Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года


Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Женщина в трауре получает внимание как раз в то время, когда она в нем нуждается.
Марлен Дитрих

0

2

День был серым и скучным. На самом деле нет; но Эжени, уставшая от странной пустоты, которая воцарилась на душе после похорон, ощущала собственную тоску и печаль как наброшенный на шею колючий и душный шарф, к тому же затянутый слишком туго; от него хотелось избавиться и все не получалось, и она маялась и от этого удушья, живущего в ее собственной груди, и от мук совести, которые то и дело говорили молодой женщине, как это дурно, устать от скорби и хотеть ярких красок и хоть немножко былой беззаботности. Эжени грустно бродила по дому, бралась за стихи и тут же откладывала книгу, скучала по Теодору, с которым не виделась целую вечность - все время, прошедшее после похорон; ее обязывал добровольный траур, хотя она и держала его ужасно: если в первый день после скорбного обряда ее, оглушенную горем, не могло отвлечь ничто,  уже на второй день попытки доброй и нежной Эмили облегчить подруге тяжесть потери вызывали искреннюю улыбку.
За окном стояла все та же дождливая осень, уже переходящая в зиму, и ветер, залетающий в приоткрытое южанкой окно, был для нее слишком холоден, но этот же холод сегодня пробуждал в ней особенно острую жажду жизни. В конце концов, она же не умерла, и хоронить себя в склепе съемных комнат было отвратительно; бедная Эмили, вынужденная сидеть дома, тоже нуждалась в развлечениях, и если им пока не стоило выходить на улицу вместе, можно было принести домой что-нибудь интересное. Новую книгу (но книжная лавка была так близко от дома Теодора!), сладких марципанов, образцы кружев от модистки (Эжени так и не решила, можно ли приглашать к себе модистку во время траура, но даже сейчас ей хотелось новых платьев, и это тоже заставляло ее стесняться собственной испорченности).
В конце концов она кликнула камеристку. Теплые осенние тона платья и накидки радовали глаз гораздо больше, чем черная траурная шаль, и Эжени, немного потерзавшись сомнениями, выбрала на сегодня черный, но полупрозрачный и совсем легкий газовый шарф. Больше черных вещей у нее не было, если не считать перчаток, так что и выбор был невелик.
Расцеловав на прощание любимую подругу и пообещав вернуться как можно быстрей, она выскочила из дома с неприличной поспешностью. Еще не зная даже, куда направится прямо сейчас.

+2

3

Темноволосый и темноглазый молодой человек, двумя днями ранее снявший комнату в доме напротив и с той поры почти не появлявшийся на улице, давая охочим до новостей соседям повод для слухов уже хотя бы тем, что держал занавески на своем окне закрытыми, внезапно покинул свое жилище и устремился следом за молодой женщиной, нагнав ее на углу.

– Прошу прощения, сударыня, – говорил он с сильным гасконским акцентом, и вид у него был до крайности смущенный – как и подобает скромно одетому провинциалу, остановившему на улице изящно одетую парижскую красавицу. – Меня зовут Анри де Приньяк, вы, наверно, про меня ничего не знаете. Но вы ведь сестра покойной госпожи де Клейрак? Я был ее, ну, можно сказать, крестник, она была для меня таким лучом света!..

Восторженность, прозвучавшая в голосе молодого человека, не помешала ему заглядывать в лицо г-жи де Вейро с робким, но пристальным восхищением.

[nick]Приньяк[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-02 02:49:00)

+2

4

В первые мгновения южанка смотрела на него почти со страхом. Воспоминания о визите убийцы в гостиницу были еще свежи, и пусть тело сестры уже лежало в земле и Эжени не могла больше угрожать ничьим планам, доверчивее это ее не сделало.

- Простите, - Эжени, заметно смутившись, взяла себя в руки. В конце концов, они были на улице, люди кругом...

- Я действительно вас не знаю. - Темные глаза южанки быстро пробежали по фигуре шевалье де Приньяка. - Сестра ничего не рассказывала о вас. А что такое "можно сказать, крестник"?

Мадам де Вейро обозначила улыбку, столь же робкую, каким было его восхищение, но чуть более лукавую.

- Мне всегда казалось, что крестины понятное и простое дело, и тут уж либо крестник, либо нет... Признаться, я готова была увидеть в этой роли совсем юного шевалье или даже мальчика, а вы выглядите так... мужественно...

На вид ему было лет двадцать. Матерь Божья, когда Катрин могла участвовать в его крещении?! Он что, ее... любовник?!.
Эжени засомневалась в собственных выводах. Катрин очень трепетно относилась к мужу и семье, хотя в тихом омуте могли водиться и черти. И было бы здраво, наверное, ничего не писать о любовнике в письмах к сестре, мало ли, кто мог увидеть эти письма.
Но зачем так прихотливо представляться, мужчины вечно все усложняют.

+1

5

Человек, назвавший себя шевалье де Приньяком, снова опустил быстрые черные глаза, будто лукавство, прозвучавшее в голосе молодой женщины и мелькнувшее в ее взоре, смутило его еще больше.

– Я боюсь… думаю… ну, надеюсь, что она никому обо мне не говорила, – проговорил он. – Это ведь так легко понять неправильно. Я в Париже совсем недавно, а она снизошла ко мне… Я не знал, куда идти, а она указала мне… путь.

Он снова вскинул голову, всматриваясь в собеседницу - словно опасаясь, что она поймет его как раз так, как не следовало.

- Я видел вас… на похоронах. Я… пошел следом, и потом возвращался, но не решался до сих пор… ну, зайти… а потом увидел вас на улице… И…

Он неловко развел руками.

[nick]Приньяк[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-02 02:48:45)

+1

6

Эжени колебалась. Ей не нравилось все это. Но как она могла упустить случай узнать что-то большее о своей покойной сестре? Добавить новую странность ко всем уже известным странностям дома Клейрака и, может быть, получить веские доказательства... чего?
Она пока не знала. Могла только предполагать и это, определенно, было опасно. Все эти "крестники" и "указанные пути" слишком хорошо укладывались в ее подозрения, особенно после этих странных монашек, и этот "свет"... Ронэ говорил, что это похоже на ересь, и крайне неохотно возвращался к этому, а Эжени не настаивала, у них были другие темы для разговоров и не только...
Ох, Катрин!..
Этот шевалье де Приньяк что-то знал! И если Катрин действительно никому не говорила о нем, тогда и Клейрак о нем вряд ли слышал.
В воздухе витала живая тайна. Смотрела на южанку черными глазами. И Эжени решилась.

- Вы можете проводить меня, шевалье, - сдержанно сказала она, поправляя капюшон накидки. - Я иду в книжную лавку.

Оттуда было так близко до жилища Ронэ. Смешно и нелогично, но ей так было спокойнее, хотя, случись что, любовника могло даже дома не оказаться. Но месье Крамуази ее знал и может быть, не дал бы в обиду?..

- По дороге расскажите о моей сестре, - предложила Эжени. - После такой потери мы можем скрасить свое горе только воспоминаниями.

Нежный голос молодой женщины был искренне печален.

+1

7

Молодой человек согласно вздохнул и учтиво предложил даме свой локоть. Красавица-вдова ни на шутку удивилась бы, верно, и огорчилась, если бы знала, что в тот же момент, когда она решила, что ее собеседник имеет какое-то отношение к тайнам Клейрака, он, в свою очередь, пришел к прямо противоположному выводу. Из трех наживок, которые он забросил, ни одна не вызвала ответа, на который он рассчитывал. Но, будучи человеком не только молодым, но и осторожным, мнимый шевалье де Приньяк не спешил отказаться от своих подозрений.

– Я был бы счастлив составить вам компанию, - заверил он г-жу де Вейро. - Даже в книжную лавку, хотя сам я почитаю книги пустой тратой времени. Ну, кроме Библии, конечно, но я по-латыни не читаю, а на французский ее такой сомнительный тип переводил, что поди знай, что он в свой перевод добавил, а что убрал – вы как думаете? Катрин, то есть покойная госпожа де Клейрак, - его лицо снова омрачилось, - она так, конечно, не думала, то есть не совсем так думала, то есть, ну я не очень понял.

Признание это он сделал с таким лукавым простодушием, что легко было представить себе его перед священником, точно так же опускающим глаза и улыбающимся, чтобы объяснить, отчего он никак не мог выучить урок.

[nick]Приньяк[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

+1

8

Эжени нечеловеческим усилием воли не подняла очи горе, то есть не закатила глаза в немой досаде - богословские разговоры мгновенно вызывали у нее чувство сродни зубной боли. По большей части. Но сейчас ей это и требовалось, пришлось набраться терпения. Этот человек называл ее сестру по имени, подумать только. И совсем, совсем ничего не сказал такого, чтобы дать своей спутнице пищу для размышлений. Только имя. Что же он знал на самом деле?
Осознав сказанное, южанка покосилась на шевалье с заметным смущением. Гугенот? Неужели гугенот?.. Нет, это все то же, что тогда, у Клейрака. Как те монашки. Они не были гугенотками.
Ересь. Ронэ говорил, ересь. Господи, неужели этот симпатичный молодой человек - еретик. И Катрин. Он же прямо говорит, что Катрин...
Эжени сбилась с шага, опершись на руку спутника. Была тому виной пронзительная мысль, что сестра загубила свою душу, или лужа, которую южанка хотела обойти, для постороннего наблюдателя осталось бы загадкой.

- Я не смогу поговорить с вами о Библии, - Эжени так же смущенно улыбнулась. - Я так мало знаю.

Это была чистая правда, как бы ни хотелось ей выдать себя за участницу этого странного действа, разворачивавшегося вокруг дома Клейрака, она знала настолько мало, что немедленно выдала бы себя, так ничего и не узнав. А шевалье де Приньяк мог насторожиться, испугаться и уйти, и где его тогда искать? В конце концов, это же он к ней подошел, еще после похорон хотел подойти, а теперь... Как же он сказал... "Увидел на улице".
Эжени чуть не схватилась за голову, но удержалась, конечно. Хотел подойти после похорон, потом не решался зайти. Зайти. То есть он знал, где она живет. Да он же следил за ней!
Господи. Пусть он будет не сумасшедший.

- Если вы ждете, что я тоже смогу... указывать вам путь... то это не так, - она вздохнула.

+1

9

Мнимый шевалье де Приньяк навострил уши. Больше всего ему хотелось тут же спросить, кто знает больше, но ее слова могли ничего не означать, недаром он выражался так туманно.

– Я бы тоже не хотел говорить про Библию, – признался он. – Но госпожа де Клейрак так мне помогла… я чувствую себя… чувствовал себя обязанным ну, поддерживать беседу. И кое-что, я подумал, ну, я плохо помню, но тогда я подумал, что это было правильно, что она говорила. Но это неважно, а я подумал… вы ведь ее сестра, может… вот, это она мне дала.

Он снял с шеи шнурок, на котором висела вырезанная из бирюзы бусина. Сейчас все должно было решиться, и однако взгляд молодого человека оставался все таким же простодушным и доверчивым.

[nick]Приньяк[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

+1

10

На лице южанки отразилось неприкрытое волнение и даже страх. Она думала о том, что Катрин дала этому человеку, звавшему себя ее крестником, во что и так трудно было поверить, не крестик, а какую-то безделушку, бусину, и он таскал ее на шее, как будто это что-то значило.
Так не хотелось верить во все это и страшно было подумать, что Катрин сейчас совсем не в раю, но доказательств было так много. Эжени заказала мессу, но сейчас думала, что этого будет мало. И ничто, наверное, уже не исправить, разве что еще одну мессу заказать, но ведь не поможет... И можно ли... мессы... по еретичке.
Молодая женщина с трудом справилась с дрожью.

- Уберите это, - тихо попросила она, не выдержав. - Вы не носите крест? Совсем?

Она не видела. Но это был очень опасный вопрос, и Эжени осознала это, когда он уже прозвучал. Было поздно что-то менять, и она торопливо продолжила, положив руку на локоть гасконца:

- Оставьте... Вы не думайте, я... все понимаю... - На самом деле она понимала куда меньше, чем хотелось. - Я никому не скажу, что вы... Но вы оставьте это, вы ради этого меня искали?.. Я не знаю ничего, и вам не надо, ну подумайте. Это же душа...

Она так волновалась, что не могла даже внятно объяснить этому черноглазому шевалье, чем он рискует. А если он давно у этих... еретиков... и просто хотел узнать, много ли она успела выяснить?..
Эжени торопливо отступила на шаг, высвобождая руку.

+2

11

Южанин - говорить по-французски чисто он еще не умел, но гасконский акцент давался ему легче - ошеломленно уставился на молодую женщину, и на несколько мгновений его маска - нет, не соскользнула, но дрогнула. Шевалье де Приньяк засмущался бы, ведь он бы и сам так думал, наивный дурачок, но не смел бы возразить взявшей его под покровительство знатной даме, и было бы что-то с этими бусинами, недаром англичанин о них упоминал, и поэтому он бы сейчас забормотал какую-то чушь и убрался бы подобру-поздорову. Дон Диего де Варгас, кавалер ордена Алькантары, остался.

- Я ношу, что вы! - он расстегнул верхние пуговицы камзола и вытащил из-за ворота рубашки золотую цепочку с распятием. - Что вы, конечно! Ну то есть я мог бы не носить, да, но мне ее матушка надела. Я-я-я… я не понимаю, я думал, ну… она же ваша сестра была, так может, на память?..

Он допускал, что г-жа де Вейро ничего не знает, и тогда она ни в чем бы его не заподозрила - ну разве что в том, что он утешал ее сестру в отсутствие мужа, и он повел бы себя иначе. Так же возможно было, что она в сговоре с Клейраком, и тогда она… может, испугалась бы, что у ее покойной сестры был кто-то, кого она тайком посвящала в их тайны. Может, увидела бы в нем посланца от этого мерзавца, которого они называли то Габриэлем, то Люцифером. Даже если бы она заподозрила бы в нем соглядатая, она раскрыла бы какие-то карты. Но вот того, что она могла быть на другой стороне, он не ожидал. Союзница?

[nick]Приньяк[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-09 02:57:32)

+1

12

Эжени смотрела на крест, испытывая облегчение сродни тому, какое испытывает бедолага в руках зубодера, когда один зуб уже упал в миску, а второй еще предстоит тащить.
У него было распятие, но он живо интересовался этим еретическим учением, и если бы дело было только в его привязанности к Катрин, разве стал бы он искать ее сестру и снова спрашивать о том же?..
Что значат его слова о матушке? Это он про распятие или про бусину?
Взгляд молодой женщины медленно перемещался от крестика к шарику бирюзы и обратно. "Ее надела". Так о кресте не скажешь, разве только о цепочке. И о бусине. И "Она же ваша сестра была". Матушка, вот как. Может, все-таки про свою мать сказал, так... спокойнее.
Эжени не привыкла разгадывать такие загадки и на лице южанки облегчение сменилось почти отчаянием. Что с ним делать, он кажется таким простодушным, и он, наверное, и вправду был привязан к Катрин, и не успел совсем погрязнуть в ереси, крестик же. И все равно он ищет этих страшных людей, ну зачем ему?..
Мадам де Вейро не помнила, носил ли Клейрак крестик. Был ли крест на груди сестры той ужасной ночью. Может, они так далеко ушли от Церкви, что и святое распятие для них немного значит...
Ронэ подсказал ей про ересь. Может, он знает что-то и про эту бусину?
Эжени глянула наконец в лицо гасконца и мягко попросила, хотя ее почти мутило от страха, от простого понимания, что в Париже таких людей могло быть много и они знали о ней:

- Шевалье. Не губите себя. Носите это, - она легко дотронулась до руки, сжимающей цепочку с распятием. - На исповедь сходите. Если вы и правду любили Катрин, я дам вам что-нибудь на память.

Она бросила взгляд на бусину.

- Когда она выходила замуж, она подарила мне медальон. Со святым Бенедиктом. На нем написано...

Эжени нахмурила лоб, припоминая.

- "Vade Retro Satana". И еще что-то. "Non Draco Sit Mihi Dux". Вы не читаете по латыни, да. Но это хорошие слова. Это молитва. Я могла бы дать его вам.

Она смотрела почти с сочувствием. Если это хоть немного отвратит этого молодого человека от беды, пусть так, и не жалко даже.
А еще она хотела показать бусину Ронэ. Это было важно. И нужно было все рассказать, и про этого гасконца тоже.

Отредактировано Эжени де Вейро (2017-11-09 03:08:24)

+1

13

Дон Диего испытал нечто, весьма похожее на стыд - г-жа де Вейро так искренне тревожилась за него, а ведь он солгал ей про ее сестру и продолжал лгать. Но если она возьмет бусину, на память о покойной…

Они успеют вовремя, и ничего не случится. Как говорится, ad majorem dei gloriam. Не следует ему, посвятившему себя церкви, так много думать о незнакомой женщине, особенно, о такой красивой.

Это было первое собственное задание сеньора де Варгаса, и выбор был очевиден.

- Я… - он неловко хохотнул, поправляя ворот, и поднял на г-жу де Вейро лукавый взгляд. - Ну, ладно, я схожу. Если вы позволите мне еще раз вас навестить. И… вот, я вам это отдам, раз вы боитесь, но правда, не бойтесь, это ей было важно почему-то, а мне это ну, только как память, только она сказала, что это ну, как ладанка, для защиты. От дурного глаза. Я ее в святую воду клал, если что.

Вид у шевалье де Приньяка сделался совсем смущенным, как у человека, поймавшего себя на откровенной глупости.

Если она наденет бирюзовую бусину в присутствии Клейрака, что тот подумает? Бусина была неправильная, но вряд ли он не заметит ее вовсе.

[nick]Диего де Варгас[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-14 02:12:46)

+1

14

Эжени с облегчением спрятала бирюзу в ладонь. Может, хотя бы для этого шевалье не все потеряно. Она даже улыбнулась. Он был по-своему милый, и все же он что-то знал. Если сестра с ним разговаривала... Если он согласится рассказать это кому-то еще... Только не так, как ей, по дороге, путано и сбивчиво, а по-человечески... Тогда надо было его пригласить. Только так, чтобы он не подумал дурного. И Эмили вся эта история точно развлечет.

- Странно думать, что это - последняя память о сестре, - призналась она, не решаясь разжать пальцы и посмотреть еще раз на бусину, которая вызывала у нее очень смешанные чувства. Надо же, для защиты. Суеверие, как у крестьян каких-нибудь. Только хуже, потому что крестьяне и не понимают ничего толком, а Катрин... она все понимала. Как она тогда сказала? "Отдам свою кровь свету". И шевалье де Приньяк тоже что-то про свет говорил, в самом начале.
Нельзя было его упускать.

- Спасибо вам, шевалье, - она улыбнулась, глядя на лукавство в этих черных глазах. Невольно отражая его.
Ронэ она все расскажет. Может, он и сам захочет познакомиться с шевалье. А может, предпочтет держаться подальше от всего этого, все-таки его что-то связывало с Клейраком... В любом случае, у нее есть камеристка. И Эмили дома. Никто не сочтет это... чем-то неприличным.

- Приходите, - Эжени еще улыбалась, но держалась очень сдержанно. - После исповеди. Я обещала вам подарок на память и у меня гостит подруга, она тоже немного знала Катрин.

+1

15

Глаза испанца сверкнули при упоминании о знавшей г-жу де Клейрак подруге, и он поспешно притушил их блеск, смущенно опуская взгляд. Откуда еще подруга? Наушница? Если за г-жой де Вейро приглядывают и если она, услышав о нем, расскажет другим…

- Но я же еще не проводил вас до книжной лавки, - жалобно протянул шевалье де Приньяк и испортил все впечатление лукавой улыбкой. - Я загадал: если позволите мне вас проводить, меня примут в полк. А?

Что еще полезного она могла бы рассказать? Дон Диего не признался бы и самому себе, что, как бы ни занимал его этот вопрос, было что-то удивительно располагающее и в самой г-же де Вейро.

[nick]Диего де Варгас[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-14 02:13:08)

+1

16

Она невольно рассмеялась, так трогателен он был.

- Тогда я не могу испортить ваше блестящее будущее, - заверила его Эжени. - Идемте.

Бусину надо было куда-то деть, чтобы не потерялась, и южанка надела ее на шею, тут же спрятав под одеждой. Что бы это ни было, после святой воды это ей не повредит. Повисит рядом с распятием, потом можно будет в шкатулку убрать.

- В какой полк вы хотите поступить? Брат говорит, нет ничего лучше гвардии. Ой, я вас не обидела? Это он так думает, вы ведь знаете, каждый хвалит свой.

+1

17

Дон Диего отлично знал, что брат г-жи де Вейро и г-жи де Клейрак служит в кардинальской гвардии, и, решая, кому из них представляться «крестником» покойной, не сразу остановил свой выбор на сестре. Увидев ее на похоронах, он последовал за ней, но выбрал ее, только сообразив, что она, не живя в Париже, куда вернее не будет точно знать, с кем общалась в последние месяцы жизни г-жа де Клейрак.

- Гвардия это не для меня, - вздохнул он почти искренне. - Кто меня туда примет! Я просился солдатом в Нормандский полк. А ваш брат, он тоже, ну, как Ка-… госпожа де Клейрак?

На сцене дон Диего никогда не появлялся и счел бы саму мысль оскорбительной, но вложить в свой голос настороженность у него получилось очень хорошо.

[nick]Диего де Варгас[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-14 02:13:32)

+1

18

Эжени чуть не воскликнула возмущенно: "Что вы!", но мгновенно поняла две вещи. Во-первых, это было ужасно некрасиво по отношению к покойной сестре, хотя они с господином де Приньяком, кажется, отлично друг друга поняли. Во-вторых... От этого "во-вторых" молодой женщине чуть не стало дурно.
Она побледнела и подняла на гасконца совершенно растерянные глаза.

- Но я... Я не знаю, - прошептала она. - Да нет же... Он же... не мог бы. Он же у Его Высокопреосвященства служит...

Эжени торопливо прижала к губам руку в перчатке. Клейрак тоже служил у кардинала, Матерь Божья. А вдруг Арман...

+1

19

Глаза дона Диего хищно блеснули. У кардинала. Г-н де Клейрак тоже служил у кардинала, и именно это было самым важным для него во всей этой истории.

- Ну, сударыня, - пробормотал сбитый с толку шевалье де Приньяк, чья маска соскользнула с лица испанца лишь на какое-то мгновение, - но это же, ну. Ну глупости, да? Вот у арендатора одного у нас, у него была подкова, так он мало того что из дому без нее ни на шаг, так еще и каждое божье воскресенье ее перед статуей Девы Марии клал и Ave читал, потому что якобы иначе - а она у него с надломом была - из нее за неделю вся удача вытекала, а значит, надо было, чтобы Дева Мария ее снова наполнила. А тут - ну, бусина!..

[nick]Диего де Варгас[/nick][icon]http://s7.uploads.ru/ahMkB.jpg[/icon]

+1

20

Эжени нерешительно посмотрела на спутника. Она была плохой сестрой, нужно было как следует с Арманом поговорить, а не письма ему писать. Так бы и выяснилось, что он думает про весь этот свет, кровь и прочие ужасы. А теперь даже ответить было нечего, если по существу.
И все же, представив себе эту подкову перед Девой Марией, мадам де Вейро заулыбалась.

- Вы меня успокоили, сударь. Какое счастье, что это не подкова. Представляете, как бы вы с ней выглядели?.. А я?..

Она снова взяла гасконца под руку.

- А хотите, я попрошу господина д'Авейрона рекомендовать вас в полк? Он, конечно, не герцог какой-нибудь, но все-таки гвардеец кардинала, его слово что-то значит. Может, немного, но вам же нелишним будет? Я уверена, вы подружитесь, когда познакомитесь. Я должна вас познакомить, правда?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года