Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня


После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

(После эпизода "Все счастливые семьи...)

Действующие лица: Граф и графиня де Люз, шевалье де Корнильон

Отредактировано Бутвиль (2018-01-06 14:41:48)

0

2

Оказавшись на улице, граф де Люз глубоко вдохнул холодный воздух, и к нему вернулась способность рассуждать здраво.  Нелепую сцену в квартире госпожи де Аейро сразу словно туманом заволокло, но горькое чувство неправильности происходящего осталось. День  начался с Теодора де Ронэ - не удивительно, что все пошло вкривь и вкось...  А тут ещё Эмили выскочила   из дому в одном платье!  Не раздумывая, Луи-Франсуа сбросил свой замечательный теплый казакин, закутал в него жену и заодно прижал её, наконец, к своему сердцу. Но как быть дальше? Граф огляделся - улица была пустынна.   
          - Черт возьми, - в сердцах бросил он брату, - ни я, ни ты не подумали, что нужен портшез! 
          Эмили зажмурилась и ткнулась лицом в мужнин камзол, вдыхая родное тепло. Пришло в голову, что они, наверное, еще не доссорились, но продолжать не хотелось. Можно же минутку ни  о чем не думать, просто так постоять наконец, когда он обнимает так бережно...
         - Портшез ни к чему, - улыбнулся брату Илер. – Я уступлю даме своего коня, а сам пройдусь пешком.
         Причин для этого было даже две.  Нелепый фарс вроде бы, к счастью завершился, но сразу забыть о нем не получалось при всем желании.
          Бутвиля очень огорчило безрассудное  поведение брата, хотя не один Никола был виноват в том, что встреча не задалась; но сейчас он поступил деликатно, и Луи-Франсуа, поблагодарив его взглядом, сказал жене:
       – Вот, теперь мы быстро доберемся до цели! Увы, седло не дамское...  Но так гораздо приличнее, да и ехать недалеко!
        Эмили удивленно посмотрела на шевалье де Корнильона — она не ожидала от него вежливости, а потом, благодарно, - на мужа. Сама она сейчас, пожалуй, о приличиях не вспомнила бы.
       - Если вы меня подсадите, я прекрасно справлюсь.
       Он  выполнил её просьбу с большим удовольствием. Конечно, дама в мужском казакине, без головного убора, всё-таки отнюдь не была образцом пристойности, и граф, чтобы уберечь Эмили от насмешливых оценок прохожих, выбрал маршрут по самым малолюдным улицам; легко одетый, он основательно продрог в пути, но наконец ворота отеля Монморанси закрылись за супругами. Слуги, не выказав ни малейшего удивления, позаботились  об удобствах господ и оставили их наедине друг с другом у камина в уютной маленькой гостиной рядом со спальней.

**

Совместное творчество всех учатсников.

+1

3

Всю дорогу Эмили думала. Думала об Эжени — и сердце ее рвалось на части при мысли о том, как переживает сейчас подруга. Ведь Эжени была куда разумнее ее самой (по крайней мере графиня де Люз искренне так считала), а значит, решилась на такой отчаянный поступок не просто так. Предала ли Эмили их дружбу, убежав вслед за мужем? Но если бы она с ним не пошла, то предала бы мужа...
Луи-Франсуа всю дорогу молчал, но уже не выглядел таким чужим. Продолжал ли он злиться? Эмили могла только вздыхать потихоньку. Уж верно, продолжал, и ее счастье, что у нее такой воспитанный и сдержанный муж, никогда не дерется, не бранится даже... Он был не при чем в этой истории с мадемуазель де Брольи, и она должна ему верить...
А еще мысли молодой женщины занимал шевалье де Корнильон. Откуда он явился, и что это за родственник, которому Луи-Франсуа говорит «ты»? Ей самой муж не говорил «ты» даже... никогда не говорил! Конечно, это потому, что он очень воспитанный, и графам так положено, но... ей бы хотелось, когда они одни...
Эмили позволила графу помочь ей спешиться, прошла за ним в комнаты, обвела взглядом маленькую гостиную, посмотрела на мужа и... поняла, что не знает, что сказать. Он отдал ей казакин и ехал в одном камзоле... Она куснула нижнюю губу и сказала:
- Вам надо согреться, вы совсем замерзли.

+2

4

Да, он замерз. А еще у него разболелась раненая рука - видно, что-то там повредилось, когда он подсаживал Эмили в седло.  А еще он чувствовал такую усталость, словно прошел не какой-то час или два - даже короткий зимний день еще не угас, - а целый день целый день тяжелого пути.  Только и холод, и усталость не извне проникали в душу, а поселились там  и не хотели уходить.
        - Тут есть колокольчик, - помолчав, отозвался он, - позвоните и велите принести горячего вина. Но вряд ли оно меня согреет,  пока мы с вами не  размотаем до самого начала тот клубок событий, который вы ухитрились так тщательно запутать.  Зачем, скажите бога ради! Зачем вы удрали из Тулузы? Вы же знали,  что я вернусь, как только улажу все дела, мы бы переждали там холодные месяцы, погуляли бы на весенних праздниках, а потом на все лето укрылись бы в старом доме моих родителей, и там никто не помешал бы нам любить друг друга... Что бы ни ждало нас в будущем, уж эти-то месяцы счастья и покоя были бы наши обязательно!  А вместо этого - что?
        Камин был совсем рядом, и  графа окутывало тепло веселого пламени, но лед, скопившийся в сердце, и не думал таять. Бутвиль откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза  и несколько минут собирался с силами, чтобы говорить дальше.
        - Я не хочу вас ругать, отчитывать, увещевать - все это уже я пробовал, и все пропало втуне.  Вы меня не слушаете и не слушаетесь.  Я - ваш муж, но я не ментор, не наставник с розгой. Я хочу понять наконец, что вами движет. Ради чего можно вот так бросаться, сломя голову, в разные авантюры, подвергая опасности и саму себя, и наше общее будущее?

+2

5

Эмили послушно позвонила и распорядилась принести горячего вина слуге, который так упорно старался на нее не смотреть, что наверняка умирал от любопытства. Потом сняла мужнин казакин, аккуратно сложила его на табурете, а сама села в кресло напротив Бутвиля, скромно сложив руки на коленях и не отрывая взгляда от собственной юбки. Надо было отвечать...
- Я очень скучала. Сначала еще ничего, а потом стало совсем ужасно... И еще поговаривали... Не вслух, конечно, но так, чтобы я слышала... Я знала, что они нарочно, но все равно... Что я вам, верно, надоела, что вы нашли другую возлюбленную. И вот однажды я сидела за вашим столом и перебирала бумаги... Я не хотела никакой секрет найти, правда! - она тревожно взглянула на мужа. - Я просто думала, как вы сидели на этом месте, брали вот это перо. А там было это письмо от герцогини... Оказывается, я очень ревнивая...
Эмили снова опустила глаза и стала теребить юбку.
- Если бы вы были в Париже, я бы сразу к вам пришла. Я и хотела... Но без вас... госпожа д'Ангулем наверняка сочла бы это неприличным, и стала бы за мной следить, хоть она меня и не любит. И это было бы как тюрьма. И на мадемуазель де Брольи хотелось посмотреть, хотя я, пока ехала, остыла уже и знала, что все это чушь...

+1

6

На эту женщину невозможно было сердиться долго. Во всяком случае, Бутвилю это не удавалось. По-детски наивный и искренний рассказ Эмили заставил его сердце сжаться от острой жалости и тревоги:  ведь избавить  любимую от бедности от военных лишений сравнительно нетрудно - но как защитить ее от людской злобы, клеветы, глупости?  Такую защиту дает лишь жизненный опыт, и  чьи-то козни могут окончательно погубить Эмили раньше чем,  этот опыт у неё накопится... 
       Вошел слуга, красиво расставил на столике кувшин с горячим, пряным напитком и два серебряных кубка , хотел наполнить их, но граф жестом велел ему уйти.
       - Подайте мне вина, налейте себе и садитесь вот сюда, - сказал Луи-Франсуа, указав на низенькую скамеечку рядом с креслом, когда они остались в комнате вдвоем. - Может быть, так вы лучше услышите то, что я хочу объяснить вам...

+1

7

Эмили послушно встала, налила вина в кубок — не пролила ни капли, хотя руки ее немного дрожали, и подала мужу. Ей нравилось порой так прислуживать ему, будто она все еще паж... К тому же , сейчас не время было спорить, да и не хотелось. Потом налила вина и себе и так же послушно села на скамеечку у ног Луи-Франсуа, поймав себя на мысли, что предпочла бы сесть к нему на колени, и слегка покраснела, приказав себе не думать о глупостях.

0

8

Эмили оказалась теперь так близко, так легко было нагнуться и поцеловать ее - но Луи-Франсуа не мог позволить себе это удовольствие, пока не выскажет все наболевшее. Оттягивая время и пытаясь продумать хотя бы первые свои слова, он медленно выпил вино - горячий напиток оказал ожидаемое действие, согрел, придал ему немного спокойствия, - но не уверенности в том, что начинать этот болезненный разговор действительно следует.
          - Я обещал быть вашим наставником в жизни, -  сказал наконец граф, поставив пустой кубок на широкий подлокотник кресла, -  но, похоже, наставник из меня получился неважный, судя по тому, что вы раз за разом пренебрегаете моими советами.  Видимо, вам просто скучно бывает меня слушать, и вы всегда уверены, что понимаете всё правильно и без моих нравоучений.  А теперь посмотрите, что получилось: почему-то вы сразу поверили болтовне злоязычных пустоголовых сплетниц, позабыв обо всех доказательствах моей любви к вам, обо всем, что вы могли за время нашего знакомства узнать о моем характере.  Почему вы  хоть на минуту не задумались, не сказали себе: "Нет, мой муж не мог совершить подобную низость,  он вернется, я дождусь его, и мы вместе посмеемся над этими кумушками!"   Вам было тоскливо без меня? Но ведь и я тосковал без вас,  старался справиться с делами как можно скорее,  вам нужно было лишь разумно расставить все по местам и немного потерпеть!  Неужели эта задача труднее для вас, чем сбежать, никого не предупредив, заставить тревожиться  Марию-Фелисию, возбудить пересуды её свиты, подвергаться всем опасностям зимнего путешествия в одиночку, общаться бог весть с кем... Мне даже страшно подумать, что еще вы успели натворить здесь,  какие силы восстановили против себя...  потому что  история с монастырем не могла случиться на пустом месте!  Представьте себе весы, положите на одну чашку наши с вами надежды на будущее, любовь, спокойствие, радость встречи, а на другую - весь этот клубок темных  и нелепых событий.  Что перевесит?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня