Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г


Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Кавуа из эпизода: Не в свою лужу не садись. 2 декабря 1628 г, день

0

2

Ришелье был прав, Кавуа еще не раз вернулся мысленно к этому разговору. И спускаясь по лестнице, и зайдя в кордегардию, и даже выйдя из нее после короткого разговора с Жюссаком, он все еще думал о сказанном и, что важнее, не сказанном.
"Возьмите с собой кого-нибудь..."
Черт возьми, он никого не хотел с собой брать.
Зачем Ронэ убил Солье? Что эти двое могли не поделить? Не мог Ронэ метить на место Солье, это абсурд. Хорошо, если вообще понимал, что это за место...
На улице густо шел снег.
Капитану подвели коня. Он поднялся в седло, все еще колеблясь. "Возьмите с собой..."
Черт.
Кого бы он с собой не взял, разговора не выйдет. Но и нарушить просьбу кардинала после такой беседы...
Ронэ, помнится, очень не любил ходить под арест.
Идеально на роль спутника подошел бы л'Арсо, его с капитаном дружба была общеизвестна, Ронэ знал его и они вроде неплохо ладили, но гасконец сегодня сказался больным и на службу не вышел. Вийе относился к Теодору с заметной прохладцей, остальные вообще не знали, кто такой Ронэ, а брать с собой людей неосведомленных Кавуа не хотел тем более.
По всему выходило, что если он хотел решить это дело миром, нужно было ехать в одиночку.
Кавуа послал коня вперед, сначала шагом, потом ровной рысью.
Сначала человек Клейрака, потом Солье. Может быть, еще кто-нибудь. Все это дурно выглядело. Если бы речь шла о ком-нибудь другом, Кавуа был бы настроен однозначно, но Ронэ, помнится, терпеть не мог предателей. Тогда, после боя в трактире под Ларошелью, он...
Пустое.
И люди меняются.

...Подъезжая к дому Ронэ, он окончательно уверился в том, что знает слишком мало.
Перед дверью пикардиец стряхнул снег с плаща и шляпы и постучал - достаточно вежливо, чтобы хозяин дома не вздумал ретироваться через черный ход, как бывало. Во-первых, от Ронэ Кавуа этого не ждал, во-вторых, у черного хода, против обыкновения, никто не сидел в засаде.

+1

3

Теодор отворил почти сразу. Сам – Паспарту он отослал. Окна его комнаты выходили во двор. И поглядеть заранее, кто стучит, он смог бы, лишь поднявшись к хозяйке. Чего делать не стал.

– Какой сюрприз. – Шпаги при нем не было. Как не было перевязи, колета, обуви и даже чулок. Штаны, впрочем, были. И рубашка была в них заправлена. – Вам нужен секундант?

Он отступил. Пропуская Кавуа сперва в прихожую, а затем к себе.

Бретер был встревожен. Очень. И чтобы это заметить сверхъестественная проницательность была не нужна. Так же как не требовалась чрезмерная наблюдательность, чтобы определить, что в его комнате совсем недавно побывала женщина. Оставившая после себя апельсиновый аромат и смятые простыни. И раскрытый томик Гарсиласо, но кто смог бы сказать, что не сам Теодор читал о Фаэтоне и Икаре?

+2

4

Кавуа задался вопросом, что тревожило Ронэ, но испытал призрак облегчения уже оттого, что бретер не смущался, не суетился и не прятал глаза. И не пугался, конечно. Это еще ничего не значило, но говорило в его пользу...

- Нет, - чуть усмехнулся гвардеец. Можно подумать, по другому поводу к Ронэ никто не приходил!

- Нам нужно поговорить. Мне нужно... И вам, хотя вы вправе считать иначе.

+2

5

Теодор отвел взгляд. Подавляя первый порыв. Не могла мадам де Бутвиль пойти к капитану. А он не мог быть причастен к ее исчезновению. И, если Атос не проболтался, то тем для беседы у них не было.

– Давайте я погадаю. Вряд ли вам нужен наемный убийца. Ваших людей я, вроде, в последнее время не убивал. Реванша должен желать я. Значит, вас послал монсеньор. Мне очень жаль, в этот раз я занят. Что-то еще?

Бретер взял со стола пустую кружку, наполнил. Был еще некоторый шанс, что визит Кавуа был связан с той дуэлью, которую он не успел назначить. Но ведь не провидит же он будущее?

+1

6

- Из вас плохая гадалка, - констатировал Кавуа, пристраивая шляпу на край стола. И осведомился с искренним любопытством - не мог не спросить! - Вы желаете реванша?

– Я хочу вас убить, – Теодор вручил Кавуа кружку. И вытащил из сундука пару чистых чулок. – Но монсеньор мне это не простит. А смерть на эшафоте мне претит. Хотите меня вызвать?

Пикардиец сделал глоток, наблюдая за бретером. Искренность Ронэ его развеселила - отчасти. По крайней мере, исключительно дурное настроение вдруг пошло в гору.

- Нет, - улыбнулся пикардиец. - Но если вы хотите...

Даже если Ронэ сейчас не хотел, уже через несколько минут все могло измениться.

- А если простит?.. - вдруг спросил Кавуа. Разговор с кардиналом оставил у него слишком тягостное впечатление, чтобы не возвращаться к нему мысленно снова и снова - даже теперь.

– Никогда. Что вам нужно, Кавуа? Я вам обязан за Периньи, не люблю быть должным.

Пикардиец мог бы возразить, он не записывал Ронэ в должники, но если тот считал, что за ним долг чести... Не возразишь, это точно хороший повод для новой дуэли.

- Расскажете, за что вы убили Солье?

+1

7

Теодор молчал очень долго. Натянул чулки. Плеснул вина и себе, но садиться не стал. И пить тоже. От Кавуа он этого вопроса не ждал. От Рошфора, может быть. Или от самого кардинала.

– За то, что он имел глупость нанять моего… ну скажем, друга, чтобы убить меня. Я не люблю убивать друзей. Не умею, на самом деле. Кто вам рассказал? – ответ был очевиден, и бретер не стал его дожидаться. – Если монсеньор спросит месье де Тьеса… не думаю, что он будет врать.

Стоило бы, конечно, предупредить Кавуа. Атос был прав, Солье мог быть чьим-то орудием. Но если мушкетер сам еще этого не сделал, монсеньор это сделает лучше. А лезть в чужие счеты Теодор не хотел.

+1

8

Нужно было спросить у Ришелье, знал Солье про Теодора или нет. Первое же предположение Кавуа, похоже, оправдывалось - но эти чертовы люди Клейрака...
Кавуа глотнул вина. По неожиданной сухости в горле понял, что нервничает.
Вряд ли монсеньор знал об этом. О том, что маркиз пытался заказать Ронэ. Это многое меняло. Дьявол, это все меняло.
А ведь Ришелье - и Кавуа мог бы в этом поклясться - обо всем узнал от своего капитана. Шевалье де Тьес не поспешил с докладом...

- Солье... - капитан чуть промедлил. - Солье знал, что вы - человек монсеньора?

– Нет.

В этом бретер был уверен. Надо было быть полным болваном, чтобы заказывать Кавуа, зная – даже догадываясь, к кому может пойти посредник. Не мог Солье быть настолько глуп.
Монсеньору он бы объяснил сам. Рошфор спросил бы, он бы ответил. Но Кавуа… «Сударь, вы мой враг»? Или, хуже того – «Я бы и кошку кардинальскую не согласился убить»?

Кавуа утопил ругательство в кружке, делая длинный неторопливый глоток. А потом все-таки сказал, утратив крохотную толику сдержанности:

- Черт. Простите, Ронэ, я не понимаю. Солье был великолепным фехтовальщиком. Для чего ему нанимать кого-то против вас, когда он мог бы сделать это сам? Думаю, лучше, чем многие в Париже.

В комнате пахло апельсинами. Среди зимы. Запах не к месту создавал ощущение праздника, почти Рождества.
Ронэ упомянул шевалье де Тьеса. Ронэ знал, что Солье человек Ришелье. И разрешил ситуацию так, как счел правильным. То есть как всегда...
Дьявол.

+1

9

Теодор молчал. Осознавая слишком остро, что сделал глупость. И не одну. Первую, похоже, когда сказал посреднику, чтобы тот не вздумал искать другого на тот же заказ. А последнюю – совсем недавно. Если быть точным, минуту назад.

– Не верите, – констатировал он наконец. Как ни странно, его это не задевало. – Ну, может, он знал, что не справится. А что, вы считали его равным себе?

Кавуа не спросил, почему Солье так хотел его убить. Но, задавая встречный вопрос, Теодор не пытался сменить тему. Что бы он ни говорил, реванша он хотел. Хоть такого.

+2

10

Капитан пропустил вопрос мимо ушей. Случайно. Он как раз думал о том, что верит. Не верил бы, выполнил бы устный приказ монсеньора, и не пытался сейчас сложить мозаику.
После всего услышанного получалось, что говорить Ронэ об аресте... неправильно.
Солье заказал его, шевалье де Тьес тому свидетель, бретер был в своем праве, хоть все это и можно было решить иначе, наверняка.
Но монсеньор хотел знать про Бриеса. И Шавонэ.

- Я никогда не стал бы вас заказывать, - дернул щекой гвардеец, осознав наконец, что упустил кое-что важное. - Теперь я поугадываю. Я знал Солье. Он вызвал бы вас сам, будь дело в случайной ссоре или... женщине?.. Я думаю, он не хотел, чтобы вашу смерть связывали с ним. А может быть, не только вашу. Он... нанимал вас? Вы выполнили заказ и он пытался замести след?

Ради всех святых, кого мог в такой тайне убивать Солье?.. Будь это в интересах монсеньора, Ришелье мог напрямую обратиться к бретеру. И на Ронэ свет клином не сошелся...

+1

11

Растерянность на лице бретера ответила бы на вопрос Кавуа. Даже если бы он не отвел затем взгляд. Подумав, что Кавуа все равно поймет. Он хотел бы, чтобы не от него. Или хотя бы не при нем. Но это было трусостью.

– Нет, – вздохнул он. – Я не убиваю своих врагов за деньги. Солье заказывал вас. Сначала мне, потом… другому человеку. Мне было бы любопытно посмотреть. На вас с ним. Даже жаль, что он решил начать с меня.

Издевку в его голосе пропустить было невозможно. В конце концов, это становилось забавно. На месте Кавуа он бы разозлился. Не знал бы, что делать. И разозлился бы еще больше.

+1

12

Изумление на лице пикардийца протаяло, как круг на замерзшем окне протаивает от дыхания. И медленно затянулось хрупкой наледью самообладания.
Солье?!.. Заказал его?!
Солье, который не был ему другом, да, но ведь они оба... Не мог же он не понимать, что...

- Плесните вина, - чуть неуверенно попросил гвардеец, протянув кружку. Выигрывая мгновения для решения.
Ронэ считал его врагом, да и черт с ним, - и ведь гнев Ришелье не остановил его от убийства Солье, и понимай теперь как знаешь.

- Простите, Ронэ, - вдруг сказал капитан. - Я... должен буду рассказать об этом. Монсеньору.

+1

13

Теодор вылил остатки вина в кружку Кавуа. И сел наконец напротив.

– Жаловаться будете или наводить справки? – насмешливо уточнил он. – Де Тьес подтвердит, я думаю. А если нет… спросите у него, кто был вторым секундантом. А, и напомните, что я не обещал молчать.

Хотел ли он, чтобы Кавуа знал о его вмешательстве? Пожалуй, нет – Теодор и сам не смог бы сказать, почему он влез в это дело. И так, как влез. Предупреждать Кавуа он бы не пошел – слишком злился. Оставлять убийство врага другому? Не передавать Солье, чтобы больше не пробовал? Пойти к монсеньору?

Нет. Он ничего бы не сделал иначе.

Даже Атоса он впутал не зря.

+1

14

Кавуа внимательно смотрел на бретера. Откровенно волчьим взглядом, хмурым, но не враждебным.
Ронэ не чувствовал за собой вины. А спрашивать сейчас про Шавонэ и Бриеса было нельзя.  Еще два имени, еще две смерти - бретер сообразит. А если учесть, что он сам мог считаться человеком монсеньора в кружке сторонников покойного Бутвиля... Ронэ мог плохо воспринять известие о том, что за ним наблюдали. Пусть и не только за ним.
Нет, если Ришелье захочет поговорить с ним о людях Клейрака, пусть делает это сам. Или с помощью Рошфора.

- Справки я навел у вас, - терпеливо объяснил он, хотя и понимал прекрасно, что Ронэ просто отпускает шпильки. По обыкновению. Но сейчас южанину грозил арест, а Кавуа давно не видел монсеньора в таком гневе. Огонь, в который он и сам изрядно подбросил дров...

- Мне показалось, что монсеньора очень огорчило известие о смерти Солье. - Кавуа одним глотком допил вино, поставил кружку на стол. - Это был... полезный человек. Монсеньор пока ничего не знает о его предательстве. Может быть, будет правильнее, если он услышит эту историю от вас, а не от меня. Он... Солье... Слишком долго мечтал о моей должности, чтобы я мог выглядеть непредвзятым.

"А вы и сами не прочь меня убить. Это убеждает", - мог бы добавить Кавуа. Но не стал, только глаза его на миг сверкнули иронией.

+1

15

В кои-то веки Теодор смог не сказать то, что думал, сразу. «Предательство»? Не гнусность, не трусость.

Желания занять должность Кавуа он не понимал. Но да – предательство.

А, значит, мушкетер был неправ. Солье был последним звеном в цепочке.

Насмерть перепуганный Пикар не сказал им с Атосом ничего полезного. Не слышал он ни про новую любовницу у Солье, ни про карточные долги, ни про чьи-то угрозы или дружбу. Кто был посредником, бретер знал и без него. И повторил свое предупреждение Португальцу без свидетелей. Надеясь, что без свидетелей тот скажет, был ли этот заказ первым. Еще одна бесплодная попытка: Португалец не знал. Или сказал, что не знает.

– Вы правда думаете, – недоверчиво спросил он, – что монсеньор не поверит вашему слову?

+1

16

Кавуа покачал головой.

- Не в этом дело.

"А в том, что над вашей головой висит обвинение в трех убийствах, и это вас я должен бы арестовать, но после такой новости монсеньор явно склонен будет мягче посмотреть на остальных покойников, особенно если вы принесете ее лично и добровольно".
Фраза звучала длинно, казенно и вряд ли понравилась бы Ронэ. И пришлось бы объяснять. Про людей Клейрака.
Услышь Кавуа такое лет десять-пятнадцать назад, он бы взорвался. Слежка, арест. Мда.

На лице гвардейца отразилась некоторая внутренняя борьба, которая закончилась широкой ухмылкой.

- Между нами, Ронэ. Я получил сегодня отличную выволочку. Не за Солье. Но... Вы понимаете.

Что бретер должен был понять, оставалось под вопросом, и Кавуа оставил это на усмотрение Теодора - может быть, нежелание гвардейца маячить перед глазами у покровителя, пока гнев не сменится на милость.

- А монсеньор сейчас думает, что у вас такого с ним вышло, и заставлять его догадываться - явно плохая идея.

+1

17

За что монсеньор мог выговаривать капитану – было для бретера загадкой. Как и уверенность Кавуа, что он об этом знает. Дуэль?

– Разве это не он вас сюда отправил? – он прикусил язык. Оставляя непроизнесенным второй вопрос. Тогда за каким чертом вы сюда явились? И, хуже, почему я вам что-то рассказывал? Тут ответ было несложно угадать. Потому что дурак.

И он отошел к серванту за новой бутылкой. Убить хотелось как никогда. И – нельзя.

+1

18

Лгать Кавуа не хотел. Можно было уйти от ответа, но зачем?
От иронии он, впрочем, не удержался.

- Он. В наказание, должно быть, - гвардеец хмыкнул. - Я могу быть гонцом от монсеньора к вам, но от вас к монсеньору?.. Разве что вы просите меня о любезности. Охотно ее вам окажу. В конце концов, вы спасли меня от удара в спину, так что я готов.

– Не в спину, – ехидно поправил бретер. Почти сумев скрыть облегчение в голосе. – Не в этот раз.

Лампурд выбрал бы честный поединок. И – проиграл бы? Победил? Теодор до сих пор не мог поверить, что справился. Лампурда на парижском дне считали лучшим.

– И не обольщайтесь, к вам в няньки я не нанимался. – Он откупорил бутылку, вновь наполнил кружки. – Монсеньор отправил вас навести справки? Или назначить аудиенцию?

Он почти слышал вопрос, который ему будет задан. «Почему вы не пошли ко мне?» И совсем не хотел отвечать. Даже думать над ответом – не хотел.

Не нанимался. Конечно.
Но соображение, что враг - человек монсеньора, не остановило Ронэ в случае с Солье. Или дело было в том, что тот - предал?..
Или в неведомом друге бретера, не бьющем в спину.
Наемный убийца, друг Ронэ. Сравнительно недавний заказ... А ведь было что-то такое.
Он невольно припомнил рассказ своего врача. "Черный Лев" и слухи. Случайно подслушанный разговор... Случайно, как же!.. Ну, Барнье!
В совпадение верилось с трудом.

- Теперь вы капризничаете? - осведомился Кавуа с усмешкой.

На самом деле, Ронэ, пожалуй, нужно было знать... Кажется, он совсем не понимал степень нависшей над ним угрозы.

- Монсеньор достаточно ясно выразил пожелание побеседовать с вами, считайте, что я его передал.

"А как именно я нарушаю приказы монсеньора, это мое личное дело", - мог бы добавить гвардеец, но почему-то не стал.

+1

19

С некоторым запозданием Теодор начал понимать, что капитан темнит. Монсеньор назначил бы время и место. Но Кавуа получил от него выволочку. И не хотел рассказывать – что кто-то хотел занять его место? Считал, что монсеньор хотел заменить его на Солье? Или что полагал его способным нанять кого-то, чтобы избавиться от этой угрозы?

– Не считайте меня умнее, чем я есть, Кавуа, – мрачно сообщил бретер. – Теперь передали, я понял. Вы слишком высокого мнения о Солье, кстати. Или слишком низкого. Вы уверены, что ему нужно было ваше место? Врагу не пожелаешь.

Про мушкетеров, явившихся по доносу, он не забыл. А это было грязнее даже чем нежелание самому пачкать руки. Но Кавуа об этом было знать незачем.

– Говорят, вы женились. Может, дело в ней.

+1

20

Гвардеец рассмеялся. В большей степени потому, что не хотел вдаваться в подробности. Вряд ли Ронэ нужно было знать, кем был Солье при кардинале, если только бретер уже этого не знал. Само наличие тайной охраны лучше было держать в секрете и не упоминать лишний раз.

- Может быть, - легко согласился он. - А может, в том, что маркиз слишком давно был первым в очереди на мое место. А может, в том, что его кто-то купил и конечной мишенью вообще был не я.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г