Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Личные счеты, безличные счета. 3 марта 1629 года: Г-н де Кавуа и г-н де Рошфор обсуждают смерть миледи.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Те, кто сидит в тюрьме, и те, кто должен сидеть. 26 января 1629 года: Г-н Барнье попадает в тюрьму, г-н Шере ищет способа ему помочь.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Обстоятельство непреодолимой силы. 1 декабря 1628 года, Лувр: Г-н Портос препятствует сеньору де Мирабелю.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Ангел из Гаваны. Начало февраля 1629 года: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с другом ее отца.
Месье знает толк в извращениях. Февраль 1629 года: Наследник престола развлекается.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Политика вы сделали поэтом. 5 декабря 1628 года, первая половина дня


Политика вы сделали поэтом. 5 декабря 1628 года, первая половина дня

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

После эпизодов
Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года (герцог Ангулемский)
Разговор или договор? 4 декабря 1628 года (кардинал де Ришелье)

+1

2

Заседания Малого Королевского совета в последнее время наводили первого министра его величества на мысли о книге, целиком составленной из одной все повторяющейся страницы - открой ее на любом месте, и милостиво кивнет король, все в том же порядке начнут разговор сидящие перед ним, и лишь порой проскочит опечатка, раньше обычного примется возражать ее величество, не заспорит отчего-то Месье, еще учтивее обычного извинится, перед тем как заговорить, кардинал де Берюль…

Разумеется, это была всего лишь иллюзия, исчезали, появлялись и менялись и дела, и речи, и лица, но, как остается все тем же тело с переменой платья, под всеми этими поверхностными отличиями таилось неизменное - Мантуя, Савойя, Испания, и Ришелье постоянно напоминал себе поразившую его в юности притчу одного из наставников, отправившегося пешком через Альпы. «Я все еще шел к горам, - сказал тот, подытоживая, - когда я уже был среди них».

Франция все еще шла к горам, но оборачиваясь, можно было увидеть убегающий вниз склон. Главные решения были приняты, но очень немногие знали или чувствовали это.

Свидетельством тому было и появление на Королевском совете его светлости герцога Шарля Ангулемского, неожиданного союзника, не желавшего считаться другом. И Ришелье, хоть он и хотел в этот раз видеть герцога по другим делам, слушал его с подчеркнутым вниманием - но едва дождался ухода его величества, чтобы приблизиться.

- Если вы соблаговолите составить мне компанию, дорогой кузен, - кардинал знал, насколько ненавидят это обращение принцы крови, но Ангулем и в этом от них отличался, - то у меня в кабинете есть несколько писем, которые я хотел бы вам показать, чтобы заверить вас, что мы можем разрешить часть проблем, о которых вы говорили.

+1

3

Медоточивый тон Ришелье, должный расположить к себе собеседника, последнего, наоборот, насторожил. Проблемы герцога сводились, по большей части, к деньгам, и их разрешение могло заключаться в дополнительных поступлениях из казны. Если это так, Шарль уже знал, на какие издержки их потратит. Юное дарование из Бургонского отеля обходилось ему недёшево.

— Монсеньор, - он чуть наклонил голову, а чтобы окружающие не заподозрили в нем хотя бы каплю излишней симпатии к первому министру, сохранил на лице кислую мину, которую неизменно вызывал у него своими речами сюринтендант финансов. - Если вы, в отличие от этого осла д’Эффиа, всё же прислушаетесь к моим доводам, это немало поспособствует успеху кампании.

Герцогу прекрасно было известно, что Антуан де Рюзе является протеже кардинала, который был верен своим людям так же, как и они ему. Маркиз умел хорошо считать и догадывался, что далеко не каждый денье пойдёт на экипировку и фуражировку славных войск его величества, а потому старался ограничить аппетиты командиров, не испытывавших к нему ни малейшей приязни. И всё же стоило попытаться выманить из министра некоторую сумму, что скрасит его светлости последние дни перед отправкой на юг.

—  Безусловно, он знает толк в делах, но ничего не смыслит в войне, - презрительно скривил губы Ангулем, когда они с Ришелье проходили мимо стайки молодых придворных из свиты герцога Орлеанского.

Отредактировано Шарль де Валуа (2018-01-24 23:59:02)

+1

4

Ришелье кивнул с задумчивым видом и решил не сообщать его светлости, что сам он - всего лишь скромный прелат, самим призванием своим и т.д. Герцог наверняка решит, что над ним смеются, и это даже будет в какой-то степени правдой.

- Когда господин маркиз удостоился своего нынешнего титула, - вместо этого проговорил он, отвечая на ходу учтивым наклоном головы на поклоны тех, кто склонялся перед ними двумя и смотрел при этом не на герцога или не только на него, - он сказал мне, когда я его поздравил, что желал бы построить на своих землях замок, достойный его нынешнего положения, однако опасается, что господин Метезо слишком дорого затребует за помощь. Мы разговорились, и я позволил себе усомниться в том, что описываемое им не поглотит все его средства, на что он заверил меня, что уже проделал первоначальные расчеты и надеется уложиться в свою смету, показавшуюся мне, когда я принялся его расспрашивать, весьма скромной, а сроки, которые он отводил на строительство, были, на мой взгляд, почти смехотворными. И однако, господин герцог, замок уже достроен, сад разбит и основания новой церкви заложены - и это при том, что и сам маркиз д’Эффиа, и Метезо сражались под Ларошелью вместе с нами, каждый своим оружием. Но вас, верно, не слишком занимают такие подробности. Простите мне, прошу вас, я всего лишь не хотел говорить с вами при посторонних о том, что касается только вас.

Произнеся эти слова, он взмахом руки отпустил Шарпантье, безмолвной тенью проводившего их до кабинета, и наполнил канарским два бокала, один из которых предложил своему гостю.

+1

5

Герцог удивленно взглянул на Ришелье. Конечно, такие подробности его не занимали ни в коей мере. Как тратил деньги внезапно вознёсшийся провинциальный дворянчик, должно было волновать лишь его супругу. В том, что такого толка господам не было дано получать истинное наслаждение от тех вещей, что приносили деньги людям более высокого происхождения, у его светлости не было ни малейших колебаний. Как и в том, что не таланты сюринтенданта должны были стать предметом их разговора с первым министром.

— О чем же ваше преосвященство желали говорить со мной? - непринуждённо ответил Шарль, располагаясь в кресле и принимая вино из рук хозяина кабинета. Он никак не мог припомнить, кто обитал в этой части дворца в царствование его дяди. - Если о наших спорах с господином маркизом, то здесь я стою на своём.

Что и это не заставило кардинала уединиться с ним, герцог также не сомневался. Он очень не хотел касаться вопросов растрат, которые он допустил под Ла Рошелью, решив, что вполне заслуживает той пары гнедых, стоивших целого состояния для какого-нибудь безвестного обладателя дворянской грамоты из бретонской или овернской глуши.

Отредактировано Шарль де Валуа (2018-01-30 01:01:33)

+1

6

Ришелье занял место напротив, поворачивая бокал в руке – пить столько, сколько ожидалось от радушного хозяина, он, разумеется, не мог и не собирался, но не отказывался пригубить в нужный момент.

- Нет, разумеется, - отозвался он с тонкой улыбкой, которая заменила пояснения, что мнению маркиза д’Эффиа он всецело доверяет. - Я хотел побеседовать с вами о вашей родственнице, госпоже графине де Люз. С ней приключилась чрезвычайно неприятная история, и ей может понадобиться ваша поддержка.

На миг его посетило злорадное искушение намекнуть господину герцогу, что затруднения у г-жи де Бутвиль денежные, и насладиться результатом, но это было бы и чересчур жестоко к бедной молодой женщине, и совершенно противоположно тому, чего он хотел добиться.

- Ее похитили и попытались едва ли не силком постричь в монахини. Об этом случайно узнал капитан де Кавуа, который и сообщил мне.

+1

7

«Вот дьявол», - подумал Шарль, делая глоток. Только многолетняя выдержка позволила ему не поперхнуться при словах Ришелье.

— Хм, что ж, мне известно о её злоключениях. Частично, - уточнил герцог, успевший оценить выдержанный вкус канарского. - Можно сказать, я приложил некоторые усилия, чтобы избавить мадам графиню от некоторых неприятностей.

После чего он в ярких красках пересказал историю своего визита в охотничий домик, не забыв упомянуть и Теодора де Ронэ. Не ведая об истинной природе отношений первого министра и бретёра, он надеялся, что имя досадившего ему нахала останется в памяти кардинала, который, как было всем известно, ничего не забывал. Если когда-нибудь этот тип попадётся тому в руки, пускай в список его прегрешений будут вписаны непочтительность к власть предержащим и склонность к поединкам, которые потерявший на дуэли брата Ришелье ничуть не жаловал.

— Я отвёз мадам де Люз в Париж, затем её сопроводили до квартиры мои люди. Они же и остались при ней, после чего я не получал никаких известий ни о графине, ни о них, - кардиналу было ни к чему знать, что Сен-Ло и Тоени уже давно отправились в Овернь. - Но почему ваше преосвященство заинтересовались этой историей? И где сейчас моя родственница?

Надо признать, герцог Ангулемский искренне надеялся, что упрямая девица, отвергшая его предложение об убежище, сумеет избежать попыток супруги во что бы то ни стало вновь сделать Бутвиля холостяком. Как истинный себялюбец он предпочёл не беспокоиться чрезмерно, оставляя мыслям об Эмили самое незначительное место, однако сейчас неприятный холодок пробежал по спине. Его светлость даже взмолился, чтобы Шарлотта не перешла границы в восстановлении справедливости, какой она её видела, и юная графиня была жива.

+1

8

Никто не сказал бы по напряженному вниманию во взгляде Ришелье, что историю похищения г-жи де Бутвиль он слышит не впервые, но на этот раз кардинал ничуть не притворялся - ему и в самом деле было до крайности любопытно, что скажет господин герцог, а о чем умолчит. О том, с чего ему вдруг вздумалось поехать в охотничий домик под Парижем, он, к примеру, не сказал ни слова, чем подтвердил худшие подозрения своего собеседника, и заданные им вопросы тоже были весьма красноречивы. Но, при всей своей крайне очевидной неприязни к Ронэ, в кровожадных намерениях на свой счет герцог, похоже, его не подозревал, и Ришелье, сдвинув брови при имени бретера, чтобы показать, что слышит его не в первый раз, ответил все же в первую очередь на более насущные вопросы.

- Госпожа де Бутвиль у своей подруги, госпожи де Вейро, где-то на Левом берегу, - адрес он и в самом деле не запомнил, но: - господин Шарпантье знает точнее. Она выразила желание отправиться туда, и я не стал ей препятствовать. Я поспешил оповестить вас об этом, потому что она рассказывала мне о вашей помощи, а господин граф де Люз в отъезде, и… Господин герцог, - кардинал принял очень серьезный вид, - я опасаюсь, что в этой истории может быть замешан кто-то, близкий к дому Монморанси или, что вернее, состоящий у них на службе. Я не позволил бы себе вмешиваться в чужие семейные дела, но возможно, вы, как родственник госпожи де Бутвиль, пожелаете разобраться в этом? Пока еще вернется ее супруг…

Ришелье сделал паузу, и взгляд его преисполнился сомнением. Он мог полюбопытствовать у его светлости, как тот сам узнал, где искать юную графиню, или сообщить ему, что охотничий домик, в котором ее держали, находится на землях барона де Шензо, дальнего родственника и креатуры ее светлости, но это означало превратить разговор из дружеской беседы в нечто куда более неоднозначное, чего он не хотел, и оттого, пусть даже будучи не самого высокого мнения об уме герцога, воздержался пока от более прозрачных намеков.

+1

9

На лице герцога отразилось удивление. Разумеется, он ничего не знал о коварных замыслах родственников, говорил его взгляд, да так искренне, что все его предки по линии флорентийской бабушки прослезились бы от восторга.

— Я... я даже не знаю, что и сказать, - ответил Шарль, глядя на кардинала. - Возможно,  кому-то из них не по душе такой выбор графа, здесь легко найти объяснение для их недовольства, но мне невозможно представить, чтобы кто-либо из них прибегнул к подобным уловкам.

Даже от собственной супруги он не ожидал решительности, едва не стоившей Эмили де Кюинь пострига. Ах, Шарлотта, Шарлотта... Женская ненависть никогда не доводила до добра. Вот и сейчас его светлости ненадолго сделалось не по себе, стоило представить, как за спиной человека в красной сутане, способного причинить ему как добро, так и зло, замаячила тень Бастилии. За похищение дворяночки вряд ли упекут в крепость, успокоил он себя, но осадок от самого тяжёлого воспоминания в его жизни остался.

— Право, я задавался этим вопросом, как и пытался разузнать, отчего госпожу де Люз привезли именно в тот злополучный домик, - дьявол побрал бы болванов, не сумевших найти другое, менее компрометирующее его место! Ангулем недовольно нахмурился. - Увы, ни это, ни авторство полученной мной записки, где говорилось, что юная супруга моего племянника содержится там, мне установить не удалось. Возможно, кто-то видел, как её везли туда, и решил отправить послание, но не пожелал быть узнанным.

+1

10

Немыслимой глупостью было даже предположить, что герцог Ангулемский рассчитывал, что его собеседник поверит байке о доброжелательном незнакомце, которому случайно удалось увидеть похищенную г-жу де Бутвиль, опознать ее, понять, что она попала в беду, и сообщить о ее несчастье не только ее высокопоставленному родственнику, но и никому не известному бретеру. Зная, что герцог был осведомлен о том, что Ронэ попался в ту же ловушку, Ришелье оттого уверился, что его поняли правильно, и продолжил сложный разговор ничуть не менее сомнительными выводами:

- Возможно, кто-то из мелких исполнителей осознал, что похищал знатную даму, и испугался последствий, - подсказал он с видом человека, всего лишь пытающегося разгадать заданную собеседником загадку. - К несчастью, во второй раз его, похоже, не использовали, и о втором похищении мне стало известно лишь благодаря случайности… и находчивости самой госпожи де Бутвиль, сумевшей передать весточку своим друзьям. К счастью, все хорошо закончилось, и теперь я могу вам помочь. Мирянину сложно получить доступ в женскую обитель, но я могу добиться для вас возможности побеседовать с настоятельницей того монастыря, где заперли бедную молодую женщину. Я уверен, что она сможет вспомнить, кто убедил ее содействовать в этой интриге. Если будет третья попытка и если она, не дай Боже, окажется успешной… Мы с вами себе не простим.

Г-н герцог мог, разумеется, удивиться, отчего Ришелье принимает такое участие в его бедной родственнице, но на этот вопрос у кардинала был заготовлен неприятный ответ - не имевший ничего общего с истиной, но вполне способный удовлетворить праздное любопытство.

+1

11

И вопрос последовал.

— Что ж, я был бы признателен, - вскинул голову герцог с самым задумчивым видом. У него получалось держаться естественно, в чём ему помогало осознание собственной невиновности, по меньшей мере, в похищениях мадам де Люз. - Но отчего ваше преосвященство сами не побеседуете с матерью настоятельницей?

Шарль не сомневался, что именно так оно и случилось. Либо в одной из шкатулок или в секретере хранилось письмо из монастыря, где французским языком по-женски округлыми буквами было выведено имя герцогини Ангулемской. Что ж, раз так, главное, держаться как ни в чём не бывало и удивляться, какую Медузу Горгону предназначило ему в жёны Провидение, благо это ему было не впервой.

— Думаю, с вами она была бы ничуть не менее откровенна, если даже не более. Я всего лишь мирянин, с которым будут говорить через решётку, а вы пользуетесь властью над святыми сёстрами.

+1

12

Ришелье кивнул со все тем же благожелательным видом.

– Власть почти мирская, да… – протянул он. – Признаюсь честно, герцог, я не счел себя вправе брать на себя ваши прерогативы, но если вы предпочли бы, чтобы я этим занялся, я отправлю к ней кого-нибудь как можно быстрее. Или вы полагаете, что я лукавлю? Право, поскольку я и узнал-то об этом только вчера, у меня и не было времени разбираться. - Тут выражение лица кардинала изменилось снова, сделавшись самую малость насмешливым. – Я понял - вы бы и сами были не прочь от нее отделаться? Нет, оставьте, это была дурная шутка. Если вы хотите, я пришлю вам письмо для матери Сент-Этьен с ее новым адресом - мне пришлось, конечно, перевести ее в другой монастырь. Если нет… Похищение дворянки – серьезное преступление, его величество будет огорчен. Конечно, времени до нашего отъезда остается немного, но, я уверен, его хватит, чтобы разобраться. Если, не дай Боже, что-то такое же случится в третий раз…

С некоторым сожалением кардинал признался самому себе, что, похоже, долго выдерживать роль простодушного доброжелателя он не в состоянии – на этот раз его намеки звучали уже много жестче: наведите порядок у себя в доме, или это сделает король. Потом, возможно, его светлость придет к выводу, что ему оказали не одну услугу, а две – а может, напротив, решит, что услугой было не то, что таковой казалось.

+1

13

Намёк Шарль уловил как нельзя лучше.

«Дура. Вот же дура», - в сердцах подумал он, намереваясь побеседовать с супругой, и на сей уже не отнекиваясь и не изображая равнодушие.

— Не приведи Господь, - покачал головой герцог, не дрогнув ни единым мускулом. Он всё так же прямо смотрел на Ришелье и даже сделал глоток из бокала. - Мадам графиня чрезвычайно упряма, несмотря на юность и ангельский вид. Совершенно под стать Бутвилям.

Да, ему полагалось гневаться на господина главного королевского министра за то, что тот настоял на исполнении эдикта против дуэлей в случае с другим его племянником, но, положа руку на сердце, его светлость был убеждён, что Бутвиль-старший сам упорно лез на эшафот. Побывав в двух шагах от палача, Ангулем, вопреки моде, не восхищался дерзкими выходками безбашенных молодцов, прямо называя их наглыми дураками и настоятельно рекомендуя сыну держаться от них подальше.

— Я написал де Люзу, чтобы он поскорее возвращался в Париж и избавил меня от необходимости печься о безопасности своей жены. Как видите, с этим я не справился. Да и никто, как мне думается, не способен этого сделать. Мадам прямо-таки рождена для приключений, - Шарль невесело усмехнулся. - Она в безопасности?

+1

14

Впечатление, высказанное герцогом, настолько совпадало с мнением самого кардинала, что тот не мог не кивнуть сочувственно - да, прямо-таки рождена для приключений. Дернул же ее черт так неудачно выйти замуж! С подходящим мужем она могла стать второй миледи - если бывают на свете такие мужья, которые готовы превратить жену в чужое орудие. Давенпорт ее использовал для себя…

Ришелье чуть не улыбнулся, осознав, что всерьез жалеет о благоразумии нынешнего графа де Люз - в роли вдовы г-жа де Бутвиль была бы чрезвычайно удобна.

- Насколько может быть в безопасности такого рода натура, - отозвался он, опуская тот факт, что определил ей охрану, которую обещал Ронэ: его светлость сделает слишком правильные выводы, если узнает. - Возможно, если вы навестите ее и расспросите ее, она расскажет вам больше чем мне - может, она лучше представляет себе, чем мне показалось при нашей с ней беседе, кто может так страстно желать развести ее с мужем и притом пытаться не убить.

Похоже было, что герцог Ангулемский и вправду не догадывался, кто стоял за злоключениями его юной родственницы, как бы поразительно это не казалось его собеседнику. Неужели его супруга никак не давала понять, насколько она недовольна браком г-на де Бутвиля? Впрочем, мужья, как известно, все узнают последними.

+1

15

– А у неё есть какие-либо подозрения на этот счёт? - покосился герцог. Если девчонка догадалась или узнала о причастности Шарлотты к её злоключениям, это было скверно. Конечно, одна из Монморанси против Эмили де Кюинь, пускай и ставшей графиней де Люз, имела больший вес, но скандал, да ещё и накануне свадьбы сына, казался совершенно ни к чему. - Мне она ни о чём не говорила, наша беседа больше сводилась к попыткам убедить её отправиться в убежище, которое я готов был ей предоставить, но она выбрала квартиру той дамы, что вы упомянули... де Вейро?

Его светлость вновь пожал плечами, демонстрируя бессилие перед женским своенравием, если не сказать, безрассудством.

– А этот одноглазый телохранитель, по всей видимости, весьма небрежно отнёсся к собственным обязанностям.

+1

16

Ришелье, много лучше представлявший себе как отношения между г-жой де Бутвиль и г-ном де Ронэ, так и сложности, с которыми сталкивается телохранитель дамы, когда он у нее один, кивнул, однако, с некоторым даже удовлетворением.

- Что ждать от наемника? - согласился он. - Преданные люди редки - но к счастью, это верно и для тех, кто затеял эту странную охоту на госпожу де Бутвиль. Она, кстати, от всего этого в не меньшем недоумении, чем вы, и не имеет ни малейшего представления, кому она могла… Ах, нет. Она упоминала некую мадемуазель де Брольи, и я пообещал ей выяснить… О, может, вы знаете, почему она считает ее невестой своего мужа? Я приложил все усилия, разумеется, чтобы ее разуверить.

Говорить герцогу Ангулемскому, что он принимает участие в г-же де Бутвиль, Ришелье очень не хотел - никто не мог бы предсказать, в какие сплетни перерастет подобная откровенность - но позаботиться о том, чтобы г-н герцог остался крайне незаинтересован в том, чтобы с ней еще что-то произошло, он мог и без этого: достаточно было показать, как эта история могла бы стать если не источником неприятностей для его светлости, то средством давления.

+1

17

— Не знаю, - равнодушно промолвил Шарль, глядя на кардинала. - Я не сразу запомнил, кого прочат в супруги моему родному сыну, а вы меня спрашиваете об этой особе.

И всё-таки что за чёрт дёрнул королевского советника озаботиться судьбой Эмили? Герцог был воистину озадачен. Он знал, что у Ришелье нынче хлопот не меньше, а то и больше, чем в пору подготовки к осаде Ла Рошели, ведь бороться приходилось не с родными французскими мятежниками и хлипким английским десантом. На кону было противостояние с испанцами, а они со времён его прадеда причинили немало головной боли французским суверенам и серьёзно отличались от «расфуфыренной бестолочи», как Ангулем называл покойного Бэкингема. Совсем скоро король с министром и армией выдвигался к границе с Савойей, и кому на этом фоне могла сдаться беспокойная дворяночка, любительница пощеголять в мужском платье?..

— Но если вы настаиваете, я спрошу, - его светлость вздохнул с видом человека, которому приходится выполнять малоприятные обязанности. - Так где я смогу с ней встретиться?

+1

18

Ришелье благодарно наклонил голову, скрывая вспыхнувший во взгляде огонек - в то, что г-н герцог не занимался браком сына, он поверить не мог, как не мог поверить и в то, что тот не запомнил, как сам кардинал говорил, что о точном местонахождении молодой графини он не имеет представления. Нет, слишком старательно его светлость изображал безразличие к ее судьбе, чтобы в нем нельзя было усомниться.

- У госпожи де Вейро, - повторил он, - где-то на Левом берегу, я узнаю точнее. Если простите, сударь… я недоумеваю. Такая очаровательная особа, и притом ваша родственница - неужели вам совершенно безразлична ее жизнь или смерть?

Вопрос этот Ришелье задал совершенно неожиданно для самого себя, и был он, как это было ни странно, искренним. Допустив на мгновение, что г-н герцог и впрямь не знает, кого винить в несчастьях, постигших молодую графиню, он ужаснулся - и тогда же признал самому себе, что выказанное герцогом Ангулемским равнодушие к браку сына с таким отношением вполне сочеталось. Для него, человека, превыше всего ставившего семью, это было немыслимо - но, и задавая свой вопрос, кардинал помнил о том, который не задал. Если его светлости так же маловажен и скандал, который вызовут даже слухи о происках его жены…

+1

19

Герцог ответил изумленным взглядом.

- Ваше преосвященство, чтобы огородить мадам графиню от зловещих происков кого бы то ни было, требуется сперва спасти ее от самой себя, а это возможно исключительно с применением насилия, - мрачно заметил он, начиная раздражаться от намеков кардинала. Как бы ни был он зол на супругу, он никогда не выдаст ее, даже ради Эмили де Кюинь. - Я имею в виду, для этого стоит посадить ее под замок и не выпускать без надежной охраны, чтобы она не нашла очередное приключение. Смею надеяться, что с возвращением моего племянника его жена перестанет к ним стремиться.

Сейчас Шарль говорил как никогда искренне и так же от души возмущался попыткой Ришелье воззвать к его благородству. Они оба превосходно знали, что это воистину доблестное чувство было не всегда уместно, а порой противоречило здравому смыслу и осуществлению великих целей. Рыцарскими идеалами можно было водить за нос молодых людей, вроде Бутвиля, но не их, много лет проживших при дворе.

- Вы же согласитесь, что подобное поведение с моей стороны мало бы чем отличалось от поступков неведомых злоумышленников.

+1

20

Ришелье лишь вздохнул. О, в том, что касалось способности г-жи де Бутвиль попадать в беду, он легко согласился бы с его светлостью - слишком много он знал о ней, чтобы не увериться, что в доброй половине своих несчастий была виновата она сама - но в том, что герцог был не готов прибегнуть к тем мерам, о которых говорил, он сомневался. Если бы Мари-Мадлен что-то угрожало, она шагу бы из Пале-Кардиналь не ступила и ее собственные желания не играли бы ни малейшей роли… но Мари-Мадлен не была воспитанницей английского шпиона, и он ее любил, а г-жу де Бутвиль его светлости любить было не за что.

- Если не считать того, что вы ее родственник, - ни лицо, ни голос Ришелье не могли бы яснее дать понять, что он уступает, принимая доводы собеседника, и ничто не выдавало насмешку, которую он подавил даже в самой своей душе. - Я не имею счастья - или несчастья - знать ее так же хорошо, но надеюсь вместе с вами, что ее супруг не заставит себя ждать. Как, кстати, здоровье вашей супруги? Возможно, она согласилась бы взять госпожу де Бутвиль под свою защиту?

Кардинала, в отличие от его светлости, желания дам - ни младшей, ни старшей - не слишком беспокоили.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Политика вы сделали поэтом. 5 декабря 1628 года, первая половина дня