Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Sine ira et studio. Сентябрь 1628 года


Sine ira et studio. Сентябрь 1628 года

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

После эпизода Similia similibus. Сентябрь 1628 года

0

2

Гостиную Винтер покинул в смешанных чувствах. Не зная, выиграл или проиграл. Не будучи уверен даже, что на самом деле было ставкой. Француз был слишком опытен. Давенпорт был бы ему лучшим собеседником. А Бэкингем проиграл бы еще вернее. Но оба они были мертвы. А он, Винтер, худший дворянин и худший шпион, был жив.

Знакомые ступени – сколько раз он поднимался по ним? Не задумываясь, с кем делит кров и сколь выгодна была ей его смерть. Пока не получил письмо от д’Артаньяна. Которое изменило все. Брат, друг, покровитель. Три человека, которых он любил. Три смерти, в которых виновна была женщина, ждавшая наверху. Которой он не мог отомстить. Пока – не мог.

Он постучался прежде чем вспомнил, что мог этого не делать. Клейменная воровка, убийца – исчадие ада. Не дворянка даже, и его брат дал ей свое имя!

– Мадам, – он вошел, не дожидаясь ответа. – Мой брат женился на вас, полагая вас вдовой. Вы ей не были. И ваш сын… не имеет прав на титул.

Столько слов, которыми он мог бы обозвать маленького Джона-Френсиса. Столько сомнений. И Винтер выбрал самый простой путь.

+1

3

Разговор был неизбежен. Отсрочка позволила Анне упорядочить мысли и продумать несколько путей развития  беседы. Она делала так совершенно неосознанно, но никогда не пыталась воплотить ни один даже из мысленно удачных вариантов. В действительности всё всегда складывались совершенно иначе.
Она не успела ни сказать «войдите», когда раздался стук,  ни даже подняться из кресла, где устроилась,  закутавшись в найденную в кабинете шаль. А когда на пороге появился один Винтер только кротко вздохнула – она предпочла бы не оставаться наедине с этим человеком, но что толку в предпочтениях, жизнь диктует свои условия, и каждое из них – вызов.
- Вы посылали слугу за едой, - напомнила она, - он еще не вернулся? Я голодна. Вы тоже, - голос звучал устало и тихо, но звучание его было не слабостью, вызванной подавленностью или утомлением, а, совершенно определённо, стремлением укротить собственный темперамент и смирить эмоции, не позволяя им даже на мгновение взять верх над разумом.
- Я могу понять, принять и простить вашу ко мне ненависть, но не раньше чем перестану думать о гусиной ножке, печёных яйцах или куске простого мясного пирога,  а не о правах, родственных чувствах и вашем желании меня уничтожить.

И в этот момент Анна совершенно не лукавила. Она не принадлежала в числу томных, изнеженных и слабых здоровьем женщин, страдающих природным стремлением ко всяческим аскезам, и все чувственные радости жизни от вкусной еды и хорошего вина до любовных утех имели большое значение для неё.  Голод пробуждал в ней злость, и если в обычное время та выплескивалась на прислугу, то сейчас  любое слово, презрительный взгляд или неверный тон Винтера могли вызвать у миледи непозволительную в общении с ним ярость.
- А вы, правда, меня так ненавидите? – поинтересовалась леди Винтер  после короткой паузы с таким видом, словно не то что сомневалась в этом – не верила в саму возможность подобного.

+2

4

Молния сверкнула в глазах Винтера. Ответ, понятный любому. Чувство, которое он не сумел скрыть. А потом он сел напротив невестки. Не дожидаясь приглашения.

– Вы соблазнили и обманом женили на себе моего брата, которого затем отравили, – ответил он неестественно ровным голосом. – Вы совратили беднягу Джона и превратили его в убийцу – убийцу другого моего друга, самой блестящей звезды Альбиона. Не будь вы женщиной и не будь я дворянином, я убил бы вас своей рукой, мадам. Но не потому, что я вас ненавижу. Я вас не ненавижу, вы мне омерзительны. Это было бы возмездием. И оно еще настигнет вас. Вряд ли вы избрали меня и тех, кого я любил, своей особой целью, а значит, я не единственный, кто вопрошает небеса: «Доколе?» Однажды чаша Господня терпения переполнится.

В отличие от миледи, Винтер подкрепился, прежде чем отправиться на поиски мнимого отца Ансельма. И вопрос трапезы его ничуть не волновал.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Sine ira et studio. Сентябрь 1628 года