портос, благодарю вас за то, что помогли мне, и простите мне мою вспыльчивость - я рассердилась и растерялась тогда. - Королеве действительно было несколько неловко, что тогда, когда он ей помог, она даже не поблагодарила мушкетёра. Ведь испачканное платье могло вызвать подозрения, т.к. фрейлины и королева почти не покидают Лувра.

Они прошли в ложу. Да, не самый лучший театр. Но, в конце концов, это ведь почти не важно. Важно другое - само это приключение, то, что они убежали... И опять спасибо Луизе - что бы она делала без неё, своей верной подруги, которая обо всём позаботилась. Интересно, скоро ли представление?

Отредактировано Анна Австрийская (2018-02-21 09:35:55)

+2

4

- Что вы, сударыня! – Портос с некоторым сомнением оглядел хлипкую мебель. - Простите, что напугал вас, но я, право же, хотел как лучше…

Теперь, когда он мог считать себя кавалером очаровательной мадам де Мондиссье, мелодичный нежный голос второй дамы уже не занимал его так сильно, однако любопытство мушкетера разгорелось с новой силой от слов «нельзя, чтобы нас узнали». Стало быть, под маской скрывается кто-то, кого могут узнать даже здесь? Портос невольно пригляделся, но, кроме изумрудного отблеска в прорезях маски, пепельной пряди и нежного подбородка, мало что разглядел. Где-то он все-таки уже слышал этот голос!

- А сквозняки тут в самом деле как в дровяном сарае, - проворчал мушкетер, чтобы скрыть любопытство. – Ну-ка, крошка, тащи жаровню с углями быстро, не видишь – дамы совсем озябли! Какая жалость, что я не прихватил еще одной пары перчаток – для вас, сударыня, - он галантно поклонился Луизе. – Может быть, вы позволите предложить вам половину моего плаща?

+2

5

Луиза одарила мушкетера укоризненным взглядом, но долго серьезную мину не выдержала и быстро снова отвернулась к залу, чтобы не выдать себя. Люстру - обычное тележное колесо с натыканными на него свечами - уже подняли, но к счастью, висела она чуть в стороне и им ни капли не мешала. Со свечей капало сало, но публика, набившаяся внизу, похоже, этого даже не замечала - ну да что им, они все в шляпах!

- Как, сударь? - Луиза обернулась, и в глазах ее плясали смешинки. - Вы пожалеете для меня всего плаща? Для меня и для моей подруги?

Тут появился выпачканный углем тощий парень, притащивший жаровню, и Луиза едва успела отдернуть юбки, чтобы не испачкались. Пока он, получив свою мзду, возился посреди ложи и заслонял их от мушкетеров, Луиза улучила минутку и шепнула ее величеству:

- Никто ничего не узнает, не бойтесь! Но тссс! Ваш акцент! - она метнула на шевалье де Трана красноречивый взгляд и сделала большие глаза, прежде чем ответить уже в полный голос: - Я не помню точно, но что-то ужасно скандальное.

- «Приключения Тиресия», - сказал шевалье де Тран таким тоном, словно змею жевал. - Это фарс, но сперва будет «Горести Лидии», а потом мы же можем уйти?

Луиза осторожно посмотрела на ее величество. Пастораль это хорошо, но она-то хотела фарс посмотреть! Правда, может, это для королевы не очень подходит…

+2

6

Анна усмехнулась, зам­етив взгляд Портоса, ­которым он осмотрел м­ебель. На его слова королева ответила лёгк­ой ободряющей улыбкой­.

На быстрый шёпот своей подруги королева  ответила ей также тихо:
- Но как же тогда, Л­уиза? Невозможно молч­ать всё время, - прош­ептала её величество.­ -  Рано или поздно о­ни догадаются...вспом­нят... Кроме того, они уже слышали мой акцент. Единственное, ­что можно сделать, ес­ли они догадаются, вз­ять с них слово храни­ть тайну....

"Да, конечно, интересно посмотреть оба представления, но не стоит забывать всё же о... А может быть, забыть? Хотя бы на один вечер. " Испанское воспитание очень строгое, несомненно, и может, именно поэтому ей так хочется разорвать эти "оковы", почувствовать себя обыкновенной  женщиной... Королева поймала осторожный взгляд Луизы и ответила шевалье де Трану:
- Не будем торопитьс­я, шевалье, в любом с­лучае, если нам не по­нравится, мы всегда м­ожем незаметно уйти, ­не так ли? - обернула­сь она к Луизе и Порт­осу.
- И знаете, месье Портос, я даже побаиваюсь, как бы между вами и шевалье де Траном не случилось дуэли...за благосклонность...- королева чуть не сказала - Луизы, но вовремя спохватилась - ...милой мадам, - едва сдерживая улыбку, произнесла королева, и в её взгляде, брошенном на подругу, блеснули озорные весёлые огоньки. Королеве хотелось шутить и смеяться.

В зале было полно люд­ей, все они толпились­ вокруг сцены в ожида­нии представления, ко­торое должно было вот­-вот начаться. На "хиж­ине" появился флажок,­ возвещавший о начале­ спектакля.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-02-22 22:29:00)

+1

7

У Портоса, который совсем уже было собрался сообщить, что хороший фарс лично он предпочтет дюжине трагедий какой-то там горестной Лидии, невольно округлились глаза, а во взгляде мелькнула растерянность. Ну и как это понимать, спрашивается? То ли дама беззастенчиво дразнила всех троих, и по отношению к мадам де Мондиссье это поддразнивание вовсе не было безобидным, то ли неуклюже заигрывала, черт знает. Дуэли за благосклонность замужней женщины случались, как без них, но разве же об этом говорят вот так вслух? Будь на ее месте мужчина, Портос не преминул бы поставить нахала на место. А так ему оставалось лишь лихорадочно соображать, как же реагировать. Сделать вид, что не понял намека?

- Ну что вы, мадам, какая же может быть дуэль! – излишне, пожалуй, горячо возразил он, стараясь не смотреть ни на де Трана, ни на мадам де Мондиссье.  – Королевские мушкетеры – верные слуги короля, разве можем мы нарушить королевские эдикты? Ведь дуэли строжайше запрещены!

Что-то там прощебетала г-жа де Мондиссье? Ах да, плащ! Чтобы скрыть неловкость, Портос решительно дернул завязки, сбросил плащ и с поклоном подал его молодой женщине.
- В самом деле, вдвоем вам будет теплее!

+2

8

Краснеть по заказу Луиза так и не научилась, и поэтому она только скромно опустила глаза и вцепилась в плащ господина Портоса как в веревку, брошенную утопающему, и накинула его на плечи ее величества. Ой, как скверно, скверно получилось, не надо было ей кокетничать с господином Портосом, пусть даже господин де Тран ее и бросил, вот голову прозакладывать можно, что королева обиделась, потому что сначала господин Портос вроде как для нее был. И что же теперь делать, и как же все исправить?

- С вашего позволения, - бедный шевалье де Тран был весь багровый, хотя свой плащ он снял, наверное, все-таки не потому, что ему было жарко, - я… гм, я не ищу благосклонности мадам де Мондиссье.

Луиза чуть не обиделась, но вовремя спохватилась, хотя причин для обиды у нее было более чем достаточно. Назвал ее по имени – раз. Сказал, что она ему не нравится – два. Отдал свой плащ тоже королеве, набросил ей на колени – три. Смотрит на нее так, словно она его сейчас укусит – четыре. И укусила бы, с удовольствием – но обязательно нужно, чтобы ее величество больше не сердилась, так что на самом деле он умница и все правильно сделал.

- Мы с шевалье де Траном просто друзья, - добавила Луиза. - Вы разве не верите, что дружба между мужчиной и женщиной действительно бывает, ва… сударыня? А вы, господин Портос?

Она умоляюще посмотрела на исполина. Ведь он ее поймет?

- Я верю, - сказал шевалье де Тран. - Смотрите, представление начинается!

На сцене и вправду появился какой-то толстяк в черном, встал в красивую позу прямо перед двумя сидевшими справа маркизами, картинно поднял правую руку и стал ждать, пока в зале перестанут шуметь.

+1

9

"Ну да, конечно, - подумала королева, - запрещены. Однако запрет на дуэли не мешает вам всё же время от времени их нарушать".
- Конечно, месье Портос, я верю вам. - Королева была несколько обескуражена всем происходящим и не знала, как ей правильно поступить сейчас. Анна заметила некоторый испуг, растерянность Луизы, нужно было успокоить её. Знаком предложив ей сесть рядом, королева прошептала:
- Луиза, я никак не хотела вас задеть, а только лишь предупредить, потому что шевалье де Тран, как мне кажется, слишком уж молчалив и угрюм, вы нравитесь ему, и он ревнует. Впрочем, я могу ошибаться, но достаточно лишь заметить, как он смотрит на вас с господином Портосом. Я благодарю вас за вашу заботу, Луиза, но не холодно ли вам будет? - Королева вздохнула; она боялась, что Луиза может подумать, будто королева сердится на неё, тогда как Анна была благодарна Луизе за этот вечер.
- Я не знаю...я, наверное, верю в такую дружбу...хотя мне не доводилось испытывать ничего подобного... - неуверенно произнесла королева уже вслух.

Анна взглянула на Портоса и улыбнулась уголками губ; ей хотелось сгладить возникшую неловкость, но она пребывала в недоумении, как это сделать, чтобы одновременно не раскрыть себя; королеве хотелось сказать что ещё, чтобы приободрить славного мушкетёра, но она не знала, что и как... Ей нравилось его добродушие и спокойствие, она была наслышана о нём и его друзьях, "неразлучной четвёрке", но не могла сказать об этом, не выдав себя (как бы ей ни хотелось).
Анна не боялась того, что господин Портос или шевалье де Тран, даже узнав правду, выдадут её: первый уже успел доказать свою преданность и верность в деле с подвесками, и не только; второго Анна хоть и не знала, но полагалась на Луизу. Королева боялась другого: если её инкогнито будет, пусть даже случайно, раскрыто здесь, в театре...Этого никак нельзя было допустить, иначе...Анна боялась даже думать о том, что может быть...
Королева чувствовала себя несколько потерянной, она не привыкла к такому вниманию со стороны кавалеров, не привыкла скрывать, прятать лицо; конечно, придворные всегда были очень любезны, приветливы со своей королевой, но...там, во дворце в каких-либо сложных ситуациях её всегда выручал этикет, правила, дамы её свиты и фрейлины, наконец. А здесь? Молодая женщина не знала, как правильно поступать, что делать, оказавшись вне уже ставших привычными для неё рамок...Здесь её опорой и поддержкой была Луиза, которая (просто удивительно, как ей это удавалось) умела находить выход из любой ситуации.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-02-24 20:25:10)

+1

10

- В дружбу между мужчиной и женщиной? – в замешательстве повторил Портос. – Ну, я, право же… Ах да! Конечно же! Верю!

Это прозвучало не слишком-то убедительно, но надо же было как-то поддержать бедняжку де Мондиссье – судя по покрасневшей физиономии де Трана и ее растерянному взгляду, дама в маске оказалась опасно близка к истине… Вот и верь после этого в дружбу между мужчиной и женщиной, когда и между двумя женщинами дружба преподносит вот такие вот сюрпризы! Упаси, Господи, от подобных подруг. Хотя улыбка, которой одарила его замаскированная незнакомка, Портосу понравилась.

+2

11

Луиза приняла выговор ее величества со смущенно опущенным взором и пролепетала что-то про то, что ей и в голову не приходило, про шевалье де Трана, и что это же не всерьез, она же замужем, но на самом деле она растерялась. В Савойе шевалье, тогда еще дю Брон, ей очень нравился и она попыталась с ним пококетничать, но она сама тогда была наивнее или, может, просто беднее, и соблазнить его у нее не вышло, да и сейчас, если честно, он хоть и вел себя полюбезнее, но ни разу не попытался выйти за границы обычной вежливости, и поэтому она даже не заметила, пока ее величество не сказала, что он вдруг вздумал ревновать - и с чего бы? Может, он господину Портосу наврал, что она его любовница, может, в этом дело?

Тут Луиза хоть и разозлилась на месье де Трана, твердо решила разобраться потом, а сейчас не оправдываться даже, потому что как бы она могла бы доказать, что шевалье де Тран не ее любовник? Это наоборот еще можно, но кому бы этого хотелось?

- Тогда мы с вами непременно станем друзьями, господин Портос, - сказала она и подвинула свой табурет поближе к жаровне, а заодно и к господину Портосу. - Еще и потому что друзья моих друзей - мои друзья, да! Ой!

Представительный господин на сцене посмотрел, казалось, прямо на нее, и Луиза смущенно зажала рот рукой, а он, словно только того и ждал, принялся произносить длинный монолог о том, как приходит весна и пробуждается вся природа, а пастушки гонят свои стада на луга, и среди них прекрасная Лидия, похитившая сердце Критиаса, и Луиза только к концу этой речи сообразила, что Критиас это он и был. Не успел он замолчать, как на сцену вышел белокурый красавчик - такой хорошенький, что из-за занавески кто-то глубоко-глубоко вздохнул - будто целый мешок муки на гору втащил.

0

12

Представление началос­ь. Оно было достаточн­о увлекательным, что,­ однако, не помешало королеве наблюдать не­ только за спектаклем­. Кажется, Луиза совс­ем смутилась... "Мила­я подруга! Я надеюсь, что она не обиделась на меня.... А эта проделка - побег... Как она только придумала?!.. ­- королева улыбнулась­ своим мыслям. - А сп­ектакль всё же чудесе­н!"
Королева получала уд­овольствие от компани­и, в которой она нахо­дилась, и от самого сп­ектакля. Она не замеч­ала, как бежит время.­ И казалось, будто ко­ролева совсем забыла ­о том, что их могут с­похватиться, начать и­скать, что тайна их (­подмена королевы её ф­рейлиной) будет раскр­ыта. Но так только ка­залось. Анна помнила ­обо всём этом; и, как­ бы ей ни хотелось ос­таться здесь ещё доль­ше, она понимала, что­ после первого спекта­кля им нужно будет ух­одить, иначе станет с­овсем поздно. Королев­а лёгким жестом косну­лась руки своей подру­ги, позвав:

- Луиза..­. И  тихо сказала: - ­Прошу вас, давайте уй­дём после того, как з­акончится представлен­ие. - А ещё тише, шёп­отом, чтобы не слышал­и мушкетёры, прибавил­а, наклонившись к под­руге: Я очень боюсь, ­чтобы наш побег не бы­л обнаружен. - И коро­лева бросила осторожн­ый взгляд на шевалье ­де Трана, а затем на ­месье Портоса, словно­ желая убедиться, что­ они ничего не услыша­ли, и после опять пов­ернулась к сцене, с и­нтересом наблюдая за ­представлением.

Оно оказалось недолги­м, а может быть, Анна­ просто не заметила, ­как пролетело время. ­Когда раздались аплод­исменты, королева вст­ала и обернулась к по­друге.
- Мадам, - ска­зала она, - я..нескол­ько устала и хотела б­ы вернуться.  Вы не п­ротив, месье? - и кор­олева взглянула на По­ртоса, а затем на де ­Трана, задержав на по­следнем внимательный ­взгляд.

"Всё-таки, мн­е кажется, что он дог­адывается... И..Ах, к­ак жаль, что нельзя з­адержаться ещё.." - п­одумала молодая женщи­на и обратилась к муш­кетёру со словами бла­годарности, возвращая­ ему плащ, что был на­кинут ей де Траном на­ колени. Затем короле­ва с улыбкой обратила­сь к Портосу:
- Благо­дарю вас, месье, - и ­королева сняла с плеч­ накинутый ей тогда Л­уизой плащ Портоса и ­протянула мушкетёру. ­При этом изумрудно-зе­лёные глаза Анны испы­тующе посмотрели на н­его; Анна хотела поня­ть, догадывается ли о­н о чём-то или нет.

Королева почти не лга­ла: этот в высшей сте­пени увлекательный ве­чер был прекрасен, но­ немного утомил её. К­роме того, она боялас­ь, что донья Эстефани­я, обнаружив её отсут­ствие, может поднять ­шум, тревогу, и тогда­... Но сейчас лучше н­е думать об этом.

Анна ещё не знала, да­же не предполагала, ч­то за этим приключени­ем последует другое, ­что всё это - лишь на­чало...начало чего-то­ нового, прежде ей не­ведомого...

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-02 22:49:21)

+1

13

За представлением Портос следил краем глаза. Пасторали его никогда не привлекали, длинные монологи о пастушках, барашках и асфоделях нагоняли сон, а продолжать разговаривать не было никакой возможности: зал внимал завываниям толстяка с благоговейным почтением. Мушкетер с величайшим трудом сдержал неприличный зевок, тоскливо покосился на дам, всецело увлеченных происходящим на сцене, и несколько оживился лишь тогда, когда на сцене появилась Лидия. Наряжена она была в длинную тунику, сквозь которую, увы и ах, просвечивало нечто вроде шерстяного жилета. Однако даже и в таком обмундировании выглядела актриса весьма привлекательно и двигалась куда грациознее Критиаса. Чтобы занять себя, Портос принялся аплодировать ей чуть ли не после каждой реплики. Впрочем, все на свете имеет конец, подошла к концу и трагедия, и мушкетер воспрял было духом в предвкушении фарса, когда замаскированная дама вдруг изъявила желание уйти!

- О… - в возгласе Портоса прозвучало плохо скрытое разочарование. Это же надо, столько мучений – и даже посмеяться всласть над комедией не удастся! – Разве мы не останемся на фарс?

Он бросил вопросительный взгляд на де Трана, как бы в поисках поддержки.

+2

14

Луиза, которая тоже хотела посмотреть фарс, не смогла скрыть разочарованный вздох, когда ее величество заговорила о том, чтобы уйти после пасторали, но спорить с самой королевой, конечно, не стала, хотя и постаралась, чтобы ее ответный шепот прозвучал грустно:

- Конечно, да, конечно.

Но наверное у нее плохо получилось, а может, королева была слишком напугана, хотя чего ей было бояться? Луиза не понимала, ведь мадемуазель де Сент-Уэр осталась на ее месте! Или она не доверяла донье Эстефании? Ой, а если та и вправду поднимет тревогу? Луиза-то была уверена, что дуэнье хватит либо мозгов не рубить сук, на котором она сидит, либо любви к ее величеству, чтобы ее не выдать, но разумеется, ее величеству было куда лучше знать, только теперь Луиза тоже начала бояться, потому что за такую выходку ее по головке не погладят, и даже у месье де Мондиссье могут быть неприятности, а этого она совсем не хотела, поэтому она сидела весь спектакль как на иголках, с господином Портосом больше не кокетничала и встала вместе с королевой.

- Это… - шевалье де Тран выглядел ужасно глупо, красный как рак, и не смотрел ни на своего друга, ни на ее величество. - Это… очень непристойная пьеса. Не для дам.

- А вы уже смотрели? - тут же спросила Луиза - и потому что ей очень хотелось посмотреть, а опять не вышло, и для того, чтобы еще больше его смутить. - А может?..

Она прикусила язычок, потому что это уже ни в какие ворота не лезло: предложить ему уйти с ее величеством, а самой остаться с господином Портосом. С Кристиной она бы предложила и знала бы, что дошли бы они до какой-нибудь постели, но ведь Кристина была совсем другая!

- А давайте?..

Озвучить новую идею - задержаться буквально на пару минут - ей не позволили, потому что в этот же самый миг занавеска, отделявшая их ложу от соседей, вдруг отдернулась и из-за нее выглянул ужасно уродливый молодой человек, почему-то показавшийся Луизе знакомым.

- Мадам де Мондиссье! - воскликнул он и тут же вошел, хотя его никто не приглашал. - Какая встреча! И с подругой! Да еще и в маске! Представьте меня, мадам, умоляю, я просто обожаю всякие тайны, а у вашей подруги такой чудесный голос!

- А я вас не помню, - радостно ответила ему Луиза, - и извините, мы уже уходим, но в другой раз обязательно…

Урод словно и внимания на нее не обратил и сперва поклонился ее величеству, а потом вдруг встал на одно колено.

- Прекрасные дамы, умоляю, не спешите уходить, сейчас уходят все благопристойные дамы, вдруг какая-нибудь из них узнает одну из вас?

Луиза схватилась за маску, потому что урод был прав, а ей это в голову не пришло, но потому что он сказал такую умную вещь, она перестала его бояться и не стала прислушиваться, когда он приблизился к королеве и что-то шепнул, а шепнул он вот что:

- Вы же не хотите, чтобы поднялся шум, ваше величество?

+3

15

Королева хотела было что-то ответить Луизе, но неожиданно вмешался некий молодой человек, он был ей неизвестен, но, по всей видимости, знал или был знаком с Луизой.
"А Луиза - молодец, - подумала королева,- правильно ему ответила. Даже если и знала его или помнила".
Поведение молодого человека изумило и даже насторожило её - казалось, будто не пытался скрыть или сдержать своих эмоций, как следовало бы дворянину... Королева заметила движение Луизы, схватившейся за маску, и поняла: дольше оставаться, да ещё и после этого случая, как бы ей ни хотелось, было бы неразумно.

Молодой человек приблизился к ней, и прежде чем Анна успела отойти или что-либо сказать ему, прошептал что-то, отчего королеву охватил вдруг гнев..и испуг.
"Да...да как он смеет! Как смеет говорить таким тоном!..И откуда, откуда он знает, кто я?" -  подумала Анна, но ни одна эмоция не отразилась на спокойном лице, если не считать сверкнувших гневной искоркой глаз. Впрочем, длилось это всего мгновение. Взяв себя в руки, Анна холодно произнесла:
- Сударь, вы невежливы. Ваши слова не приличествуют дворянину.

Привыкшая не показывать эмоций, Анна внешне оставалась спокойной, чтобы шантажист не видел её испуга, хотя она понимала: скажи он те слова, что заставили её вспыхнуть от гнева, чуть громче, и скандала не оберёшься. Что же делать? Как быть? Королева испуганно оглянулась, ища взглядом Луизу, де Трана, Портоса и задерживая на последнем взгляд чуть дольше.
"Атос, Портос и Арамис...неразлучные мушкетёры... Сколько раз я слышала их имена. Я могу доверять ему. Однажды моя честь уже была в их руках..." - промелькнули мысли в голове королевы. Никогда в жизни королева не позвала бы на помощь - она была горда, но глаза были красноречивее слов. 

После короткой паузы, во время которой королева смогла хоть немного собраться с мыслями, Анна снова взглянула на незнакомца.
- Чего вы добиваетесь, месье? - негромко произнесла королева. Ей сейчас необходимо было понять, чего хочет этот шантажист, и только потом она могла решить, как себя с ним вести.

Отредактировано Анна Австрийская (2018-03-03 12:42:34)

+2

16

Не то чтобы Портос был растерян из-за бесцеремонности внезапного визитера – нет, напротив, в иное время и в ином месте он, не слишком раздумывая, помог бы тому найти выход, поскольку вваливаться в театральную ложу к двум незнакомым дворянам с дамами без приглашения, да вдобавок даже не поздоровавшись, было верхом наглости. Однако это мог оказаться приятель мадам де Мондиссье, и потому Портос промолчал. По крайней мере, в первые мгновения. Что там это чучело шепнуло даме в маске, мушкетер не расслышал за шумом зала. Зато отлично расслышал, что ему ответили и каким голосом.

- Мадам, этот шут гороховый посмел вам нагрубить? – Портос решительно шагнул вперед. Он бы, может быть, и уступил де Трану честь вступиться за свою даму, но ведь та взглянула именно на него, на Портоса. Это было и лестно, и приятно.

+2

17

Луиза тоже посмотрела, но больше с интересом чем с настоящим испугом, потому что это же было такое приключение для ее величества, чтобы кто-то с ней говорил как с самой обычной дамой, да еще такой, какая пошла в театр, а тут еще господин Портос так мужественно за нее вступился! Нет уж, если она сейчас заступится… Боже, что он только такого мог сказать, этот бедный молодой человек, что ее величество так возмутилась? Правда, смотрел он как-то, ну… странно - не стал сразу извиняться, а как будто ждал, что королева сама извинится, что ли?

Месье де Лабэ - а именно так его и звали, и Луиза наконец вспомнила - и правда смотрел на королеву немного снисходительно, потому что, естественно, чувствовал себя безнаказанным. Ведь правда, что ему стоило заговорить сейчас погромче, на ложи всегда смотрят, а он мог воскликнуть, например: "Что вы здесь делаете, ваше величество?!" И все бы, конечно, на них уставились, и замаскированную королеву, которую в присутствии Луизы выдал ее испанский акцент, узнали бы и другие, и это был бы немыслимый, ужасный скандал, что королева мало того, что тайно сбежала из Лувра с двумя мужчинами, но еще и пошла в театр, а ведь сейчас должны были показывать такой непристойный фарс! Месье де Лабэ мог быть так самоуверен, как только хотел, потому что он держал сейчас судьбу королевы в своих руках, и улыбался он так, потому что он это понимал, а она - нет, и даже вызов, который бросил ему мушкетер, его ни капли не задел, потому что мушкетер тоже не понимал, что их узнали и что с ним будет.

- Ваш пес всегда так громко лает, ваше величество? - хохотнул он, и даже губы свои тонкие облизнул от удовольствия. - Посадили бы вы его на цепь.

Луиза, которая теперь тоже все поняла, выронила маску, схватила господина Портоса за руку и стиснула изо всех сил, потому что она не знала, что делать, и надо было либо убивать этого гадкого месье де Лабэ на месте, либо слушаться его и пытаться увести из театра, чтобы убить на улице, где он не сможет поднять шум.

+1

18

Лицо королевы вспыхнуло, хорошо, что маска скрывает лицо - никто этого не увидит, она едва могла дышать от гнева... Она не успела ответить на вопрос месье Портоса, который понял, что ей нужна помощь... Да, этот человек нагрубил ей, мало того - он шантажировал её, но она не могла сказать об этом прямо, иначе... иначе о том, что узнали сейчас мушкетёры, узнает весь театр. Его самоуверенное поведение не нравилось королеве, этот молодой человек, похоже, ощущал свою безнаказанность, а она...Анна понимала, что одно неосторожное слово, движение - и...ох, лучше не думать... Ни в коем случае нельзя было этого допустить! Она заметила жест Луизы, быстро схватившей Портоса за руку, видимо, чтобы удержать его. Анна сделала знак Луизе отпустить мушкетёра,  как бы отрицательно покачав головой, словно говоря: "Всё равно из этого ничего не выйдёт. Вам его не удержать".

Насмешливый тон, которым этот..негодяй..обратился к ней, оскорбил королеву, но ещё более были оскорбительны слова. Очень трудно было удержаться, чтобы не ответить ему, но лишь в зелёных глазах блеснули искорки гнева; внешне королева казалась сдержанной, но изнутри её одолевали самые разные эмоции - страх, гнев, беспокойство... Анна понимала, что сейчас ей следует вести себя как можно более спокойно, чтобы не давать этому...этому... - она даже не знала, как назвать его.. - повода для скандала. Она обернулась к мушкетёру - королева понимала, что дуэль, скорее всего, неизбежна:
- Прошу вас, месье Портос, выйдем из театра, здесь очень душно... - и подала ему руку. Она хотела вывести из театра этого незнакомца - не стоило затевать ссору в столь людном месте, и надеялась, что мушкетёр её поймёт, что она имеет в виду...

+1

19

Портос побагровел от бешенства, и хорошо, что мадам де Мондиссье вцепилась в его руку, потому что еще миг – и он превратил бы ухмыляющуюся физиономию мерзавца в лепешку (к слову сказать, навряд ли это сделало бы незнакомца безобразнее). Но удивительно крепкая для такой хрупкой женщины хватка несколько отрезвила мушкетера. Ровно настолько, чтобы до великана дошло все, что было сказано. Ваше величество?!
Господи милостивый, королева!!!

И акцент, и неуловимо знакомые очертания губ, звучание голоса -  все мигом стало понятно и объяснимо. Как и испуг мадам де Мондиссье, и сдержанность де Трана – должно быть, тот узнал королеву уже давно… Как ни простодушен был Портос, но даже он отчетливо понимал: если кто-то узнает о выходке ее величества, о том, что она, втайне, в сопровождении одной только придворной дамы, без свиты, с закрытым лицом, посещала какой-то сомнительный спектакль… да просто покинула Лувр… Вот это будет скандал! Да ведь негодяй и добивается скандала, черт побери!

Все эти соображения промелькнули в голове у Портоса с быстротой молнии, отодвинув на второй план полученное им самим оскорбление. Необходимо было любой ценой заткнуть рот мерзавцу, пока он не поднял шума и не выдал королеву. Да поскорее! Мушкетер действовал по наитию, но, должно быть, даже Арамис не сумел бы придумать ничего более умного. Портос просто шагнул вперед, загораживая широченной спиной происходящее от тех, кто был внизу, в зале, и коротким быстрым движением одной руки взял поганца за горло. Взял и стиснул, чтобы тот уж точно не сумел выдавить из себя не звука, да вдобавок одновременно наступил ему на носок сапога – чтобы не брыкался.

- Задушу, - свистящим от ярости шепотом пообещал он. – Если только дернетесь!

+2

20

Месье де Лабэ, конечно, все равно задергался и схватился обеими руками за руку господина Портоса, потому что кто бы не стал сопротивляться, если бы его душили, только все это было зря, а Луиза даже взвизгнула тихонько от облегчения.

- Задушите его, задушите, пожалуйста, господин Портос! - взмолилась она. - Чтобы он потом никому ничего не рассказал, пожалуйста! Мы очень скверно поступили, да, но нам так ужасно хотелось на спектакль попасть!..

Шевалье де Тран тоже, наконец, очнулся и шагнул вперед и даже руки поднял, как будто тоже хотел месье де Лабэ подушить, но потом обернулся к Луизе.

- Вы очень неосмотрительно поступили, мадам, очень! Портос, я уведу дам в носилки, дадите нам минут десять?

- Ой, у него нож! - воскликнула Луиза, которая заметила, что месье де Лабэ перестал дергать господина Портоса за руку и схватился за висевший у него на поясе кинжал.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В храме Мельпомены... 24 ноября 1628 года