Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тесен мир... 15 декабря 1628 года


Тесен мир... 15 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 48

1

Из эпизода Из рук в руки. 15 декабря 1628 года

0

2

В небе громоздились серые тучи, наползая друг на друга – будто бы даже там, в бескрайней вышине им почему-то не хватало места. Дул удивительно мерзкий пронизывающий ветер.

Выйдя из резиденции испанского посла, Корнильон плотнее запахнулся в плащ. Сразу стало ясно, что озвученная сеньором Мирабелем весьма разумная идея добраться до Медона по реке при таком раскладе у него не вызывает ни малейшего энтузиазма. Особенно, если вспомнить недавние события с почти купанием в холодной водичке. И то, что на реке ветер еще холоднее. А перспектива снова свалиться с простудой молодого человека совершенно не вдохновляла.

Значит, остается ехать верхом. И учитывать, что по дороге его точно встретят.

Илер задумался, глядя на пасмурное зимнее небо. Да, достать хорошего коня и разузнать дорогу до Медона проще всего будет у брата – благо особняк Монморанси находится в том же квартале, совсем недалеко. И лишних вопросов там никто задавать не будет.

Определившись с дальнейшими планами, шевалье пошел по почти пустынной улице. Уже на ходу прикидывая, как бы сократить дорогу – квартал Марэ он знал не особенно хорошо.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-11-16 17:24:01)

+2

3

Следить за входящими и особенно выходящими из особняка в квартале Марэ сложно, если ты – дворянин при шпаге и верхом, и трое военных, получивших приказ попытаться перехватить человека, которого маркиз де Мирабель пошлет с письмом ее величества, прокляли это свое задание десят раз, прежде чем придумали, что делать. Будь рядом какой-нибудь трактир, они устроились бы у окна, а летом затеяли бы мнимую перебранку или поболтали бы с соседской горничной, но погода была паршивая, напротив стоял еще один особняк, и пришлось срочно раскошеливаться. Получив золотой, привратник дома напротив тайком проводил трех господ на чердак, где они кое-как пристроились за занавесями развешанного для просушки белья на сваленных с общий угол тюфяках прислуги, достали стаканчик с костями и принялись ждать.

Угадать, кто окажется посланцем, также было непросто, но тут у них были точные сведения - раньше полудня г-н маркиз обычно и не вставал, а значит, двое дворян в дорожных костюмах, покинувших особняк поутру, никакого отношения к их делу не имели. То же должно было быть верно и относительно господ в летах, полных или слишком знатных, и потому молодой щеголь в черном с серебром платье на испанский манер тут же привлек их внимание, несмотря на то, что явился пешком. Когда он вышел из особняка едва ли четвертью часа позже, старший из троицы, шевалье де Массино, вскочил и поймал на лету подброшенные товарищем кости.

- Это он.

Все трое ссыпались по лестнице.

- Почему? - выдохнул на полпути г-н де Жуффен.

- Кажется.

Массино не смог бы объяснить свою уверенность, но молодой человек показался ему слегка изменившимся - приходил он в одном умонастроении, а вышел в другом, как будто бы у него появилась цель, и огляделся по сторонам он не как щелкопер, не знающий, как убить время, а как человек, ищущий способ разрешить поставленную перед ним задачу.

К тому моменту, когда трое соглядатаев выбежали на улицу, посланец уже торопился прочь, и они еле успели заметить, куда он направился. На то, чтобы нагнать его, им хватило минуты - и тут он как раз решил, как видно, срезать путь и свернул в проходную подворотню.

Массино перешел на бег и мгновением позже преградил щелкоперу дорогу.

- Письмо, сударь, - слегка задыхаясь, проговорил он. - Именем короля. Отдайте нам письмо, которое вы везете.

+2

4

Молодой человек даже дар речи на миг утратил от такой наглости. Только на щеках вспыхнул гневный румянец.

Впрочем, если неслучайный встречный рассчитывал таким манером ввести щегольски одетого кавалера в ступор, то здорово просчитался. Что именно следует делать, оказавшись в подобной ситуации, Корнильон, несколько лет проживший в Италии, помнил лучше, чем иные -  Pater noster. Илер сдвинул плащ на левое плечо – чтобы не мешал, и мгновенно развернулся так, чтобы стена соседнего дома помешала дружкам наглеца зайти ему за спину – такие господа по одному обычно не ходят.

А после ответил вставшему на его пути человеку кардинала (кем же еще быть этому нахальному господину) презрительной усмешкой:

- А быть может, вам еще солнце с неба достать  –  для комплекта?

И рванул из ножен шпагу.

+2

5

Массино обнажил шпагу в тот же момент, когда щеголь высвободил руку - сам он носил по-военному короткий плащ и даже не стал обматывать его вокруг предплечья, не ставя высоко столь молодого противника.

- Нас трое, сударь, - почти дружески сообщил он. - Отдайте письмо и обойдемся без солнца.

Двое его приятелей, оказавшихся благодаря маневру молодого человека один перед ним, а другой - слева, также обнажили шпаги. Нападать они, однако, не спешили - только Жуффен лениво обозначил финт в ближайшее к нему левое колено.

+2

6

А вот и остальные. Диспозиция оказалась не особо вдохновляющей. Ну что же…

Илер изобразил глубокую задумчивость. И подчеркнуто вежливо поинтересовался, будто бы ведя светскую беседу:

- Значит, если мы с вами, господа, придем к согласию, вы даже готовы обойтись без солнца?

Левой рукой молодой человек дернул завязки плаща – узел по счастью был совсем ерундовый. Корнильон рывком сдернул плащ с плеча и крутанул в сторону стоявшего слева от него, чтобы край, щедро расшитый серебряной нитью, пришелся тому как раз по физиономии.

- Получите!

Господину напротив предназначалась уже порция стали.

+2

7

Брошенного плаща Жоффен не ожидал и поэтому едва успел отпрянуть, отдергивая и опуская шпагу. Отпрыгнул и г-н де Фотар — насколько хватило места в подворотне, и отпарировал хоть и чересчур широко, но жестко. И Массино, упуская великолепную возможность воткнуть свой клинок в оставшийся незащищенным бок молодого человека, только обозначил укол.

- Нас трое, - повторил он. - отдайте письмо и останетесь в живых.

Убивать в столь неравном поединке не хотелось никому. Да и господин де Клейрак, или даже сам монсеньор, мог бы пожелать побеседовать с посланцем.

+2

8

- А вы удивительно любезны, господа, - все тем же светским тоном ответил молодой дворянин и слегка улыбнулся. – Только на мой счет вы ошибаетесь.

Плащ после неудавшегося маневра он сразу отбросил за ненадобностью – куда-то в сторону. Все равно не было уже времени обматывать его вокруг левой руки. Но в этой руке теперь оказалась дага. Обычно Илер предпочитал обходиться одним клинком, но с одной шпагой против троих шансов у него нет.

А он должен выйти отсюда живым. Ведь на груди у него было спрятано письмо, писанное той, что владела его сердцем. И шевалье намеревался сделать все возможное и невозможное, лишь бы не позволить другим читать строки, которые прекрасная Анна адресовала своему брату. Все, на что способен тот, кому некуда отступать и не на что надеяться.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-11-24 14:58:28)

+2

9

Безумный порыв, швырнувший молодого человека в безнадежную атаку одного против троих, его противники оценили.

- Он мой! - выкрикнул оказавшийся его целью  Фотар, парируя и также хватаясь за дагу.

- Болван, - безадресно буркнул Массино, но отступил - так, чтобы, оставаясь за пределами схватки, не терять, однако, возможность вмешаться в нее в случае необходимости. Жоффен последовал его примеру через какое-то мгновение - достаточное, чтобы, угрожая молодому человеку с другой стороны, дать время товарищу извлечь кинжал.

- Я же сказал!.. - рявкнул Фотар, но оружие вытащил - возможно, даже сам того не заметив, и, стоило Жоффену отступить, атаковал сам, неосторожно позволяя себе попытку нанести укол в голову.

+2

10

Господа решили поиграть в благородство? Или вправду внезапно предпочли честную схватку? Но как бы то ни было, размышлять на эту тему Корнильону все равно было некогда.

Парировать молодой человек не стал – просто отшатнулся в сторону и сразу шагнул вперед по диагонали, надеясь, что его клинок достигнет цели прежде, чем так удачно открывшийся противник успеет защититься. И тогда получится отыграть у неизбежного еще несколько мгновений. Потому что остальные двое при таком раскладе в стороне точно не останутся.

+2

11

Ответный выпад Корнильона достиг цели за миг до того, как дага Фотара ударилась о клинок его шпаги, и Фотар, вскрикнув, выронил кинжал и закрыл ладонью глубокий порез на правом боку. Острие его шпаги дернулось к земле и влево, в тщетной попытке прикрыться, когда его товарищи бросились на помощь.

- В сторону! - рявкнул Массино, и Жуффен, правильно поняв приказ, пусть даже обращенный не к нему, насел на молодого человека с другой стороны, давая Фотару время и возможность выйти из схватки.

Привычку драться в паре люди, чьей обязанностью часто становится арест, обретают быстро, но необходимость защищать раненого естественно ограничивала слаженность их действий, и Фотар, не пытаясь больше вмешиваться, отступил прочь, а затем, цепляясь за стену, побрел к выходу из подворотни.

+2

12

Прекрасно – одного из этой троицы уже можно не принимать во внимание. Пусть убирается ко всем чертям…  Кстати, интересно, как черти отнесутся к визиту одного из подручных кардинала? На губах молодого человека промелькнула улыбка.

Разумеется, этим господам нет резона драться, напрочь позабыв о себе. И значит, если получится достать остальных…

Теперь у Корнильона было пространство для маневра и это многое меняло. Пусть даже ему сейчас пришлось уйти в оборону без возможности атаковать самому. И оставалось только или останавливать очередной клинок своим, или просто уходить в сторону. Отыгрывая себе мгновение за мгновением – в ожидании того самого момента.  Пусть и было это весьма непросто…

+2

13

Благородство ли двигало посланцем Мирабеля, когда тот не воспользовался возможностями, предоставленными ему сложным положением, в котором оказались его противники, или что-то иное, Фотар вздохнул с облегчением, когда, не оказавшись заложником своего ранения, он присел на первое же попавшееся крыльцо, едва выбравшись из подворотни. Товарищи его, и прежде не жаждавшие смерти молодого человека, теперь скорее старались обезоружить его или легко ранить - что, при его мастерстве, оказалось непростой задачей, и поэтому ни та, ни другая сторона в поединке некоторое время не могла добиться успеха. У Корнильона, однако, было больше причин гордиться собой, и его противники начали, наконец, заметно выходить из себя - не говоря уже о том, что уставать.

- Отдайте письмо, - воззвал Массино. - Вы храбро сражались! Никто вас не упрекнет!

- Особенно я, - буркнул Жуффен, с трудом парировав укол в бедро.

+2

14

За кого они его принимают, если до сих пор думают, что он согласится на такое?!

На очередное любезное предложение сложить оружие Илер ответил лишь презрительной усмешкой – не хотел сбивать дыхание. Ведь если его противники только начали уставать, молодой человек уже успел порядком вымотаться  – потому что ему приходилось уделять равное внимание сразу двоим. Впрочем, для него это обстоятельство ровно ничего не меняло.

+2

15

Жан де Жискар неспешно шел по кварталу Марэ, пребывая в странном и непривычном расположении духа. Один из его приятелей минувшей ночью удостоился счастья стать отцом. Все повитухи заверяли, что родится девочка, и, хотя приятель Жискара успел смириться с этим, жена поступила всем наперекор и произвела на свет горластого толстенького мальчишку. Пребывавший на седьмом небе отец на радостях пригласил в крестные первого из своих друзей, наведавшегося в гости. На беду свою, это оказался Жискар.
Он плохо помнил, что наплел, пытаясь уклониться от оказанной ему чести, и улизнул при первой же возможности. Все-таки, за годы жизни в Париже он привык к поручениям совсем иного рода, и никак не был расположен к подобным обязанностям. При мысли о том, что на него ляжет крупица ответственности за вопящего брыкающегося младенца, ему делалось весьма неуютно. Конечно, могло оказаться так, что где-то вопили и брыкались детишки, в появлении на свет которых он принимал куда более деятельное участие, но пока ему о том не было доподлинно известно, он и не держал никаких хлопот в голове.
Вид скособочившегося человека, вышедшего кое-как из подворотни и осевшего на крыльцо, взбодрил Жискара. Такие дела были ему гораздо понятнее и привычней, чем младенцы, орущие в колыбельках. Он еще больше замедлил ход, присматриваясь к раненому. На умирающего он, вроде бы, не походил, но из подворотни, откуда он появился, доносился звон железа. Там явно происходила не дуэль один на один.
Жискар аккуратно обошел раненого, вытащил шпагу из ножен, и уже не вошел, а вбежал в подворотню.
Трое. Поровну не делится. Жискар еще не разобрал, кто что с кем не поделил, но уже чувствовал веселый азарт, закипающий в крови.

Отредактировано Жан де Жискар (2017-12-14 14:32:40)

+2

16

Звук быстрых шагов и переменившееся освещение сообщили двум кардиналистам об опасности еще до того, как до них донесся предостерегающий оклик Фотара.

- Я! - Жуффен, оказавшийся ближе к новому противнику, стремительно развернулся, едва уловив краем глаза отблеск металла. - Именем короля, это арест! Не вмешивайтесь.

Встретить у новоприбывшего понимание он, судя по тому, что атаковал первым, нет ожидал. И Массино, решив, как видно, что игры закончились, также перестал щадить запыхавшегося противника, хотя и пытался пока не убивать его.

+3

17

Чего Жискар не любил, так это когда его принимали за простачка. Арест, как же. Эдак любой разбойник с большой дороги вздумает арестовывать прохожих!
Он отскочил на шаг назад, поднимая шпагу, и мельком бросил взгляд на человека, отбивавшегося от двоих. Ба! Лицо оказалось не просто знакомым, а очень хорошо знакомым. И если у Жискара к этому моменту оставались какие-нибудь колебания, то сейчас они развеялись окончательно. Он снова шагнул вперед, отбивая нацеленный на него клинок.

+2

18

К этому моменту молодой человек уже в полной мере убедился, что людям кардинала он зачем-то нужен живым.  А значит, любая ошибка для него окажется хуже, чем просто фатальной. Потому ошибок шевалье не допускал. Пока это еще было возможно...

Затянувшееся игра в кошки-мышки, успевшая порядком утомить Илера, завершилась неожиданно -  в схватку вдруг вмешался вбежавший в подворотню незнакомец, который отвлек на себя одного из его противников.

И Корнильон тут же порадовался про себя, что против него при таком раскладе остался господин, бывший, похоже, лучшим фехтовальщиком из этой троицы. Потому что теперь наконец будет честный поединок – один на один.

Только вот усталость очень скоро начнет всерьез напоминать о себе, и значит, нужно успеть все окончательно решить за весьма короткое время.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-12-15 17:40:00)

+2

19

Массино на товарища не оглядывался - хватило и того, что тот не повторил свою просьбу не вмешиваться - и, вполне доверяя его мастерству, сосредоточился всецело на своем противнике, который, оставшись с ним один на один, не стал более осторожен. В какой-то мере его можно было понять: поединок одного против двух должен бвл измотать его куда больше кардиналистов. Массино, напротив, был уверен, что ему достаточно было бы лишь потянуть время, дожидаясь, пока усталость не возьмет верх и посланец Мирабеля не допустит какой-нибудь уж совсем очевидной ошибки. Времени, однако, у него не было: там, откуда взялся нежданный вершитель справедливости, могли найтись и другие, остановить или задержать которых Фотар был не в состоянии, и потому Массино сам заспешил, сокращая расстояние и надеясь на то, что в тесной подворотне, да еще с двумя дерущимися совсем рядом испанская манера, которую он успел подметить у посланца Мирабеля, не пойдет тому на пользу.

Жуффен, также привычный драться не в одиночку, не глядя, повторил его маневр, меняя позицию с тем, чтобы не мешать товарищу, а если повезет, то и вынудить новоприбывшего отступить к выходу из подворотни, оставаясь при этом к нему спиной - с тем, чтобы Фотар, пожелай он вмешаться, мог это сделать с наибольшим преимуществом.

+2

20

Жискар быстро убедился, что противник у него не новичок, и явно не из любителей решать проблемы в одиночку: он готов был побиться об заклад, что эти господа привыкли нападать вместе и умели обращать в свою пользу положение, в котором оказались. Его вынуждали сделать глупость: попятиться туда, где остался их раненый товарищ. Получить от подбитого бойца удар в спину было бы даже не оплошностью, а благотворительностью по отношению к этим мерзавцам.
Жискар шагнул в сторону, так, что у него за спиной оказалась стена. Теперь по крайней мере недобитого можно было не опасаться.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Тесен мир... 15 декабря 1628 года