Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Девица из провинции. 4 декабря 1628 года, особняк де Тревиля: М-ль де Гонт знакомится с нравами мушкетерского полка.
Парижская пленница. 3 февраля 1629 года: Г-жа де Мондиссье и г-н де Кавуа достигают соглашения.
Любопытство - не порок. 20 января 1629 года: Лейтенант де Ротонди вновь встречается с г-ном де Ронэ.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Нежданное спасение. 3 февраля 1629 года: Королева приходит на помощь к г-же де Мондиссье.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Убийцы и любовники. 20 января 1629 года. Монтобан.: Г-жа де Шеврез дарит г-ну де Ронэ новую встречу.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О чём задумались, мадам? 2 февраля 1629 года: Повседневная жизнь четы Бутвилей никогда не бывает скучна.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.

Попытка расследования. 2 февраля 1629 года, середина дня: Правосудие приходит за графом и графиней де Люз.
Рамки профессионализма. 17 декабря 1628 года: Варгас беседует с мушкетерами о нелегкой судьбе телохранителя
Оборотная сторона приключения. 3 февраля 1629 года: Шевалье де Корнильон рассказывает Мирабелю о прогулке королевы.
О встречах при Луне и утопших моряках. 9 января 1629 года.: Рошфор докладывает кардиналу о проведенном им расследовании.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » А теперь поговорим… 20 ноября 1628 года, день


А теперь поговорим… 20 ноября 1628 года, день

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Непредвиденное продолжение истории с жемчугом.

Отредактировано Люсьен Дюран (2017-12-29 21:17:15)

0

2

Лизунчик Пьер и Жан-Безусый пасли ювелирную лавку г-на Дюрана вторую неделю, а значит, успели до тонкости изучить все принимаемые владельцем меры предосторожности. Будь их целью обокрасть ювелира, к концу первой недели они бы уже от этой мысли отказались - г-н Дюран был человеком не только осторожным, но и очень добросовестным, не оставлял двери открытыми и не отпускал охранявшего лавку здоровяка Жермена, прежде чем все ценности не окажутся в здоровенном сундуке с крепким замком, ключ от которого г-н Дюран то ли где-то надежно прятал, то ли носил при себе.

Некоторые знакомые гг. Лизунчика и Безусого сказали бы, что раскаленная кочерга или даже незамысловатый нож у горла заставили бы г-на Дюрана расстаться и с ключом, и с сундуком, и со всеми своими секретами, но Лизунчик боялся вида крови, а Безусый не хотел делиться, да и, честно говоря, слишком часто проходила мимо лавки ювелира городская стража, чтобы порядочный вор чувствовал себя уютно в этом квартале, даже не прибегая к насилию.

- Убирается, - сообщил вдруг Лизунчик, внимательно следивший за окнами лавки. Окна были небольшими, но движения внутри можно было кое-как угадать. Хорошенькая белокурая дама явилась незадолго до того, как г-н Дюран обычно отпускал своего охранника, запирал лавку и отправлялся перекусить, но Жермен уже вышел, а дама все не уходила, и поэтому мошенники  решили попытать счастья именно сегодня. Собственно истинную свою цель они могли бы уже сто раз осуществить, но мысли о сундуке мешали сосредоточиться на главном, ведь кто готов украсть грош, когда можно украсть пистоль?

- Пошли и мы, - кивнул Безусый и степенно поднялся из-за стола, залпом допив свою кружку. Под именами г-на Бетенно и его слуги Люка они сняли комнату в доме напротив, вынужденно заплатив за две недели вперед - и это было еще одной причиной, по которой они не спешили: жалко было уже потраченных денег. Но сундук! Сундук манил и притягивал, сверкая в мыслях обоих мошенников золотом и драгоценными камнями, и много ли стоят по сравнению с этим блеском жалких два экю?

Не успела молоденькая белокурая дама переступить порог лавки, как уже закрывавшуюся за ней дверь распахнула другая, мужская рука. Г-н Бетенно, торговец шерстью из Лиона, одарил широкой щербатой улыбкой обнаружившегося внутри молодого человека.

- Денечек добрый, - пробасил он, стараясь не слишком очевидно оглядывать лавку. Где кто и, главное, заперт ли сундук? - Вы не господин Дюран будете?

Вошедший следом за ним Лизунчик с трудом отвел взгляд от сиявшего золотом и жемчугами ожерелья, лежавшего на прилавке.

+1

3

Главное - вести себя естественно. Как будто ничего не случилось, и ты не пропадал на два часа посреди дня.
Франко очень надеялся, что его исчезновение осталось незамеченным Люсьеном, тот снова стал бы выговаривать, что ему нужно усерднее трудиться, а не растрачивать молодость и талант на женщин и выпивку. Но иногда Франко прямо-таки требовалось развеяться, и обычно все сходило с рук... более или менее удачно. Так что, появившись в пределах видимости Люсьена, он сделал невозмутимую физиономию, и прошествовал к выходу, что делал обычно, запирая лавку после ухода Жермена на дневной отдых, подмечая детали - богатое ожерелье в руках мастера, едва уловимый запах духов, по которому Франко небезосновательно сделал вывод, что здесь только что была дама. Мужчина использовал бы другой парфюм.
- Какой срок на работу нам дала посетительница? - невозмутимо поинтересовался Франко, давая понять, что он-де все время был рядом, просто не отсвечивал, чтобы не мешать мастеру общаться с заказчицей. В общем, что тут еще могло быть? Починить застежку, перебрать ожерелье или добавить камней... ничего нового и удивительного. Тайком Франко даже вздохнул, уже повернувшись спиной к Люсьену - тоска зеленая! И прошествовал ко входу, чтобы наложить засов.
Как в неплотно прикрытую дверь просунулась чья-то рука.
Франко остановился, упершись взглядом в возникшего на пороге господина: тот выглядел достаточно прилично для того, чтобы он не ощутил беспокойства в отсутствие охраны, и одновременно - почуял что-то странное, чтобы загородить господину проход.
- Добрый вечер, - улыбнулся он, отвешивая вежливый полупоклон, и одновременно кладя ладонь на косяк двери, - я не господин Дюран, а его подмастерье, и премного прошу извинить, но мы закрываемся до двух часов пополудни.
Он заколебался, стоит ли приглашать посетителя зайти после указанного времени или же с утра - тот мог разгневаться, что его не обслужили, и уйти к другому мастеру. Обычно Люсьен принимал заказы и во время обеда, перекусывая позже и как придется, но без присутствия отставного вояки Жермена Франко чувствовал себя неуютно. Что, если некстати заявившийся господин... и кстати, тот пришел не один, а со слугой! - задумает их ограбить? С другой стороны, он назвал мсье Дюрана, и мог прийти по рекомендации... словом, Франко остановился в замешательстве, и обернулся к Люсьену, надеясь, что тот хотя бы убрал ожерелье с прилавка.

Отредактировано Франко Морель (2017-12-30 19:38:32)

+2

4

Безусый, к слову, усы носил, но придать им правильную форму, как ни изощрялся, не мог, из-за чего вся его физиономия выглядела несколько перекошенно. При словах подмастерья она неприятно передернулась, а затем он всем весом налег на дверь, вваливаясь в лавку.

- Ясный полдень! - проскрипел он, устремляясь к прилавку. - Солнечный! Да! Какая вещь, ах! Сами? Делали?

Он торжествующе воздел схваченное ожерелье к небесам, словно любуясь им на просвет.

- Доброго дня, господин Дюран, доброго дня, - прожурчал Лизунчик, просачиваясь под рукой юноши. - А мы к вам с дельцем пришли, да, с дельцем.

- Вот, - не выпуская руку, вскричал Безусый, извлекая откуда-то небольшое золотое колечко с жемчужиной и опуская его перед ювелиром, - взгляните-ка, господин Дюран! Какая вещь, а? Вы можете себе представить, чтобы такую прелесть вам готовы были предложить за каких-то двести пистолей?

Ни камень, ни вес названную им цену не оправдывали, но работа была столь необыкновенно тонкой, что создавший украшение мастер мог затребовать и больше. Как вещица разом столь изящная и необычная могла оказаться в руках того, кто больше всего в этот момент походил на богатого купца - представить себе было невозможно.

+1

5

Франко исполнил свой любимый трюк: появился как будто все это время был поблизости, а ведь наверняка успел завернуть в трактир-другой, да еще и каких-нибудь приключений найти себе на… голову.
Люсьен только  одарил его долгим укоризненным взглядом.
- Неделю, но здесь потребуется аккуратность. «Состарившийся» жемчуг, будем понемногу его очищать, начнем прямо сейчас. Надеюсь, что мы успеем быстрее, а добрая госпожа приобретет еще и перстень…
Тон Люсьена не терпел возражений. Работа превыше всего. А потом будет обед...
Он складывал выручку и ценности в сундук, тщательно его запирал —  обычный ритуал. Вояку «охранника» отпустил, тоже пообедать, а значит —  пришла пора доверить ценности сундуку.
Вот только…
- Доброго дня, сударь, - Люсьен расторопностью не отличался, и сейчас далеко не сразу сообразил, что приключилось, откуда здесь эти господа —  вон тот с… гм, неровными усами, например. Франко выглядывал из-за широких спин.
Но они назвали его по имени и Люсьен приветственно улыбнулся, устремив взгляд на кольцо. Жемчужина была в нем небольшая, куда меньше, чем те, что в ожерелье, а золота совсем немного, но работа мастерская —  Люсьен даже немного позавидовал, есть же мастера на свете…
Двести пистолей? Что ж…
- Работа хороша, - не стал спорить Люсьен, - но, сударь, жемчужина мелкая… Дайте-ка сюда, - он достал чистый белый платок, используемый как раз для таких целей: определить качество блеска. На переносицу нацепил свои очки.
И вместо жемчужины взглянул на человека с неровными усами.
Тот держался… как-то странно. Люсьен понять не мог, чем именно.

Отредактировано Люсьен Дюран (2017-12-29 21:18:06)

+2

6

Безусый всем своим видом изобразил глубокое возмущение.

- Мелкая? Мелкая? - вскричал, воздевая к потолку руки с болтающимся в них ожерельем. - А, но какая работа! Тонкая как… как… как…

- Как волос младенца, - подсказал Лизунчик, вытягивая шею в тщетной попытке разглядеть в глубинах лавки заветный сундук.

- Да! Именно! Младенца, сударь, новорожденного! Редчайшая вещь, не правда ли? - что-то в его тоне, некое тщательно скрываемое сомнение, позволяло заподозрить, что неповторимое изящество украшения на самом деле не вызывали в нем того восторга, в котором он силился убедить г-на Дюрана.

+1

7

Странные посетители бесцеремонно протолкались мимо Франко и устремились к прилавку Люсьена, Франко нахмурился им вслед.
Господа не походили на дворян, которые по большей части делали вид, что весь мир принадлежит им - и, поскольку они платили, им можно было подыгрывать. Но парочка была странной - и тот, кого Франко поначалу принял за слугу из-за его более простой одежды, вклинился в разговор с тем же напором, что и его господин. Чувство незащищенности, вызванное отсутствием Жермена, усилилось, и Франко нетерпеливо выглянул в открытую дверь, а потом еще и стал на пороге, готовясь завопить во всю глотку, если что-то пойдет не так. Уж драть горло Франко умел, этого не отнять.
За спинами посетителей он поймал взгляд Люсьена - тот тоже выглядел довольно... озадаченным, но природная вежливость мешала выставить господ, хоть повод и представлялся несколько... сомнительным. Может быть, те не задумывали ничего дурного, просто этаким своеобразным способом проверяли мастерство... или порядочность, или что-то еще...
Но молчать Франко не умел, а если и случалось - то недолго. Кашлянув, чтобы привлечь к себе внимание, он вежливо улыбнулся посетителям.
- Может быть, господам будет угодно оставить вещицу на сохранение? Я выпишу квитанцию, с которой вы сможете вернуться в любое удобное для вас время, а господин Дюран сделает подробное заключение по вашей... - взгляд Франко метнулся к золотой пустяковине, которую Люсьен держал в руках, - драгоценности.

+1

8

Что-то было не то в этих посетителях. Вроде бы —  обычные купцы-торгаши, но вот один из них схватил ожерелье…
- Пожалуйста, положите на место, сударь, эта вещь… Она весьма хрупкая.
Франко маячил позади с довольно растерянным видом. Похоже, эти двое ему тоже не очень нравились. И как назло, Жермен отправился обедать.
- Что ж, если позволите, я взгляну ближе…
На прилавке появился тот самый кипенно-белый платок. Честно говоря, Люсьен, хотя и оценил тонкую работу, но вряд ли мог дать за вещь больше, скажем…
Визитеры суетились, один из них все пытался заглянуть за плечо Люсьена, словно надеясь увидеть там что-то важное для себя.
А, ерунда. Не стражу же звать из-за взглядов!
- Полторы сотни, - это было меньше честной стоимости, но когда торгуешься лучше начинать с заведомо невозможной цены. Если они сойдутся на ста семидесяти  - ста семидесяти пят пистолях как раз та справедливая цена и выйдет.

+1

9

- Сто пятьдесят? - деланно ахнул Безусый и разжал пальцы - от изумления, верно. Ожерелье, выскользнув из его руки, чрезвычайно удачно провалилось к нему в рукав. И, хоть ойкнул он при этом весьма убедительно, извлекать его оттуда не спешил. - За такую вещь? Да что ж вы так? А ведь у меня еще кой-что на продажу есть, а?

Он полу-вопросительно воззрился на сообщника, который, однако, как будто не услышал его, всецело сосредоточившись на подмастерье, чье предложение он встретил продолжительным кудахтающим смехом, прерывавшимся полузадушенными возгласами «Квит! Квит!»

- Ой, да Господь с вами, мой милый юноша, - просипел он наконец и с все той же неуловимой ловкостью вытащил другое кольцо, на этот раз с крупным изумрудом.

- Вот! - торжествующе вскричал Безусый и ткнул куда-то вверх уже воздетой к потолку рукой, - пятьсот пистолей, и оно тоже ваше! А? Ну где, где вы еще услышите такое предложение?

Лизунчик, двигаясь со змеиной неприметностью, как-то оказался вдруг почти у самой двери, ведущей в мастерскую.

+1

10

- Сударь, прошу вас…
Тон Люсьена уже звучал немного обеспокоенно. Заглянувший в обеденный час в лавку господин отчего-то все забавлялся с жемчужным ожерельем клиентки, словно ребенок с деревянной лошадкой.
Кольцо, однако же, Люсьену нравилось, и он все же был не против его приобрести. Вот только… причем тут ожерелье?
Франко попытался вступиться в разговор, но эти двое его не слушали. Вот ведь настырные! Хм… да, но клиентов не выбирают, надо быть вежливым и милым с каждым…
Мгновение —  и перед Люсьеном появилось кольцо с изумрудом. И все вместе…
«Что-то не так».
- Прошу извинить, но мне сначала надо осмотреть камень и работу, - Люсьену в этот момент хотелось, чтобы странная парочка оказалась подальше от его лавки. Предложение выгодное, да, но…
Что-то не так.
Как будто сам Ангел-Хранитель шептал на ухо пресловутое: «не так».

+2

11

- Ай, ну так конечно! - Безусый обрадовался так, словно г-н Дюран сообщил ему о наследстве от покойной троюродной бабушки. - Взгляните, взгляните!

Спутник его, однако, его удовольствия, похоже не разделял, и было отчего. Выбирая лавку г-на Дюрана, Безусый и Лизунчик рассчитывали обзавестись, говоря языком парижского дна, новым «багром», иначе говоря - доброжелательно настроенным торговцем, готовым скупать у них краденные драгоценности. Расспросив соседей, они обнаружили, что г-н Дюран слывет человеком безукоризненно честным, и отказались бы от своих планов, если бы не оплаченная вперед квартира и не пресловутый сундук, смущавший воображение обоих мошенников. Но сундук Лизунчик разглядеть так и не мог и не понимал, с чего бы его товарищ так обихаживал ювелира. Тот, в свою очередь, увидев шанс сбыть добычу не по обычной бросовой цене, а за настоящие деньги, не мог в него не вцепиться, и думать забыл о своих изначальных планах.

- Изумительная работа, - кисло подтвердил Лизунчик, хотя в этом кольце ценным был как раз только камень, и, покосившись на подмастерья, заглянул в мастерскую. - Вот вы там у себя с такой справитесь?

+2

12

Если что и могло отвлечь Франко от беспокойства, пусть и отчасти, так это подозрение в непрофессионализме.
До мастерства Люсьена ему было очень далеко, но если кто бы сказал ему, что он недостаточно хорош в своем деле (и  забудем про гулянки, манкирование обязанностями и всяческое подобное), Франко был бы крайне недоволен.
Вот и сейчас, отвлекшись от высматривания Жермена или хотя бы городского стражника, он возмущенно выпрямился, глянув на посмевшего усомниться в их с Люсьеном способности справиться с чем-то подобным - конечно, со своего места Франко не мог разглядеть, что за вещицу предлагают мастеру, но небезосновательно полагал, что вдвоем они изготовят хоть бы и... гарнитур для самой королевы! И никак не меньше.
- Разумеется, сударь, - холодно ответствовал он, - в "Драгоценных изделиях господина Дюрана" выполняются самые сложные работы. В том числе для самых высокопоставленных господ.
По виду Франко можно было сделать вывод, что к оным он визитеров не причисляет.

+3

13

Люсьен скептически глянул на изумруд, потом на обоих сомнительных личностей. То есть, поначалу сомнительными они не казались, но чем дальше…
Нет, «изумительной» работу нельзя было назвать. Воля бы Люсьена —  аккуратно достать камень (он был хорош) и сделать из этой штуки…
- Погодите, - внезапно он осознал, где видел подобное. Еще бы!
Жильбер Ру, вот чья это была работа! Сей господин пользовался определенной популярностью, особенно среди богатых буржуа, которые зачастую обожали «лишь бы поярче и покрупнее», Люсьену, однако же, работы господина Ру казались грубоватыми. И это мнение, полагал он, далеко от зависти конкурента.
- Справимся ли мы? - возмутился Люсьен вслед за своим учеником. Франко аж пылал, словно брошенная в очаг лучина, но и его собственное терпение готово было лопнуть. - В этом кольце хорош лишь камень —  да и то отшлифовать можно было лучше.  Громоздкое золотое литье не означает «хорошей работы». Смею вас заверить, мы могли бы распорядиться этим прекрасным изумрудом и этим отличным золотом намного лучше.
О том, что мастера узнал, Люсьен умолчал, конечно. Одно дело —  указывать на конкретные ошибки, другое —  ругать конкурента.
И все же…
- Прошу извинить,  господа, но… Откуда у вас эти вещи?

+1

14

Лизунчик захихикал с видом человека, якобы нечаянно наступившего на мозоль нелюбимой тетушке, а Безусый кисло улыбнулся.

- То есть как откуда? - самую малость фальшиво удивился он. - Наследство это. От бабушки.

Его товарищ принял траурный вид и скорбно кивнул.

- Скончалась старушка, мир праху ее, - не найдя платка, Безусый промокнул сухие глаза рукавом. - А вот работа... гм... да... да! Ну вот вы купите, за пятьсот пистолей, скажем, и сделаете, как вам нравится. Еще и заработаете.

На лице Лизунчика отразилась напряженная мыслительная работа, как будто он не вполне понимал происходящее — а гадал он, на самом деле, отчего это его приятелю вздумалось заботиться о чужой выгоде.

+1

15

Нет, все же с этими господами было что-то не так. Настолько, что Франко даже подумал на мгновение - не побежать ли самому на поиски стражи? Обычно так под окнами раз в полчаса так по двое пройдутся, а как сейчас, и Жильбер запропал, и ни одного гвардейца, как провалились все!
Но оставлять Люсьена в одиночестве было еще худшим решением, ну и Франко не терял надежды, что кто-нибудь все же явится и избавит их от сомнительного общества. И кстати, время обеда неумолимо подходило к концу!
Ушей Франко достигли слова о бабушкином наследстве, и он предпринял еще одну попытку отвлечь внимание - уж как оба эти господина вились вокруг мастера, как пчелы вокруг медового пряника. И кстати, о пряниках: кинув взгляд на улицу, в тщетной попытке разглядеть охранника, Франко заприметил слугу булочника, Жюля, который с поддоном выпечки вышел из дверей лавки.
- Говорите, покойная бабушка? - громко осведомился Франко. - А как звали почтенную старушку, не мадам ли Ково, упокой господи ее душу, с улицы Фур? Ах, Жюль, ты как никогда вовремя! - почти без перехода крикнул он в дверной проем и замахал рукой, привлекая внимание торговца. Тот пока не заметил маневра Франко, но это не смутило подмастерье. - Не найдется ли для нас с господином Люсьеном двух булок с маком?

+2

16

При вопросе подмастерья Лизунчик и Безусый в полной оторопи уставились друг на друга, и оба одновременно подскочили на месте, когда тот внезапно воззвал к неведомому Жюлю. Но если Лизунчик дернулся к выходу, то Безусый только расправил плечи.

- Ко-во? - повторил он врастяжку. - С улицы Фур? Нет, напротив, госпожа Паво мою бабушку звали, и жила она на улице Старой голубятни. В собственном доме, между прочим! Да! Ну как, берете? Пятьсот за такой изумруд, это же даром! А тут золото!

- Э, - сказал Лизунчик, глядя, как помощник пекаря направляется к лавке ювелира.

- Да! Ныне она на небесах, - указательный палец Безусого указал в потолок, пресекая новую попытку жемчужного ожерелья выскользнуть из его рукава, - куда и нам всем желаю… Только мне не с маком, нет! Булку с изюмом, милейший!

Жюль, который, вняв призывам помощника ювелира, остановился в дверях, благожелательно кивнул молодому человеку и просунул внутрь свой благоухающий корицей товар.

Отредактировано Провидение (2018-01-05 02:38:52)

+1

17

Вся эта путаница с покойными бабушками заставила Люсьена растеряться еще больше. Он был уверен, что узнал работу Ру, но… мог ошибиться? Уверенность обоих гостей, казавшихся вполне респектабельными, подбрасывала сухого хворосту в очаг сомнений.
А, собственно…
Люсьен был добропорядочным человеком с исключительно положительной репутацией. Но иногда в нем просыпался эдакий авантюризм.
Два кольца. Одно - прекрасная работа, можно будет предложить даже той владелице ожерелья, в пару к ее украшению.
Перстень с изумрудом - камень превосходный, они с Франко могут посидеть, поработать и сделать настоящий шедевр, который в одиночку потянет на все семьсот пистолей!
«Идет», - уже открыл рот Люсьен, и тут Франко встрял со своей мадам Ково, которая хотя и жила на указанной учеником улице, но умирать не собиралась, была весьма бодрой старушкой, владелицей пятерых декоративных собачек —  и своим любимцам заказывала ошейники с украшениями из драгоценных камней. Видимо, Франко сия дама запомнилась настолько, что сейчас он ее и вспомнил.
- Постойте, на улице Старой Голубятни? Напротив портняжной лавки… - теперь Люсьену казалось, что он знает и этих людей, и  даже покойную старушку с ее изумрудом, и… - Д-да, припоминаю… Но…
Все равно - что-то не складывалось.
Появление булочника пришлось как нельзя кстати. Что может помочь в трудной ситуации, чем пара отличных булок с маком, корицей, и…
-  С изюмом, с маком, и… мне еще, пожалуй, пару с корицей, - беспокойство еще осталось, но Люсьен доброжелательно улыбался сразу всем, включая странных посетителей. - Запиши на мой счет.
Он благодарно кивнул Франко: тот всегда знал, как помочь в трудной ситуации!

+1

18

Безусый расплылся в довольной улыбке, которые, однако, почти сразу сбежала с его лица – и не потому, что он впился зубами в доставшуюся ему даром булку. Сперва какая-то г-жа Ково, теперь портняжная лавка - ох, и хитрая же он бестия, этот Дюран! Ну уж нет, так легко его не поймаешь!

– Какая еще улица Старой Голубятни? – деланно изумился он. – Я ж про улицу Арфы говорил - ведь правда?

Занятый поглощением булки Лизунчик промычал что-то невнятное, но Безусый не сдавался:

- Старой Голубятни, придумают тоже! А?

- Угу, - согласился товарищ - что оказалось, как объяснил Безусый получасом позже, роковой ошибкой. Убираться из лавки двум мошенникам пришлось быстрее, чем им бы того хотелось, и оба кольца, ко всему прочему, остались в лапах проклятого ювелира, а жемчужное ожерелье, унесенное Безусым в рукаве, не стоило, на взгляд двух разочарованных мерзавцев, и половину того, что они хотели выручить за перстень с изумрудом.

- Виняга нас убьет, - уныло подытожил Безусый.

- Давай к Дорогуше пойдем, - предложил Лизунчик. - Авось придумает чего.

Итогом всех этих переговоров стала накорябанная на осьмушке скверной бумаги записка, которую вручил на следующий день г-ну Дюрану уличный мальчишка, растворившийся вслед за тем в ближайшем проулке:

«Хатите назад сваи бусики, гоните пицот пистолей, а то все узнают, што вам низзя даверять. Послизавтра, в пять вечера, на пристани у маста Менял. На Правом берегу.»

Лизунчик хотел еще написать про то, что клеймо было не мастера Дюрана, но в конце концов его переубедили.

Отредактировано Провидение (2018-01-12 02:06:59)

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » А теперь поговорим… 20 ноября 1628 года, день