Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Peccavi nimis opere et omissione. 3 декабря 1628г., вечер


Peccavi nimis opere et omissione. 3 декабря 1628г., вечер

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

После эпизода Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г

0

21

С доводами бретера легко было не согласиться. К примеру, Ришелье мог принять графиню де Люз под свое покровительство только при условии, что ее нынешний телохранитель уберется куда подальше и прекратит ее компрометировать. Или сам бретер мог предположить, что его общество для нее опасно - видит Создатель, это нетрудно было обосновать. Или он мог якобы поехать за ее мужем - и несколько мгновений кардинал боролся с искушением отправить его именно с этим поручением. Но нет ничего глупее, чем делать добро насильно, да и врал Ронэ из рук вон плохо. Но самое главное, ради г-жи де Бутвиль он готов был не только попросить о помощи, но и, похоже, подумать при этом. Ришелье, в отличие от самого Ронэ, дураком его не считал и все эти годы втайне надеялся, что не ошибается.

- Пока не вернется господин де Бутвиль, - уступил он. - И мои люди тоже будут приглядывать за ней.

«И за вами», - мысленно добавил он.

Во взгляде бретера заискрился смех.

– Вы определяете мне почти что роль любовника, монсеньер. Absolve me, pater, quia peccabo.

Ришелье с трудом подавил улыбку.

- Вы забываете, с кем разговариваете, - сказал он, но без подобающей случаю суровости. - К тому же, в этой роли вам, я полагаю, помощь не требуется. - Он вскинул руку, предвосхищая ответ. - Довольно об этом, сударь. Я надеюсь, вы сможете избежать праздного любопытства, но если нет - вы достаточно близко знакомы с капитаном де Кавуа, чтобы пойти к нему. Если хотите, вы могли схитрить и рассказать ему, что госпожу де Бутвиль заточили моим именем.

+1

22

Теодор опустил взгляд. Знал ли монсеньор, что Кавуа предлагал ему помощь? Или насколько он не хотел быть тому обязанным? Даже так – на словах?

– Если вам угодно, монсеньор, – с усилием проговорил бретер. Но затем все же  продолжил: – Но капитан де Кавуа – человек чести. Я не стал бы ему лгать. И он… я уверен, он рассказал бы вам о мадам де Бутвиль и просил бы помочь. Он сам предложил мне пойти к вам.

- О да, - кивнул Ришелье. - Рассказал бы и попросил бы. И не только потому, что речь о семье Монморанси. И может даже… Но это не имеет значения. Я полагаю, что, выйдя из монастыря, мадам де Бутвиль не захочет стать гостьей господина капитана, - о желаниях самого Кавуа он умолчал, - а отправить ее к вам было бы… неправильно. Но вы упоминали о госпоже де Вейро - о ее адресе?..

– Она… они поселились вместе, – Теодор назвал улицу и дом. Обнаружив окровавленный труп домовладельца и исчезновение мадам де Бутвиль, мадам де Вейро бросилась к нему. Может, сперва к брату и тот был на службе. Она не говорила, а он не спросил. Но она переехала в тот же вечер. И тревожилась затем вместе с ним и, похоже, ничуть не меньше. - Монсеньор, вы… вы не знаете, кто?..

Он снова подумал, что со смертью Бутвиля его вдова будет в безопасности. И что она никогда ему этого не простит.

+1

23

- Нет, - Ришелье был вынужденно краток и волей-неволей не лгал. Конечно, у него возникли кое-какие подозрения, невозможно было не насторожиться, узнав, что герцог Ангулемский прибыл в этот несчастный охотничий домик в сопровождении всего троих человек, одним из которых был паж. Так можно было ехать только куда-то, где чувствуешь себя в безопасности, и это значило, что тому, кто отправил его туда, его светлость доверял. Допустимо было также предположить, что он не хотел огласки, но в этом случае, зачем он взял с собой пажа?

Кардинал задумчиво побарабанил пальцами по столу.

- Ронэ, вы не запомнили дорогу в этот охотничий домик? Можете мне ее описать? Или, может, назвать какие-то места рядом?

Рошфор понял бы сразу. Охотничий домик нельзя нанять и сохранить при этом инкогнито, это не сарай на отшибе и не дом в пригороде. Охотничий домик принадлежит кому-то, и этот кто-то уступил или сдал его кому-то, кого знал. А может, люди бывают так неосмотрительны, он попросту принадлежал тому, кто подстроил эту ловушку.

+1

24

– Это недалеко от нового акведука, – отозвался бретер. Восстанавливая в памяти промозглую зимнюю дорогу. – На землях барона де Шензо, там рядом деревушка… Шевильи или Шевеньи, не помню точно. Я найду его снова, если понадобится, монсеньор.

- Возможно, - неопределенно согласился Ришелье, делая еще одну пометку. - Ронэ, мне ведь не надо говорить вам, чтобы вы оставили это дело мне? Не пытайтесь больше ничего узнать и не вздумайте туда ездить. Один человек может задавать вопросы, не привлекая внимания, но двое… И оставайтесь завтра дома, вы можете мне понадобиться.

– Хорошо, монсеньор, – скрыть смущение Теодор не смог. И вызвано оно было в равной мере предупреждением кардинала и пониманием, что подчиниться приказу он не сможет. Черт бы его побрал, этого Дармона, одна надежда – разобраться быстро.

+1

25

Ришелье нахмурился, с нескрываемым подозрением глядя на бретера. Спорить было можно, что согласие он давал неохотно, но с другой стороны, ничего иного ожидать не приходилось.

- Госпожа графиня может захотеть отправиться к вам, – не без усмешки пояснил кардинал, – или пожелать, чтобы вы подтвердили мою благонадежность своим присутствием. Я надеюсь, но не обещаю, что она выйдет на свободу уже завтра, однако, как вы сами понимаете, никто не может быть уверен, что полученные вами сведения верны или что ничего не изменилось с тех пор как, как госпожа Розье переговорила с дочерью.

Подозревать, что ради молодой графини Ронэ сделает больше, чем для своего покровителя, было, разумеется, неприятно, но Ришелье не был бы самим собой, если бы не попытался этим воспользоваться. Дела, конечно, было не в ее желаниях, а в том, что, окажись письмо от г-жи Розье хитростью, тот, кто ее затеял, мог предпринять вторую попытку. Говорить ему об этом, однако, не стоило.

- Ступайте, - подытожил кардинал, - и не благодарите. Если завтра к ночи у меня не будет для вас  добрых вестей, я пошлю кого-нибудь с запиской.

Уточнять, что будет в этой записке, он, конечно, не стал.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Peccavi nimis opere et omissione. 3 декабря 1628г., вечер