Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Ложь во спасение. Мёдон, 15-16 декабря 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон проводят ночь в Медоне.
За грехи любимых платят двое. 2 февраля 1629 года: Г-н де Ронэ и г-жа де Бутвиль снова встречаются с неприятностями.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Невозможное - возможно. 20 января 1629 года: Г-н де Корнильон получает аудиенцию у своей Прекрасной Дамы.

Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Капитан де Кавуа выражает благодарность г-ну Атосу.
Как много девушек хороших... 1 февраля 1629 года: Граф де Монтрезор знакомится с м-ль де Лекур.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Хабанера. Начало февраля 1629 года, Гавана: Донья Инес и дон Хавьер знакомятся с женихом доньи Хосефы.
Ошибка это решение, которое могло оказаться правильным. 15 дек. 1628г.: Г-н де Рошфор вычисляет г-на де Корнильона.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 янв. 1629 года: Г-жа де Кавуа и г-н Барнье спасают г-на капитана.
Кто помогает в беде, попадает в худшую. 30 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье просит г-на Портоса об услуге.
На пути к Спасению - не спеши! Начало февраля 1629 года, Гавана: Г-н Арамис предается отчаянию, не ведая, что его ждет.
Зимний пейзаж с ловушкой. Середина декабря 1628 года: Г-н де Ронэ пытается вновь соблазнить герцогиню де Шеврез.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Грим, макияж, парики (но не мушки)


Грим, макияж, парики (но не мушки)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Информация в этой теме, выложенная от ника Перо, была собрана игроками первых двух сезонов игры на форуме http://francexvii.borda.ru/.
Изначальное авторство постов можно посмотреть здесь

0

2

История грима уходит своими корнями к тем временам, когда древние люди раскрашивали свои лица. Долгое время слова «грим» и «макияж» были практически синонимами. Белила, румяна, сурьму и всяческие краски для лица на основе цветных глин, фруктовых соков, минералов и других «подручных» компонентов (не всегда безвредных, если вспомнить про те же белила, делавшиеся из ядовитого свинца) можно было найти в бьюти-арсенале античных красавиц, средневековых кокеток, странствующих актеров. С той лишь разницей, что для театральных подмостков красились ярче и гуще.

XVIII век. Появились специальные сухие краски для грима. Книга немецкого врача Франца Мая «Vermischte Schriften» с рецептами театрального грима стала бестселлером. Особое внимание медик уделял безопасности грима – случаи отравления им были не редки в актерской среде. Например, перед использованием свинцовых или ртутных белил он советовал смазывать кожу защитной мазью на основе воска, розовой помады (так тогда называли рассыпчатую пудру) и спермацета. Желтые краски он советовал делать из корня солодки или сока шафрана, красные – из кармина, синие – из берлинской лазури.

http://www.domashniy.ru/article/zdorovi … grima.html

0

3

http://f3.s.qip.ru/4PigbEzg.jpg
«Магазин для распространения общеполезных знаний и изобретений», часть 2, стр. 113, 1795 год. Перепечатано из «Vermischte Schriften», Франц Май, стр. 334, 1786 год.

отсюда

0

4

Вряд ли в более ранние периоды европейской цивилизации можно найти элемент, более подходящий для демонстрации игрового импульса культуры, чем парик, в том виде, как его носили в XVII и XVIII вв. Введение в нидерландское словоупотребление выражения "эпоха париков" по отношению к XVIII в. с исторической точки зрения было определенной неточностью, поскольку XVII в. в этом смысле более характерен и более замечателен. Всякая эпоха полна контрастов. Век Декарта, Пор-Руаяля, Паскаля и Спинозы, Рембрандта и Мильтона, отважного мореплавания, заселения заморских земель, смелой торговли, восходящего естествознания, морализирующей литературы -- именно этот век приносит с собою парик. В 20-е годы от короткой прически переходят на длинные волосы, а в начале второй половины века в моду входит парик. Каждый, кто хотел слыть господином, будь то дворянин, магистрат, военный, клирик или купец, с этих пор носит парик как парадное украшение, даже морские офицеры в роскошных доспехах украшают себя париками. Уже в 60-е годы парик достигает наибольшей пышности в так называемом надставном парике. Его можно квалифицировать как бесподобное и смехотворное утрирование стремления к красоте и стилю. Но этим сказано еще далеко не все. Парик как явление культуры заслуживает несколько большего внимания. Исходным пунктом столь длительной моды на парики остается, конечно, тот факт, что ношение длинных волос, убранных в прическу, скоро стало требовать от природы больше, чем способны были дать и неизменно поддерживать большинство мужчин. Парик сначала появился как суррогат недостаточной красоты локонов, то есть как подражание природе. Когда же носить парик стало всеобщей модой, он быстро утратил всякую претензию на обманчивое подражание естественной шевелюре и стал элементом стиля. В XVII в., почти с самого зарождения моды, мы уже имеем дело со стилизованным париком. Он означает в самом буквальном смысле обрамление лица, как живописного полотна -- рамой (каковой обычай принимает свою типичную форму примерно в это же время). Он служит не для подражания, но для того, чтобы выделять, облагораживать, возвышать. Парик тем самым есть самое барочное в арсенале Барокко. В надставном парике размеры гипертрофированны, и все же целое сохраняет непринужденность, изящество и даже оттенок величественности, которые полностью отвечают стилю юного Людовика XIV. Здесь действительно -- давайте признаем это наперекор искусствоведению -- был достигнут эффект красоты: надставной парик -- это прикладное искусство. Впрочем, будем иметь в виду, что для нас, взирающих на дошедшие до нас портреты, возникающая при этом иллюзия гораздо сильнее, чем она могла быть для их современников, у которых перед глазами были живые, слишком живые люди. На изображениях эффект сильно приукрашен, и мы забываем жалкую оборотную сторону этой моды -- нечистоплотность.

Примечательно, однако, в ношении парика не только т.о. что он, столь неестественный, обременительный и нездоровый, в течение полутора веков удерживает за собою поле сражения и, следовательно, не может быть отброшен как всего лишь каприз моды, -- но также и то, что чем дальше, тем больше он отдаляется от естественных причесок, становясь все более стилизованным. Эта стилизация обеспечивается тремя средствами: накладными локонами, пудрой и бантом. С момента перехода от XVII к XVIII столетию парик, как правило, носят только белым, напудренным. Но также и этот эффект портреты донесли до нас, без сомнения, весьма приукрашенным. Что могло быть культурно-психологической причиной такого обычая, выяснить невозможно. С середины XVIII в. начинается отделка парика тугими рядами локонов над ушами, высоко начесанным хохлом и бантом, скреплявшим парик сзади. От всякой видимости подражания природе совершенно отказываются, парик теперь не более чем орнамент.

Следует коснуться еще двух особенностей. Женщины носят парик только в случае необходимости, но их прическа в общих чертах следует мужской моде, с пудрой и стилизацией, которая к концу XVIII в. достигает максимума. Вторая особенность такова. Господство парика не было абсолютным. В то время как, с одной стороны, в театре даже трагические роли героев древности игрались в париках, которые на этот момент были в моде, с другой стороны, мы видим, уже начиная с XVIII в., изображения ряда лиц, прежде всего молодых людей, и прежде всего в Англии, которые носят естественные длинные волосы, как например Бурхааве у Трооста. Это означает склонность к непринужденности и раскованности, к подчеркнутой беспечности, невинной естественности, которая на протяжении всего XVIII в., уже со времен Ватто, противостоит приукрашиванию и натянутости. Проследить подобную тенденцию и в других областях культуры было бы увлекательным и важным занятием; здесь обнаружилось бы немало связей с игрой, однако это завело бы нас чересчур далеко. Мы стремились лишь указать, что весь этот феномен парика в рамках столь устойчивой и продолжительной моды трудно обозначить иначе, как одно из явных проявлений игрового фактора в культуре.


Йохан Хейзинга: HOMO LUDENS

С другой стороны, я также все время нахожу упоминания о том, что парики вошли в моду уже при Людовике XIII (вплоть до книги на эту тему

См. также по-английски:
http://www.randomhistory.com/2009/02/24_wigs.html (1630)
http://www.madehow.com/Volume-3/Wig.html (1624)

См. также эту подборку, но она выглядит более сомнительно.

0

5

Коротенькая, но любопытная подборка  фактов на английском языке о венценосных особах, с чьей легкой руки парики начали пользоваться популярностью, так как придворные подражали монархам. Елизавета I (1533-1603) имела в своей коллекции 80 париков в "романском стиле", а Людовик XIII  ввел моду на парики, когда начал лысеть в возрасте 23 лет (это 1624 год)
Именно тогда придворные парикмахеры изготовили для короля первый парик

http://www.wikitree.com/wiki/Space:Royal_Hairpieces

0

6

Меня монсеньор спросил, почему я брюнет, но блондин
Несколько добавлений по поводу париков и причесок.

При Людовике XVIII в. мужчины носили длинные волосы, спадавшие до плеч, усы и бородку – «эспаньолку» или «каденетку» (последняя была названа в честь брата первого королевского фаворита де Люиня – Кадене, герцога де Шона, славившегося своей элегантностью). Кадене прославился так же и благодаря пришедшей ему идее заплетать с правой стороны головы, ближе к лицу, локон в косичку с пышным бантом на конце. Эта мода была подхвачена не только мужчинами, но и женщинами. Бриды парика, лежащие на груди, часто перевязывались лентами на самом кончике – такая прическа получила название «фавор».
Все это привело, во-первых, к тому, что меняется тип воротника – уходят фрезы и стоячие, и появляется большой полотняный воротник, который лег на плече. Дополнительно его декорировали лучшими кружевами. А во-вторых, длинные завитые локоны были не всем дворянам по силам по причине отсутствия собственной пышной шевелюры и в моду всходят роскошные парики. Причем недостаточно было иметь один экземпляр. Утром, как правило, носили темные парики, днем – коричневые. Для вечерних выходов оставляли парики со светлыми волосами. Таким образом, знатный кавалер должен был иметь как минимум три парика.
Кстати, слово «парикмахер» произошло от нем. Perückenmacher, что означает — мастер, делающий парики. А тот, кто работал с живыми волосами – брадобрей, цирюльник, кауфёр.
Мода на пышные парики начинается с 1624 года. Первым обладателем такого парика считается аббат Ривера, который заказал его в 1620 году. Королевский лейб-медик Эвре усовершенствовал конструкцию парика, придумав шелковую шапочку, на которую крепились волосы. Волосы завивали новомодным горячим способом.
Конечно, свой абсолютный расцвет, парик получит при сыне Людовика XIII, тогда же возник мода и на «изысканную седину» в волосах, которой добивались либо пудрой, либо настоящими седыми волосами в париках. При Короле-солнце существовало до 45 видов различных париков.
Ну и про бородку еще немного. Вместе с «эспаньолкой» и «каденкой», была еще модна бородка «муш» или «а-ля ройял» - маленький пучок волос под нижней губой, которая так же стала популярна при дворе Людовика XIII. Мода на нее сохранялась аж до 60-х годов XVII столетия.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » От переводчика » Грим, макияж, парики (но не мушки)