Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары навещают бургомистра Дюнкерка.

Дипломатическое недоразумение. 3 февраля 1629 года: Сеньор маркиз де Мирабель и капитан де Кавуа решают судьбы Франции и Испании.
Что сказать мне Вам?.. 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран признается в любви г-же де Мондиссье.
Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.: Г-жа де Бутвиль и г-н де Бадремон продолжают путешествие в Париж.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
La Сlemence des Princes. 9 января 1629 года: Его величество навещает супругу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в неудачах нахожу удачу. 7 декабря 1628 года.


Я в неудачах нахожу удачу. 7 декабря 1628 года.

Сообщений 21 страница 24 из 24

1

На следующий день после эпизода По заслугам да воздастся.

0

21

И пробовать не стоило. Что ждало ее этой ночью? Встреча с другим, хитросплетения интриг? Нелепо было уговаривать, глупо ревновать. Ни она не принадлежала ему, ни он ей. Что бы ни почудилось ему мгновение назад, что бы ни означал ее нежданный визит.

Лукавая щедрость Фортуны, горчинка в горсти миндаля. И только последний дурак потребует большего.

– Еще пять поцелуев.

Он поочередно коснулся губами тонких пальцев, вплетенных в его руку. И вышел, набрасывая на ходу плащ.

        Когда-нибудь, возможно, я уйду,
        Но ты уйдешь сейчас – звезда с рассветом,
        И я прошу – вернись на свете этом,
        Нам не позволит дьявол встреч в аду.

Отредактировано Теодор де Ронэ (2017-12-06 12:07:57)

+1

22

Нельзя сказать, будто герцогиня помнила о взгляде шевалье, брошенном им на письмо (видит бог, де Ронэ умел заставить женщину не думать ни о чем, хотя бы на краткое время) но нельзя и сказать, будто она о нем совсем забыла.  К тому же, за тем минуты, пока Мари приводила свой наряд в порядок, письмо несколько раз попадалось ей на глаза, и, конечно, она не выдержала. Подошла, взяв в руки. Увы, читать сквозь плотную бумагу она не умела, как не умела вскрывать подобные послания, оставляя печати нетронутыми... а, право, жаль, что этому не учат девиц из хороших семей, этот навык пригодился бы ей в ее неспокойной жизни куда больше, нежели вышивание.... Что ей оставалось? Лишь прочесть надпись, которая заставила мысли госпожи де Шеврез унестись далеко... в Лангедок. Возможно, это показалось бы кому-то странным, но у женщин свои причуды, и сейчас, в это мгновение, Лангедок вдруг показался ей ближе Тура, и желаннее. Все что угодно сейчас было желаннее скучного, благопристойного, чопорного Тура. Тем более, что у Его преосвященства, судя по всему, там свои интересы, а интересы Его преосвященства Мари принимала близко к сердцу.
Улыбнувшись, положив письмо туда, где оно и лежало, герцогиня застегнула плащ и отошла к окну... Говорят, Юг прекрасен в любое время года... может быть, настало время убедиться в этом лично?

Кто знает, может быть герцогиня де Шеврез сейчас куталась в эти мысли об очередной интриге, как куталась в плащ, чтобы оградить себя от неуместной грусти о ночи в этой комнате, которой не будет...

Отредактировано Мари де Шеврез (2017-12-06 11:56:30)

+2

23

Теодор вернулся через несколько минут. Окликнутый им уличный мальчишка порскнул прочь. И он прошел почти квартал вниз по улице Сен-Жак, пока не заметил портшез. Столкнувшись на полпути со знакомым бретером, жившим на Правом берегу.

– Что вы делаете в этих местах, Ранду? Вас, случаем, не наняли меня прикончить? – с улыбкой полюбопытствовал Теодор.

Ранду остался серьезным. Помолчал, настойчиво отводя взгляд.

– У вас ведь нет решеток на окнах, Ронэ? Я спешу, увидимся позже.

Теодор понял не сразу. А когда понял, то еле слышно присвистнул. И объяснил носильщикам, куда идти, с таким рассеянным видом, что они предпочли прибавить шагу и пойти следом за ним.

– Сударь… – высунувшийся из подворотни Паспарту выглядел несколько пришибленно. И явно чего-то опасался. – Относительно вашей дамы… я не хотел… не понял…

– Потом расскажешь. Мы уезжаем. Собери вещи, – спохватившись, он понизил голос. Так что слуга вынужден был подойти ближе. – Возьми лошадей. Встретимся через час, у Орлеанских ворот.

К себе, однако, он вошел с обычной своей ироничной улыбкой. Исчезнувшей при взгляде на герцогиню.

Он убеждал ее остаться. И она могла согласиться.

Тени в комнате стали гуще. Пахло морем. И она, закутанная в плащ, вновь казалась феей из его давнишнего письма. Отвернешься, и растает.

– Прошу прощения, мадам, я задержался. Еще минуту, и я весь ваш.

Раз приняв решение, Теодор двигался с обычной своей стремительностью. Сменил камзол на куртку буйволиной кожи. Снял свою перевязь с вбитого в столбик кровати гвоздя. Подогнал – чуть тщательнее чем обычно – все ремни. Убедился, что аяла привычно легко выскальзывает из ножен, и добавил к висевшей на обычном месте даге кинжал – в ботфорт. Подошел к столу. С чуть нарочитой небрежностью сунул за пазуху футляр с письмом. Нашел под перевернутой кружкой туго набитый кошелек. И обернулся к своей гостье.

– Я весь ваш.

И вспомнил про мадам Пети. Которую стоило бы тоже предупредить.

+1

24

Она только кивнула, не задавая вопросов. Вопросы — удел любовниц и кардиналов, и те и другие претендуют на искренность. Мари искренности не ждала и не обещала, не спроси — и не солгут, и так, пожалуй, будет честнее.
Время — его кратчайшие отрезки — текли, собираясь в полноводную реку, и герцогиня видела себя на одном берегу, а Теодора де Ронэ — на другом.

Как жаль, что она не умела сожалеть, может быть, это сделало бы расставание более... более теплым, возможно?
Носилки ждали герцогиню, чтобы отвезти к дому маркиза де Мирабель. До утра у нее еще будет время подумать... но, и в этом тоже был виден характер герцогини де Шеврез, приняв решение, она уже от него не отступала. Жизнь так часто похожа на скольжение по тонкому льду, когда твое спасение в быстроте и вере в себя...

— Берегите себя, шевалье, — тихо проговорила она на прощание.
Ей никто не наказывал беречь себя, только быть благоразумной — тщетное пожелание, возможно, такое же тщетное, как и ее — ему, но зато сказанное искренне и от сердца. А это уже не так уж мало.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Я в неудачах нахожу удачу. 7 декабря 1628 года.