Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Не думая о цене... 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Г-н де Бутвиль спасает г-на де Корнильона.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Яблоки среди зимы. 4 декабря 1628 года: Бернар де Шасток подбрасывает королеве новое яблоко раздора.
Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Кавуа приходит благодарить Атоса за спасение своей дочери.

Тайны Владыки Света. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон узнает, кто сглазил его сестру.
Ловушка с запасным выходом. 22 сентября 1628 года: Винтер попадается в расставленную для него ловушку.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт пытается образумить шевалье де Ронэ.

Хабанера. Начало февраля 1629 года, Гавана: Галеон, на котором плывут донья Инес и дон Хавьер, добирается до Гаваны.
Встретимся в Дижоне... 31 января 1629 года: Пока король въезжает в приветствующий его город, за его спиной происходят самые неожиданные вещи.

Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 янв. 1629 года: Г-жа де Кавуа и г-н Барнье спасают г-на капитана.
Кто помогает в беде, попадает в худшую. 30 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье хочет просить г-на Портоса об услуге, а расспрашивает о смерти «шевалье де Трана».
Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года: Г-н и г-жа де Бутвиль празднуют день рождения и отправляются в театр.
Лекарство от меланхолии. 5 декабря 1628 года: В особняке Монморанси заботятся о подрастающем поколении.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » ...И о том, что принес речной ветер. Июль 1616 года


...И о том, что принес речной ветер. Июль 1616 года

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

Продолжение эпизода О том, что может принести морской ветер. Июль 1616 года

0

21

Дом прачки Мари оказался, предсказуемо, совсем недалеко от Гаронны, а значит, и от порта, и однако, толкая дощатую дверь кабака, Шере не ожидал обнаружить за ней добрую дюжину моряков, занявших все места вокруг тяжелого стола посреди зальца. Все лица обратились к вошедшим, и выражения их были настолько мрачными, что Шере невольно попятился.

- Ну уж нет, любезный друг! - рявкнул, отшвыривая табурет, здоровенный верзила, сидевший у самой двери. Голос у него был такой же грубый, как и рожа, и говорил он с таким акцентом, что казалось, будто у него во рту тряпка. - Заходь, коли вошел!

Будь он один, Шере попытался бы отступить, но вдвоем они бы далеко не убежали, а Мартен и сам был моряком, значит…

- Мы не хотели бы помешать, - вежливо сказал он, глядя на худого, темноволосого коротышку средних лет, в котором заподозрил вожака - слишком уверенным тот казался в столь грубом обществе, несмотря на почти щегольское платье. - Не найдется ли среди вас родственников прачки Мари?

Один из моряков подскочил на месте, но тут же плюхнулся обратно, а щеголь, вернувший все свое внимание незнакомцам, фыркнул.

- А вы кто такие будете? - он глянул на Мартена. - С какого корабля?

Некоторая неуверенность в его голосе позволяла предположить, что он заподозрил в юноше моряка, но не спешил сделать тот же вывод относительно его спутника.

+1

22

Андре хотелось бы верить, что настойчивое предложение зайти - следствие безмерного радушия и безмерного же гостеприимства, но лицо верзилы было уж очень... верзилистым.
Ничего, вон Скучного тоже боялся, но живой же. И тут все обойдется. Главное - держаться уверенно. И смотреть в оба. Не только чтоб не пропустить, когда табурет полетит уже не из-под верзилы, а в нежданных гостей, но и чтоб понять, с кем сейчас дело придется иметь.
Гадать, правда, особо не пришлось.
Андре успел заметить мужчину, дернувшегося было с места, но догадался, что идти и расспрашивать его в обход задавшего вопросы коротышки будет не только не вежливо, но и чревато....
Ну, чем-то да чревато.
Зато моряцкая взаимовыручка вполне может помочь.
- С "Белого ястреба", тот что капитана Жана Дюпре, - отчеканил Андре, решив не думать об остальных моряцких обычаях наподобие моряцких мордобитий, моряцкой ругани и прочего. Объяснять, что Шере на самом деле писец и работает в "Подоле красотки", он не стал - правду ведь не скажешь, а то еще запомнит кто, а начинать со лжи не хотелось. Пока же всегда можно выкрутиться, что отвечал за себя одного и придумать что-нибудь на ходу. - Мартеном меня звать. А это друг мой.
Андре обвел всех твердым взглядом, чтоб никто даже не думал сомневаться. Друг - это друг, а к друзьям не докапываются. Не докапываются же?
Андре в любой момент был готов бросить Шере, чтоб тот бежал отсюда со всех ног.
- Сами-то вы с какого корабля будете? Раз уж знакомимся...
Да и сам, надо сказать, ушел от двери ровно настолько, чтоб оказаться вне зоны досягаемости рук того самого верзилы.

0

23

Щеголь нахмурил лоб, но остальные заметно расслабились, а кое-кто даже заулыбался, явно записал Мартена в свои. На Шере, чуть поклонившегося, когда его представили, никто уже не обращал внимания.

- Дюпре… - повторил щеголь, глянув на соседа и тут же вновь отведя взгляд. - Что-то я уже о нем слышал…

- Хороший человек, - с жаром сообщил верзила, - храбрый.

- Да, очень храбрый, - поддержал еще кто-то так, словно это было самым важным в капитане Дюпре. - Даже лихой - да, такой уж человек.

- А мы тут это… с разных судов, - проговорил тот же моряк, что подскочил при упоминании о прачке Мари. - Он это… команду собирает.

- Но у капитана Дюпре экипаж сманивать, пожалуй, не стоит, - полувопросительно произнес щеголь. - А что с прачкой, парень?

- Не с ней, - начал Шере, но закончить ему не дали.

- Ты лучше помалкивай, чернильная твоя душа, - беззлобно перебил щеголь. - От таких как ты одни неприятности. Нешто тяжба какая?

Этот вопрос был уже обращен к Мартену, и теперь вперед подались все, даже Шере, который, заметно побледнев сперва, почти сразу осознал, что щеголь мог его и не знать - всего лишь заметить чернильные пятна на его пальцах и рукаве.

+1

24

Андре уже и сам немного расслабился, окончательно уверившись, что вокруг вроде как свои и его самого тоже приняли за своего. Да еще и слава капитана Дюпре сыграла, кажется, на руку. Хорошо хоть со слушателями повезло - вдруг та рассказанная Робером история, где Дюпре вызвал на драку другого капитана, была не единственной в своем роде? Члены экипажа за лихость своего капитана вроде как не отвечают, но если б Дюпре так кого горячо любимого матросами побил...
Ладно, если бы да кабы... А прачки сами себя не найдут.
Андре отрицательно качнул головой на мелькнувшее между строк предложение перейти в другую команду, быстро рассудив, что служба под началом прославленного человека, какого бы крутого нрава тот ни был, куда более надежная и многообещающая затея, чем перебежка к непонятно кому. Потом переглянулся с Шере, чувствуя явную неловкость от уставившихся на них стольких любопытных глаз, и поспешил всех заверить:
- Не тяжба. Так, дельце одно... А вы что, знаете ее? Или мужа ее? Он моряк, что ли? - Андре вопросительно взглянул на щеголя, а затем на всякий случай адресовал точно такой же взгляд тому моряку, которому Мари вроде была знакома. - Мы вообще даже не ее ищем, а племянниц ее...

+1

25

- Племянниц? - повторил щеголь, а тот моряк, который так явно выдал уже свое знакомство с прачкой, налился кровью и стиснул кулаки, приподнимаясь на месте с такой явной угрозой во всем его облике, что Шере невольно оглянулся. Выход, однако, был по-прежнему недоступен, и он выставил вперед обе раскрытые ладони.

- Есть такой мерзавец, Заме, торговец живым товаром, - сказал он. Думать времени не было, оставалось только надеяться, что они не ошиблись - Он на этих девчонок глаз положил. А его вон подставил, и он ищет…

- Помолчи, я сказал, - рявкнул щеголь. - И ты, Лихой, сядь! А Мартен пусть рассказывает.

- Джакомо… - начал Лихой.

- Помолчи, сейчас все разберемся. Командой, э? Ну?

Он поднялся и встал перед Мартеном, оказавшись неожиданно выше юноши, такие длинные у него были ноги.

Отредактировано Dominique (2018-02-26 18:51:45)

+1

26

Андре пришлось приложить усилие, чтобы не попятиться назад от выросшего прямо перед ним длинноного Джакомо. Тот вроде больше не рявкал, но все равно немного не по себе стало. Да и все-таки неудобно так стоять, когда надо голову запрокидывать, чтоб взглядом встретиться. Но вдруг бы Джакомо счел это проявлением волнения или даже страха? Все и так уже напряглись, еще в то мгновение, когда услышали про девчонок. А если подумают, что эта история про Заме - спешно придуманная ложь... Или если вовсе решат, что это не Заме, а они с Шере глаз на прачек положили...
Андре помужественнее - в своем представлении - вскинул подбородок и твердо воззрился на Джакомо. Немного храбрости ему придавала злость на то, каким образом этот капитан-из-кабака обращался с Шере.
- Как мой друг вам уже сказал, - с нажимом произнес Андре, поняв, что юлить уже поздно и нужно подхватить рассказ Шере, - один негодяй заглядывается на этих сестер. Хочет к ним в доверие втереться, даже у меня для них подарок вытребовал. Портрет, чтоб он подарить мог. Глупость, конечно, но знаете как девицы падки на всякое такое...
Андре снова нашел взглядом другого моряка, как там его назвали, Лихим? Пусть Джакомо и был тут главным, но именно Лихой казался взолнованнее прочих.
- Задурит им голову и попадут они в беду. Заме этот нажиться на них постарается, уж будьте уверены!
Убедившись по изменившемуся лицу моряка, что слова восприняты всерьез, Андре, уже немного распалившийся, снова посмотрел на Джакомо.
- Я хоть и сделал глупость, когда помог мерзавцу бесчестному, но выбора у меня тогда не было. А сейчас есть! Вот мы и пришли, чтоб родных их найти, предупредить как-то. Я вам... я вам слово моряка даю, мы этим девушкам зла не желаем! А вот Заме этот...

+1

27

Теперь на Мартена таращились все, даже Шере, который был уверен, что портрет нужен был Заме, чтобы соблазнять не девчонок, а возможного их покупателя. Что, если Мартен прав? А если наоборот? Если Лихой этот, которым им явно родственник, побежит сейчас домой, а ни одна из девчонок - ни сном, ни духом?

Но хорош бы он был со своей собственной уверенностью, когда все могло быть иначе? А ведь могло…

Пальцем одной руки Шере нащупал кольцо, которое носил на другой. Мадо злилась, просила, чтобы он его продал или на худой конец выкинул, и раз за разом повторяла, что Шере все еще любит этого негодяя. И всякий раз ему хотелось объясниться, и всякий раз он спохватывался в последний момент - вряд ли она хотела бы услышать, что он носит это кольцо как памятку о том, что никому нельзя верить. Даже ей.

Моряки, меж тем, поверили сразу и загалдели, перебивая друг друга. Кому-то имя Заме было знакомо, на него посыпались вопросы, зазвучали проклятия, кто-то запустил кружкой в стену, и тут щеголь грохнул чем-то по столу, и все тут же замолчали.

- Мальчики здесь посидят, - сказал Джакомо в наступившую тишину. - С тобой, Лихой, потому как тебя-то Заме сразу узнает, если он девчонок твоих пасет, тебе незачем нос высовывать. А мы пойдем с ним и побеседуем, а, ребята? Заместо договора, стало быть.

Все засмеялись и закивали, поднимаясь на ноги, а Шере внезапно понял, что это за Джакомо был - Красавчик-Джакомо, тот самый, у которого сговор с берберийскими пиратами, который итальянскую принцессу в Левант продал, а испанского кардинала на весла посадил, чтобы от погони уйти - и ведь ушел, говорили, и значит, не потопили его, как врали, а может, потопили, а он уцелел, потому что таких отчаянных, говорят, даже ад не принимает.

- Вместе пойдем, - буркнул Лихой. - И этих возьмем. Чтоб уж точно.

- Хочешь с нами? - ухмыльнулся Джакомо, глядя по-прежнему только на Мартена.

Отредактировано Dominique (2018-03-05 02:21:51)

+1

28

Колотившееся сердце Андре поднялось уже куда-то под самое горло, да так там и застряло. Добиться всеобщего внимания он, конечно же, добился. Все, чего он хотел - заставить моряков ярко поверить в то, как важно поделиться сведениями о Мари и ее племянницах, и в то, что это Заме хотел навредить бедняжкам, а не он, Андре, вдвоем с Шере. Но не слишком ли перегнул палку, сгущая краски и, поддавшись горячности, развив коварные замыслы Заме куда дальше встречи с покупателем и родственниками девушек?
Теперь дело приняло для того же Лихого совсем уж личный оборот. И не только для него.
Андре во все глаза глядел на шумно встающих с лавок моряков. У него не было ни малейшего сомнения, что беседовать сегодня, случись что, будут не только с Заме.
- Я...
Он как палку проглотил, стоя по-прежнему прямо и недвижно. Как будто можно было сказать "нет"! И не то чтобы Андре не был готов идти до конца и показаться вместе с моряками на глаза Заме и бросить все, пусть и предполагаемые, обвинения ему в лицо. Но Джакомо собирался, кажется, потащить с собой и писца.
- Я пойду, - твердым, но пересохшим голосом наконец заявил Андре. Не утверждая, что хочет, но понимая, что просто-напросто должен это сделать. Иначе зачем все было? - А вот он, - небрежный взмах рукой на Шере и брошенный на него виновато-встревоженный в самой своей глубине взгляд, - пусть домой идет. С этим делом он никак не связан, нечего ему на глаза Заме показываться. Я все заварил, мне и расхлебывать. Он просто мой провожатый, ясно? Чего он нам там сдался...
Стой Андре поближе к Шере, то непременно подтолкнул бы его локтем в бок, но сейчас он мог только еще раз взглянуть на рыжего товарища, уже не виновато, а выразительно так взглянуть. Сейчас тому самое время было снова попробовать встрять в разговор и откреститься от зреющей переделки. Не станет же он идти вместе с ними? И не станет же Джакомо настаивать?

Отредактировано Андре Мартен (2018-03-13 21:56:12)

+2

29

Джакомо пристально взглянул на молодого моряка, и Шере, знавший теперь, с кем они имеют дело, и смотревший на него оттого другими глазами, видел, как обманчива бывает внешность. Щеголь? О да, но движения его оставались движениями солдата и моряка - слишком широко расставленные при ходьбе ноги, настороженный взгляд, сапог, оттопыривавшийся, несмотря на кружева, там, где за голенище был заткнут нож… Боже милостивый, как этого можно было не заметить!

- Не хочешь, - подытожил Джакомо. - Это ничего, я тоже не хочу. Будет как я сказал - втроем останетесь. Не дергайся, - он повернулся к Лихому, который, сжав кулаки, шагнул к двери, - нельзя тебе идти. Заме этот, он же местный - увидит тебя, всполошится, лови его потом. Без тебя справимся.

- Если не набрехали они, - буркнул длинноносый коротышка, поигрывая ножом.

- Не наврали, - взгляд Джакомо переметнулся к Шере, и пират осклабился, заметив, похоже, как ему страшно. - Если этот красавчик не думает только, что удерет.

- Не думаю, - тихо сказал Шере, не дожидаясь, пока Лихой снова начнет спорить. - Зачем? Я здешний же.

- Умный, - фыркнул пират. - Где его искать-то?

Адрес Шере знал, а постаравшись, сумел и припомнить, что Заме заходит, говорили, в «Алый грот». Последним, мысленно ругая себя трусом и убеждая самого себя, что ничего Джакомо Мадо не сделает, он назвал «Подол красотки», где Заме бывал каждый вечер.

- Добавишь что? - пират снова глянул на Мартена.

+2

30

Андре испытал короткое облегчение, услышав, что останется вместе с Шере, но это было как набрать воздуха, чтоб снова его выдохнуть и остаться ни с чем - саднило то, что писца все-таки не отпустили восвояси. Пускай вдвоем ждать, как все обернется у Джакомо с Лихим, было не так тревожно, как в одиночку идти куда-то со всеми этими моряками или просто оставлять Шере тут одного, вся эта затея еще могла здорово аукнуться. И тогда даже выбраться целыми из этого кабака не значило бы везение. ведь бояться следовало еще и Мадо...
Андре, приметивший нож в руках недовольного коротышки, успокаивал себя тем, что сейчас щеголеватый капитан это всей братии был уверен (как он сказал, по-крайней мере), что услышал правду. Хотелось бы верить, что Заме не удастся нарушить эту уверенность.
- Э-э-э...
Андре прикусил губу. Наговорил он много, но все ли сказал, что было важно?..
Ох, ты ж черт!
- Заме не один может быть, - вспомнил он немаловажную деталь. - С ним еще какой-то тип шлялся сегодня, с ножом. Опасный такой. Скучный. Скучный, в смысле, это как его кличут. А больше, кажется, ничего не добавлю...
Но добавил спустя мгновение, хоть и не то, о чем спрашивал Джакомо:
- Мы не удерем.
Эти слова уже звучали, но там не было "мы", которое Андре сейчас произнес скорее для Шере. Вляпались вместе, выляпываться, значит, тоже вместе будут.

+3

31

Шере быстро глянул на Мартена и тут же снова отвел глаза. Джакомо, так явно ни в грош его не ставившего, он отчего-то уже почти не боялся, но все остальные наводили на него ужас - и Лихой, который был местным, а значит, мог понарассказать потом в городе черт знает чего, и преисполненный подозрений коротышка с ножом, и верзила, все еще следивший за входом, и даже совсем юный паренек в углу, старательно рвавший бумагу - клочок за клочком, кусочки столь мелкие, что их и разглядеть по отдельности было уже трудно… Больше всего, однако, он боялся того, что скажет Мадо.

- Скучный, а я его знаю, - оживился Лихой, - он бритвой орудует… да возьми ж ты меня, мое ж дело!

До сих пор весь разговор шел на портовом арго, чудовищной смеси говоров, которую кое-как понимали от Кале до Сицилии, но теперь Шере перешел на гасконский:

- Ты так не хочешь знать правду, Лихой?

- Что?

Такое бешенство прозвучало в голосе моряка, что на мгновение Шере потерял дар речи и, не взгляни на него с новой настороженностью Джакомо, не сумел бы разомкнуть губ.

- Он как тебя увидит, сразу отпираться приготовится. Сразу. А Джакомо умный, он напрямую спрашивать не станет.

Лихой пожевал губами и с новым пониманием глянул на итальянца, который, к глубочайшему облегчению Шере, ухмыльнулся - оценив не то комплимент, не то что за ним стояло.

- Пошли, ребята, время не ждет.

Минуту спустя кабак опустел, а Лихой, плюхнувшись на скамью напротив Мартена, подвинул к нему чью-то недопитую кружку.

- Ты мне теперь расскажи, с самого начала. Жрать хотите?

Притулившаяся у очага женщина подняла растрепанную голову, тоже ожидая ответа.

+2

32

- Нет, я... Ты? - скомкано пробормотал Андре в ответ на предложение поесть и глянул на Шере, может тот захочет, не за двоих же решать. Сам он ощутил, что хотя единственным перекусом сегодня было яблоко, он все равно не сможет сейчас съесть ни крошки. Пускай кабак опустел, намного спокойнее от этого не стало. Даже наоборот, если б Лихой с ними не заговорил, Андре, наверное, услышал бы и жужжание мухи в дальнем углу, так были натянуты нервы. Ожидание сейчас было похуже всякого коротышки с ножом. Но кружку к себе подвинул, взявшись обеими руками. Во-первых, от выпивки не отказываются, а во-вторых, в горле уже порядком пересохло, но рассказать все Лихому было нужно. В конце концов, он тут был, а вернее, мог стать, единственным их союзником, вернись остальная команда не в лучшем духе.
- Сидели мы, значит, вчера в "Подоле красотки", - сделав глоток, начал Андре, - и тут подсаживается Заме.
Так он и рассказал все, то и дело посматривая на Шере, чтобы тот мог свое слово вставить, если захочет. Как Заме портрет пожелал, как это подозрительным показалось, как Скучный вдруг на причале объявился, спутав все построенные было планы помощи...
- ...Вот так мы сюда и пришли, - закончил Андре описывать уже сегодняшний день. Кружка его уже опустела еще на несколько пальцев, но больше к ней он не прикладывался, не хватало только тут напиться. Однако отодвигать ее он не спешил. Тяжелая, крепкая. Может пригодится еще, хотя лучше бы ей не пришлось.
- Мы не уверены, на самом деле, зачем ему портрет нужен, - признался он осторожно. - Девчонок охмурить или показать, кхм, покупателю... ну, чтоб заинтересовать... Но что нехорошее он что-то задумал, это как пить дать.
Какие мысли сейчас роились в голове у Лихого или слушавшей их рассказ женщины у очага, Андре мог только догадываться. Но если об этом спросить прямо он не мог, то кое-что другое узнать был не прочь.
- А вы их знаете, да? Сестер этих и тетку их?

+1

33

Шере лишь кивнул в ответ на предложение поесть, из которого, впрочем, ничего не воспоследовало, а дальше только слушал и в разговор не лез, поворачивая в ладонях первую же попавшуюся кружку и наблюдая краем глаза за женщиной - и с каждой минутой больше уверяясь, что хозяйкой трактира она не была, а коли так, что она здесь делала? Где вообще были хозяева трактира, ведь должны были бы уже подойти спросить, не нужно ли что-либо?

- Дочки они мне, - мрачно ответил Лихой. - Не похожи, а? Красавицы обе такие. Как меня на галеры отправили, жена моя к сестре вернулась, а там и померла. Лет шесть назад было. Если бы Заме этот твой знал, что я тут, не полез бы небось.

- Сейчас бы не полез, - согласился Шере - вопрос был обращен к нему. - А потом…

- Вообще бы не полез! - Лихой грохнул кружкой по столешнице. - Кабы знал, что я с Джакомо… Эй ты, как тебя! Поищи чего пожрать, а то одни кости остались!

Женщина поднялась с пола, позволяя тусклому свету из окна упасть на ее лицо и оказавшись вдруг моложе чем казалась - не старше двадцати пяти. Одета она была пестро, как шлюха, но в ушах у нее красовались золотые серьги, лебединая шея была украшена дорогим ожерельем, а на смуглых пальцах сверкали драгоценные кольца. Необыкновенно глубокие черные глаза ее остановились на миг на Шере, затем сместились на Мартена.

- Связался черт с младенцем, - пробормотала она, ни к кому как будто не обращаясь, и развернувшись так стремительно, что ее многочисленные юбки встали колоколом, подняла крышку, прикрывавшую томившийся над огнем котелок. - Похлебку будете, мальчики? А то так голодными и помрете.

Лихой перекрестился и трижды плюнул через левое плечо.

+1

34

Услышав, что сестры Лихому приходятся дочерьми, Андре удивился так, что удивление не сошло с его лица даже когда по столу грохотнула кружка, заставив подскочить на месте не только те кости, что лежали на тарелке, но и те, что сидели на скамье. Однако судить о степени похожести тех прелестных юных созданий на мрачного Лихого - успевшего побывать на галерах, вот те на! - Андре благоразумно не стал. Вслух, во всяком случае. Лезть в его спор с Шере тоже, хотя абсолютно поддерживал последнего - Заме бы не постеснялся ни присутствия отца, ни наличия братьев или еще каких защитников. Не тот это тип.
Зато буркнул женщине:
- Не младенцы мы. И не помрем, с чего это вы взяли?
Отвечая, он невольно взглянул на нее повнимательнее. Ему показалось, что она чем-то была чуточку похожа на Джакомо, может тем, что тоже не была похожа на уроженку Франции. Впрочем, если смотреть на по-южному темные глаза, то и сам Андре был похож на них двоих. Так что может и не было тут ничего странного...
- Но от похлебки, так и быть, не откажемся, - сдался он. - Спасибо.
Все-таки грех отказываться, раз уж так настойчиво предлагают. И особенно если права эта женщина насчет их с Шере печальной участи.

+1

35

Женщина чуть заметно улыбнулась и с неожиданной грацией уплыла на кухню, откуда несколько минут спустя вернулась с двумя мисками. Лихой немедленно возмутился, отчего она не позаботилась и о нем, но, получив недвусмысленное напоминание, что и сам не безногий, приподнялся было на месте, а затем вновь плюхнулся на скамью.

- Нет уж! - отрезал он. - Мне этих вот велено караулить.

Шере, благоразумно опуская взгляд, взялся за ложку. В самом ли деле женщина пыталась дать им шанс удрать, или просто не подумала о последствиях, решить можно было бы только, если бы она попробовала снова. Однако смуглянка, судя по всему, рисковать была не готова – но и обслуживать Лихого тоже не захотела и снова устроилась у очага, прикрыв глаза и, казалось, задремав.

Время тянулась невыносимо медленно, и Шере, не выдержав, пристал к Лихому с разговорами – сперва с осторожными расспросами о галерах, на которые тот поначалу отвечал односложно, а затем и вовсе велел собеседнику заткнуться, и Шере перенес свое любопытство на смуглянку, исподтишка посмеивавшуюся, но  вмиг посерьезневшую, когда Шере назвал Джакомо по имени.

- Жако он для тебя, а если жить хочешь, то господин капитан, и никак иначе.

- Я бы тоже хотел, - вздохнул Шере, почти не покривив душой, - хотя бы увидеть море.

- Ты тихий, - усмехнулась женщина. - Ты здесь в Бордо и помрешь.

- А ты откуда?

- Абруццо.

Этой темы хватило до сумерек, когда дверь трактира распахнулась, впуская всю честную - или бесчестную - компанию.

- Ну! - крикнул Лихой.

- Убирайтесь оба, - приказал Джакомо, высыпая на стол перед Мартеном горсть серебра. - Узнаю, что болтали - уши отрежу. Сперва уши, потом все остальное.

Лихой, однако, догнал их на крыльце.

- Я не забуду, - пообещал он. - И братве скажу.

Всю дорогу назад в «Подол красотки» Шере гадал, к добру было это обещание или к худу, но знал, что жизнь его с этого дня переменится.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » ...И о том, что принес речной ветер. Июль 1616 года