Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Шпаги наголо, дворяне! 17 декабря 1628 года: Два графа де ла Фер сходятся в поединке

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Украдем вместе. 27 февраля 1629 года.: Г-н де Ронэ получает любопытное предложение от графа де Монтрезора.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Varium et mutabile femina. 24 февраля 1629 года, вечер: Г-н де Ронэ возвращается с г-же де Вейро.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Дебет доверия. 27 января 1629 года: Г-н Шере рассказывает г-ну де Кавуа то, что тот не знает о своем похищении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Барская скука. 30 октября 1628 года, утро.


Барская скука. 30 октября 1628 года, утро.

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

После эпизода Полезные знакомства, опасные знакомые. Ночь с 29 на 30 октября 1628 г.

0

2

Служба королеве, особенно, конечно, королеве Франции, почетна, но, увы, иногда неимоверно скучна. Особенно, если тебе двенадцать лет, ночью у тебя было восхитительное приключение, о котором толком не расскажешь — нельзя мешать ее величеству глупой суетой, а еще ты не слишком выспался (нет, под боком у Доминика было очень даже уютно, но вставать пришлось рано), но зевать нельзя тоже, ибо это неуважение, и вообще толком ничего нельзя...
Что-то шевалье дю Роше все же успел — как бы невзначай отвернувшись к окну, шепотом поведал шевалье де Каравазу о своей ночной авантюре. Только то, разумеется, что можно было, и только потому, что раздираемый любопытством Огюст все равно бы не отстал. И кто виноват, что Филипп де Круазье оказался рядом? Шевалье де Круазье, так же служивший пажом ее величества, отчего-то сразу невзлюбил Александра, стоило тому появиться при дворе. Быть может, потому, что последнему никогда не приходило в голову признать превосходство господина де Круазье, который, хоть и был двумя годами старше и вытянулся уже почти со взрослого мужчину (в основном вытянулись у него руки и ноги, потому выглядел пресловутый господин довольно нескладно), по мнению шевалье дю Роше, этим самым превосходством не обладал. Ибо, если выразиться словами брата привратника монастыря, где провел детство Александр, «не было у него ни ума, ни фантазии». Зато была премерзкая привычка исподтишка дразнить тех, кто младше.
Вот и сейчас, услышав то, что для его ушей вовсе не предназначалось, препротивно начал шептать, что Роше все врет, и нигде он не был, а рассказывает сказочку, глупую и нескладную. А сам, наверное, всю ночь проспал у своего братика, а признаться в том стыдно, да и каждый постыдился бы, будь у того такой брат, мало того, что плебей, но еще трус и мямля, сразу видно. Не задень Круазье Доминика, Александр бы утерпел и разделался с негодяем позже, сейчас же... Кровь зазвенела в ушах, прилила к щекам и, раньше чем успел подумать, шевалье дю Роше припечатал свою ладонь к физиономии обидчика.

+3

3

- Господа пажи! - вскричала глубоко возмущенная маркиза де Сенесе, и юный шевалье де Круазье, попытавшийся уже схватиться за отсутствующую шпагу, невольно обернулся. Возразить или извиниться ему, однако, не позволили. - Прошу вас, следуйте за мной.

- Нет, подождите, маркиза, - чистый голос королевы был исполнен не негодования, как следовало бы ожидать, а плохо скрытого любопытства. Жизнь ее величества была настолько монотонна, что она не могла не ухватиться даже за такую ничтожную возможность как-то ее разнообразить. - Подойдите ко мне, господа. И вы, господин де Караваз.

Приказ, королевы, был, разумеется, немедленно исполнен, но продолжить она не спешила, пристально разглядывая двух нарушителей спокойствия и позволяя напряжению нарастать.

- Прошу вас, господин де Караваз, - сказала она наконец, - будьте так любезны и поведайте нам, что заставило этих двух господ настолько забыться в нашем присутствии.

+1

4

Огюст де Караваз, худенький стройный смуглый мальчик двенадцати лет, закадычный товарищ шевалье дю Роше во всех проделках и начинаниях, вскочив, поклонился ее величеству, ошарашенно хлопая длинными, как у девочки, ресницами. Обращения к своей особе он не ожидал.
- Это... - он и сам бы с удовольствием врезал Круазье по подлой физиономии, но ябедничать — последнее дело. - Это случайность, ваше величество...
Стоявший рядом навытяжку Александр отчаянно кусал губы. Раскаяния в нем не было ни капли, но при королеве такое недопустимо, всякий знает. Только отчего она спрашивает Огюста?! И вмешаться в разговор, пока не спросили, нельзя...
Что же до самого Круазье, он, конечно, был доволен, что Роше так попался, однако и был несколько растерян. По всем правилам он должен был теперь вызвать наглого щенка, но нарушение эдиктов... Филипп де Круазье намеревался сделать придворную карьеру, а потому старался правил не нарушать и дружить с полезными людьми. Счастье еще, что в покоях королевы пажи были без оружия, ведь пришлось бы сразу... А не вызови он теперь Александра — все станут презирать, руки не подадут... Разве что отговориться тем, что шевалье дю Роше еще мал, с детьми дворянину драться не пристало? Чтоб его, мерзавца, прогнали совсем! Пусть бы шел к своему простолюдину-братцу...

+1

5

В зеленых глазах королевы невольная веселость смешивалась с высокомерным изумлением, которого в равной мере требовали ее воспитание и положение. Причины для такого повеления шевалье де Караваза были ей очевидны, но спустить его ей представлялось недопустимым.

- Случайность, сударь? - повторила она голосом, преисполненным холодного любопытства. - Что же, шевалье дю Роше случайно задел шевалье де Круазье? Быть может, он пытался убить муху у него на щеке? Или разгладить складку у него на воротнике?

Она сделала паузу, которую тут же заполнили услужливые смешки свиты.

- Извольте повторить, сударь, - взгляд Анны обратился на Круазье, - последние ваши слова.

Различать между своими пажами и отдавать кому-то из них предпочтение означало, с точки зрения испанской инфанты и французской королевы, оказывать им чересчур большую честь, и однако, сочувствовать очаровательному белокурому ангелочку дю Роше было куда проще, чем вечно мрачному шевалье де Круазье.

+1

6

Круазье зыркнул на Александра, который стоял, потупившись, прямо сама скромность. Только, судя по пылающим щекам и сжатым кулакам, раскаяния в нем было маловато. А если чуть раззадорить... Роше вспыльчив, и вот тогда ему точно влетит... Филипп поклонился королеве.
- Ваше величество, шевалье дю Роше любит приврать, а когда его ложь замечают, не любит. Я прошу его простить, это детская несдержанность.
Это было не совсем то, что приказала ее величество, но Филипп надеялся, что королева оценит  его благородство и желание выгородить обидчика. Себе же он пообещал отловить щенка где-нибудь в углу, когда никто не видит, и хорошенько отлупить, чтобы руки не распускал.
Александр вздернул подбородок и сверкнул глазами, готовый достойно ответить, но тут вмешался, забыв о всяких правилах, шевалье де Караваз.
- Александр никогда не лжет! - черные глаза Огюста горели праведным гневом. Щеки шевалье дю Роше заалели еще сильнее. Конечно, Караваз настоящий друг, но сам бы он за «никогда» не поручился...

+1

7

Г-жа де Сенесе была достаточно умудрена опытом, чтобы неодобрительно покачать головой в ответ на объяснения Круазье, и королева, у которой схожего опыта не было, нахмурилась - не столько подражала старшей даме, сколько сосредотачиваясь на беглой французской речи. Сама она, несмотря на тринадцать лет брака, все еще говорила медленно и с очень сильным акцентом, и поэтому в своих личных покоях легко переходила на испанский, отговариваясь то усталостью, то образованием пажей, то большей музыкальностью родного языка. Тон г-на де Караваза в переводе, однако, не нуждался, и королева вздернула подбородок.

- Вы забываетесь, сеньор! Маркиза, - взгляд зеленых глаз сместился на г-жу дю Фаржи, и та присела в глубоком реверансе. - Прошу вас, окажите мне любезность, оповестите сеньора… начальника пажей об этом вопиющем отступлении от хороших манер.

Если г-жа дю Фаржи предпочла бы задержаться или не желала бы выступать в навязанной ей роли, то по почтительному выражению лица это было не понять, но сдержанное неодобрение, с которым она приблизилась к шевалье де Каравазу, легко объяснялось и его поведением.

- Следуйте за мной, сударь.

- А вы, сеньор паж, - королева вновь поглядела на шевалье де Круазье, - извольте выполнить мою просьбу и повторить ваши последние слова.

+1

8

На скулах шевалье де Круазье заиграл румянец. Его последние слова произносить вслух не стоило. Но... дю Роше будет играть в благородство — он же еще в сказки про рыцарей верит, а значит, ябедничать не станет. Филипп почтительно поклонился королеве
- Шевалье дю Роше рассказывал историю о своих якобы похождениях сегодня ночью, а я усомнился в его словах и предположил, что он провел ночь у своего брата.
Вот так. Пусть теперь дю Роше объясняет королеве, где он шлялся ночью...
Огюст, послушно отправившийся было за госпожой дю Фаржи, громко фыркнул от возмущения и встал, как вкопанный, собираясь возразить, но чертов Круазье ведь ни слова не солгал! А Александр только и смог, что смерить Филиппа уничтожающим взглядом.

+1

9

Анна беспомощно глянула на г-жу де Сенесе, невольно пожалев, что не перепоручила ей это разбирательство. Что за глупые оправдания? Не мог же этот несносный мальчишка, Круазье, осмелиться ей солгать? А шевалье дю Роше, он, верно, хвастался, что был у дамы! Надо было возмутиться и примерно его наказать, но… Щеки ее величества окрасились легким румянцем. Нет, ни за что она не решится. Да нет же, он слишком молод, это ей последнее время не дают покоя дурные мысли!

Она улыбнулась с видимым усилием, потом нахмурилась и снова обратилась к Круазье.

- Вы обвинили дворянина во лжи, - произнося эти слова, Анна искренне надеялась, что звучит так же сурово, как ее отец, когда он выговаривал ей за разбитую вазу. - А значит, один из вас, либо он, либо вы, недостоин места в моей свите. Какую историю вы рассказывали, сударь?

Как ее величество ни старалась сохранить холодный тон, ее голос заметно потеплел, когда ее взгляд обратился на Александра, и г-жа дю Фаржи, опустившая уже руку на плечо шевалье де Караваза, помедлила, тоже ожидая рассказа.

+1

10

Александр понял, что погиб... Потому что если его отошлют из свиты королевы, Доминик этого не переживет, он ведь так старается, чтобы у Александра все было хорошо. И про Доминика рассказывать нельзя, потому что у него будут неприятности. И не отвечать королеве нельзя, и лгать нельзя. От всех этих «нельзя» у мальчишки засосало под ложечкой.
- Мы играли, ваше величество. Я должен был пойти в аббатство Святой Женевьевы. Ну и... сходил...
Александр уставился в пол, клятвенно обещая себе убить Круазье. Но это почему-то не утешало.

0

11

Первым порывом ее величества было воскликнуть «Ночью?», но она успешно его подавила - как не раз уже подавляла свои первые порывы. Пусть во Франции от царствующей особы не ожидалось того ледяного спокойствия, которое потребовалось бы от неё в Испании, держать себя в руках она привыкла и зачастую принималась мысленно считать до десяти, даже когда в этом не было необходимости.

Глянув исподтишка на своих дам, Анна убедилась, что поступила правильно – на лице г-жи де Сенесе читалось неодобрение, а в чертах маркизы дю Фаржи угадывалось все возрастающее любопытство, которая, честно говоря, испытывала и она сама.

– Вы сходили в аббатство святой Женевьевы? – повторила она самую малость недоверчиво. – Ночью? Ради игры? Что же это за игра?

При последних словах она перевела вопросительный взгляд на шевалье де Круазье, который показался ей слегка встревоженным, и с удовольствием подумала, что давно уже в ее покоях не стояла столь заинтересованная тишина.

+1

12

- Фанты, - Александр невинно взглянул на королеву. - Фанты, ваше величество...
Кажется, грозы не будет, а может, и вовсе пронесет. Потому что ее величеству, кажется, было интересно, а разве не для того пажи существуют, чтобы развлекать госпожу?
- Мне выпало...

Фанты были вещью понятной, но королева не забыла, с чего начался их разговор, и уверенно вернула его к исходной точке.

- Значит, вашим фантом было пойти в аббатство? Ночью?

Среди пажей, стайкой собравшихся около окна, возникло взволнованное шевеление. Каждый из них прекрасно понимал, что игра игрой, но ночные прогулки не понравятся никому, а дю Роше не сам с собой играл. Александр невинно похлопал ресницами:
- Ночью, ваше величество. Днем же неинтересно.
Весь его вид говорил о том, что это очевидно: что интересного в аббатстве днем? Круазье скорчил презрительную мину, а Огюст де Караваз даже выдохнул восхищенно: «Ну дает!»

+1

13

Столько невинной мальчишеской бравады было в ответе мальчика, что ее величество, пусть и не улыбнувшись, не смогла больше вернуться к тому же холодному тону:

- И что же? Вам удалось попасть ночью в аббатство?

Она чуть не добавила: «И это то, во что не сумел поверить шевалье де Круазье?», но вовремя спохватилась и снова приняла суровый вид. В конце концов, говорил этот вид, хорошенькими же проделками занимают себя королевские пажи!

+1

14

- Да, ваше величество, - невозмутимо ответил паж. Так, как будто в прогулке ночью в аббатство не было ничего особенного. Сейчас Александр чувствовал воодушевление. Даже если его накажут, все мальчишки сейчас знают, кто герой. Что подтверхдали восхищенные взгляды друзей и кислый — Круазье.

+1

15

Королева осторожно покосилась на г-жу де Сенесе, так и излучавшую неодобрение, потом на г-жу дю Фаржи, казавшуюся заинтригованной, и выдержала долгую паузу. Одолевали ее при этом смешанные чувства: любопытство, с одной стороны, и негодование, с другой, и поэтому в конечном итоге, когда она вновь обратилась к шевалье де Круазье, в голосе ее не осталось и намека на тепло:

- И что же вы сочли в этом рассказе не заслуживающим доверия, сеньор?

На самом деле, Анна и сама могла ответить на этот вопрос, потому что и не пошла бы ночью в аббатство, и не знала, как, но ведь она была женщина, знатная дама и королева, а мальчишка бы нашел способ - только спрашивать об этом прямо ей было неловко.

+1

16

Тут мальчишечьи взгляды: ехидный — Огюста, презрительный — Александра, любопытные и испуганные — остальных, скрестились на шевалье де Круазье, и выражали одно: «Что скажешь?»
Филипп выпрямился с самым независимым видом.
- Ваше величество, разве можно поверить в такую ерунду? Как шевалье дю Роше попал в аббатство? Ворота запираются. Наверняка он пошел к своему брату и там и ночевал. И господин де Совалье его к брату отпускал, не гулять же.
Вспыльчивый Караваз сжал кулаки, что-то прошипев невнятно.

+1

17

Королева высокомерно приподняла бровь, внезапно почувствовав себя неуютно. Шевалье дю Роше, как ни крути, солгал - либо сказав, что ему нужно к брату, либо не побывав в аббатстве, и что ей делать она себе даже не представляла. Наказывать ей никого не хотелось, а ведь она только что пригрозила, что выгонит лжеца из своей свиты!

- Значит, вы солгали господину де Совалье? - спросила она юного пажа, и ее голос прозвучал тем холоднее, что сердилась она на свою опрометчивость. - Или не попали в аббатство?

Про себя она твердо решила, что доносчику Круазье в ее покоях больше не место, да и был он уже слишком взрослым для своей нынешней должности.

+1

18

Александр невинно взмахнул ресницами и почтительно объяснил королеве:
- Я не солгал господину де Совалье, ваше величество. Я действительно пошел к брату. А потом в аббатство.
Произнеся это, он обвел взглядом всех присутствующих, как бы говоря: «И что в том удивительного или непонятного?»

+1

19

Столь несвойственно было двуличие Анне Австрийской, что поначалу она даже восхитилась умом юного шевалье дю Роше и обрадовалась еще, что он все-таки не солгал и выгонять его не надо, но затем она заметила, как помрачнели обе ее любимые дамы, немного растерялась и, ища поддержки у самой новой подруги, обернулась к г-же де Мондиссье. Та, однако, тоже не казалась очарованной, и королева невольно приуныла.

- И как же вы попали в аббатство? - вежливо спросила она. Прозвучало это так, словно она не поверила, но ей было почти все равно.

- Подошел, постучался, и брат привратник открыл, - все так же невинно объяснил шевалье дю Роше. - Не через забор же лезть.

Взгляд ее величества сделался испытующим на миг позже, чем нахмурились более опытные придворные дамы.

- Вы постучались, и брат-привратник впустил вас? - не удержавшись, королева глянула-таки на шевалье де Круазье. - Ночью, не спросив причину?

+1

20

Взгляд шевалье де Круазье, устремленный на Александра, был откровенно насмешливым. Он явно ждал, что мальчишка, завравшись, собьется. Остальные слушали, едва ли не раскрыв рты. И только знавший уже положенную для всех часть правды Караваз выглядел почти спокойным.
Шевалье дю Роше совершенно искренне смутился. Потому что сейчас он начинал врать. Потому что про Доминика говорить было нельзя. Врать он умел — к двенадцати годам это умеет всякий. Но лучше врать как можно меньше. Александр тяжело вздохнул.
- Я обманул доброго монаха, ваше величество. Я сказал, что мне очень нужно, ну просто необходимо помолиться Святой Женевьеве прямо вот сейчас! Но я на самом деле помолился...

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Барская скука. 30 октября 1628 года, утро.