Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » "На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море.


"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Пугающее событие забылось, буря миновала. Вот уже второй день море спокойно и "Сен-Николя" бороздит лазурную гладь безо всяких заметных происшествий. Надолго ли это спокойствие?

Предыдущий эпизод - "Прямо страх, как весело"

Отредактировано Ги де Лаварден (2017-12-03 01:00:40)

0

2

Гибель злосчастного г-на де Монпе то ли навлекла на «Сен-Никола» гнев Господень, то ли была первым признаком переменившейся фортуны: буря, поднявшаяся в ту ночь, улеглась лишь через три дня, снеся корабль сильно к югу и смыв в воду одну из пушек, и сменилась двухдневным штилем. На борту уже начали нехорошо переглядываться, и Пуанси вынужден был попросить плывшего с ними лазариста отслужить мессу для всей команды - что, однако, ничуть не успокоило тревогу самого капитана, который заставил-таки Франко выучить Андре читать Pater noster, Ave Maria и Credo, и буквально через час после того, как молодой человек пробубнил наизусть все три молитвы, поднялся ветер - пускай и не попутный, но хоть какой-то. Капитан приказал поднимать все паруса, и «Сен-Никола» продолжил свой путь к Новой Франции, а на следующий день вскоре после полудня забравшийся на мачту вахтенный во весь голос возвестил о корабле по курсу норд-норд-вест.

Пуанси схватился за свою подзорную трубу, но лишь полчаса спустя сумел разглядеть чужой корабль в достаточных подробностях.

- Английские верфи, похоже, - пробормотал он упавшим голосом и отдал приказ готовиться к бою.

+2

3

- Парус! - заорал марсовый, и капитан потребовал трубу. Стоял он долго, и не столько смотрел, сколько думал. Удача сопутствовала ему, команда ждала возвращения, но ведь никто не сказал, что на этом пути им надо обходить то, что само идет им в руки. Усталось ребят пока не победила жажду наживы, так что капитан рассматривал паруса и прикидывал, какое принять решение. Ветер давал ему преимущество, и даже если встречный корабль сильнее, это еще ничего не решало.  "Подарок" приближался к встречному, и мало помало паруса и очертания судна становились яснее.
- Всех наверх! - велел капитан Кирк.
Команда собиралась на палубе, подвахтенные зевали и терли глаза, новость о парусе по левому борту уже стала известна всем, и раз капитан вытащил команду наверх, значит что-то будет.
- Готовимся к бою, - сообщил Кирк серьезно и, оглядев свою команду, ухмыльнулся. Тишина сменилась топотом, раздались команды, ребята постепенно занимали места.

Они шли под британским флагом и быстро сближались со встречным. Кирк собирался идти в лоб. Если флейт пойдет в разворот, он потеряет время на ветре, если решит ждать - у Кирка будет возможность использовать свой. Потому капитан принял решение.

Люди занимались своими делами. Кто-то проверял оружие, кто-то ждал команды на такелаже, кто-то готов был взяться за тали в любой момент - близость боя горячила кровь, и никому даже в голову не приходило ковырять в носу.

Достигнув нужного расстояния, капитан скомандовал:
- Флаг!
Британец заполоскал, и вместо него поднялся флаг Кирка. Большого смысла в том не было - для встречного, а это был француз, но парни любили идти в бой под своим флагом, и капитан не захотел изменить традиции.

- Держать курс! - скомандовал Кирк, и переглянулся с боцманом. Тот кивнул и усмехнулся.

Капитан понимал, что теперь у него не так много времени,  чтобы приготовиться и дать залп, если француз уйдет влево, или  повернуть через фордевинд, если он этого не сделает, точно так же как у француза - предпринять ответный ход.

- Пушки готовить! Не выдвигать! - велел Кирк и кивнул боцману. Теперь он даст команду орудиям, когда потребуется, а капитан проследит за маневрами, иначе, если один человек станет думать и о том, и о другом, велик шанс опоздать. Мужики схватили тали, но орудийные борта оставались закрыты. Кирк ждал.

Отредактировано Провидение (2017-12-03 22:24:47)

+3

4

Английский корабль приближался, и сомневаться в его намерениях не приходилось. Пуанси бы помянул нечистого, но тот и так поработал на славу: мало им было бури, так теперь еще и англичан принесло.
Что ж, abyssus abyssum invocat.
Но раздумывать о превратностях судьбы было некогда - времени на принятие решения оставалось все меньше. К счастью, капитан "Сен-Николя" не был из тех, кто до последнего стоит и медлит, прилипнув глазом к подзорной трубе, словно надеясь, что противник исчезнет с горизонта сам собой. Не был он также из тех, кто поворачивается к врагу спиной, чтобы сбежать с поля боя.
Как истый дворянин, Филипп де Пуанси был из той благородной породы людей, которая, чтобы не запятнать свою честь и малейшим намеком на трусость, предпочитает встречать опасность лицом.
А еще - всем оружейным бортом.
Хриплый приказ прогремел над палубой, взбултыхнув не успевшее загустеть ожидание, и команда "Сен-Николя" пришла в движение. Андре оказался среди тех, кто бросился за оружием. Кристоф затерялся среди матросов, занявшихся такелажем: корабль шел правым галсом и теперь была отдана команда сильнее увалиться под ветер.
Но не для того, чтобы в итоге увести корабль в поворот, нет. А для того, чтобы продолжить идти в крутой бейдевинд – не прямо на англичан, а под таким углом, который позволил бы отнять у них возможность выбирать, с какого борта подходить к "Сен-Николя". Пуанси намеревался оставить вражескому кораблю лишь один вариант: подставить под пушки флейта именно правый бок. Ведь в противном случае траектории обоих судов грозили привести к столкновению.
Ведомые четкими указаниями боцмана, люди рассыпались на отдельные группы и принимались выполнять полученные распоряжения, быстро и без разговоров. Бездельников на корабле и так не держали, но сейчас даже самый отъявленный лентяй зашевелился бы как миленький, понимая, что стоит на кону, и превозмогая страх.
А бояться было чего, ведь когда оба судна повернутся друг к другу бортами, выбор окажется невелик – стрелять из орудий или идти на абордаж. И ни один из этих вариантов не сулил легкого и бескровного сражения.
Но коли абордажная схватка, то если Господь будет милостив, англичане потерпят поражение. Коли же стрельба, то если Господь будет милостив, "Сен-Николя" выдержит и сможет, если понадобится, перейти к маневру, который Пуанси держал в голове на этот случай (хотя предпочел бы, конечно, просто пустить английских псов на дно и на этом закончить).
В общем, если Господь будет милостив…
А на его милость Пуанси, как верный слуга божий, рассчитывал не меньше, чем на свой опыт и опыт своей команды.
Но не единожды на своем веку пройдя сквозь огонь и воду, капитан "Сен-Николя" обрел не только крепкую веру, но понимание того, сколь тонка вуаль, за которой до поры до времени скрывается смерть. И хорошо приглядевшись к напряженной решительности, сделавшей черты Пуанси резче и жестче, можно было бы заметить отпечаток того же чувства, что ясно читалось на лицах многих из простых моряков. Отпечаток тревоги.

Отредактировано Андре Мартен (2017-12-05 14:48:50)

+5

5

Капитан Кирк смотрел на паруса противника и ждал, и  только он увидел, как двинулись реи француза,  ему все стало ясно. Флейт собирался уйти от столкновения.
- Курс держать! - скомандовал Кирк, и глядя на то, как сокращается расстояние между кораблями, по-прежнему не торопился. Он хотел подойти к своей добыче как можно ближе, чтобы сократить расстояние для выстрела. Чем ближе - тем лучше, потому что капитан отлично знал, каковы орудия на "Подарке", но главное, - какие канониры, и уж очень велика была вероятность, что на французе артиллеристы подготовлены куда лучше.
Он чуть повернул голову и, заметив, как смотрит на него квартирмейстер, хмыкнул. Ребята волнуются, ну пусть поволнуются, не обосрутся, а подойти надо поближе. И когда время настало, Кирк кивнул боцману.
- Брасопить грота-реи! По ветру! - скомандовал капитан.
Ребята приступили в тот же момент, последовательно, слаженно.
- Пушки! Правый борт! Открыть порты! - взревел боцман.
Порты открылись, не так слаженно, как того хотелось бы любому приличному капитану, но Кирку не приходилось выбирать, спасибо, что вообще были люди на артиллерию, а то всем больно охота резать глотки в абордаж, а до рукопашной еще поработать надо.
- Выдвигай!
Боцман командовал, капитан следил за ветром, матросы на орудиях глазели сквозь порты на француза, все, кто был на парусах, таращились тоже.
Правый к правому.
- Наводи! - крикнул боцман и глянул на капитана. Тот задрал подбородок.
- Выше ватерлинии ! - в голосе боцмана слышалось нетерпение.
- Огонь!!! - крикнул Кирк.
Раздался грохот, дым заполонил палубу, доски задрожали от орудийной отдачи.

+3

6

Курс установился, и оставалось только держать его. Боцман рвал глотку, передавая приказ приспустить паруса: корабль шел против ветра, и обеспечить себе большую маневренность стоило заранее, ведь с грохотом пушек будет уже не до этого.
Едва стало понятно, что английский корабль, как и задумывалось, окажется по правому борту, это не принесло капитану «Сен-Николя» ни облегчения, ни удовлетворенности. Пуанси стоял на мостике, будто на берегу, в накаляющемся ожидании, когда же медленно откатывающая назад в море волна нахлынет, наконец, вновь. Порой, это и есть самое выматывающее сражении – тот отрезок, когда что-то происходит, но в то же время кажется, будто не происходит ничего.
Сближение. Подготовка. Ожидание. Все, что перед. Все, что до. От этого никуда не деться, как нельзя начать партию в шахматы, не расставив сначала фигуры по доске. Только вот здесь никто не предупредит, когда придет время сделать первый ход, и никто не будет ждать, пока ты все обдумаешь. И можно только представлять, кто там, на другом конце доски. Но разве кому-то до этого?
Шхуна оскалилась пушечными портами, и, почти не отставая, на нее ощерился флейт. Заряженные дальней картечью орудия выдвинулись, уставившись на англичан.
- Целься в паруса!
Черные жерла принялись подниматься, наводясь в сторону косых полотен парусов.
- Огонь!!! – прогремел Пуанси, и вслед за ним прогремели пушки "Сен-Николя", сливаясь с громом, извергнувшимся из орудий шхуны.

+2

7

Бросок дайсов на следующие варианты:

1-2 : залп в основном пришелся мимо, незначительные повреждения у флейта
3-4: повреждение одного паруса, одна пробоина в борту
5-6 : две проблины по борту

Высота и суровость пробоин и конкретный парус остается на усмотрение партнеров.

Результат броска: 4

0

8

Бросок дайсов на следующие варианты:

1-2: незначительный урон парусам, практически не влияющий на ход и маневренность шхуны.
3-4: повреждения паруса и такелажа.
5-6: повреждения паруса и рангоута.

Детали повреждений - по усмотрению.

Результат броска: 5.

0

9

Ждать, пока дым рассеется и будет ясно, к чему привел их залп, было некогда. Капитан ясно слышал, как раздался грохот от француза, а там и свист снарядов  не оставил сомнений - канониры противника знали свое дело. Залп лег как по струнке, и "Подарку" повезло, что противник навел с небольшой ошибкой на высоту или не до конца учел крен. Возьми они чуть ниже, и все до единого снаряды пришлись  бы по парусам. Впрочем, оценивать мастерство противника и повреждения собственного судна - это все  успеется.
Свист лопнувшего фока-штага, крик несчастного, которого полоснуло сорванным такелажем, громкий треск наверху...
- Фока-рей! - услышал капитан крик боцмана сквозь этот шум, и задрал голову.
Стеньгу разнесло в щепки, фока-рей переломило, а превратившийся в тряпку марсель повис на уцелевших тросах.
- На ванты!
Ребята бросились наверх. Стоило попытаться отсечь уже бесполезный парус, пока он не потянул за собой новые проблемы. На раздумья времени было мало. Кирк сквозь оседающий дым смотрел на француза. Уходить, пока ветер на его стороне, или продолжить? Глупо драпать, повреждения не смертельные, пусть сейчас, пока наверху разбираются с проблемой, они и лишились парусов на фоке.
- К повороту! - наконец, решился Кирк. Пока у них есть скорость, пусть теперь и не с таким преимуществом, он подойдет ближе, а там поглядит.
- По правому заряжай!
Маневрируя оставшимися парусами, шхуна медленно, но поворачивала.

+2

10

Дурного слова о канонирах противника не могла сказать и команда "Сен-Николя", но это – если по справедливости. Кристоф же едва увернулся от свистнувшего гика, когда снаряд прорвал грот, и слов у него нашлось бы предостаточно, только он бы не был Кристофом, если бы он не удержал их в своей чугунной голове, в которой и так стало тесно от раздавшегося где-то за спиной ужасающего резкого треска и раздавшихся вслед криков:
- …Проклятье, тащите его вниз!
- Грот! Потравить шкоты!
- …Тащите!
Пуанси вцепился в планшир мостика, скользнув взглядом по палубе - несколько ребят оттаскивали с палубы окровавленное тело, иссеченное щепами разлетевшегося к чертям фальшборта, от которого отломало немалый кусок.
Мертв? Еще жив?
С мостика было не разобрать, да и взгляд, минуя еще одно распластавшееся среди обломков тело, уже метнулся к грот-мачте. После выстрела Пуанси собирался развернуться и поймать ветер, но чтобы переложить паруса, нужно было справиться с потерявшим форму гротом.
- Держать курс! – рявкнул Пуанси рулевому, меняя планы.
Он не собирался терять время зря, пока ставший бесполезным грот подтягивают к рею - безделье не красит человека. А вот вежливость - вполне, и Пуанси собирался приветственно отсалютовать постепенно заходившей им за корму шхуне. Вдруг не расслышали в первый залп или не поняли по-французски? – Приготовить кормовые орудия! Зарядить ядрами!..
Когда шхуна наконец развернулась в достаточной мере, пушечные порты на корме "Сен-Николя" дружно распахнулись и выдвинувшиеся из них орудия молчать не стали. А Пуанси отдал приказ заряжать уже по левому борту и готовиться пойти на разворот - "Сен-Николя" принялся понемногу забирать влево.

Отредактировано Андре Мартен (Сегодня 17:58:51)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » "На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море.