Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие.

Политика вы сделали поэтом. 5 декабря 1628 года, первая половина дня: Кардинал де Ришелье вмешивается в семейные дела нескольких знатных особ.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон и мэтр Дарлю приходят в дом Клейраков.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Sine ira et studio. Сентябрь 1628 года: Лорд Винтер и миледи пытаются прийти к соглашению.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Свободы обманчивый яд. 1 декабря 1628 года: Г-жа де Шеврез и ее величество отправляются бродить по парижским улицам.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Хмурое утро. 23 февраля 1629 года.: Атос оказывается секундантом на дуэли Кавуа и Портоса.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Девушка на вес золота! Январь 1629 года: Донья Инес поддается чарам опасного негодяя.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года


Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Продолжение эпизода Братья в законе. 13 ноября 1628 года.

0

2

Ночной холод хорошо способствовал ясности мысли. То, что в душном полутёмном помещении нагоняло ужас, даже в кромешном мраке рассеивалось гулкой тишиной и чуть заиндевевшим воздухом. А если ты при оружии, которым недурно владеешь, да ещё и верхом, то страх нападения из-за угла меньше отвлекает от сосредоточенной решимости действовать.

Дарлю и Ронэ. Эти два имени постоянно крутились в голове гвардейца. Он перестал задаваться вопросом, чем его сестра, едва заявившись в Париж, смогла навлечь на себя гнев, судьбы или же кого-то, способного заплатить наёмным убийцам. Так же бессмысленно без каких бы то ни было доказательств и фактов было размышлять над природой интереса Эжени к болезни их сестры и необходимости доставить к мадам де Клейрак лекаря мушкетёров.

«Сперва надо навестить этого приятеля драгоценного месье зятя. Он может прятать её. Дарлю оставлю на потом», - в такт лошадиной поступи отдавалось в голове Армана.

...До жилища неожиданного знакомца сестры он добрался засветло, проведя битый час в расхаживании по собственной комнате. Мэтр Сартин, обитавший этажом ниже, несколько раз громко проклял хозяина, решившего сдавать квартиру любителю ночных прогулок по скрипучим половицам, что, впрочем, нисколько не тронуло южанина. Поняв, что дождаться утра он не сумеет, д’Авейрон поспешил на Грушевую улицу.

Стук в дверь был громким и уверенным, явно демонстрировавшим, что гостя ничуть не беспокоит неудобство, которое он мог доставить жильцам дома.

+1

3

Дверь раннему гостю отворили почти сразу. Щуплая старушка с яркими голубыми глазами на морщинистом лице. Одетая в черное, если не считать ослепительно белого чепца и такого же передника. В одной руке она держала окровавленный кухонный нож.

– Доброе утро, сударь! – жизнерадостно проговорила она. – Вы к господину де Ронэ, верно? А он спит еще. Проходите пока на кухню, сударь, только ноги вон вытрите, а то такая слякоть!..

Дверь в глубине прихожей отворилась.

– Я не сплю, мадам Пети. Доброе утро. – В утренней полутьме новый участник разговора был не более чем силуэтом. Но затем он подошел ближе. – С кем имею честь?

Вблизи стало видно, что его небритую физиономию пересекает кожаная повязка, а домашняя куртка потрепана, но домашние тапочки у него на ногах были расшиты серебряной нитью.

+1

4

Уже успевший зайти внутрь, Арман внимательно разглядывал того, в ком без труда угадал знакомого господина де Клейрака. Вид его был таков, что, несмотря на домашнее одеяние, рука гвардейца покрепче сжала рукоять шпаги.

— Шевалье де Ронэ? Позвольте представиться, шевалье д’Авейрон, - по-военному отчеканил гость, слегка склонив голову в приветствии, хотя взгляд его не отрывался от обитателя дома. Вылитый разбойник с большой дороги, не хватало ещё попасть в бандитский притон. - Брат мадам де Вейро.

+1

5

Бретер заметно переменился в лице. А потом сделал приглашающий жест.

– Нам будет удобнее у меня. Я вам чрезвычайно благодарен, мадам, за заботу о моем сне. – С еле заметной улыбкой он поднес к губам руку хозяйки дома. – Но я не теряю надежды, что вы мне его как-нибудь прервете.

Мадам Пети порозовела. Хотя уже слышала нечто подобное от своего постояльца. Не раз и не два за пять лет их знакомства.

– Что вы такое говорите, сударь, стыдно!

Она поспешила на кухню. А Теодор, улыбаясь, проводил своего гостя к себе.

– Вина, Паспарту, – бросил он приподнявшемуся на своем тюфяке лакею. Раздвинул шторы. И снял с табурета таз и кувшин. – И воды. Садитесь, сударь. Почему вы ищете мадам де Вейро у меня?

Он отдал умывальные приборы слуге. И облокотился на каминную полку. Случайно или нет – рядом с эфесом украшавшего стену толедского клинка.

+1

6

Намёки бретёра, расточаемые женщине, не произвели на Армана ни малейшего впечатления. Он вырос в сельской местности, где крестьянки не изображали набожных недотрог, а сеновалы навевали самые сладостные мысли; нынешняя жизнь южанина протекала среди людей военных, которые были крайне далеки от целомудрия, так что плотские искушения шевалье де Ронэ казались делом самым обыкновенным.

Зато имя слуги, не в первый раз звучавшее за прошедшие сутки, заставило гвардейца ещё больше напрячь все мускулы.

— Моя сестра исчезла, - последовавший приглашению постояльца мадам Пети, д’Авейрон прямиком перешёл к сути не дававшего ему покоя вопроса. Человек шпаги, которым являлся Ронэ, по его мнению, должен был понять отсутствие у визитёра склонности к длительным вступлениям. - Господин де Клейрак сказал, что вы вызвались проводить её, когда она покидала его дом. Позже я получил записку от мадам де Вейро, где она рассказала о нападении.

Арман решил не уточнять, что о данном событии ему не известно ничего, помимо самого факта, и надеялся, что собеседник сам поведает ему подробности, не блуждая вокруг да около.

- Она исчезла, сударь, и теперь я хочу её найти. И был бы признателен вам за помощь.

+1

7

Братья и отцы красавиц встречались Теодору реже чем мужья. Но вызывали у него не больше приязни. Д’Авейрон, однако, был не похож на ревнивца. И был настолько встревожен, что это бросалось в глаза. И имел право защищать мадам де Вейро, как и на вопросы. Которых он не задавал.

– Я проводил ее до гостиницы, – неохотно ответил бретер. И, обнаружив сходство с сестрой в чертах брата, запоздало спохватился, что должен был усомниться и в их родстве. – И получил известия от нее вчера вечером. Отчего она не дала вам свой адрес? Если она вам писала?

Клейрак отправил д’Авейрона сюда. Надеялся узнать от него, где искать невестку? Один день, который Теодор просил у мадам де Вейро, показался вдруг слишком длинным. А Рошфор мог не успеть повидать Клейрака вовремя.

+1

8

Вместо ответа гвардеец вынул из камзола заметно примявшееся послание Эжени. Тот самый инстинкт, что удерживал его от посвящения зятя во все подробности, нынче уверенно подсказывал, что с одноглазым можно говорить начистоту.

- Я не знаю, почему она не открыла своего местонахождения. И не понимаю, отчего сестра подозревает нечто неладное в доме Клейраков, - не сводя взгляда с Ронэ, проговорил южанин, и его акцент, от которого он только-только начал избавляться, вновь отчётливо зазвучал раскатистыми переливами.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2017-12-11 22:31:44)

+1

9

Почерк мадам де Вейро Теодор не знал. Но голос ее услышал, прочитав первые же несколько слов. Даже в этом письме она не смогла удержаться от шутки. Хотя писала о своей тревоге за сестру и о враче.

– Клейрак мой друг, – с той же неохотой сказал бретер. И лишь тогда понял, что это больше не так. К друзьям не забираются в дом – ночью, по-воровски. От друзей не ждут удара в спину. И защиты ищут у них, не от них. Но начал это он сам. Когда так бесконечно глупо подшутил над – тогда еще другом. Но говорить теперь о своих подозрениях было еще большей гнусностью. Тем паче – его зятю. – Мадам де Вейро боится, что ее пытались убить. Я на ее месте опасался бы всех и каждого. Я дам ей знать, что вы ее искали. Вы настаиваете на большем?

До разговора с Рошфором он не раздумывая дал бы д’Авейрону адрес. Но Рошфор принял его слишком всерьез. А значит, рисковать было нельзя.

Отчего она не дала ему адрес? Брату – не дала? Потому лишь, что была женщиной и боялась? Теодор не видел ни одной причины не проводить д’Авейрона к сестре.

+1

10

— Я хочу знать, что сестра в безопасности, - произнёс Арман не раздумывая. - А также что именно произошло, кто и как пытался её убить. И что, чёрт подери, вообще происходит?

Гвардеец тряхнул головой. Бессонная ночь отдавалась тяжестью в плечах и висках, а в груди неприятно заныло. Он чувствовал себя слабым перед одноглазым незнакомцем, поскольку тот знал нечто, что подарило бы гостю если не душевный покой, то надежду на его обретение.

— Я ничего не сказал вашему другу, - южанина передёрнуло от допущенной им оплошности. То, о чём он умолчал в беседе с Клейраком, могло стать известно гардеробмейстеру его преосвященства от де Ронэ. Несмотря на внутренний голос, уверявший его в необходимости говорить начистоту. - И я был бы вам благодарен, если бы вы не ставили его в известность о содержании нашей беседы. Я не показал ему это письмо. Раз Эжени в нынешнем своём положении говорит о нашей сестре, что-то мне подсказывает, что мой дорогой зять может быть к этому причастен.

Слова набатом прозвенели в утренней тишине. Опасность, которую он смутно ощущал в присутствии Клейрака, внезапно обрела очертания и обоснования.

+1

11

Теодор подумал. Посмотрел на второй табурет, занятый разобранным пистолетом на грязной промасленной тряпке. На тюфяк Паспарту. И сел на кровать.

– Я никому ничего не скажу, сударь, – сухо ответил он. – Ни ему о вас, ни вам о нем. Как я уже сказал, он мой друг. И я буду вам признателен, если вы оставите эту тему.

Вряд ли Клейрак не догадался о его интрижке с Эжени. Но явно смолчал – или д’Авейрон вел бы себя иначе.

Нельзя было отвечать. Ради бывшего друга, которого уже дважды предал. Ради доверившейся женщины, которую нельзя было скомпрометировать.

Если мужчина знает, где женщина, когда этого не знает ее брат…

– Мадам де Вейро наняла меня, – неохотно солгал он. – Для охраны. Не для расследования. О ее безопасности я позабочусь. А ваша другая сестра… она болеет. Уже давно, с лета. Я думаю. Я с ней не знаком.

Д’Авейрон не спрашивал, где искать Эжени. Не говорил Клейраку о письме. Вообще не лез не в свое дело. Но почему-то она сама ему свой адрес не дала.

+2

12

— Наняла для охраны, - задумчиво повторил Арман, глядя прямо в глаза бретёра. - Но что же могло ей угрожать, если она решила обзавестись телохранителем? Почему именно вы им стали? И где она находится?

Хотелось спросить: «Где вы её прячете?», но, сорвись эти слова с уст, можно было распрощаться с надеждой увидеться с сестрой при добровольном посредничестве де Ронэ.

+2

13

Теодор приподнял одну бровь. И сам граф де Рошфор не мог бы сделать это красноречивее.

– Ее пытались убить, – напомнил он. Оставляя без внимания прочие вопросы д’Авейрона. – По мне так неплохая причина искать защиты. А если вы подозреваете ее зятя… отчего бы мне не подозревать вас?

Граф мог бы гордиться. Или счесть, что бретер был чересчур прямолинеен. Даже если тот не сказал ни слова о том, кому служит Клейрак. И чем.

+1

14

— Да как вы смеете?! - возмутился гвардеец, позабыв как об учтивости, так и о невеликих предосторожностях, которых он вздумал держаться. Да как этому одноглазому мерзавцу могло придти в голову заподозрить его в подобном?!

Мгновение спустя память д’Авейрона нарисовала фигуру герцога Орлеанского, незадолго до начала осады Ла Рошели попавшегося на участии в заговоре против короля. Раз уж в христианнейшем семействе брат шёл против брата, что уж говорить о простых смертных. А де Ронэ всего лишь проявлял бдительность.

— Прошу простить мою вспыльчивость, - извиняться ничуть не хотелось, однако продолжать беседу крестьянским ударом кулака в челюсть или дворянским вызовом было неуместно. Южанин насупился, всем своим видом являя недовольство и возмущение задевшим его подозрением, - Однако, раз вы решили повернуть всё таким образом, отчего бы мне не посчитать, что этим наёмником, что напал на мадам де Вейро, были вы, и теперь вы пытаетесь сбить меня со следа? Я хочу найти сестру. Что в этом непонятного?

После этого, вопреки озвученным умопостроениям, Арман вкратце пересказал бретёру события последних часов, с того самого момента, как Пере передал ему записку от сестры.

— Даже не знаю, каких доказательств вам ещё требуется.

+1

15

Теодор слушал. Но почти без интереса. И предсказуемо не услышал ничего нового. Что брат мадам де Вейро пытается ее найти – было очевидно. Понятно. И никаких подтверждений для подозрений в адрес Клейрака он не дал. О чем бретер не мог не пожалеть. Чтобы устыдиться затем этих сожалений.

– Я мог бы быть этим наемником. И вообще кем угодно, – согласился он. Отошел от камина. И принялся перебирать лежавшие на столе книги. – Вы сказали, что ваша сестра дважды писала вам. И оба раза не дала свой адрес. А к Дарлю вы не заходили?

По роду занятий Теодор знал всех мало-мальски стоящих хирургов на Левом берегу. Многих – на Правом. Если не в лицо, то по имени. А Дарлю был, все-таки, личным врачом Тревиля.

Четки зеленого камня, которые подарила ему Эжени, обнаружились под томиком Петрарки. И Теодор перебросил их д’Авейрону. Который мог их и не знать. А мог счесть, что они украдены. Сняты с трупа, к примеру.

+1

16

Нет, гвардеец не знал, что это за чётки, но неприятное предчувствие вновь дало о себе знать противным покалыванием в животе. Для чего одноглазому кидать ему некую вещь, не имевшую отношения к Эжени? Это было бы бессмыслицей.

— Не дала. Возможно, опасаясь, что письмо попадёт не в те руки, - рассуждал вслух Арман, перебрав пару костяшек и после вновь устремив взгляд на постояльца мадам Пети. - К Дарлю я намеревался отправиться после того, как побываю у вас. Поскольку, что-то мне подсказывает, в отличие от почтенного медика, вы можете помочь мне найти мадам де Вейро. Это же её вещица?

«Похитил? Не похоже. Тогда бы он разговаривал со мной совсем иначе, да и не стал бы давать чётки. Но почему отказывается сказать правду? Подозревает?»

— Давайте говорить начистоту, сударь. Мне никогда играть в словопрения, признаюсь, никогда не был в них силён. Знаю лишь, что сестре угрожает опасность. Если вы и в самом деле стали её телохранителем, то прошу помочь мне встретиться с ней.

+1

17

Теодор почти поверил. Клейрак служил монсеньору. И не распорядителем его гардероба. Он мог уже прочитать это письмо. А она вполне могла бояться, что переписка ее брата попадет в руки того, кого она подозревала… кого они оба подозревали…

Но она также и не назвала д’Авейрону его имя. Это сделал Клейрак. Не предал – но… Рошфор бы тоже не предал. Но знал бы, что бретер приведет брата к сестре.

Значит, этого делать было нельзя.

Хоть какая-то польза от этой проклятой политики.

– Непременно, – рот свело, как от неспелой ежевики. И он протянул руку – за четками. – Но не сейчас. Отдайте. Я пришлю кого-нибудь – это будет условный знак.

Этот урок он тоже усвоил. Не оправдываться, не объясняться. Молчать. Даже если четки – не тот подарок, который делают любовнику. Но это была уже не политика, здесь все было проще. Хотя четки давно надо было продать. Купить ей что-нибудь.

+1

18

Вместо того, чтобы поступить так, как его просил де Ронэ, южанин притянул чётки к груди.

— Вы можете дать мне гарантии, что Эжени цела и невредима? Что ей ничто не угрожает под вашим присмотром?

Просить постороннего о подобном в иной момент показалось бы Арману унизительным. Его сестра, появившаяся на свет в один час с ним самим, по праву находила защитника в родном брате, пускай до сих пор ему не приходилось отражать чьи-либо нападки на неё. Но нынче было не до ревности, хотя неприятный её укол гвардеец ощутил, осознав, что в данный момент возможность их встреч с мадам де Вейро находится целиком и полностью в руках одноглазого бретёра.

+1

19

Теодор сощурился.

– И что бы вы сочли достаточными гарантиями, сударь? – не скрывая иронии, осведомился он. – Мое слово? Так я вам его не дам: я сейчас не с ней, как видите, и даже если бы был, что бы я мог обещать?

В своей пригодности на роль телохранителя бретер немало сомневался. Но не вслух. И никак не брату Эжени. У которого, во имя милосердия, хватало поводов для тревог.

Но и лгать Теодор не мог. И не хотел.

– Как смогу, дам вам знать. Защита невинных дев – не мое амплуа.

Он снова протянул руку за четками. И подумал, улыбнувшись невольно, что мадам де Вейро на роль невинной девы подходила не больше.

+1

20

Арман смотрел на хозяина квартиры, раздумывая, сдерзить ли в ответ, ибо нервы его были если не на пределе, то очень близки к тому, чтобы заставить гвардейца сотворить нечто непростительное, или же благоразумно держать себя в руках. К счастью, он выбрал второй путь. Молчаливо протянув де Ронэ чётки, молодой человек продолжал смотреть на него, как будто нечто во внешности бретёра было способно выдать те тайны, в которые он считал себя в праве быть посвящённым.

— Хорошо, сударь. Вероятно, вы знаете, что я имею честь служить в гвардии его преосвященства.

Он также добавил свой адрес, мысленно надеясь, что сумеет напасть на след сестры раньше, чем одноглазый телохранитель наконец-то соизволит привести к ней брата. Хотя тревожный голос, противно звеневший в голове вместе с предательским желанием поспать, заверял д’Авейрона, что дело приняло столь запутанный характер, что не стоит быть таким самонадеянным.

Удивление легко читалось на лице бретера. Но кто смог бы с уверенностью решить, вызвало его место службы д’Авейрона или его адрес?

– Мушкетерский квартал, – не сдержался он. И добавил, не то желая подразнить гвардейца, не то, напротив, надеясь внушить большее доверие: – Я знаком с вашим соседом, сударь. С господином Портосом.

И снова мушкетёры. Невозможно было укрыться от них в этом деле. Сперва двое приставали с возмутительными намёками к его сестре, но та была спасена доблестным соседом в голубом плаще, затем Эжени решила, что именно медик Тревиля окажет наилучшую услугу их сестре, а теперь и этот одноглазый тип оказывается товарищем Портоса. Не самое плохое знакомство, несмотря на роту, в которой нёс службу его сосед.

— Признаться, за эти сутки я уже устал удивляться.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года