Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие.

Политика вы сделали поэтом. 5 декабря 1628 года, первая половина дня: Кардинал де Ришелье вмешивается в семейные дела нескольких знатных особ.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и мэтр Дарлю приходят в дом Клейраков.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Sine ira et studio. Сентябрь 1628 года: Лорд Винтер и миледи пытаются прийти к соглашению.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Свободы обманчивый яд. 1 декабря 1628 года: Г-жа де Шеврез и ее величество отправляются бродить по парижским улицам.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Хмурое утро. 23 февраля 1629 года.: Атос оказывается секундантом на дуэли Кавуа и Портоса.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Девушка на вес золота! Январь 1629 года: Донья Инес поддается чарам опасного негодяя.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня


После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

- Это такая длинная история, - вздохнула Эмили, с явным сожалением снова садясь на скамеечку. Откладывать удовольствие — кому же это захочется? Она так соскучилась! - Я жила у Эжени. Не в той квартире, где Вы меня нашли, в другой.
Память у Эмили-Франсуазы де Кюинь была превосходная всегда, при желании она могла вспомнить мелкие детали, и начала она с того момента, как стояла напротив особняка Монморанси в надежде увидеть мужа.
- Я была такая дура, Луи! Я ужасно скучала, и думала, что вдруг вы уже приехали, но нарочно меня не разыскиваете, потому что этого не хотите!
- Да уж, умнее не придумаешь! - хмыкнул Луи-Франсуа. Сейчас, после поцелуя и в ожидании ночи, ему совершенно не хотелось сердиться на жену, хотя несообразность её поведения была очевидна. - А почему бы вам не подойти, например, к привратнику да не спросить, дома ли граф такой-то?
- Потому что... - Эмили слегка покраснела. - Очень глупо, но тогда я думала, что вдруг вы приедете с мадемуазель де Брольи... Вы должны на меня обидеться, и будете совершенно правы!
Бутвиль покачал головой:
- Мог бы обидеться, о да. Но вы и так поплатились за свои безрассудства, не хочу прибавлять.  Говорите же, что было дальше?
Графиня посмотрела на мужа и благодарно улыбнулась.
- И ко мне подошел этот человек... Он никак не мог знать, кто я! Я была в мужском платье, и уж конечно никто не знал, что я ушла из дома. Ни Эжени, ни господин де Ронэ тем более, он бы меня ни за что не пустил. Но он знал, этот человек!
И она подробно рассказала, как незнакомец выспрашивал ее якобы от имени любовницы Ронэ, а потом, когда она с ним простилась, какие-то люди сначала столкнули ее в лужу, потом утащили в винный погребок, ударили, потащили...
- А мне все казалось, что это было уже, и я все думала, что вот-вот появитесь вы, и все кончится!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

22

Всякому мужчине лестно, когда женщина видит в нем своего спасителя и защитника, но Бутвиль подумал, что постоянно выступать в этой роли довольно тяжело, и лучше бы его любимая хоть иногда остерегалась попадать в подобные ситуации...  Но враждебные замыслы  чужих людей редко удается предусмотреть и  избежать нежелательных встреч  не всегда возможно. Представив себе, как плохо пришлось Эмили, как она страдала, он  стиснул зубы и дал себе слово найти и наказать виновников, во что бы то ни стало.   
       - Ах, душа моя, если бы я мог стать вездесущим и всеведущим, вам никогда не пришлось бы испытать подобных ужасов!  Но это невозможно, я всего лишь человек, не ангел-хранитель.  Тот случай, благодаря которому мы с вами познакомились, не был, как мне кажется, столь сложным и страшным, как этот.  Если похитителям было известно, кто вы,  значит, кто-то сперва должен был следить за вами, готовиться,  и, без сомнения, этим людям было заплачено - или обещана хорошая плата,  потому что похищение женщины вообще тяжкое преступление, а тем более, когда речь идет о женщине знатной.  Но у меня нет пока ни малейшей догадки  о том, кто мог быть заинтересован в вашем пленении.  Что было дальше?

+2

23

- Я тоже не знаю, кто это придумал. Но знаю, зачем. Они хотят, чтобы у вас не было жены. Но не хотели меня убить, вот что странно. Хотя это было бы проще всего. Однако, по порядку...
Эмили рассказала, как ее привезли в охотничий домик барона де Шензо, переодели, как она убежала. («Будь у меня сапоги, они бы меня не поймали! Но в домашних туфлях в такую погоду далеко не уйдешь!») Как появился Ронэ, которого будто бы она позвала, как они не смогли уехать, потому что похитители перерезали его лошади подпругу, прежде чем исчезнуть, и как появился герцог Ангулемский.
- Его кто-то прислал, и он так и не сказал кто. Чтобы застать меня с любовником. И он хотел, чтобы я согласилась аннулировать брак. Но потом поверил, что господин де Ронэ не угрожает моей репутации. И что вы о нем прекрасно знаете. Правда, мне пришлось сказать, что господин де Ронэ — мой телохранитель, нанятый еще моим дядей. По сути, так оно и есть, он же меня всегда охраняет. Разве что вы ему не платите, да и не возьмет он денег ни за что. Но герцог в дружбу бы не поверил... И дворяне его милости проводили меня к госпоже де Вейро, и я неделю никуда честно не выходила, ждала, когда вы приедете... Никто не думал, что будет продолжение...

+1

24

При имени сиятельного дядюшки, брови изумленного Бутвиля высоко поднялись и опустились не сразу.
      - Все это совершенно сказочно, хотя и случилось на самом деле, - наконец смог выговорить он. - Кто мог хотеть, чтобы у меня не было жены?! Кому это мешает? Вы говорите, что де Ронэ появился, хотя вы его не звали, и дядюшку тоже кто-то предупредил? Как  все сложно подстроено, как рассчитано! И стоило денег... Я, признаться, полагал, что тут замешана политика, что это зачем-то понадобилось кардиналу... 
       Граф вспомнил латинскую формулу "qui prodest",  но кому выгодно оставить его холостяком? У него нет большого наследства, нет каких-нибудь алчных племянников, которые хотели бы оставить его без потомства... 
       Брошенная вскользь догадка Никола о кознях родственников  вдруг пришла ему в голову, и ему отчего-то стало холодно в тепло натопленной комнате.  О боже! Эмили похищают, и вскоре младший брат появляется у него на пути и затевает ссору...  Нет!! Нет, этого не может быть! Скорее бы Никола пришел, с нпим будет спокойнее...  Тогда кто?  Вдова Франсуа? Изабелла-Анжелика с тремя обездоленными детьми? Нет и нет! Письмо тетушки... появление герцога в домике, куда привезли Эмили... 
        Землетрясений в Париже не бывает, но Бутвилю казалось, что пол уходит у него из-под ног, кренится, готовый провалиться. Голова кружилась, мысли вспыхивали  и гасли, как искры в камине. Луи-Франсуа, бледный как мел,  закрыв глаза, откинулся на спинку кресла.

+2

25

- Кардинал меня как раз спас, - задумчиво проговорила Эмили. - Если бы не он, я бы, наверное, уже сдалась, и меня бы постригли в монахини... Или бы я умерла там... Интересно, вы смогли бы меня забрать из монастыря, если бы меня постригли без вашего позволения?..
Она посмотрела на мужа и буквально подпрыгнула.
- Луи, вам плохо?! Вы ранены?! - мадам де Бутвиль могла быть сколько угодно легкомысленной, но в критических ситуациях действовала быстро. В считанные секунды она снова налила в бокал вина и заботливо поднесла к губам мужа. - Глотните! Можете? Я помогу вам перебраться на кровать... Вы принимаете травы мэтра Дарлю? Наверное, его можно найти в Париже, надо спросить господина Портоса...

+1

26

Травы мэтра Дарлю Бутвиль исправно принимал в Тулузе, и они давно уже оказали свое полезное действие. Припадков беспамятства, мучивших его раньше, в последнее время не случалось. Сейчас он просто почувствовал слабость и от раны, про которую сгоряча забыл, и от душевной усталости - возможность предательства брата и само то, что такие мысли пришли в голову,  измучили Луи-Франсуа, но сознания он не потерял. Взволнованные слова Эмили сразу придали ему сил. Жена любит его, они вместе! Ведь это так хорошо! А дурные мысли нужно просто гнать, как выгоняют за порог негодного слугу...
       - Не тревожьтесь, душа моя, - сказал он, открыв глаза, взял из рук Эмили бокал и отпил несколько глотков. - Я просто очень устал, да и рука побаливает, наверно, от сырости...  Но ложиться в кровать пока рано. Отдохнуть я могу и в кресле. Как только вы расскажете все, что было, до конца, мы отужинаем, а потом отрешимся от злобы дня и  займемся делом куда более приятным!
       Улыбкой и взглядом он дал понять своей любимой, чего ждет от грядущей ночи, допил вино и усилием воли вернулся к прерванному разговору.
       - Если его высокопреосвященство выручил вас, значит, к похищению он не причастен.  Но насильственный постриг - не только грех, но еще  и преступление, не менее тяжкое, чем похищение. Мне трудно себе представить,  кто, и, главное, зачем мог прибегнуть к такому ужасному средству?  Бедная моя, как же вы настрадались... Что же было с вами в монастыре, и как вы оттуда вырвались?

+1

27

- Вы снова были ранены? Расскажете? Отчего вы так неосторожны! - Мадам де Бутвиль слегка покраснела под взглядом мужа и мило потупилась. О неосторожности упоминать не следовало, сама-то хороша... - Я и не верила уже, что вырвусь...
Эмили взяла у графа бокал, поставила на стол, снова села на скамеечку и стала рассказывать по порядку, как упиралась, как холодно в карцере и как совсем не добры «добрые» сестры, как пугала монахинь лопатой (сама не подозревая, какие отчаянные черти заплясали в ее глазах при этом рассказе), как Анна-Мария уговорила ее...
- Мадам Розье, это мать Анны- Марии, пошла к кардиналу... Так меня освободили.
О Теодоре де Ронэ графиня не обмолвилась ни словом. Возможно, это было нечестно по отношению к мужу, но она ни за что не допустила бы, чтобы у ее друга были неприятности.
- Самое странное, что они придумали, будто я замужем была в Англии. Даже будто бы документы есть... Если бы вы увидели такие документы, вы бы не поверили им? Ведь вы... - Эмили замялась, смутившись. - Вы же знаете, что я ...

0

28

Слушая рассказ  жены,  граф де Люз покусывал  губы и хмурился. История с лопатой и заблестевшие глаза Эмили заставили его улыбнуться, но в  душе всё сильнее закипала ярость.  Неизвестные, причинившие столько бед Эмили, нанесли ему самому глубокое оскорбление.  Он должен теперь отомстить, но как? Невозможно наносить удары в пустоту...  Граф понимал, что найти виновных будет очень непросто. Дерзость и полное пренебрежение законом тех, кто задумал и подстроил похищение, явная уверенность их в безнаказанности указывали на лиц высокопоставленных, ОЧЕНЬ высокопоставленных, а их не так уж и много. Кардинал? В данном случае его нужно не винить, а благодарить. Король?  При всех человеческих недостатках этот монарх чтит святость брака  и монашеских обетов... Королева-мать? Она интриганка, способная на многое, но дом Монморанси задевать не станет. Герцог Орлеанский? Да, этому господину не занимать дерзости, и развлечения  ради он может устроить любую мерзость, но кто накажет наследника престола? 
      Поток этих лихорадочных соображений прервался, когда Эмили упомянула  о  выдумке с Англией. Бутвиль не выдержал.
      - Чёрт возьми, какая еще Англия, какие документы?!  Безумный,  невозможный бред! Душа моя, забудьте об этом и перестаньте терзаться, прошу вас!  Здесь, в Париже, вы никуда не выйдете без меня или без сопровождения надежных слуг, а впредь, пока это возможно, пока господь не дал нам детей - вы будете всегда и всюду со мной, обещаю вам, хоть бы даже и в облике пажа!

+1

29

- Вас не поймут, - радостно сообщила Эмили. Разумеется, радовалась она не тому, что графа не поймет его окружение, если он будет всюду таскать за собой жену, а тому, что она будет все время с ним (если он так говорит, значит, все-таки можно...) - разве не об этом она мечтала?! Однако... у мадам де Бутвиль было еще несколько дел, которые она с удовольствием устроила бы без участия мужа... Не потому, конечно же, что ему не доверяла, но... он и так расстроился, и они чуть не поссорились... Однако Эжени надо было вернуть деньги, и еще ожерелье, отданное ювелиру! Эмили страшно себя ругала — и надо было его чистить? Хотя в этом нет ничего такого, и Луи-Франсуа ее вполне может проводить. А про деньги она ему скажет потом — не все же сразу! И как-нибудь расскажет про Новую Францию, только придумает, как бы поменьше упоминать госпожу де Лавальян... А может, и ничего, Луи ее поймет — он же всегда ее понимает! Эмили нежно погладила руку мужа: - Ну и Бог с ними, правда?! А мы пойдем в театр, да?
Они так мечтали: она в красивом платье и он в белых сапогах! А еще они обязательно пойдут к этой маркизе де Рамбулье. Потому что Ронэ говорил, что мадам де Бутвиль там делать нечего. Очень даже чего! Графа де Люз наверняка примут с радостью. И графиню с ним, назло тем, кто задается, и бретер узнает, что не такая уж она и дура!

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня