Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Границы дозволенного. 18 января 1629 г.


Границы дозволенного. 18 января 1629 г.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

После эпизода  Границы недозволенного. 17 января 1629 г.
[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

Отредактировано Миледи (2017-11-02 22:17:48)

0

2

Кавалера, которому обещана была сегодняшняя встреча миледи заметила как раз подъезжая к Кур ла Рен. Её самолюбие было слегка задето тем, что шевалье не явился на час раньше, чтобы мерзнуть, томясь в ожидании, а здравомыслие посетовало на собственное нежелание нарочно приехать на четверть часа позже – чтобы точно обеспечить месье де Корнильону все прелести ожидания.
Сегодня леди Винтер, как дама, достаточно внимательная к туалету своего спутника, облачена была в бордовое и чёрное, отчего казалась невероятно бледна, свежа и, если не обманывалась, любуясь собой в зеркале, была прекрасна настолько, что даже сама осталась довольна и собой и трудами портнихи.
Одарив шевалье той открытой, исполненной радости встречи улыбкой, которая возникает непроизвольно при виде людей приятных или дорогих сердцу, леди Винтер направила  в к воротам своего жеребца, гнедого, как и вчерашняя кобылка, но с черными хвостом и гривой.
Лакей, следовавший чуть поодаль так же верхом, получил все  распоряжения от хозяйки заранее, а потому придержал лошадь, дожидаясь одного из тех оговоренных хозяйкой вариантов развития событий,  которые требовали от него определённых действий – либо ждать, либо следовать за ней, либо вернуться домой,  оставив госпожу заботам нового знакомого.
Заговаривать первой леди Винтер не спешила,  оставив это удовольствие мужчине, и даже потупила взор, словно устыдившись столь открытого проявления радости, которое так неосмотрительно позволила себе в те первые мгновения, когда они с шевалье заметили друг друга.

[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

Отредактировано Миледи (2017-11-02 22:17:20)

+1

3

Вчерашний день словно в насмешку подбросил Корнильону сразу две возможности пригубить любимое вино особого сорта. К этому вину шевалье особенно пристрастился после недавних событий, точнее - одного «события», о котором ему очень хотелось забыть.

И все же. Первую возможность побеседовать на языке стали молодой человек попросту проигнорировал – все равно лично его происходившее не касалось. Все-таки сдержался, хотя рука сама собой метнулась к рукояти шпаги. Во второй раз Илер сумел обойтись словами, выставив излишне много о себе возомнившего щеголя на посмешище перед компанией его же друзей.  Ведь слова порой оказываются не хуже клинка. А не сдержать обещание, данное даме, шевалье просто не мог себе позволить.

Корнильон и леди Винтер подъехали к парку почти одновременно. А ведь обычно дамы рады заставить кавалера ждать... Но белокурая красавица к числу обычных дам точно не принадлежала.

Илер радостно ответил улыбкой на ее улыбку:
- Вы все больше убеждаете меня в своей реальности, сударыня. Видениям не свойственна такая изумительная пунктуальность.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-11-03 23:41:05)

+1

4

«Как Вы юны и неопытны, шевалье, - могла бы сказать леди Винтер,  томно опустив ресницы, - и как мало посещают вас видения. Иные готовы являться перед взором памяти всякий раз, когда Вы  закрываете глаза, готовясь отойти ко сну, и явлением своим напоминают о том, о чём хочется забыть».
Но  женщине, облагодетельствованной судьбой правом воплощать собой чистоту, красоту и юность, подобные рассуждения не к лицу, даже в сочетании с черным и бордо. Потому леди Винтер, скромно потупив взор, проговорила, якобы смущенная этим упрёком:
- Стоит Вам только пожелать, месье, и я предстану перед вами во сне, - но, будучи сновидением,  - она подняла на Корнильлона смеющийся взгляд, - смогу позволить себе не только забывать о ночных свиданиях, но и являться к Вам во сны даже когда Вы грезите о сражениях и победах.

Памятуя о том, что рассказывали ей любовники о снах с её участием, миледи могла бы добавить, что в чужих снах позволить себе она может многое. Но они были слишком мало знакомы для такого рода фривольностей, а шевалье производил впечатление  человека, несмотря на молодость и привлекательность, избегнувшего (счастливо или нет) сетей порока и не знающего еще, каково это – оказаться заложником собственной страсти и превратиться в игрушку любимой или вожделенной женщины. Юноши и молодые мужчины такого типа обычно привлекают дам постарше, но чем именно привлекают, графиня Винтер уже начинала понимать… Чудесные двадцать два года, которые она, полагаясь на честность собственного отражения, называла своими, на деле представляли собой совсем другое число. И, как всякая привлекательная женщина,  пережившая четверть века, леди Винтер уже ощущала ледяное дыхание ужасной старости,  грозящей прийти лет через пять, с тем, чтобы один за другим отнимать у неё все те дары природы и божественного благоволения, которые люди называют красотой.

- А сколько вам лет, месье? – спросила он с той лёгкостью,  которая у людей малознакомых служит иногда свидетельством искренней симпатии, избавленной от неловких мыслей вродле «а что он подлумает обо мне, если я скажу… или спрошу…»
[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

+1

5

Вопрос леди Винтер почему-то показался шевалье чем-то само собой разумеющимся. Оказалось, что с этой дамой можно легко говорить о чем угодно.

- Двадцать два года, сударыня. Я вообще-то старше, чем выгляжу, - ничуть не смутившись, ответил Корнильон. – В 15 лет сбежал во Фландрию воевать с еретиками.  Потом армию пришлось оставить, и я несколько лет жил в Италии, а во Францию вернулся совсем недавно.

Шевалье усмехнулся, припомнив некоторые обстоятельства этого возвращения. И тут же шутливо поинтересовался:
- Чем же я обязан столь особому к себе отношению, прекрасная фея зимнего леса?

А потом все-таки добавил, уже серьезно:
- Мои сны для вас открыты, но я бы предпочел еще раз увидеть вас наяву…

И не только увидеть…  Но об этом, разумеется, молодой человек вслух не сказал.

+1

6

Ах, как хотелось миледи воскликнуть, поддерживая историю шевалье: «как я Вас понимаю, сударь!» и поведать ему о побеге из монастыря, совершенном ею.. да в те же прекрасные пятнадцать. Но увы, дамам не пристало хвалиться подобными приключениями, а потому  графиня только тонко, с толикой лукавства улыбнулась, опустив ресницы и чуть тронула поводья,  направив  коня шагом в ворота.
- Угадайте, - предложила она, сдерживая улыбку.
И пользуясь тем, что  теперь Корнильону, памятуя о вчерашнем своем желании проверить резвость своего вороного красавца, придется последовать за ней, хотела дать коню перейти на рысь, но последние слова шевалье заставили её обернуться…
- Всего лишь раз?  Это нетрудно, но не будем отвлекаться… итак…
Она позволила себе небольшую фору, зная, что всаднику потребуется всего каких-то несколько секунд, чтобы поравняться с ней, но ведь для того, чтобы предположить самостоятельно, какие же достоинства могли бы стать причиной «особого отношения» тоже нужно было время.
леди Винтер надеялась только, что шевалье столь же остроумен, как галантен, и еще больше рассчитывала, что он в достаточной степени дерзок и самолюбив, чтобы отважится на интересные предположения и развлечь тем самым и себя и её, пока они доберутся до набережной.

[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

Отредактировано Миледи (2017-11-13 20:57:24)

+2

7

Корнильон поравнялся с леди Винтер за несколько мгновений, но этого времени шевалье хватило на то, чтобы обдумать ответ:

- Если предположить что вам, существу из мира волшебного, открыто все минувшее,  догадки будут, - молодой человек слегка улыбнулся, продолжая игру, начатую белокурой красавицей. – Во Фландрии мне не единожды доводилось убеждать и друзей и врагов в возможности невозможного...

И платить за это сполна. Но не о том сейчас речь…

- Или вам пришлось по нраву что-то из более поздних событий? То, что называют благородным безумием?

Впрочем, признаться честно, безумными называли все его затеи, и те, что были во Фландрии – тоже.

+1

8

Не умилиться юношеской самонадеянности шевалье было сложно, однако леди Винтер не склонна была сегодня потакать сентиментальным настроениям и поощрять Корнильона к дальнейшим воспоминаниям о былом.
Реальности сложно соперничать с воспоминаниями, приправленными фантазиями до тех пор пока время, этот великий художник, с равной легкостью стирающий и ретуширующий одно, уродующий другое или заботливо хранящий от своих инструментов третье, не приравняет день нынешний к событиям минувшим.
- Нет, вовсе нет, - с веселой жестокостью сообщила она своему спутнику, - Вы привлекательны, обходительны, черты вашего лица выдают благородство, а взгляд – смелость.  А теперь, месье, когда я отплатила вам за дифирамбы в мой адрес,  надеюсь, вы доставите мне удовольствие убедиться в правоте моих слов: благородная Ваша душа предпочтет честную гонку всем намерениям подарить мне победу…

Миледи легко можно было упрекнуть в пренебрежении такой глупостью, как честность. Но разве мог об этом знать её милый спутник?
[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

Отредактировано Миледи (2017-11-13 20:59:51)

+1

9

Белокурая дама настойчиво пыталась убедить шевалье, что является существом земным. А ему почему-то упорно не хотелось в это верить…

Они ехали через парк – тихий и застывший, забывшийся зимним сном. На фоне темных облетевших деревьев красота леди Винтер казалась воистину ослепительной. А еще эта дама изумительно держалась в седле, все сильнее убеждая молодого человека, что предстоящее не будет пустой забавой. И хмельной азарт уже кружил голову.

- Я обещал вам честное состязание и от слов своих не отступлюсь. Но насколько я помню, - Корнильон лукаво улыбнувшись, взглянул на свою собеседницу,- вчера вы обещали мне доказательства своей принадлежности к миру людей…

+1

10

- Доказательство.., - леди Винтер даже повернула голову к собеседнику и с видом самоуверенно-легкомысленным предложила, - а выберите сами, какое доказательство пожелали бы принять от меня, в случае своей победы в нашем состязании.
- Ваш поцелуй, сударыня. – не раздумывая ответил шевалье, удивительно легко решившись на редкостную дерзость. – Если после  я не забуду собственное имя, значит, вы и вправду существо из плоти и крови.
Всего мгновение назад Илер о таком и помыслить не мог. Но это ведь было мгновение назад..
Графиня  одарила шевалье взглядом, исполненным упрека и смущения, за которым вполне могло последовать лицемерно-недовольное: «да что вы себе позволяете?». Но взгляд этот сопровождался такой открытой, даже поощряющей улыбкой, что, видевший её едва ли  бы усомнился в том, что пожелание  соперника доставило миледи удовольствие.
- Даже не знаю, какой награды пожелать от Вас, - проворковала она, - год воздерживаться от дуэлей?  Вы потеряете форму, но так истоскуетесь по любимой своей забаве, что после, Вас убьют в первой же драке… - она  резко подстегнула своего жеребца, и  тот легко  ушел вперед. Правда ненадолго.  Как раз, чтобы нагоняя её,  дерзкий молодой человек смог в полной мере осознать, сколь ужасной может быть его участь.
И вновь на то, чтобы поравняться с дамой,  ускользающей подобно солнечному блику на волнах, Илеру хватило нескольких мгновений.
- Разве моя смерть будет для вас наградой, прекрасная фея?
- Я ведь могу надеяться, что за год Вы обретёте увлечение, остепенитесь, найдете себе невесту, - она рассмеялась, - но не беспокойтесь, я не буду к Вам столь жестока. Вы подарите мне только день Вашей жизни. Всего один. Согласны?
- Согласен, - кивнул Корнильон.
И подумал, что не знает теперь, что будет для него большей наградой - победа или поражение.

Улыбка графини неуловимо изменилась и если бы шевалье усмотрел в ней признаки коварства, то не ошибся бы в подозрениях.  Леди Винтер уже знала, что день этот будет не завтра, но совершенно точно тогда, когда это окажется удобно для её планов и крайне неудобно для очаровательно-влюбчивого месье де Корнильона.

Она потрепала своего жеребца по холке и шепнула тихонько: «Не подведи».
Поцелуя ей, разумеется, было совершенно не жаль.
И в другой ситуации, пожелай этот пылкий и очаровательный в своём  по-юношески горделивом тщеславии шевалье  получить поцелуй силой или вытребовать под каким-нибудь занятным и пикантным предлогом, она с азартом и не без удовольствия подыграла бы ему.
Но сейчас…
Беседа вышла столь занимательной и столь пришлась по вкусу миледи, что  впору было сожалеть, что они уже доехали до конца главной аллеи.  Графиня первой повернула коня  в сторону  боковой аллеи, рассчитывая, что та безлюдна.  Ей вовсе не хотелось отказываться от задуманного.
- Мне кажется, ваш жеребец  прекрасно подходит для долгих поездок, - польстила она своему сопернику, - прекрасный, выносливый конь. Он не боится выстрелов?

*совместно

[icon]http://s2.uploads.ru/w8scA.jpg[/icon]

Отредактировано Миледи (2017-11-19 21:27:08)

+1

11

Разумеется, шевалье не обладал даром читать чужие мысли, потому по-прежнему пребывал в счастливом неведении насчет далеко идущих планов свой прекрасной собеседницы. Впрочем, если бы и обладал, это ровно ничего бы не изменило. Потому что есть мгновения, за которые стоит платить самую дорогую цену. Она все равно не будет излишне высокой...

А здесь каждый взгляд, улыбка, сказанное слово стоили такой цены… И его дерзкая мечта – поцелуй красавицы, с которой они внезапно оказались так схожи стремлением вырваться за пределы обыденного, за границы, коими большинство живущих вполне довольны.

- Этот конь не боится ничего, сударыня! Правда, характер у него скверный. Но я упрямее!

Корнильон очень по-мальчишески рассмеялся и легко обогнал свою спутницу. Вороной жеребец понесся по аллее, но почти сразу всадник развернулся, поднял коня на дыбы и помахал даме рукой.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-12-02 09:37:31)

+1

12

Мальчишеское бахвальство Корнильона вызвало у леди Винтер очередную улыбку, а  внезапная демонстрация не то норова доселе идеально послушного жеребца, не то мастерства наездника только позабавили.
Она протестующее взмахнула рукой и  одарила шевалье упрекающим взглядом, словно сочла его порыв желанием бесчестно опередить её на старте. К тому времени, графиня сказала уже достаточно, чтобы соперник её скорее желал проигрыша, чем победы, но почему бы не добавить ещё пару слов к уже сказанному.
Пару ни к чему не обязывающих, ничего не обещающих слов.
- О да, я вижу, вы оба просто рветесь в бой,  - она развернула своего коня  и чуть сильнее натянула повод, скользнув взглядом  вперед, уже мимо своего соперника, - но если ваша победа покажется мне нечестной,  не сомневайтесь, что я тотчас потребую реванша! А сейчас извольте вернуться и сосчитать от трёх до нуля. Я готова!

В подобных спорах, затеваемых людьми, старающимися придать банальному флирту оттенок интриги, настоящего соперничества было совсем немного, но даже эта капля волновала и пробуждала в душе миледи азарт.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Границы дозволенного. 18 января 1629 г.