Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Между строк нет опечаток. 1 февраля 1629 года, перед рассветом: Г-н и г-жа де Кавуа обзаводятся собакой и избавляются от непонимания.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года: В доме у г-жи де Вейро поэты состязаются в поэзии, а мужчины - в благородстве.

Девица и монах в Новом свете. Начало февраля 1629 года: Донья Инес просит Арамиса о помощи.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
На три вещи можно смотреть вечно... Труа, 13-16 февраля 1629 г.: Г-н де Ронэ встречает капитана де Кавуа на пути в Труа.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года: Маркиз де Мирабель узнает новости от дона Рамона Варгаса.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Что вы умеете? 18 декабря 1628 года: Ришелье дает г-же де Бутвиль новое поручение.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня


После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

- Это такая длинная история, - вздохнула Эмили, с явным сожалением снова садясь на скамеечку. Откладывать удовольствие — кому же это захочется? Она так соскучилась! - Я жила у Эжени. Не в той квартире, где Вы меня нашли, в другой.
Память у Эмили-Франсуазы де Кюинь была превосходная всегда, при желании она могла вспомнить мелкие детали, и начала она с того момента, как стояла напротив особняка Монморанси в надежде увидеть мужа.
- Я была такая дура, Луи! Я ужасно скучала, и думала, что вдруг вы уже приехали, но нарочно меня не разыскиваете, потому что этого не хотите!
- Да уж, умнее не придумаешь! - хмыкнул Луи-Франсуа. Сейчас, после поцелуя и в ожидании ночи, ему совершенно не хотелось сердиться на жену, хотя несообразность её поведения была очевидна. - А почему бы вам не подойти, например, к привратнику да не спросить, дома ли граф такой-то?
- Потому что... - Эмили слегка покраснела. - Очень глупо, но тогда я думала, что вдруг вы приедете с мадемуазель де Брольи... Вы должны на меня обидеться, и будете совершенно правы!
Бутвиль покачал головой:
- Мог бы обидеться, о да. Но вы и так поплатились за свои безрассудства, не хочу прибавлять.  Говорите же, что было дальше?
Графиня посмотрела на мужа и благодарно улыбнулась.
- И ко мне подошел этот человек... Он никак не мог знать, кто я! Я была в мужском платье, и уж конечно никто не знал, что я ушла из дома. Ни Эжени, ни господин де Ронэ тем более, он бы меня ни за что не пустил. Но он знал, этот человек!
И она подробно рассказала, как незнакомец выспрашивал ее якобы от имени любовницы Ронэ, а потом, когда она с ним простилась, какие-то люди сначала столкнули ее в лужу, потом утащили в винный погребок, ударили, потащили...
- А мне все казалось, что это было уже, и я все думала, что вот-вот появитесь вы, и все кончится!

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

22

Всякому мужчине лестно, когда женщина видит в нем своего спасителя и защитника, но Бутвиль подумал, что постоянно выступать в этой роли довольно тяжело, и лучше бы его любимая хоть иногда остерегалась попадать в подобные ситуации...  Но враждебные замыслы  чужих людей редко удается предусмотреть и  избежать нежелательных встреч  не всегда возможно. Представив себе, как плохо пришлось Эмили, как она страдала, он  стиснул зубы и дал себе слово найти и наказать виновников, во что бы то ни стало.   
       - Ах, душа моя, если бы я мог стать вездесущим и всеведущим, вам никогда не пришлось бы испытать подобных ужасов!  Но это невозможно, я всего лишь человек, не ангел-хранитель.  Тот случай, благодаря которому мы с вами познакомились, не был, как мне кажется, столь сложным и страшным, как этот.  Если похитителям было известно, кто вы,  значит, кто-то сперва должен был следить за вами, готовиться,  и, без сомнения, этим людям было заплачено - или обещана хорошая плата,  потому что похищение женщины вообще тяжкое преступление, а тем более, когда речь идет о женщине знатной.  Но у меня нет пока ни малейшей догадки  о том, кто мог быть заинтересован в вашем пленении.  Что было дальше?

+2

23

- Я тоже не знаю, кто это придумал. Но знаю, зачем. Они хотят, чтобы у вас не было жены. Но не хотели меня убить, вот что странно. Хотя это было бы проще всего. Однако, по порядку...
Эмили рассказала, как ее привезли в охотничий домик барона де Шензо, переодели, как она убежала. («Будь у меня сапоги, они бы меня не поймали! Но в домашних туфлях в такую погоду далеко не уйдешь!») Как появился Ронэ, которого будто бы она позвала, как они не смогли уехать, потому что похитители перерезали его лошади подпругу, прежде чем исчезнуть, и как появился герцог Ангулемский.
- Его кто-то прислал, и он так и не сказал кто. Чтобы застать меня с любовником. И он хотел, чтобы я согласилась аннулировать брак. Но потом поверил, что господин де Ронэ не угрожает моей репутации. И что вы о нем прекрасно знаете. Правда, мне пришлось сказать, что господин де Ронэ — мой телохранитель, нанятый еще моим дядей. По сути, так оно и есть, он же меня всегда охраняет. Разве что вы ему не платите, да и не возьмет он денег ни за что. Но герцог в дружбу бы не поверил... И дворяне его милости проводили меня к госпоже де Вейро, и я неделю никуда честно не выходила, ждала, когда вы приедете... Никто не думал, что будет продолжение...

+1

24

При имени сиятельного дядюшки, брови изумленного Бутвиля высоко поднялись и опустились не сразу.
      - Все это совершенно сказочно, хотя и случилось на самом деле, - наконец смог выговорить он. - Кто мог хотеть, чтобы у меня не было жены?! Кому это мешает? Вы говорите, что де Ронэ появился, хотя вы его не звали, и дядюшку тоже кто-то предупредил? Как  все сложно подстроено, как рассчитано! И стоило денег... Я, признаться, полагал, что тут замешана политика, что это зачем-то понадобилось кардиналу... 
       Граф вспомнил латинскую формулу "qui prodest",  но кому выгодно оставить его холостяком? У него нет большого наследства, нет каких-нибудь алчных племянников, которые хотели бы оставить его без потомства... 
       Брошенная вскользь догадка Никола о кознях родственников  вдруг пришла ему в голову, и ему отчего-то стало холодно в тепло натопленной комнате.  О боже! Эмили похищают, и вскоре младший брат появляется у него на пути и затевает ссору...  Нет!! Нет, этого не может быть! Скорее бы Никола пришел, с нпим будет спокойнее...  Тогда кто?  Вдова Франсуа? Изабелла-Анжелика с тремя обездоленными детьми? Нет и нет! Письмо тетушки... появление герцога в домике, куда привезли Эмили... 
        Землетрясений в Париже не бывает, но Бутвилю казалось, что пол уходит у него из-под ног, кренится, готовый провалиться. Голова кружилась, мысли вспыхивали  и гасли, как искры в камине. Луи-Франсуа, бледный как мел,  закрыв глаза, откинулся на спинку кресла.

+2

25

- Кардинал меня как раз спас, - задумчиво проговорила Эмили. - Если бы не он, я бы, наверное, уже сдалась, и меня бы постригли в монахини... Или бы я умерла там... Интересно, вы смогли бы меня забрать из монастыря, если бы меня постригли без вашего позволения?..
Она посмотрела на мужа и буквально подпрыгнула.
- Луи, вам плохо?! Вы ранены?! - мадам де Бутвиль могла быть сколько угодно легкомысленной, но в критических ситуациях действовала быстро. В считанные секунды она снова налила в бокал вина и заботливо поднесла к губам мужа. - Глотните! Можете? Я помогу вам перебраться на кровать... Вы принимаете травы мэтра Дарлю? Наверное, его можно найти в Париже, надо спросить господина Портоса...

+1

26

Травы мэтра Дарлю Бутвиль исправно принимал в Тулузе, и они давно уже оказали свое полезное действие. Припадков беспамятства, мучивших его раньше, в последнее время не случалось. Сейчас он просто почувствовал слабость и от раны, про которую сгоряча забыл, и от душевной усталости - возможность предательства брата и само то, что такие мысли пришли в голову,  измучили Луи-Франсуа, но сознания он не потерял. Взволнованные слова Эмили сразу придали ему сил. Жена любит его, они вместе! Ведь это так хорошо! А дурные мысли нужно просто гнать, как выгоняют за порог негодного слугу...
       - Не тревожьтесь, душа моя, - сказал он, открыв глаза, взял из рук Эмили бокал и отпил несколько глотков. - Я просто очень устал, да и рука побаливает, наверно, от сырости...  Но ложиться в кровать пока рано. Отдохнуть я могу и в кресле. Как только вы расскажете все, что было, до конца, мы отужинаем, а потом отрешимся от злобы дня и  займемся делом куда более приятным!
       Улыбкой и взглядом он дал понять своей любимой, чего ждет от грядущей ночи, допил вино и усилием воли вернулся к прерванному разговору.
       - Если его высокопреосвященство выручил вас, значит, к похищению он не причастен.  Но насильственный постриг - не только грех, но еще  и преступление, не менее тяжкое, чем похищение. Мне трудно себе представить,  кто, и, главное, зачем мог прибегнуть к такому ужасному средству?  Бедная моя, как же вы настрадались... Что же было с вами в монастыре, и как вы оттуда вырвались?

+1

27

- Вы снова были ранены? Расскажете? Отчего вы так неосторожны! - Мадам де Бутвиль слегка покраснела под взглядом мужа и мило потупилась. О неосторожности упоминать не следовало, сама-то хороша... - Я и не верила уже, что вырвусь...
Эмили взяла у графа бокал, поставила на стол, снова села на скамеечку и стала рассказывать по порядку, как упиралась, как холодно в карцере и как совсем не добры «добрые» сестры, как пугала монахинь лопатой (сама не подозревая, какие отчаянные черти заплясали в ее глазах при этом рассказе), как Анна-Мария уговорила ее...
- Мадам Розье, это мать Анны- Марии, пошла к кардиналу... Так меня освободили.
О Теодоре де Ронэ графиня не обмолвилась ни словом. Возможно, это было нечестно по отношению к мужу, но она ни за что не допустила бы, чтобы у ее друга были неприятности.
- Самое странное, что они придумали, будто я замужем была в Англии. Даже будто бы документы есть... Если бы вы увидели такие документы, вы бы не поверили им? Ведь вы... - Эмили замялась, смутившись. - Вы же знаете, что я ...

0

28

Слушая рассказ  жены,  граф де Люз покусывал  губы и хмурился. История с лопатой и заблестевшие глаза Эмили заставили его улыбнуться, но в  душе всё сильнее закипала ярость.  Неизвестные, причинившие столько бед Эмили, нанесли ему самому глубокое оскорбление.  Он должен теперь отомстить, но как? Невозможно наносить удары в пустоту...  Граф понимал, что найти виновных будет очень непросто. Дерзость и полное пренебрежение законом тех, кто задумал и подстроил похищение, явная уверенность их в безнаказанности указывали на лиц высокопоставленных, ОЧЕНЬ высокопоставленных, а их не так уж и много. Кардинал? В данном случае его нужно не винить, а благодарить. Король?  При всех человеческих недостатках этот монарх чтит святость брака  и монашеских обетов... Королева-мать? Она интриганка, способная на многое, но дом Монморанси задевать не станет. Герцог Орлеанский? Да, этому господину не занимать дерзости, и развлечения  ради он может устроить любую мерзость, но кто накажет наследника престола? 
      Поток этих лихорадочных соображений прервался, когда Эмили упомянула  о  выдумке с Англией. Бутвиль не выдержал.
      - Чёрт возьми, какая еще Англия, какие документы?!  Безумный,  невозможный бред! Душа моя, забудьте об этом и перестаньте терзаться, прошу вас!  Здесь, в Париже, вы никуда не выйдете без меня или без сопровождения надежных слуг, а впредь, пока это возможно, пока господь не дал нам детей - вы будете всегда и всюду со мной, обещаю вам, хоть бы даже и в облике пажа!

+1

29

- Вас не поймут, - радостно сообщила Эмили. Разумеется, радовалась она не тому, что графа не поймет его окружение, если он будет всюду таскать за собой жену, а тому, что она будет все время с ним (если он так говорит, значит, все-таки можно...) - разве не об этом она мечтала?! Однако... у мадам де Бутвиль было еще несколько дел, которые она с удовольствием устроила бы без участия мужа... Не потому, конечно же, что ему не доверяла, но... он и так расстроился, и они чуть не поссорились... Однако Эжени надо было вернуть деньги, и еще ожерелье, отданное ювелиру! Эмили страшно себя ругала — и надо было его чистить? Хотя в этом нет ничего такого, и Луи-Франсуа ее вполне может проводить. А про деньги она ему скажет потом — не все же сразу! И как-нибудь расскажет про Новую Францию, только придумает, как бы поменьше упоминать госпожу де Лавальян... А может, и ничего, Луи ее поймет — он же всегда ее понимает! Эмили нежно погладила руку мужа: - Ну и Бог с ними, правда?! А мы пойдем в театр, да?
Они так мечтали: она в красивом платье и он в белых сапогах! А еще они обязательно пойдут к этой маркизе де Рамбулье. Потому что Ронэ говорил, что мадам де Бутвиль там делать нечего. Очень даже чего! Графа де Люз наверняка примут с радостью. И графиню с ним, назло тем, кто задается, и бретер узнает, что не такая уж она и дура!

+1

30

- Конечно, это не очень-то приятно, когда тебя не понимают окружающие, - вздохнул Бутвиль, - но я только сейчас понял, что для меня важнее всего - благополучие душевное. А я не смогу быть благополучен, когда вам плохо и грустно. Даже если у меня будет все то, что обычно называют "успехом" - высокий чин, денежная должность, милость короля. Как знать, быть может, в какие-то отдаленные времена все люди поймут, что брачный союз должен строиться на любви... Будем ценить тех, кто всё-таки сумеет нас понять, и перестанем огорчаться из-за всех остальных. А в театр сходим обязательно! 
        Тут он вспомнил, чем закончился для него поход в театр вчера вечером, и добавил:
        - Ваших преследователей мы постараемся найти и наказать, и в этом я рассчитываю на помощь шевалье де Корнильона. Вам он, кажется, пришелся не по нраву, но я прошу вас не торопиться с суждением. Встреча с ним для меня - нечаянная радость, и он гораздо более близок мне, чем я сейчас могу признать...

+2

31

- Отчего не можете признать? - тут же спросила его жена, которую загадочная личность шевалье де Корнильона весьма занимала. У Луи-Франсуа не так много было близких друзей, по сути, она могла бы назвать разве что герцога де Монморанси. И вдруг какой-то Корнильон, который не показался Эмили ни умным, ни интересным, ни добрым. Хотя, она его, конечно, слишком мало знала... Но Луи говорил ему «ты», тогда как ей никогда... Одно это было обидно!
Внезапно раздался стук в дверь, и лакей из-за двери провозгласил:
- Ваше сиятельство, к вам шевалье де Корнильон!
«Помяни черта...» - с досадой подумала мадам де Бутвиль, вставая и отходя к окну. Сидеть у ног мужа ей было приятно и уютно, но не при посторонних же!

Эпизод завершен

Следующий эпизод: Лекарство от меланхолии. 5 декабря 1628 года

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня