Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



«Не сотвори кумира…» – А металл? 11 марта 1629 года: Двое наемных убийц сговариваются об общем деле.
Дурная компания для доброго дела. Лето 1628 года.: Г-н де Лаварден и г-н де Ронэ отправляются в Испанию.
Едем! Куда? 9 марта 1629 года: Месье в обществе гг. де Ронэ и Портоса похищает принцессу и г-жу де Вейро.
Guárdate del agua mansa. 10 марта 1629 года: Г-н де Ронэ безуспешно заботится о г-же де Бутвиль..

Бутвилей целая семья… 12 марта 1629 года: Г-н де Лианкур знакомится с г-жой де Бутвиль.
Белый рыцарь делает ход. 15 февраля 1629 года: Г-н де Валеран наблюдает за попытками Марии Медичи разговорить г-на де Корнильона.
О тех, кто приходит из моря. Июнь 1624. Северное море: Капитан Рохас и лейтенант де Варгас сталкиваются с мятежом.
Высоки ли ставки? 11 февраля 1629 года.: Г-жа де Шеврез играет в новую игру, где г-н де Валеран - то ли ставка, то ли пешка.

Пасторальный роман: прелестная прогулка. Май 1628 года: Принцесса де Гонзага отправляется с Месье на лодочную прогулку.
Любить до гроба? Это я устрою... 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран просит сеньора Варгаса о помощи в любви.
Кузница кузенов. 3 февраля 1629 года: М-ль д’Арбиньи знакомится с двумя настоящими кузенами, одним названным и одним примазавшимся.
Нет отбоя от мужчин. 16 февраля 1629 года.: М-ль и г-н д'Арбиньи подвергаются нападению.

Игра в дамки. 9 марта 1629 года.: Г-жа де Бутвиль предлагает свои услуги г-ну Шере.
Кружева и тайны. 4 февраля 1629 года: Жанна де Шатель и «Жан-Анри д’Арбиньи» отправляются за покупками.
Какими намерениями вымощена дорога в рай? Май 1629 г., Париж: Г-н де Лаварден и г-жа де Вейро узнают от кюре цену милосердия и плату за великодушие.
"Свинец иль золото получишь? - Пробуй!" Северное море, июнь 1624 г.: Рохас и Варгас знакомятся еще ближе.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календари эпохи (праздники, дни недели и фазы луны): на 1628 год и на 1629 год

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.


Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Мадрид. Ночь.

0

2

Давно стемнело, но неподвижный воздух все еще дышал августовской жарой. По узким улочкам на окраине Мадрида, ведя за собой коней на поводу, шли двое. Один из них кутался наглухо в длинный черный плащ. Его лицо было скрыто темным шарфом по самые глаза, и выглядело бы, наверное, зловеще, если бы не капельки пота, обрамлявшие угрюмый взгляд из-под шляпы. Дон Диего мучился от духоты, но хранил инкогнито.
- При нашей первой встрече, - его голос из-под шарфа звучал невнятно и приглушенно, - я сказал, что среди других женщин она подобна розе среди сорняков. Кажется, ей понравилось. Как думаешь, Гиту, поэтично ли будет подарить ей розу?..
- Я думаю, что вся эта затея - полное безумие, - с заметным раздражением ответил Лаварден. - Дом окружен стеной в два человеческих роста и полон охраны.
- Какая ерунда...
- С ней ночует кормилица...
- А-а, эта старая развратная сводня?..
- И главное, - Лаварден поравнялся с Диего и понизил голос, наклоняясь к самому уху влюбленного, - ты убил ее дядю. Любая порядочная девица на ее месте прокляла бы тебя вместе с твоими розами.
- Этот старый осел не оставил мне выбора, - дон Диего говорил скучающим тоном, но в его голосе впервые послышалась неуверенность. - Она наверняка поняла это и простила.
Лаварден скептически поджал губы и снова отстал. Они вышли на широкую немощеную улицу с постоялым двором. Дон Диего подвел своего жеребца к коновязи; в свете факелов было видно - он о чем-то задумался и медлит. Лаварден уже начал надеяться, что назначенное на сегодня приключение будет отменено, но Диего вдруг повернулся к нему и по-братски положил руку на плечо.
- Спасибо, что ты со мной, друг, - сказал он, - хоть и считаешь меня неправым.
Если бы широкие поля шляпы не бросали на лицо Лавардена густую тень, дон Диего, возможно, увидел бы, как потемнело лицо бретонца.
- Настоящий друг не позволил бы тебе рисковать жизнью и добрым именем, - сухо ответил Лаварден, выдержав болезненный укол совести.
Диего тихо фыркнул и первым вошел в большой зал трактира.

Внутри было малолюдно. Старый дон Мигель едва заметно напрягся, увидев дона Диего в его черной драпировке, потом узнал Лавардена и указал глазами на стол в углу, где в одиночестве сидел незнакомец.
Лаварден, а затем и молчаливый дон Диего сели напротив. Мигель принес выпивку. Лаварден наполнил три стакана.
- Это Вы изъявили желание составить компанию двоим кабальеро в короткой поездке? - спокойно, будто речь шла о чем-то обыденном, уточнил он, придвигая стакан к наемнику.

Отредактировано Ги де Лаварден (2017-12-22 03:48:38)

+5

3

В Испании де Жискар был как дома: чувствовал себя все таким же нищебродом, у которого плотно набита лишь родословная. По особняку троюродного братца его матушки бродили только сквозняки да мыши, прислуги давно не было и в помине, и седовласый дон Энрике тешил свою гордость тем, что собственноручно стирал пыль с фамильного герба над отсыревшим камином и приговаривал, что, мол, такая работа благородному кабальеро не в тягость. Жан не перечил. У него были свои представления о том, какая работа не замарает рук дворянина, пребывающего в стесненных обстоятельствах. Об одном таком дельце ему на днях намекнули в трактире, где водилось недорогое, и при этом не слишком прокисшее вино.
Он окинул спокойным, почти равнодушным взглядом подсевших к нему господ. То, что они сразу перешли к делу, ему понравилось.
- Я, сударь, - отозвался он, - если речь о поездке не в разгар сиесты.
Он взял придвинутый к нему стакан, поднял его в знак приветствия и поднес к губам.

+1

4

Лаварден поднял свой стакан вслед за наемником и пригубил, не чувствуя вкуса вина от неприятного волнения. Внешне, впрочем, он сохранял все тот же равнодушно-спокойный вид - только покосился краем глаза на Диего. Тот был занят поистине метафизической головоломкой, внезапно нарушившей его хитроумную игру. А именно - выпить вина вместе с товарищами дону мешал шарф на лице. Помедлив несколько мгновений, Диего досадливо вздохнул и опустил шарф, открывая взгляду незнакомца точеные фамильные черты одного из славнейших семейств Мадрида.
- Нарушать сиесту не придется, - кашлянув, произнес Лаварден. - Проедемся нынче же ночью, а поутру, проснувшись, обнаружим, что нам все приснилось.
Последние слова он выделил едва заметным нажимом. Дон Диего хранил гордое и вместе с тем загадочное молчание, которое о, так прекрасно маскировало его легкое природное тугодумие, придавая ему черты благородной сдержанности.
- Цель нашей поездки - один дом в пределах этого города, - спокойно и буднично продолжил Лаварден. - Определенную трудность представляет то, что домочадцы, за исключением... гхм!.. одной сеньориты, будут нам не рады. Если им станет известно про наш визит, уйти от них мирно нам не удастся. Буду честен - их много, они нас ждут и им есть, за что нас ненавидеть. Добавлю, что рассчитывать на внезапный налет и быстрое бегство нам не приходится: мой друг хотел бы задержаться в гостях у сеньориты до рассвета и уйти, не запятнав ни свое, ни ее имя... Ну а в остальном, все прекрасно - хорошая погода, хорошая компания, хорошее вознаграждение. Что скажете, сударь?

+2

5

Жискар спросил себя, каковы могли бы оказаться для него последствия отказа после того, как один из собеседников снял шарф, скрывавший лицо. Впрочем, это был риторический вопрос. Ему и в голову не пришло бы отказываться. В детстве визиты в дома, где ему не были рады, казались забавой, а в юности оказались еще и средством получить прибыль.
- Люблю прогулки в позднее время, - сказал Жискар, грея бокал вина в ладонях. - Особенно в хорошей компании.
Он поднял голову и в упор посмотрел на собеседника.
- А вот насчет вознаграждения хотелось бы поподробней.
Не хотелось бы, чтобы его приняли за непритязательного нищеброда. Тем более не хотелось, что это слишком ощутимо для его самолюбия соответствовало истине.

+2

6

Лаварден отвел взгляд и вновь покосился на приятеля. К неприятному волнению, комком застрявшему в горле бретонца, примешались раздражение и стыд. Спрашивать его о деньгах было бессмысленно - за них обоих везде и всегда платил Диего.  И честное слово, меньше всего Лавардену хотелось бы, чтоб в его дружбе со знатным молодым испанцем кто-то разглядел корыстный интерес. Тем более, что это слишком ощутимо для его самолюбия соответствовало истине...

Тишина продлилась несколько неловких мгновений, пока Лаварден не пихнул задумавшегося Диего сапогом под столом.
- А? - откликнулся тот, нехотя возвращаясь из воображаемых объятий своей "розы". - А... Пожалуйста!
С роскошной небрежностью баловня судьбы Диего положил на стол расшитый кошель. Лаварден проводил взглядом его движение. Сколько испанец решил заплатить наемнику, он не знал, но предполагал, что и без того не жадный Диего сейчас способен на особенную щедрость.
- Этого должно быть достаточно, - дон Диего пожал плечами, - но если поездка доставит Вам слишком много хлопот, то по возвращению я удвою вознаграждение. Главное, - Диего серьезно посмотрел в глаза наемнику и понизил голос до громкого шепота, - это достижение цели. Я не остановлюсь ни перед чем. Понимаете?..
Лаварден снова прокашлялся. Театральные жесты приятеля его раздражали, особенно - в таверне, на виду у завсегдатаев. Слава святым угодникам, Диего тоже сообразил, что позволил себе лишнего, и снова принял высокомерно-таинственный вид.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-01-06 20:46:41)

+1

7

Мешкать, принимая предложенные деньги, означало привлечь к себе ненужное внимание: постороннего народу вокруг болталось достаточно. По крайней мере, так Жискар объяснил себе невозмутимость, с которой он переправил кошель в складки своего плаща. Пусть думают, что ему долг вернули. Мысль о том, что он был способен дать что-то взаймы нарядному дону, даже забавляла.
Хотя, кое-чем он и в самом деле мог быть ему полезен.
- Всегда любил прогулки при луне, - сказал Жискар. - А если ночь выдастся безлунная, так и того лучше. Я к вашим услугам, сеньор.

+1

8

Ночь раскинула над головой свой бархатно-звездный шатер. Небо казалось низким, как никогда, факелы на стенах домов - как будто застывшими, завязшими в знойной душной темноте, когда троица ехала по безлюдным улицам к дому возлюбленной дона Диего.
Немного не доезжая до места, Лаварден спешился сам и дал знак остановиться товарищам. Он ушел вперед, осторожно пригляделся из-за угла к богатому особняку на том конце улицы и скоро вернулся.
- Охрана внутри, - сказал он. - По эту сторону никого нет.
- Прекрасно, - улыбнулся дон Диего. - Ну так чего же мы ждем?
И он огляделся на своих спутников с видом высокомерного и самоуверенного человека, до которого только-только начало доходить, что он чего-то недопонимает.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-01-27 19:11:39)

+1

9

Жискар с ленивой тоской оглядывал местечко, в которое завела его то ли нищета, то ли удача - в его жизни эти понятия жили в согласии друг с другом, как добрые супруги. Уголок вполне подходящий для того, чтобы явиться сюда ночью с гитарой. А вот где укрыться двум кабальеро с длинными шпагами, было непонятно.
- Ночь звездная, - сказал он. - Где нам ждать вас? Если встанем на обочине, то нас будет так же хорошо заметно, как в трапезной женского монастыря.

+1

10

Дон Диего смешно сморгнул одним глазом - и сквозь высокомерие на его лице стало проступать искреннее недоумение.
- А... То есть... - протянул он задумчиво, а затем резко и довольно сердито заговорил: - Послушайте, я ничего не понимаю. Вы оба, кажется, должны иметь огромный... ах, ну ладно, хоть какой-то опыт подобных, гхм, приключений. И сейчас, кажется, начинается самая интересная работа для вас, сеньоры - придумать, как нам попасть внутрь. Ну же, сеньоры, не надо ложной скромности - я жду от вас идей и действий!
Лаварден медленно поднял вверх брови и покрутил пальцами кончик усов.
- У меня сапоги скрипят, - флегматично заявил он. - Это я к тому, что одному легче остаться незамеченным, чем втроем.
- Допустим, - все больше злясь, процедил сквозь зубы дон Диего. - Но мы можем придумать какой-нибудь план?.. Как... О! - он вскинул палец вверх, - как наш славный Педро, когда они с доном Маурисьо переоделись в монашек! Помнишь, а, Гиту?!
Лаварден кисло скривился:
- Лично я бы очень удивился, обнаружив в своем доме ночью троих незнакомых монахинь, - невозмутимо ответил он.
Диего перестал радостно посмеиваться и вновь помрачнел. Он угрюмо повернулся к наемнику:
- Как видите, мой французский...
- Бретонский, - поправил Лаварден.
- ...Мой бретонский друг умывает руки. Я надеюсь, Вы больше него понимаете в приключениях?

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-02-06 01:35:44)

+3

11

Жискар продолжал разглядывать своего нанимателя с тем же самым отрешенным выражением лица. Оно отлично маскировало обуревавшие его чувства. Больше всего ему хотелось взять молодого господинчика за дорогостоящий воротник, раскрутить в воздухе и перекинуть через забор - все равно, кому под ноги, лишь бы от себя подальше. Этот холеный хлыщ, выходит, не имел никакого другого плана, кроме как притащить с собой двоих человек, которые должны за него решать все проблемы?
Сейчас самым мудрым решением было бы откланяться, но нищета нередко оказывается красноречивее здравого смысла.
- Вы хотя бы знаете, где находятся покои вашей дамы? - спросил Жискар, подавляя вздох. Единственное, что ему пока что приходило на ум - это и в самом деле переправить дона Диего через забор, только не за шиворот, как хотелось бы, а самоотверженно подставив ему плечо.

+3

12

"Ну что, господа, расходимся?", - так и хотелось сказать Лавардену. Однако, прекрасно понимая, что это может стоить ему стола и крова в Мадриде, он лишь выразительно молчал, двигал бровями и всячески делал вид, что придумывает способ пробраться к девушке.
Дон Диего, очевидно, понятия не имел, где находятся покои его розы, и мало того - только сейчас понял, как много он упустил. Настроение сеньора стремительно стало портиться, потребовалось на кого-то разгневаться, но под рукой оказались только Лаварден, с самого начала выступавший против мероприятия, и недавно присоединившийся к компании Жискар. Признавать же собственные ошибки дон Диего решительно не любил - и поэтому свой гнев он в итоге обратил, не уточняя, на весь подлунный мир.
- Сеньоры! Как мелки стали люди, если в порыве пламенной страсти мужчине приходится тратить время на подобную ерунду! - брюзгливо заметил он.
Лаварден, стоя за спиной Диего, состроил удивленную мину, которая равно могла означать как "до чего измельчали люди!", так и "выдели вы этого болвана?!". Но молодой испанец не был бы собой, если бы величественная неторопливость рассудка в нем не сочеталась со вспыльчивой решимостью и жаждой действия.
- Коли вы не знаете, что делать, я вам скажу, - изрек он, решительно направляясь к особняку. - Сейчас мы через стену переберемся в сад, а дальше - сердце подскажет, что делать!

Отредактировано Ги де Лаварден (2019-03-12 14:36:39)

+3

13

Раздражение Жискара начинало приобретать иронический оттенок. Ему даже стало любопытно, как будет дальше действовать дон Диего. Он бы даже развеселился, если бы наблюдал за происходящим со стороны. Но увы! Горькая истина заключалась в том, что все промахи дона Диего в первую очередь придется его наемникам.
У стены Жискар остановился, скрестил руки на груди и прислонился к камню, успевшему остыть после дневного зноя. По идее, следовало предложить дону Диего помощь. Но уж очень Жискару хотелось посмотреть, как тот сам будет управляться с первым же препятствием, возникшим на дороге.

+2

14

Дон Диего усмехнулся презрительной усмешкой, широко расставил ноги, скрестил на груди руки и глянул перед собой таким решительным взглядом, что, если бы в мире была справедливость, уже один только этот взгляд перенес бы его через ограду прямо в объятия возлюбленной. Однако справедливости в мире не было. Вдоволь насмотревшись (и не получив ни одного предложения помощи) дон Диего помрачнел еще больше. Высота каменной стены не позволяла даже надеяться, что невысокий кабальеро возьмет ее с прыжка. Дон Диего огляделся по сторонам. Неподалеку у ограды росло молодое земляничное дерево с совсем еще тонкими, гибкими ветвями. Напоследок смерив сообщников ледяным взором влюбленный прошествовал к дереву, поплевал на руки и полез наверх по узловатому стволу.
Лаварден встал рядом с Жискаром и наблюдал за стараниями друга с искренним весельем. Разве что воздержался от комментариев - вынужденная вежливость, весьма полезная чужестранцу-нищеброду, живущему за счет приятельства с богатым мадридцем.
Наконец, стало ясно, что дела у дона Диего плохи. Он сумел взобраться по стволу почти до высоты стены, закинул на нее ногу, да так и застрял в нелепой позе - что-то среднее между висящей на ветке обезьяной и решившим полизать яйца котом. Его украшенная пышными перьями шляпа сорвалась с головы и лежала в траве, до обидного похожая в темноте на дохлую птицу.
- Сеньоры, подтолкните снизу, - прокряхтел дон Диего, тщетно пытаясь скрыть стыд, досаду и телесные страдания под видом ленивого равнодушия.

Отредактировано Ги де Лаварден (2019-04-03 02:12:56)

+3

15

Жискар с детства слышал, как бывалые бойцы относятся к оружию с такой теплотой, какую подчас не испытывают даже к девкам, скрашивающим их вечера в трактире. Пару раз к ним наведывался приятель отца, вечно мотавшийся по одному ему ведомым делам вдоль побережья. Крепко подвыпив, он выставлял вперед грязный мозолистый палец, пытался сфокусировать на нем взгляд, и твердил заплетающимся языком:
- У нашего брата одна нога всегда в могиле, зато одна рука длиннее другой на длину шпаги. Понял, сынок?
Жан призадумался, к нему это обращено или к пальцу.
- Шпага - это часть руки, сынок, - наставительно сообщил отцов приятель. - Станешь хорошим бойцом, когда почувствуешь, как твоя шпага... Ик! Дышит и двигается.
Жискар напрочь не помнил, как звали того пьянчугу, но сейчас вспоминал его болтовню если не с уважением, то с удивлением. Как дышит шпага, он, правда, не знал, но явственно чувствовал, как она зудит в ножнах. И чем дольше он смотрел на идальго, сидящего среди ветвей, тем сильнее свербило в ножнах.
Хотя, надо признать, подошва сапога зудела не меньше.
Но делать было нечего. Метнув на Лавардена взгляд, исполненный иссякающего смирения, Жискар подошел к дереву и со всем возможным, и, может, слегка излишним рвением выполнил просьбу.
- Черт... - пробормотал он, прислушиваясь к треску веток. - Нам ведь сейчас придется лезть туда же.

+3

16

Конечно, дон Диего не был уж совсем невыносимым человеком... во всяком случае, не был таковым большую часть времени. Однако, глядя, как испанец с легкой руки Жискара мешком перевалился через ограду и вниз головой ушел на ту сторону, Лаварден испытал ни с чем не сравнимое наслаждение.
Теперь он сам встал вплотную к стене и примерился взглядом к ее высоте. Совсем рядом, за каменной преградой, все еще слышался треск ветвей - видно, Диего угодил в кустарник и теперь с трудом выдирался из него.
- Да уж, сеньор, - со вздохом ответил он Жискару. - Один он к своей розе не проберется... Однако, лучше думайте о хорошем - дон Диего умеет быть не только щедрым, но и благодарным.
Лаварден подобрал с земли шляпу приятеля и швырнул ее через ограду в сад. Затем вскарабкался по стволу вверх, дотянулся до каменной кладки, повис на двух руках, выдохнул, подтянулся и, пыхтя, лег грудью на верхушку стены.
- Диего, все тихо? - прошипел он в темноту заросшего сада.
- Ты смеешься?! Я едва не свернул себе шею!..
Лаварден, закусив губу, проглотил язвительную ругань, бросил через плечо Жискару короткое "Все тихо, лезем!", мягко перекинул ноги через стену и спрыгнул вниз.

В саду было темнее, чем на улице, но, когда глаза привыкли, Лаварден смог различить силуэты деревьев и кустов и дом впереди. Далеко видны были звездочки факелов над дверями; окна же почти все были темны. Рядом воинственно сопел дон Диего, пытаясь на ощупь привести в порядок свою шляпу.
- Собак нет, уже хорошо, - проговорил Лаварден, дождавшись, когда к ним присоединится господин де Жискар. - Да и хваленой охраны не видно. Попробуем подойти поближе?

Отредактировано Ги де Лаварден (2019-04-12 20:43:17)

+2

17

Жискар прислушивался к треску за оградой. Похоже, сад зарос кустами. Уж не розы ли это были? Жискару совсем не хотелось натыкаться на их шипы, пока дон Диего пробирался к розе своего сердца.
Рост, делавший Жискара легкой мишенью на поле боя, сейчас оказался весьма кстати: на ограду удалось взобраться без труда. Присмотревшись, Жан высмотрел наиболее безопасное для спуска место и осторожно, стараясь не производить лишнего шума, соскользнул вниз.
- Охрану не за что было бы хвалить, будь ее сразу видно, - проворчал он, услышав слова Лавардена. - Стоит ли идти всем троим сразу?
И он метнул взгляд на дона Диего, возившегося со своей шляпой. Он сильно сомневался, что благородный идальго умеет двигаться бесшумно.

+1

18

Дон Диего, с остервенением трясший свою шляпу, остановился, задумался и, наконец, решительно возразил:
- Думаю, сеньоры, вы успеете заскучать до моего возвращения. Можете идти дальше вместе со мной.
- Диего, - почти без смеха в голосе окликнул его Лаварден, - сеньор предлагает тебе остаться.
- Но с чего вы оба решили, что справитесь сами? - возмутился Диего, смутно подозревая, что его посчитали недостаточно ловким.
Лаварден все-таки засмеялся, но в темноте смог выдать смех за кашель. Он нащупал над головой достаточно толстую ветку и повис на руках, слегка дурачась:
- Начать с того, что мы не убивали родичей здешнего семейства. И мы не носим громкую фамилию, которую нельзя марать скандальчиком. И если нас поймают, мы всегда можем прикинуться монашками, как наш славный Педро с доном Маурисьо. В то время, как твоя благородная мужественность не оставляет тебе ни единого шанса сойти за женщину.
- Но вы тоже... с усами... - с сомнением протянул дон Диего, но лесть его успокоила, а насмешки он не расслышал. - Впрочем, ладно, я понимаю шутки. И не только шутки. Моим именем нельзя рисковать, ты прав. Удачи, друзья!.. А! Гиту! На случай, если придется договариваться с прислугой!..
Дон Диего бросил приятелю звенящий металлом мешочек. Лаварден поймал его и спрятал за пазуху.

Когда они пробирались к дому через сад, окутанный дурманящими ароматами цветов, бретонец все еще улыбался в темноте - застывшим, раздраженным оскалом. Несмотря на видимое благодушие, ему совсем не нравилась мысль, что наемник сейчас, чего доброго, примет его за продажного подхалима в свите молодого вельможи. В собственных глазах, он был, прежде всего, солдатом. Но разве преступно, в неполные двадцать лет познав огонь битвы и сырость окопов, захотеть познать и другие вещи - роскошь, праздную жизнь, любовь красивых женщин, вкус дорогих напитков? И все-таки уязвленное самолюбие свербило, требуя демонстративно сделать все по-своему. Поэтому, услышав доносившийся с дорожки женский голос, Лаварден повернулся к Жискару и прошептал:
- Вот так удача! Это ее кормилица. Она любит дона Диего и его деньги, с ней легко договориться, чтоб она провела его в дом... Но давайте лучше уговорим сеньориту прогуляться с нами в глубину сада! Влюбленному, конечно, будет не так удобно, но зато нам проще убежать, случись что.

Отредактировано Ги де Лаварден (2019-05-19 01:06:45)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.