Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Король-олень. 9 января 1629 года: Гастон Орлеанский делится с братом последними слухами о королеве.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
Друг моего друга. 18 декабря 1629 года: Д’Артаньян ревнует Атоса к Кавуа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Всякая вина смывается кровью? Май 1625 года


Всякая вина смывается кровью? Май 1625 года

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Май 1625 года, Голландия, окрестности Бреды

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-01-25 17:32:24)

0

2

В явно проклятые Богом голландские земли, одинаково неприветливые и к своим и к чужакам, наконец пришла настоящая весна. Укрыла низины зеленым ковром трав, среди которых кое-где пестрели цветы. И солнце теперь хотя бы чаще стало просвечивать сквозь неизменные здешние облака.

По дороге, что, как принято в здешних местах, была проложена по насыпи, ехал небольшой отряд – очень молодой щегольски одетый офицер в сопровождении четверых испанских солдат. И впереди уже виднелась конечная цель пути – полуразрушенный старинный замок Бредероде, возле которого испанцы возвели небольшой форт, позволявший контролировать дорогу, ведущую к осажденной Бреде. Дорогу, по которой к еретикам вполне могла придти помощь.

С того случая со злочастным лазом прошло ровно полтора месяца. За это время многое успело случиться и об Антонио, точнее, об отважной девушке, избравшей себе мужскую участь, быстро позабыли – будто его, то есть - ее, и не было вовсе.  А Никола де Бутвиль на следующий день после беседы с Лаварденом принял решение, о котором в известность никого не поставил. И с той поры вел себя почти как прежде – первым бросался в любую схватку, шутил с друзьями, и сам смеялся над шутками. Только когда он улыбался, глаза почему-то не менялись, оставались холодными как серо-зеленый горный камень.
Выяснить, кем была та несчастная девушка, и дать ее сестре знать о случившемся Бутвилю, увы, не удалось – хотя он приложил для этого все усилия.

Вчера главнокомандующему испанской армией дону Амброзио де Спинола стало известно, что Генрих Нассау намеревается предпринять еще одну попытку прорваться к Бреде. Потому он поручил своему адъютанту съездить в форт возле замка Бредероде. Посмотреть, все ли в порядке и не нужно ли перебросить туда еще солдат. Ведь очередных гостей ждали со дня на день.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-01-16 22:43:03)

+1

3

- Кто-то должен был поставить на место этого португальца, - заявил Мигель таким решительным тоном, будто с ним кто-то спорил.
Но никто не спорил. Над Бредероде, словно тяжелое одеяло, легла тишина и скука. Врага ждали со дня на день - уже который день! - и это постоянно обманывающее ожидание, постоянно откладывающийся бой плохо действовали на солдат и офицеров.
Лаварден, Хименес и Мигель де Эскобано отдыхали от ночной смены на верхней площадке полуразвалившейся старой крепости. Внизу перед ними лежали укрепления форта, а дальше, сколько хватало глаз, тянулся в дымке тумана голландский пейзаж. Мигель в сотый раз пустился обсуждать сам с собой дуэль какого-то очередного дона Хуана с очередным доном Франсиско. Ничего нового тут не было и быть не могло - от нервного напряжения и безделья офицеры начали задирать друг друга, и ссоры были часты.
- Между прочим, Гиту, я б на твоем месте преподал этому идиоту новый урок, как только он встанет на ноги. Говорят, вчера в присутствии двоих свидетелей он называл тебя французской собакой и утверждал, будто любой иностранный наемник в нашей армии...
- Французской?.. - переспросил Лаварден, и темные глаза бретонца полыхнули тусклыми недобрыми огоньками. - Действительно, какой идиот.
Хименес беззвучно хмыкнул. Что-либо говорить ему было лень. Мигель вытянул шею, выглядывая вниз между камней башни, и воскликнул:
- Ба! Глядите-ка... - и через минуту: - ...Кого принесла нелегкая! - Мигель обидно засмеялся, помахивая ладонью под носом. - Здесь уже пахнет духами, сеньоры, и кажется, я вижу пажей, которые разбрасывают перед конем лепестки роз. Угадайте, кто к нам пожаловал?!
Лаварден и Хименес уже смотрели вниз, на дорогу. Хименес гортанно засмеялся, но Лаварден не улыбнулся. Среди офицеров и простых солдат над Бутвилем часто посмеивались за его спиной - и, конечно, каждый из насмешников завидовал неизменной роскоши, окружавшей адъютанта даже в самые трудные военные будни. Но с некоторых пор Лавардену было не смешно. Происшествие, унесшее жизни Дядюшки Умру-Последним и "Антуана", оставило по себе  черную печаль, но, как ни странно, заставило Лавардена немного понять Бутвиля. Во всяком случае, после памятного разговора он видел в юном адъютанте не расфуфыренного пустого юнца из богатой семьи, как нравилось думать нищебродам вроде Хименеса и де Эскобано, а человека, пусть и преступно-легкомысленного, но все-таки способного понимать трагедию и испытывать боль.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-01-25 14:39:55)

+1

4

Вблизи полуразрушенный голландский замок, к стене которого примыкал форт, выглядел весьма живописно. Никола тут же поймал себя на совершенно мальчишеской мысли – что он с удовольствием полазал бы по этим развалинам. Прежде всего - поднялся бы на самый верх той башни, что споря с беспощадным временем, по-прежнему гордо возвышалась среди равнин. Только с его статусом это, увы, совершенно не сочеталась…. И предстояли ему здесь дела гораздо более прозаические.

О том, что в форте возле замка Бредероде полный беспорядок,  дисциплины никакой, и голландцы при желании пройдут мимо среди бела дня, потому что их никто в упор не заметит, командующего испанской армией недавно оповестил некий доброжелатель. Дон Амброзио доверять кляузам был не склонен, потому поручил своему адъютанту разобраться на месте, действительно ли форт превратился в проходной двор.

Красноречиво опровергая утверждение о проходном дворе, у ворот, как и полагается, стояли двое часовых, которые по всей форме поинтересовались у Бутвиля, кто он такой и что ему тут нужно.

- Никола де Бутвиль, адъютант генерала Спинолы к дону Диэго де Миранда-и-Рио, - молодой человек слегка поклонился.

Пока что все было как должно,и это обстоятельство не могло не радовать.

Сеньор комендант занимался осмотром укреплений. Оказался он человеком немолодым и удивительно проницательным. Дон Диэго воевал в Нидерландах уже четверть века потому, обменявшись с гостем приличествующими приветствиями, он сразу повел разговор по существу:

- Не ошибусь, дон Николас, если скажу, что вы решили нас посетить потому что сеньору командующему донесли что в форте у замка Бредероде не все ладно?

- Это так, сеньор, - согласился Бутвиль.

- Тут одна беда – проклятые еретики словно в преисподнюю провалились. Сколько уже ждем без толку… Меня ожиданием не напугаешь, а вот остальные порядком вымотались. Каждый день кто-нибудь хватается за оружие из-за пустяка, устал их разнимать, - дон Диэго махнул рукой.

Все прочее в форте у замка Бредероде оказалось в полном порядке. В этом адъютант командующего убедился достаточно быстро.  А  после Бутвиль с радостью принял приглашение сеньора коменданта  задержаться на обед  и, соответственно,  отправиться обратно уже утром следующего дня.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-07-26 19:10:17)

+2

5

...На верхней площадке старой башни покончили с обедом примерно в то же время, когда господин адъютант встал из-за стола у коменданта. До новой смены было еще далеко. Лаварден и Эскобано прилегли отдохнуть, Хименес, вроде бы, тоже, однако по мрачному взгляду, устремленному в холодное голландское небо, по нервно покачивающейся ноге, закинутой на другую ногу, по нервным, выкручивающим ус пальцам видно было - Хименесу не до дремы.
- Однако, - сказал он, наконец, - что наш прекрасный принц тут делает?
- Кто? - сонно переспросил Эскобано: вволю понасмешничав, он уже давно забыл про Бутвиля. - А-а... Ну, должно быть, ничего важного, раз комендант не поднял всех.
- Бутвиль приносит лихую беду даже туда, где не было ни малейшей неприятности. Лаварден может подтвердить мои слова.
Лаварден сделал вид, что спит. Примирение с Хименесом было слишком трудным и долгим, чтоб снова вспоминать о разногласиях. Удивляло то, как долго Хименес хранит в сердце обиду, причем - обиду незначительную и ненарочную. Или же он в душе был способен на большее сочувствие, чем хотел показать, и до сих пор не простил Бутвилю мучительной смерти двух невинных? Лаварден хотел бы на это надеяться, но слишком хорошо знал своего приятеля.
- А что, что случилось? - полюбопытствовал Эскобано, все еще не понимая, о чем речь, но будучи очень заинтригован.
Хименес, шурша подошвами сапог по камню, сел, подвинулся назад и оперся спиной о зубец стены. За этими шумными перемещениями Лавардену послышался другой звук - более дальний, чем голос Хименеса, и идущий снизу, будто кто-то карабкался к ним по обломкам лестниц, однако наверняка утверждать он не мог, а внезапно "просыпаться" и смотреть, кто идет, после того, как притворялся спящим, было уж слишком неловко.
- Ты слышал, пару месяцев назад двоих из нашего полка засыпало заживо в туннеле голландских подрывников? Да, глупейшая афера, но как думаешь, они сами решили туда забраться? А что ты скажешь, если я скажу, что это была затея господина адъютанта, который даже собирался возглавить туннельных ползунов на белом коне, да только удивительно вовремя повредил себе ногу?..
- Да ты что? - нахмурился Эскобано.
Лаварден раздраженно дернул уголком губ, прикидывая, не пора ли ему "проснуться" и вмешаться в разговор - а может, к черту правдивость, и пусть Хименес пересказывает эту историю так, как ему больше нравится? Это было самое мучительное в их с испанцем дружбе: Лаварден любил точность и любил Хименеса, но Хименес любил приврать.
- Все-таки, это была затея Переньяка, одного из погибших, - подал голос Лаварден, в уме проклиная себя за эту неуместную педантичность.
Он открыл глаза, повернулся к Хименесу и выразительно поднял брови, призывая того, наконец, уняться. Но Хименес смотрел куда-то поверх Лавардена.
- Эээ?.. Господин адъютант?.. - с удивительно глупым видом обратился к новому покорителю башни Эскобано, совершенно не веря своим глазам.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-08-03 22:12:31)

+1

6

Дон Диэго, будучи человеком немногословным, неожиданно оказался весьма интересным собеседником. И уже к середине беседы за обеденным столом Бутвиль окончательно уверился, что за дорогу, проходящую мимо форта у замка Бредероде, дон Амброзио может быть совершенно спокоен. Неожиданных визитов точно можно не опасаться. Только вот людей здесь все-таки недостаточно, стоит перебросить еще, ведь голландцы как обычно повалят толпой...

К вечеру спутники адъютанта успели затеять игру в кости с местными солдатами, комендант вызвал для беседы одного из офицеров, и у Никола  наконец появилась возможность прогуляться в башню, которая ему сразу так приглянулась. Ненадолго забыв о своем статусе, подняться наверх по полуразрушенной лестнице и остаться наедине с ветром и небом... Порой ступеньки осыпались под ногами, но Бутвиля это не останавливало. Он не отказался от своего намерения даже когда услышал сверху чьи-то голоса и понял, что господа, облюбовавшие башню, в очередной раз обсуждают историю с проклятым лазом голландских подрывников...

На верхней площадке старинной башни ветер ударил в лицо, а трое отдыхавших там удивленно воззарились на Бутвиля. Будто бы привидение увидели или еще что-нибудь в этом роде.

- И что вы так на меня смотрите, сеньоры?,  - усмехнулся Никола.- Голландского призрака я точно ничем не напоминаю.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-08-11 23:52:30)

+2

7

Хименес на мгновение изменился в лице - видно, и в нем непосредственность и выходки молодого Бутвиля порой вызывали оторопь, - однако в следующую секунду нашелся и принял встревоженный вид, внимательно рассматривая обветренные камни башни позади Бутвиля.
- Что Вы, дон Николас, - ответил он. - Слепому видно, что Вы живее всех живых. Однако за Вашей спиной всем нам на миг почудился знаменитый призрак Бредероде.
- О-о-о... - осторожно протянул Эскобано, нутром чувствуя, что готовится какое-то веселье, но не вполне понимая свою роль в нем.
- Ужасное чудовище в клубах дыма от адских коптилен, оно предстает смертным на груде дьявольского золота, и повсюду его сопровождает запах серы и паленого кружева, - Хименес понизил голос и с со страхом произнес: - Призрачный Индюк Бредероде, господин адъютант!..
- Да! - Эскобано, наконец, все понял, и его восторженный вид откровенно портил спектакль Хименеса. - Я вижу его уже третий раз и подумываю принять постриг! Очевидно, я погряз во грехе, если такая нечисть является искушать мой разум!
Лаварден облизнул и закусил губу, старательно пряча улыбку. Он всем сердцем не одобрял происходящего, однако в который раз не смог противиться лукавому, недоброму гению Хименеса - и сам себя презирал за это.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-11-15 15:38:33)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Всякая вина смывается кровью? Май 1625 года