Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Анна Австрийская встречается на охоте с герцогом де Монморанси. Месье помогает принцессе де Гонзага позировать для картины. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Испанские корсары навещают бургомистра Дюнкерка.

Дипломатическое недоразумение. 3 февраля 1629 года: Сеньор маркиз де Мирабель и капитан де Кавуа решают судьбы Франции и Испании.
Что сказать мне Вам?.. 12 декабря 1628 года: Г-н де Тран признается в любви г-же де Мондиссье.
Мы не ищем легких путей. 8 февраля 1629 года, вечер.: Г-жа де Бутвиль и г-н де Бадремон продолжают путешествие в Париж.
После драки. 17 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль и г-жа де Вейро говорят о мужчинах.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Мечты чужие и свои. Март 1629 года: Донья Асунсьон прощается с Арамисом.
Страж ли ты сестре моей. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон просит о помощи г-на де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г

Сообщений 41 страница 46 из 46

1

..."No talk shall be of dogs,” said he, “when wolf and gray wolf meet."
R. Kipling

0

41

- Если бы она могла привнести в эту семью что-то... - Кавуа все еще думал вслух, отметив этот сжатый кулак и решимость бретера. Но такой выход совсем не казался ему выходом.

- Деньги, известность, должность при дворе... Можно было бы надеяться, что хотя бы семья не станет менять синицу в руках на неизвестного нам пока журавля. И сам Бутвиль, возможно, ценил бы ее больше.

О любви пикардиец не говорил. Женщину графа де Люз постоянно спасал кто угодно, только не сам граф де Люз, вечно отсутствующий то по службе, то по причине участия в заговоре, то где-то еще. И можно ли было его в этом винить.

- Наследник... Нет, это долго и никаких гарантий. Должность - может быть. У королевы?..

+1

42

На лице бретера легко было прочитать сомнение. Сдобренное горечью. Сперва – потому что дать женщине что-либо кроме любви он не мог. Даже своей женщине. Затем – потому что ни помешать капитану, ни помочь он не мог. И, не веря, что его великодушие что-то изменит, не мог ни принять его, ни отвергнуть.

Ему всегда было это безразлично. Деньги, влияние, титул, чин.

Но Кавуа мог что-то сделать, а он – ничего.

– Увезите ее лучше снова, – мрачно пошутил он. – Поперек седла. Спрячьте у себя в поместье. И тогда ее захочет убить уже ваша жена. Представляю себе, как вы будете объясняться.

        «Я только вас люблю, всегда, до смерти,
        Но поступить иначе не могу.
        Я стал щитом – но не ее, поверьте:
        Я от нее Бутвиля берегу.»

+1

43

Кавуа ухмыльнулся, но тут же снова стал серьезен.

- Лучше поговорите с ней. Она слишком вольная птица и много себе позволяет. Я могу попробовать достать для нее должность... Но удержаться на этой должности она должна сама.

"Немногие отличаются терпением Бутвиля", мог бы добавить капитан, но это была банальность. После цирка, который она устроила в ставке под Ларошелью, пикардиец сильно рисковал, рекомендуя мадам кому бы то ни было.

+1

44

Теодор посмотрел на свою кружку. Поднял так осторожно, словно она была стеклянной. Пить не стал. Но и ответил не сразу.

– Я ей не муж. – Он подвинул в сторону Кавуа освобожденное письмо. – Вы хотите еще идти к мадам Розье?

Невозможно было вообразить себе, что капитан пытается оказать услугу ему. Что хочет даже оказать ему услугу. Но эта просьба… Ради мадам де Бутвиль Теодор надеялся, что его чувства не отразились в этот раз на его лице. И ради нее же – готов был завести этот разговор.

+1

45

- Прогуляюсь, - Кавуа посмотрел на винное пятно на бумаге, усмехнулся. Подумал немного и не взял.

- Слава богу, потому что мужа она не ставит в ломаный су.

+1

46

Теодор не мог не ухмыльнуться в ответ. И вопросом, откуда Кавуа мог это знать, он задавался лишь какой-то миг. Кавуа служил кардиналу. Который тоже знал то, что никто не мог ожидать.

– Он ее тоже. Они называют это любовью.

Воспоминание пришло ниоткуда, ударом в горло. Перехватило дыхание, застило свет. Теплое золото обвивающихся вокруг пальцев прядей, царапина от ожерелья на ключице, вкус пота на сережке, которую он поймал губами.

Кружка оказалась пуста, и Теодор наполнил ее снова. Выплеснул оставшееся в кувшине вино в кружку капитана.

– Давайте выпьем за любовь, Кавуа.

        Как Дантов ад, во всех кругах обманет,
        Солжет в вопросе и смолчит в ответе:
        Пусть без нее не только солнце встанет,
        Но без нее нам ничего не светит.

Эпизод завершен

+1