Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Лапен пытается спасти похищенных гугенотами графиню де Люз и Фьяметту. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле.

Не думая о цене... 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Г-н де Бутвиль спасает г-на де Корнильона.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: Шевалье де Корнильон беседует со спасшим его г-ном де Жискаром.
Как было выполнено одно поручение. 26 декабря 1628 года: Мирабель расспрашивает г-на де Корнильона о его поездке в Медон.

Тайны Владыки Света. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон узнает, кто сглазил его сестру.
Ловушка с запасным выходом. 22 сентября 1628 года: Винтер попадается в расставленную для него ловушку.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Хабанера. Начало февраля 1629 года, Гавана: Галеон, на котором плывут донья Инес и дон Хавьер, добирается до Гаваны.
Встретимся в Дижоне... 31 января 1629 года: Пока король въезжает в приветствующий его город, за его спиной происходят самые неожиданные вещи.
Что-то кончается, что-то начинается. Ночь на 3 марта 1629 года.: Кавуа приходит благодарить Атоса за спасение своей дочери.

Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 янв. 1629 года: Г-жа де Кавуа и г-н Барнье спасают г-на капитана.
Кто помогает в беде, попадает в худшую. 30 ноября 1628 года: Г-жа де Мондиссье просит г-на Портоса об услуге.
Как исполняются мечты. 12 декабря 1628 года: Г-н и г-жа де Бутвиль празднуют день рождения и отправляются в театр.
Когда гонят в дверь. Ночь с 12 на 13 декабря 1628 года: Герцогиня де Шеврез и г-н де Ронэ выясняют отношения


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » "Испанцы", - обреченно вздохнули приключения. Сентябрь 1622 года


"Испанцы", - обреченно вздохнули приключения. Сентябрь 1622 года

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Из эпизода "Приключения," - подумали испанцы

0

2

Надо отдать хозяину должное: тот не запаниковал, не  начал бестолково суетиться, путаясь под ногами. Выскочил на несколько мгновений из комнаты и вернулся, неся свернутую в кольцо веревку. Только разлившаяся по лицу бледность свидетельствовала о том, что он хорошо представляет себе последствия переделки, в которую впутался.
Жискар теперь тоже различал голоса, доносившиеся снаружи. Кто-то шнырял у стен дома, но в дверь не стучался. И это отнюдь не было добрым знаком. Судя по выражению лица Сандоваля, он разделял опасения своего товарища.

+1

3

In nomine Domini Patris et Filii et Spiritus Sancti. Amen.

Все четверо перекрестились перед висящим на стене распятием. Испанцы всегда молились перед боем, особенно истово, когда предстояла встреча с превосходящим противником. Сейчас же было особенно ясно, что без помощи высших сил им не обойтись.

А после голландец сказал:
- В доме есть еще одна дверь, господа.

И жестом пригласил своих гостей, уже обнаживших шпаги, следовать за собой.

Всего через несколько мгновений кто-то, Никола даже толком не разобрал, кто именно – голландец или один из его товарищей, толкнул дверь, которая, судя по всему, выходила во двор. И в лицо снова повеяло холодом осенней ночи.

+1

4

Запасной выход пришелся кстати, что и говорить. Но - странное дело! - Жискар не мог отделаться от ощущения, что к добру он их не приведет. И все же на воздухе стало легче. По крайней мере, можно было не уподоблять себя волку, провалившемуся в яму.
Глаза постепенно привыкали к темноте. Жискар открыл было рот, чтобы спросить, куда им теперь двигаться, но не успел произнести ни слова. Голландская речь, резкая, как карканье вороны, взорвала тишину. Языка Жискар не знал, но готов был поклясться: кто-то, заметив их, созывал на подмогу остальную свору.
И точно: в темноте за углом громыхали шаги, кто-то возбужденно орал, лязгало железо.
Где-то за плечом яростно выбранился Сандоваль. Жискар, выставив шпагу вперед, развернулся в ту сторону, откуда доносились крики.

+1

5

Темень во дворе была непроглядная. Неприятности также присутствовали, и, похоже, в весьма изрядном количестве. А если еретиков окажется слишком много, трех клинков для них будет явно недостаточно. Никола поймал себя на мысли, что было бы обидно завершить свой земной путь так по-глупому, причем всего  в шаге от цели…

Молодой человек привычно закусил губу. Так, все эти чертовы гугеноты сюда в одно мгновение не добегут. На ожидание неизбежного Бутвиль был совершенно не настроен. Черта с два! Пробиваться с боем – так пробиваться!

- Куда теперь? - спросил он голландца.

+1

6

Хозяин дома как будто утратил недавнюю уверенность.
- Дорога там, - пробормотал он. - Но...
Жискар и сам все увидел. Там, куда им надо было бежать, тоже светилось распахнутое окно. Чертовы гугеноты, а ведь им следовало дрыхнуть, набираясь сил для нового трудового дня. Что же, придется кого-нибудь из них убаюкать по-другому.
- Выхода нет, бежим! - услышал Жискар голос Сандоваля.
Приятель толкнул его в плечо и сам кинулся вперед.
- Они где-то здесь, тут они! - орали сзади.
Жискар побежал следом за Сандовалем, думая об одном: как бы не споткнуться ни обо что в темноте. Тут-то судьба и подшутила над его опасениями. Свет хлынул будто бы ниоткуда, и Жискар едва успел шарахнуться обратно в темноту. Зато Сандоваль, бежавший впереди, оказался точно в пятне света из распахнувшегося над ними окна.
- Вон они! - истошно завопили позади, и в тот же момент прогремел выстрел.

+1

7

Ну какого, спрашивается, черта?! Оказаться в роли зайца, по следу которого несутся гончие, Никола был не готов от слова совсем. Даже подумать об этом было противно. Только вот других вариантов у них здесь, увы, не было.  И голландцам неожиданную встречу в темноте при нынешнем раскладе ведь не устроишь, черт бы их всех побрал!

Потому Бутвилю пришлось бежать следом за товарищами. Щеки юноши пылали, а в личном счете к голландцам появился еще один серьезный пункт.

А мысли о том, как это все стыдно и неподобающе для дворянина из дома Монморанси не оставляли ни на мгновение. Так что неудивительно, что в конце концов молодой человек поскользнулся на чем-то и упал. Как раз когда кто-то из чертовых гугенотов додумался распахнуть окно, а второй не в меру проворный еретик выстрелил.

+1

8

Сандоваль упал, не издав ни звука, и в первый момент Жискар сказал себе, что он просто споткнулся. Это была отчаянная попытка разума исправить те события, которых происходить не должно, но которые, тем не менее, случаются помимо человеческой воли.
Но тот, кто споткнулся, сразу встает, или хотя бы барахтается на земле, а не лежит неподвижно, безвольно раскинув руки. Жискар метнулся к Сандовалю и увидел, как тускло, словно через запотевшее стекло, отражается свет в открытых, но ничего больше не видящих глазах.
Одновременно с пониманием случившегося навалилось и осознание того, что где-то рядом торжествующе кричат. Какая-то тварь с глумливым гоготом бежала любоваться делом своих рук, и сзади в темноте ей вторили голоса, напомнившие Жискару гам у кормушек на скотном дворе. Он не помнил, про себя он произнес проклятие или выкрикнул вслух: ему было не до того. Он вытащил из ножен Сандоваля кинжал, который тому уже никогда бы не пригодился, и швырнул его туда, где уже маячила тень бегущего человека.
Гогот резко оборвался, захлебнувшись коротким хлюпаньем, и что-то темное кулем повалилось на землю. Жискар развернулся к Бутвилю.
- Все! - крикнул он, не находя других слов и не зная, как еще объяснить, что Сандовалю помочь уже нельзя. - Бежим!

+1

9

Никола был уже на ногах. Что произошло, он понял не сразу – все окончательно прояснило лишь донельзя краткое объяснение Жискара. И на душе сразу стало редкостно мерзко. Одно дело – погибнуть в бою и совсем другое – вот так, до изумления глупо...

Точно также до изумления ясно было и другое - что добежать здесь возможно только до примерно такого же финала, разница лишь во времени. А если все равно умирать – лучше умереть сражаясь!

- Незачем, - коротко ответил он Жискару.

Юноша стиснул рукоять шпаги и окинул взглядом улицу, где теперь хоть что-то стало видно. И вдруг заметил, что в каменной стене соседнего дома, похоже, темнеет какое-то углубление - то ли арка, то ли ниша, то ли дверь в нише. Но что бы то ни было, это был шанс! Времени на объяснения не было  -  Бутвиль схватил товарища за руку и они вместе бросились в спасительную темноту, надеясь, что голландцы отвлекутся на шум впереди и пробегут мимо.

+1

10

Жискар не сразу понял, куда его потащил Бутвиль, но следовал за ним, руководствуясь инстинктом зверя, ищущего выход из ловушки.  В минуту опасности все чувства искажались, как отражение на взбаламученной воде. Боль и ярость от потери боевого товарища превратились в ожесточенное намерение выжить, выбраться из западни, чтобы потом разорвать глотки убийцам. И выступивший из темноты провал показался ему плданным свыше знаком, что он все делает верно.
Это оказалась даже не ниша в стене, а проход, ведущий неведомо куда. Но пока не стоило в него углубляться. Малейший шорох мог подсказать преследователям, где искать ускользающую добычу. Жискар метнулся к стене, увлекая за собой Бутвиля, и прижался к сырым камням, стараясь даже не дышать.

+1

11

Следующие несколько мгновений показались Никола вечностью. Сердце колотилось так, что его, наверное, было слышно в дальнем конце этой улицы. Хотя, конечно, это только казалось. Хорошо, что Жискар догадался сразу замереть у стены – так они не наделали лишнего шума.

Увлеченные погоней гугеноты их не заметили - пробежали мимо. Сколько их там было, Никола сосчитать не успел, убедился лишь, что изрядно.

И что теперь? Возвращаться в испанский лагерь? Возвращаться ни с чем?
Черта с два! Теперь рассчитаться с еретиками по полной для Никола де Бутвиля стало делом чести.
Но где сейчас их провожатый? Без него искать этот чертов пороховой склад они могут до скончания века….

Прежде чем Бутвиль успел поделиться этими мыслями с товарищем, в двух шагах от них послышался шорох, а потом знакомый уже голос голландского Лота - настоящего его имени Никала до сих пор не знал, произнес:
– Господа, идемте.

+1

12

Голландец появился как раз в тот момент, когда Жискар засомневался в его верности. Впрочем, бранить себя за излишнюю подозрительность он решил как-нибудь попозже: мартовские иды еще не истекли.
- Ведите, - прошептал он и, протянув руку почти наугад, сжал плечо голландца.
- Тихо, - послышался шепот. - Здесь есть еще один проход, только вернемся шагов на десяток.
Жискар шел за проводником, стараясь одновременно не отставать и ступать достаточно тихо: навряд ли преследователи убежали достаточно далеко. Скоро они сообразят, что добыча ускользнула, и вернутся.
И найдут только Сандоваля. Черт возьми. Эти гугеноты мнят себя святошами. У них хватит совести хотя бы по-христиански похоронить мертвеца?
Впрочем, сейчас не стоило думать о том, что тело погибшего товарища останется во вражеском городе. За это просто следовало отомстить.
Следом за проводником Жискар пробрался через узкий лаз между домами. Человек более тучный изрядно попотел бы, преодолевая это препятствие. Зато потом они очутились на достаточно широкой улице, и Жискар инстинктивно прижался к стене, чтобы не очутиться на открытом пространстве.
Стояла полная тишина. Как будто они оставили гнавшуюся за ними свору в каком-то другом мире.

+2

13

В который уже раз за эту ночь Никола шел за двумя спутниками в очередную неизвестность – мимо домов которые в ночном сумраке казались почти одинаковыми. Только теперь их с Жискаром вел не Сандоваль, а голландец.

Вел, похоже, какими-то окольными путями, в обход - в городе несомненно поднялась суматоха, а здесь все еще было мирно и спокойно. Впрочем, спокойствие осенней ночи было очень обманчивым - где-то вдали уже слышались возбужденные голоса.   

Наконец остановившись за выступом стены очередного дома, их проводник указал на длинное приземистое здание, которым завершалась улица:
- Вот. Это задняя стена порохового склада, вход с другой стороны.

Отредактировано Илер де Корнильон (2018-05-26 20:39:30)

+1

14

Глаза Жискара достаточно привыкли к темноте. Он недоверчиво уставился на сооружение, к которому они вышли. Арсенал представлялся ему чем-то более солидным. И лучше охраняемым. Конечно, со стороны входа охрана наверняка стояла, и все же он не мог отделаться от ощущения, что здесь что-то не так.
Он протянул руку и схватил проводника за локоть.
- Эй, ты. Это что, главное хранилище?
Другая рука потянулась к ножу. Если окажется, что их завели куда-то не туда, он попросту перережет предателю глотку. Хоть какая-то месть за Сандоваля.

+1

15

Голландец обернулся, испуганно глядя на своих спутников. И вполне осознавая, что перемена в их настроении ничего хорошего ему не сулит, торопливо объяснил:
- Это второе. К главному сейчас никак не попасть, в городе тревога.

Никола в ответ выругался столь замысловато, что впечатлился бы любой солдат. Все оказалось зря! Если бы на воздух взлетел главный пороховой склад, чертов гугенотский город с труднопроизносимым названием сдался бы на следующий же день. А какой прок от взрыва дополнительного хранилища? Разве что пожар…

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » "Испанцы", - обреченно вздохнули приключения. Сентябрь 1622 года