Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Между строк нет опечаток. 1 февраля 1629 года, перед рассветом: Г-н и г-жа де Кавуа обзаводятся собакой и избавляются от непонимания.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Я в доме у вас не нарушу покоя... 17 декабря 1628 года: В доме у г-жи де Вейро поэты состязаются в поэзии, а мужчины - в благородстве.

Девица и монах в Новом свете. Начало февраля 1629 года: Донья Инес просит Арамиса о помощи.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
На три вещи можно смотреть вечно... Труа, 13-16 февраля 1629 г.: Г-н де Ронэ встречает капитана де Кавуа на пути в Труа.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Искусный обманщик обманет и самого себя. 3 марта 1629 года: Маркиз де Мирабель узнает новости от дона Рамона Варгаса.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Что вы умеете? 18 декабря 1628 года: Ришелье дает г-же де Бутвиль новое поручение.
Оправдать исчезновение... 2 февраля 1629 года: Г-н де Бутвиль узнает у м-ль де Лекур, что его жена вновь действует на свое усмотрение.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.


Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Мадрид. Ночь.

0

2

Давно стемнело, но неподвижный воздух все еще дышал августовской жарой. По узким улочкам на окраине Мадрида, ведя за собой коней на поводу, шли двое. Один из них кутался наглухо в длинный черный плащ. Его лицо было скрыто темным шарфом по самые глаза, и выглядело бы, наверное, зловеще, если бы не капельки пота, обрамлявшие угрюмый взгляд из-под шляпы. Дон Диего мучился от духоты, но хранил инкогнито.
- При нашей первой встрече, - его голос из-под шарфа звучал невнятно и приглушенно, - я сказал, что среди других женщин она подобна розе среди сорняков. Кажется, ей понравилось. Как думаешь, Гиту, поэтично ли будет подарить ей розу?..
- Я думаю, что вся эта затея - полное безумие, - с заметным раздражением ответил Лаварден. - Дом окружен стеной в два человеческих роста и полон охраны.
- Какая ерунда...
- С ней ночует кормилица...
- А-а, эта старая развратная сводня?..
- И главное, - Лаварден поравнялся с Диего и понизил голос, наклоняясь к самому уху влюбленного, - ты убил ее дядю. Любая порядочная девица на ее месте прокляла бы тебя вместе с твоими розами.
- Этот старый осел не оставил мне выбора, - дон Диего говорил скучающим тоном, но в его голосе впервые послышалась неуверенность. - Она наверняка поняла это и простила.
Лаварден скептически поджал губы и снова отстал. Они вышли на широкую немощеную улицу с постоялым двором. Дон Диего подвел своего жеребца к коновязи; в свете факелов было видно - он о чем-то задумался и медлит. Лаварден уже начал надеяться, что назначенное на сегодня приключение будет отменено, но Диего вдруг повернулся к нему и по-братски положил руку на плечо.
- Спасибо, что ты со мной, друг, - сказал он, - хоть и считаешь меня неправым.
Если бы широкие поля шляпы не бросали на лицо Лавардена густую тень, дон Диего, возможно, увидел бы, как потемнело лицо бретонца.
- Настоящий друг не позволил бы тебе рисковать жизнью и добрым именем, - сухо ответил Лаварден, выдержав болезненный укол совести.
Диего тихо фыркнул и первым вошел в большой зал трактира.

Внутри было малолюдно. Старый дон Мигель едва заметно напрягся, увидев дона Диего в его черной драпировке, потом узнал Лавардена и указал глазами на стол в углу, где в одиночестве сидел незнакомец.
Лаварден, а затем и молчаливый дон Диего сели напротив. Мигель принес выпивку. Лаварден наполнил три стакана.
- Это Вы изъявили желание составить компанию двоим кабальеро в короткой поездке? - спокойно, будто речь шла о чем-то обыденном, уточнил он, придвигая стакан к наемнику.

Отредактировано Ги де Лаварден (2017-12-22 03:48:38)

+5

3

В Испании де Жискар был как дома: чувствовал себя все таким же нищебродом, у которого плотно набита лишь родословная. По особняку троюродного братца его матушки бродили только сквозняки да мыши, прислуги давно не было и в помине, и седовласый дон Энрике тешил свою гордость тем, что собственноручно стирал пыль с фамильного герба над отсыревшим камином и приговаривал, что, мол, такая работа благородному кабальеро не в тягость. Жан не перечил. У него были свои представления о том, какая работа не замарает рук дворянина, пребывающего в стесненных обстоятельствах. Об одном таком дельце ему на днях намекнули в трактире, где водилось недорогое, и при этом не слишком прокисшее вино.
Он окинул спокойным, почти равнодушным взглядом подсевших к нему господ. То, что они сразу перешли к делу, ему понравилось.
- Я, сударь, - отозвался он, - если речь о поездке не в разгар сиесты.
Он взял придвинутый к нему стакан, поднял его в знак приветствия и поднес к губам.

+1

4

Лаварден поднял свой стакан вслед за наемником и пригубил, не чувствуя вкуса вина от неприятного волнения. Внешне, впрочем, он сохранял все тот же равнодушно-спокойный вид - только покосился краем глаза на Диего. Тот был занят поистине метафизической головоломкой, внезапно нарушившей его хитроумную игру. А именно - выпить вина вместе с товарищами дону мешал шарф на лице. Помедлив несколько мгновений, Диего досадливо вздохнул и опустил шарф, открывая взгляду незнакомца точеные фамильные черты одного из славнейших семейств Мадрида.
- Нарушать сиесту не придется, - кашлянув, произнес Лаварден. - Проедемся нынче же ночью, а поутру, проснувшись, обнаружим, что нам все приснилось.
Последние слова он выделил едва заметным нажимом. Дон Диего хранил гордое и вместе с тем загадочное молчание, которое о, так прекрасно маскировало его легкое природное тугодумие, придавая ему черты благородной сдержанности.
- Цель нашей поездки - один дом в пределах этого города, - спокойно и буднично продолжил Лаварден. - Определенную трудность представляет то, что домочадцы, за исключением... гхм!.. одной сеньориты, будут нам не рады. Если им станет известно про наш визит, уйти от них мирно нам не удастся. Буду честен - их много, они нас ждут и им есть, за что нас ненавидеть. Добавлю, что рассчитывать на внезапный налет и быстрое бегство нам не приходится: мой друг хотел бы задержаться в гостях у сеньориты до рассвета и уйти, не запятнав ни свое, ни ее имя... Ну а в остальном, все прекрасно - хорошая погода, хорошая компания, хорошее вознаграждение. Что скажете, сударь?

+2

5

Жискар спросил себя, каковы могли бы оказаться для него последствия отказа после того, как один из собеседников снял шарф, скрывавший лицо. Впрочем, это был риторический вопрос. Ему и в голову не пришло бы отказываться. В детстве визиты в дома, где ему не были рады, казались забавой, а в юности оказались еще и средством получить прибыль.
- Люблю прогулки в позднее время, - сказал Жискар, грея бокал вина в ладонях. - Особенно в хорошей компании.
Он поднял голову и в упор посмотрел на собеседника.
- А вот насчет вознаграждения хотелось бы поподробней.
Не хотелось бы, чтобы его приняли за непритязательного нищеброда. Тем более не хотелось, что это слишком ощутимо для его самолюбия соответствовало истине.

+2

6

Лаварден отвел взгляд и вновь покосился на приятеля. К неприятному волнению, комком застрявшему в горле бретонца, примешались раздражение и стыд. Спрашивать его о деньгах было бессмысленно - за них обоих везде и всегда платил Диего.  И честное слово, меньше всего Лавардену хотелось бы, чтоб в его дружбе со знатным молодым испанцем кто-то разглядел корыстный интерес. Тем более, что это слишком ощутимо для его самолюбия соответствовало истине...

Тишина продлилась несколько неловких мгновений, пока Лаварден не пихнул задумавшегося Диего сапогом под столом.
- А? - откликнулся тот, нехотя возвращаясь из воображаемых объятий своей "розы". - А... Пожалуйста!
С роскошной небрежностью баловня судьбы Диего положил на стол расшитый кошель. Лаварден проводил взглядом его движение. Сколько испанец решил заплатить наемнику, он не знал, но предполагал, что и без того не жадный Диего сейчас способен на особенную щедрость.
- Этого должно быть достаточно, - дон Диего пожал плечами, - но если поездка доставит Вам слишком много хлопот, то по возвращению я удвою вознаграждение. Главное, - Диего серьезно посмотрел в глаза наемнику и понизил голос до громкого шепота, - это достижение цели. Я не остановлюсь ни перед чем. Понимаете?..
Лаварден снова прокашлялся. Театральные жесты приятеля его раздражали, особенно - в таверне, на виду у завсегдатаев. Слава святым угодникам, Диего тоже сообразил, что позволил себе лишнего, и снова принял высокомерно-таинственный вид.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-01-06 20:46:41)

+1

7

Мешкать, принимая предложенные деньги, означало привлечь к себе ненужное внимание: постороннего народу вокруг болталось достаточно. По крайней мере, так Жискар объяснил себе невозмутимость, с которой он переправил кошель в складки своего плаща. Пусть думают, что ему долг вернули. Мысль о том, что он был способен дать что-то взаймы нарядному дону, даже забавляла.
Хотя, кое-чем он и в самом деле мог быть ему полезен.
- Всегда любил прогулки при луне, - сказал Жискар. - А если ночь выдастся безлунная, так и того лучше. Я к вашим услугам, сеньор.

+1

8

Ночь раскинула над головой свой бархатно-звездный шатер. Небо казалось низким, как никогда, факелы на стенах домов - как будто застывшими, завязшими в знойной душной темноте, когда троица ехала по безлюдным улицам к дому возлюбленной дона Диего.
Немного не доезжая до места, Лаварден спешился сам и дал знак остановиться товарищам. Он ушел вперед, осторожно пригляделся из-за угла к богатому особняку на том конце улицы и скоро вернулся.
- Охрана внутри, - сказал он. - По эту сторону никого нет.
- Прекрасно, - улыбнулся дон Диего. - Ну так чего же мы ждем?
И он огляделся на своих спутников с видом высокомерного и самоуверенного человека, до которого только-только начало доходить, что он чего-то недопонимает.

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-01-27 19:11:39)

+1

9

Жискар с ленивой тоской оглядывал местечко, в которое завела его то ли нищета, то ли удача - в его жизни эти понятия жили в согласии друг с другом, как добрые супруги. Уголок вполне подходящий для того, чтобы явиться сюда ночью с гитарой. А вот где укрыться двум кабальеро с длинными шпагами, было непонятно.
- Ночь звездная, - сказал он. - Где нам ждать вас? Если встанем на обочине, то нас будет так же хорошо заметно, как в трапезной женского монастыря.

0

10

Дон Диего смешно сморгнул одним глазом - и сквозь высокомерие на его лице стало проступать искреннее недоумение.
- А... То есть... - протянул он задумчиво, а затем резко и довольно сердито заговорил: - Послушайте, я ничего не понимаю. Вы оба, кажется, должны иметь огромный... ах, ну ладно, хоть какой-то опыт подобных, гхм, приключений. И сейчас, кажется, начинается самая интересная работа для вас, сеньоры - придумать, как нам попасть внутрь. Ну же, сеньоры, не надо ложной скромности - я жду от вас идей и действий!
Лаварден медленно поднял вверх брови и покрутил пальцами кончик усов.
- У меня сапоги скрипят, - флегматично заявил он. - Это я к тому, что одному легче остаться незамеченным, чем втроем.
- Допустим, - все больше злясь, процедил сквозь зубы дон Диего. - Но мы можем придумать какой-нибудь план?.. Как... О! - он вскинул палец вверх, - как наш славный Педро, когда они с доном Маурисьо переоделись в монашек! Помнишь, а, Гиту?!
Лаварден кисло скривился:
- Лично я бы очень удивился, обнаружив в своем доме ночью троих незнакомых монахинь, - невозмутимо ответил он.
Диего перестал радостно посмеиваться и вновь помрачнел. Он угрюмо повернулся к наемнику:
- Как видите, мой французский...
- Бретонский, - поправил Лаварден.
- ...Мой бретонский друг умывает руки. Я надеюсь, Вы больше него понимаете в приключениях?

Отредактировано Ги де Лаварден (2018-02-06 01:35:44)

+2

11

Жискар продолжал разглядывать своего нанимателя с тем же самым отрешенным выражением лица. Оно отлично маскировало обуревавшие его чувства. Больше всего ему хотелось взять молодого господинчика за дорогостоящий воротник, раскрутить в воздухе и перекинуть через забор - все равно, кому под ноги, лишь бы от себя подальше. Этот холеный хлыщ, выходит, не имел никакого другого плана, кроме как притащить с собой двоих человек, которые должны за него решать все проблемы?
Сейчас самым мудрым решением было бы откланяться, но нищета нередко оказывается красноречивее здравого смысла.
- Вы хотя бы знаете, где находятся покои вашей дамы? - спросил Жискар, подавляя вздох. Единственное, что ему пока что приходило на ум - это и в самом деле переправить дона Диего через забор, только не за шиворот, как хотелось бы, а самоотверженно подставив ему плечо.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Осел, роза и три кабальеро. Август 1621 года.