Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.


Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Шевалье уже собрался было последовать совету госпожи де Вейро, и молча кивнул, выражая согласие, но вдруг застыл, как громом пораженный. И ответил своей очаровательной собеседнице, которая, похоже, была удивлена услышанным не меньше него, совсем не то, что собирался сказать изначально:

- И вновь прошу у вас прощения, мадам, но остаться сейчас в стороне – выше моих сил.

А после шагнул к лестнице, где на площадке второго этажа беседовали счастливые супруги.
Вмешиваться в чужой разговор – последнее дело, но сказанное Эмили было настолько нелепо, что Илер вмиг позабыл обо всех нормах приличия.

- Сударыня, еще вчера ваш муж был уверен, что вы в Тулузе!

+2

22

Графиня де Люз повернулась к молодому человеку. Если бы взгляды могли сжигать, шевалье Илер де Корнильон осел бы в ту же минуту горсткой пепла. Еще один родственник мужа! Как раз вовремя! И зачем, спрашивается, драгоценный супруг его привел?!
- А кто вы, собственно, такой, чтобы вмешиваться? - спокойный голос молодой женщины источал яд. - Граф взял вас себе в помощь, потому что разучился говорить? Равно как и читать, по-видимому? Потому что в противном случае он давно уже из моего письма узнал бы, где я.

+3

23

У Бутвиля больше не осталось сомнений в том, что с женой за время их разлуки случилось что-то очень нехорошее.  Она всегда была остра на язык, однако такой злости, такой ничем не оправданной грубости  она себе не позволяла   прежде. Но почему? Это ядовитое существо казалось совершенно чужим,  мелькнула даже безумная мысль, что Эмили подменили или заколдовали какие-то злые феи.  Уже не мадам ли Вейро была такой феей?  Граф резко тряхнул головой, отгоняя эти нелепые вымыслы, но огонек любви, только что так ярко горевший в его душе, заметно пригас под напором непонимания, обиды, подозрений.  И неизвестно, как далеко бы занесла  Луи-Франсуа эта буря недобрых чувств, если бы жена своими словами задела только его самого. Но она обидела брата -  и это нужно было исправить немедленно. Крепко прикусив губу, чтобы не сорваться в крик, Бутвиль бросил на Никола извиняющийся взгляд, взмахнул рукой, предупреждая новые реплики младшего, и   заставил себя рассуждать здраво.  Эмили упомянула письмо? Что ж, давайте поговорим о письме...
       -  Сударыня,  когда вам удастся вернуться к рассудку, на что я очень надеюсь, вам станет стыдно за все только что сказанное. - Голос графа звучал ровно, будто он читал урок непослушной ученице, но пальцы предательски подрагивали, и ему пришлось  сцепить руки, чтобы это было не так заметно. -  Шевалье Илер де Корнильон - мой родственник, и он действительно оказывает мне неоценимую помощь одним своим присутствием, но об этом мы поговорим позже.  Что же касается до моего умения читать, то я охотно прочел бы ваше послание, в котором вы, возможно, как-то объясняли  вашу неожиданную эскападу.  Но ни в Санлисе, ни в Шантильи, ни в Париже я ничего подобного не получал.  Вы уверены, что за множеством, несомненно, весьма важных дел не забыли его отправить?

Отредактировано Бутвиль (2017-12-06 14:10:53)

+4

24

От высокомерия этих двоих у Эжени сводило скулы.
Она стояла молча, с прямой спиной, скучающе глядя на всю сцену, потому что проявить заинтересованность или, не дай боже, что-то сказать, было бы настолько дурным тоном, что и представить себе нельзя; и в то же время, бросить Эмили на растерзание она тоже не могла, хотя, возможно, так следовало поступить. Было бы правильно, ведь это был ее муж.
И его родственник.
Эмили в свое время не бросила ее, едва знакомую женщину, в беде. Хотя сама находилась на волоске от множества несчастий. Отважная, бесстрашная Эмили.
Мадам де Вейро в одном была уверена точно, Ронэ не скажет ей спасибо, если по ее вине мадам де Люз утратит расположение мужа, но после всего, что уже произошло, после того, что и как здесь прозвучало, ее вмешательство уже ничего не могло изменить.
Но сказать... сказать она была обязана.

- Я отправила вам письмо от мадам де Люз две недели назад. Лично, через прислугу, - тон Эжени был идеально спокойным, даже несколько скучающим, и выражение лица южанки - едва заметное, впрочем, - сильно напоминало выражение лица человека, вынужденного присутствовать при неприятной, постыдной сцене, и в то же время не имеющего возможности покинуть место действия.
Мадам де Вейро недурно владела лицом, когда хотела того, но сейчас знание, что происходило с Эмили, пока ее муж был неизвестно где, страшно давило на нее.

- Надеюсь, вы не пожелаете подвергнуть сомнению и мои слова, - добавила она тем же скучающим тоном. - Уже хотя бы потому, что их легко проверить.

Когда ругаются Монморанси, провинциалам лучше молчать. И пусть говорят, что для женщин честь - совсем не то, что для мужчин, Эжени (в который раз за свою короткую жизнь) не смогла поступить как лучше.

+3

25

Как часто люди судят о других людях только по тому, что видят их глаза,   судят уверенно и делают, казалось бы очевидные выводы - потому что не могут заглянуть  глубже. Так и мадам де Вейро, если бы могла увидеть, что творится в душе Луи-Франсуа, судила бы совсем иначе. Но увы...  Дружеское чувство Эжени также оставалось невидимым для графа, и южанка показалась ему холодной и неприязненной особой.  Что в ней могла найти Эмили? Впрочем,  Бутвиль не отвлекся на досужие размышления. Его  занимал сейчас лишь смысл, а не тон сказанного.
        - Я не подвергаю сомнению  ваши слова, сударыня, -  устало ответил он, глядя прямо в глаза даме. - Но если я не получал письма, то даже ради вашего душевного спокойствия не могу сказать, что получал!  Произошло какое-то совершенно очевидное, хотя и столь же непонятное недоразумение.  Увы, не первое в нашей жизни...
        Луи-Франсуа коротко взглянул на жену и отвернулся.  Ему было так больно от всей этой сцены, что начало темнеть в глазах. А ведь казалось, что хворь ушла навсегда! Только обморока ему сейчас недоставало для полноты жизни... Повернувшись к брату,  он очень тихо сказал:
        -  Стань поближе. И держи, если упаду...

Отредактировано Бутвиль (2017-12-09 14:19:40)

+2

26

Илер кивнул и встал рядом с Луи-Франсуа, ответив на его неожиданную просьбу пожатием руки.

До сего момента молодой человек во всей этой истории не понимал ровно ничего. Теперь же он сразу стал думать как в бою – то есть очень быстро. И что-то наконец стало проясняться. Брат говорил, что дражайшие родственники не в восторге от его выбора… Его жена только что упомянула монастырь, а госпожа де Вейро – письмо отправленное две недели тому назад, которое Луи-Франсуа в глаза не видел…

- Поверьте, есть масса способов устроить так, чтобы письмо не дошло до адресата, - Корнильон усмехнулся, припомнив встречу, предшествовавшую его приезду в Париж, - И похоже, кто-то был в этом очень заинтересован…

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-12-09 16:16:34)

+1

27

Эмили просто ненавидела, когда Луи-Франсуа разговаривал таким тоном. Уж лучше бы дал волю гневу, кричал, что ли, или даже дрался... Тогда на него можно было бы обидеться... Но как обидеться на того, кто вечно прав и до отвращения хладнокровен? Он ведь бесконечно воспитан, ее граф. И Эжени туда же... И они все такие холодные, точно мертвые. И она сама, наверное, тоже... На пороге своего восемнадцатилетия Эмили-Франсуаза, никогда не верившая, что может умереть, вдруг почувствовала ледяное дыхание небытия. Потому что, - к черту все письма на свете! - он не ответил на самый главный вопрос! Она дернула отвернувшегося мужа за руку, заставив взглянуть на себя, увидеть лихорадочно блестевшие глаза, бледное лицо, искусанные губы.
- Так это были вы или нет, Луи?! Отчего вам просто не сказать?! Я сделаю все, что вы захотите, у вас не будет никаких хлопот!

+1

28

Бутвиль увидел - и наконец-то понял.  Странные речи, несдержанные жесты, болезненный блеск глаз и весь облик жены  подсказали ему причину. "Бог мой, да она же больна! Просто больна!" - подумал он одновременно с испугом и с облегчением:  это лихорадка владеет его любимой, а на лихорадку всегда можно найти управу,  и заболевшую можно жалеть, а не подозревать неведомо в чем!  Хотя сейчас именно Эмили, кажется, его подозревает....
         Напряжение сразу же отпустило его, и грозивший приступ беспамятства так и не случился.  Луи-Франсуа взял жену за другую руку, притянул к себе и мягко сказал:
         - Душа моя, я не понимаю, о чем вы говорите. Вы слишком волнуетесь... Мы скоро поедем домой, но в таком состоянии вам не стоит появляться на улице. Давайте же все, что можно, выясним прямо здесь. - Он обернулся к Эжени и спросил: - Сударыня, вы позволите нам войти,  присесть где-нибудь и поговорить? Я попросил бы  вас, как и моего... кузена... быть свидетелями нашей беседы.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.