Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Разговор или договор? 4 декабря 1628 года


Разговор или договор? 4 декабря 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

После эпизода В монастыре. 29 ноября 1628 года.

0

2

В последующие несколько дней в обители Святой Марии Египетской произошло больше событий, чем за предыдущие полгода. Второй день своего пленения г-жа де Бутвиль провела за штопкой. Любая из монахинь на ее месте справилась бы намного быстрее, но, как почти с любой работой в этом монастыре, важен был не результат, а процесс. Однако носить штопанные ею чулки могло оказаться затруднительно, поэтому после первой и последней пары сестра Сен-Поль принесла ей целую гору мешков и власяниц, завернутых в грубую простыню, которых молодой женщине хватило до вечера.

Ночью, однако, громкий скрежет открывающейся двери разбудил нескольких монахинь и в том числе сестру Сен-Поль, и остаток ночи, а также все утро молодая графиня снова была вынуждена коротать в карцере. Получив потом урок на кухне, она сумела смочить постным маслом край своей рясы. Когда все огни погасли, она, смазав петли, выбралась из кельи и добралась уже до ворот, когда не обнаружившая ее на месте дежурная монахиня подняла тревогу. Досталось в этот раз и Анне-Марии, но девушка приняла свое наказание с обычным своим искренним раскаянием и глубочайшей покорностью, явно пытаясь больше не замечать виновницу своих бед, что, после того, как ту переселили в другую келью с засовом снаружи, было уже несложно.

Трудно было сказать, начали ли драконовские порядки обители оказывать какое-то воздействие на заметно притихшую пленницу, но четвертого декабря у монастыря остановилась карета, а полчаса спустя в ворота постучал немолодой капуцин, пришедший пешком, и, предъявив привратнице письмо с печатью, потребовал немедленного разговора с настоятельницей. Еще через четвертьь часа к чистившей серебряную дарохранительницу г-же де Бутвиль быстрым шагом подошла сестра Сен-Поль.

- Переодевайтесь, - ледяным тоном произнесла она и бросила на колени молодой женщине ее одежду. - Вы уезжаете.

Получасом позже сестра Сен-Жозеф проводила ее до кареты, куда, кряхтя, залез и капуцин.

- Вас желает видеть его высокопреосвященство, - сообщил он. - Но я могу отвезти вас и домой, если хотите.

+1

3

Домой... Эмили представила мягкую кровать, теплое одеяло, и едва сдержала стон. Постоянный голод, холод и недосыпание сделали свое дело: у нее почти не осталось сил, чтобы сопротивляться. Не то, чтобы она сдалась, но стало как-то тяжело думать, точно голову набили ватой, а глаза постоянно слипались. К тому же она, никогда почти раньше не болевшая, все же простудилась, и к ней пристал противный кашель. Домой... У них с Луи-Франсуа так и не было своего дома... Домой — означало к Эжени? Или монах имел ввиду что-то другое?
- Домой — это куда? - спросила молодая женщина. - Зачем я его высокопреосвященству? Кому я вообще... обязана?

Монах, смотревший на молодую женщину с явным сочувствием, смущенно покашлял.

Обязаны чем? – мягко спросил он. – Простите меня, если я чересчур настойчив, но, не зная, куда ехать, кучер с места не тронется. Куда бы вы хотели попасть? Вести вас в Тулузу было бы неразумно, особенно в вашем нынешнем состоянии, но… Быть может, особняк Монморанси? Господин граф еще не вернулся, но вас там, конечно, примут. Или, может, квартира госпожи де Вейро? Она, кстати, переехала. Особняк господина герцога Ангулемского?

- Обязана освобождением, - уточнила Эмили. - Вы кто?
Она боялась ловушки. Зачем она кардиналу? Как кардинал узнал о ней? Кто-то нашел записку, которую она, сама не веря в успех, кидала через стену, и сообщил Ронэ? Но Ронэ, не Ришелье. И вряд ли бретер может посылать капуцинов в карете...
- Если его высокопреосвященство желает меня видеть, я готова.
А потом она поедет к Эжени... не выгонит же она. А хочется... ох, больше всего хочется к мужу! При этой мысли графиня чуть не заплакала, но сумела все же сдержаться, только хлюпнула носом, не подозревая, какой жалкий имеет вид: осунувшаяся, бледная до синевы, с кругами под глазами. Даже кудри, неделю не мытые и безжалостно стянутые в узел на затылке, казалось, потускнели, потеряв золотистый блеск.

+1

4

Монах выглянул из окошка.

– В Пале-Кардиналь! – сказал он - негромко, но карета немедленно тронулась с места. - Меня зовут отец Жозеф, сударыня. Его высокопреосвященство попросил меня забрать вас - у меня был приказ - и отвезти. К вам или к нему, по вашему желанию. К сожалению, я никак не мог предвидеть… Вам холодно? Здесь недалеко.

- Да, очень... - Эмили попыталась улыбнуться. - Я все время мерзну.
Все же это могла быть ловушка, она больше не верила в доброту монахов. Но кардинал... он в прошлый раз был добр и внимателен...

Отец Жозеф огляделся, как если бы по одному его взгляду в карете могла появиться женская накидка или, на худой конец, одеяло.

– Здесь недалеко, – смущенно повторил он. – Сударыня, если вас не затруднит… вы не можете рассказать мне, что произошло? Похищение знатной дамы – нешуточное преступление. А мне необходимы будут причины… доводы… доказательства, наконец. Чтобы знать, считать ли мать Сент-Этьен сообщницей или… обманутой.

+1

5

- Эти люди... - Эмили внимательно посмотрела на монаха. Об отце Жозефе она слышала, конечно, но и представить себе не могла его таким... безобидным... - Они же украли меня не в первый раз... Они не перед чем не остановились, даже перед убийством... А в прошлый раз приехал герцог Ангулемский. Я так и не знаю, кто его позвал... Мать Сент-Этьен сказала, что я двоемужница, что замужем за каким-то господином Эвансом, что есть документы и свидетели. Но это все неправда! Я не знаю никакого господина Эванса, и муж у меня один. И я так и не знаю, кто послал тех людей. А откуда его высокопреосвященство обо мне узнал?

+1

6

Капуцин слушал с неотрывным вниманием, которому не мешала даже тряска быстро едущей кареты, но по лицу его было видно, что сбивчивый рассказ молодой женщины остался ему не слишком понятен.

- Откуда его высокопреосвященство знает, - повторил он. - Вот точно не от меня, а мне он не рассказывал, к сожалению. - Досада в его голосе тут же сменилась недоумением: - А что за люди, сударыня? Вы можете их описать? Вы их раньше видели?

Мистер Эванс и герцог Ангулемский, если и занимали его, то явно не до такой же степени, и, если он и вправду собирался решать судьбу обители, его выбор несложно было понять.

+1

7

- Я понимаю, - вздохнула Эмили. - Это похоже на бред. Я попробую понятней рассказать.
Она рассказала, как ее встретил незнакомый человек около особняка Монморанси, как схватили и затолкали в карету и увезли в охотничий домик, как выглядели француз, эльзасец и тот, главный.
- И туда вызвали господина де Ронэ, а потом герцога Ангулемского, и хотели меня скомпрометировать, но герцог в эту ерунду не поверил, потому что понятно же, что мы с господином де Ронэ никакие не любовники. А потом, спустя неделю, они пришли опять...
Молодая женщина рассказала, как негодяи ворвались в квартиру, как убили старика, как ее отвезли в монастырь.
- И теперь они уже говорили, что это муж хочет от меня избавиться, потому что я двоемужница и все такое, но этого не может же быть, правда? Потому что тогда то, первое похищение зачем?

+2

8

Отец Жозеф слушал крайне внимательно, хмурясь время от времени, когда рассказ молодой женщины становился особенно непонятным, но в целом, похоже, не затрудняясь чрезмерно ее изложением, и тепло улыбнулся, когда она подняла на его вопросительный взгляд.

– Вы можете быть уверены, сударыня, что никто не заподозрит вас в двоемужестве, – очень серьезно проговорил он. – А кто такой господин де Ронэ?

- Это один очень хороший друг. Когда-то мой дядя поручил ему обо мне позаботиться, по крайней мере он что-то такое говорил... Но на самом деле он просто друг, так бывает, знаете ли... Он меня спасал много раз, но ничего такого... неприличного. И граф про господина де Ронэ знает.

Если на лице отца Жозефа промелькнуло на миг сомнение, то оно тотчас же исчезло, и никто не смог бы с уверенностью сказать, ни что это сомнение ему не почудилось, ни что заставило его исчезнуть - искренность г-жи де Бутвиль или самообладание самого монаха.

- Его высокопреосвященство упоминал, что вас преследуют злоключения, - подтвердил он, с сочувствием глядя на молодую женщину. - Вам повезло, что у вас есть такой друг. А скажите, господин герцог Ангулемский тоже вас прежде выручал?

Карета въехала в ворота Пале-Кардиналь и остановилась, и кучер, соскочив с козел, опустил подножку и почтительно протянул руку, чтобы помочь замешкавшемуся монаху выйти.

- Нет, никогда, - слабо улыбнулась графиня. - Я его до той встречи и видела-то один раз, через окно. Мы не были знакомы.

- Но про господина де Ронэ он, однако, знал, - заметил отец Жозеф и, запнувшись вылезая из кареты, тут же принялся многословно извиняться. Огорчение, прозвучавшее в последних его словах, не могло не быть искренним: - И вы еще так устали!

+3

9

- Знал, - нахмурилась Эмили. - Он и приехал, потому что знал, куда.  А откуда знал, не сказал.
Она не успела поддержать монаха, и про себя удивилась, что загадочный отец Жозеф, оказывается, довольно немощен.
- Позвольте, я вам помогу? - графиня полезла из кареты вслед за монахом.
- Да, дитя мое, благодарю вас, - отец Жозеф оперся на руку молодой женщины. Караулившие вход гвардейцы почтительно поклонились монаху и его спутнице, и во взглядах, брошенных ими на измученную молодую женщину, ясно читалось сочувствие.
- Я боюсь, его высокопреосвященство может оказаться занят, - капуцин уверенно повел молодую графиню куда-то в сторону от главной анфилады. - Я постараюсь скрасить вам минуты ожидания. Какая все-таки жалость, что ваш супруг не в Париже. Вряд ли он допустил бы, чтобы с вами случилось что-то подобное. Но отчего же господин герцог не взял на себя труд оказать вам покровительство?

Эмили поморщилась. Конечно, пожилой монах мог называть ее «дитя мое»...
Нет, он хотел, - честно признала она. - Но герцогиня меня не любит, мне бы там было неудобно... Я отказалась.

+2

10

- И вы остались у госпожи де Вейро, – улыбаясь добавил отец Жозеф, принимая неожиданно лукавый вид. – Конечно, с подругой вашего возраста вам показалось предпочтительнее. Вряд ли жизнь госпожи герцогини отличается таким же разнообразием так ваша.

Невозможно было сказать по его тону, посмеивается он или говорит всерьез, и точно так же нельзя было угадать, упрекает он молодую женщину за ее выбор или одобряет его, но отчего-то казалось, что говорит он с некоторой заботливой снисходительностью.

Эмили смущенно улыбнулась в ответ, и в усталых синих глазах заплясали озорные искорки.
- Уверена, в жизни госпожи герцогини никогда не было такого разнообразия, как в моей... Да и вряд ли бы она его пожелала.

- Очень немногие женщины пожелали бы такого, - улыбнулся в ответ отец Жозеф, открывая боковую дверь и пропуская г-жу де Бутвиль в библиотеку. - Вот, присядьте, прошу вас. Я вам налью…

Двигаясь как человек, которому знаком здесь каждый угол, он аоднял стоявший на столике у двери графин, наполнил хересом венецианский бокал и протянул его молодой женщине.

+2

11

- Боюсь, я быстро опьянею... - смутилась мадам де Бутвиль, однако не нашла в себе сил отказаться, приняла из рук монаха бокал и тут же сделала маленький глоток. В монастыре она так мечтала о глотке вина! Если бы оно еще было горячим... -  Последнее время я... мало ела...

- Я распоряжусь, - отозвался отец Жозеф, и в этот же самый момент дверь библиотеки открылась и в нее заглянул немолодой скромно одетый простолюдин, которого г-жа де Бутвиль встречала уже в ставке кардинала под Ларошелью.
- О, ваше преподобие!
- Господин Шарпантье, - кивнул монах. - Его высокопреосвященство хотел видеть г-жу графиню де Люз.
Взглядом он обозначил молодую женщину.
- И позаботьтесь, пожалуйста... что-нибудь поесть.
- Добрый день, сударыня, - Шарпантье поклонился. - Сию минуту, ваше преподобие.

- Но я... - Эмили покраснела и беспомощно посмотрела на монаха. - я вовсе не хотела...
Почему-то ей стало неловко от того, что она так голодна, но она почти сразу поняла, как глупо этого стыдиться.

Отец Жозеф еле заметно кивнул, подтверждая свое распоряжение, и секретарь исчез за дверью.
- Его высокопреосвященство бывает очень занят, - пояснил монах. - Боюсь, преисполненная приключениями жизнь сопряжена с некоторыми неудобствами.
Теперь трудно было бы не понять, что он шутит.

- Я только хотела сказать, что вполне могу потерпеть и подождать сколько надо, не стоит утруждаться. Я уже привыкла бороться... - тут Эмили не удержалась и все же хмыкнула, - с некоторыми неудобствами...

- С неудобствами имеет смысл бороться, когда их нельзя избежать, – резонно возразил отец Жозеф и снова сделался серьезным. – Сударыня, мне, возможно, не следует спрашивать… Вы дали знать своему супругу, что вы в Париже?

Графиня смутилась еще больше.
- Да... Я написала ему. Правда, не сразу... Но я написала и записку отослала в особняк Монморанси. И написала, что я у господина де Клейрака живу...

+2

12

- У господина де Клейрака? - растерянно переспросил отец Жозеф. - Почему же у господина де Клейрака?

Та же дверь снова открылась, пропуская г-на Шарпантье, озаботившегося собственноручно принести г-же де Бутвиль поднос, на котором стояла миска крепкого бульона и лишь самую малость зачерствевшая краюшка: обед одного из секретарей, безжалостно конфискованный им в пользу молодой женщины. Разумеется, он мог бы послать и на кухню, но в этом случае бедняжка могла просто не успеть перекусить - ближайшее расписание своего патрона г-н Шарпантье знал до минуты.

Эмили невольно сглотнула при виде дымящейся миски и снова покраснела — наверное, это выглядело жутко неприлично...
- Ну да, у господина де Клейрака... Господин де Ронэ сказал, что... - тут она вспомнила. Что якобы приехала в Париж с Эжени. - То есть госпожа де Вейро ведь его родственница...

Отец Жозеф гостеприимно пододвинул миску к г-же де Бутвиль, все так же ласково улыбаясь ей, но Шарпантье, знавший его лучше многих, не мог не заметить, что святой отец едва ли не дрожит от возбуждения.

- Госпожа де Вейро предложила вам остановиться у господина де Клейрака? - переспросил он с тщательно отмеренным легким недоумением в голосе.

+1

13

- Да...
Эмили взяла ложку и принялась есть, надеясь, что у нее получается не слишком жадно — было бы совсем неприятно, если бы графиня де Люз заглатывала еду, как голодная бродяжка. И думала, что подготовились они плохо. Любой поймет, что она лжет. Госпожа де Вейро предложила мадам де Бутвиль остановиться у Клейрака, а сама там останавливаться не стала? Да и Клейрак скажет, как было...
- То есть... не совсем так...

Отец Жозеф не сказал ни слова, но всем своим видом выразил живейшее любопытство.

Эмили взглянула на него и вздохнула.
- Ну... мы немного обманули... Но графу я все равно, как было, расскажу. А господин де Ронэ считает, что всем знать не надо, потому что неприлично...

- Вы немного обманули, - казалось, что отец Жозеф с трудом сдерживает смех, - кого? Меня, господина де Клейрака или госпожу де Вейро?

- Нет... - молодая женщина даже перестала есть, поняв, что, собственно, никого еще толком не обманула. - Только герцога Ангулемского...

- Значит, ваш господин де Ронэ считает, что вам нужно лгать? Тогда давайте вы будете меня обманывать.

Отец Жозеф чинно сложил руки на коленях и выжидающе посмотрел на свою собеседницу.

- Зачем вам это? - опешила Эмили. - Мой, как вы говорите, господин де Ронэ считает, что я неправильно себя веду. Почти всегда.

+1

14

Отец Жозеф сумел выглядеть одновременно благожелательно и совершенно непроницаемо.

– Ну как же. Если вы считаете, что господин де Ронэ прав, а он считает, что вам нужно лгать про господина де Клейрака, то отчего бы вам не начать с меня? Нельзя же лгать совсем без подготовки! - Он снова улыбнулся. - Так почему же вы написали своему мужу, что вы живете у господина де Клейрака, в то время как на самом деле вы живете у его родственницы? Или вам нужно было начинать лгать еще раньше?

+1

15

- Совсем без подготовки лгать очень трудно, - согласилась Эмили. Бульон в миске кончился, и хлеб тоже, и она бы могла съесть еще что-нибудь, но уже было хорошо. Она согрелась, кресло было удобным, а собеседник — благожелательным. «Никому нельзя верить», - напомнила себе молодая женщина, и мило улыбнулась монаху. - Я не люблю лгать. А мужу не лгу никогда. Ну, почти... И вы правы, надо было начинать раньше. Если бы я подумала, я начала бы не так...

+1

16

- А как бы вы начали?

- Как?.. - Эмили тихонько хмыкнула. - Я уехала из Тулузы как будто бы на богомолье. Оставила письмо для ее светлости, она бы меня так не отпустила. А сама поехала в Париж, и мне так хотелось добраться побыстрее, что я даже не подумала сначала, как это будет выглядеть: одинокая женщина в пути... Что было делать? Возвращаться? Но тогда можно было забыть о своих планах. В одной из маленьких деревушек совсем еще недалеко от Тулузы я остановилась в одной гостинице с госпожой де Вейро. Оказалось, что она тоже едет в Париж, и это было такой удачей! Дальше мы ехали вместе. Госпожа де Вейро предложила мне остановиться в доме мужа ее сестры, господина де Клейрака, и я написала графу, что буду там. Но оказалось, что сестра госпожи де Вейро тяжело больна, и господину де Клейраку неудобно нас принять. И Эжени сняла квартиру, а я осталась с ней.

Отец Жозеф задумчиво покивал.

– Жалко только, что вы сказали, что написали вашему мужу не сразу, – заметил он, серьезно глядя на молодую женщину. – Но я мог бы и забыть об этом. Значит, вы приехали в Париж с госпожой де Вейро, но решили сперва не оповещать своего мужа о приезде. Он тоже… не любит разнообразия? Как ее светлость? А господина де Клейрака вы предупредили?

+1

17

То ли от еды, то ли от тепла, то ли действительно от смущения, щеки молодой женщины порозовели, начал возвращаться естественный цвет нежным губам, и, несмотря на темные круги под глазами, она не казалась уже такой мертвенно-бледной, а спрятанный скромно опущенными ресницами взгляд снова сверкнул озорством.
- Но я же послала записку мужу сразу по приезду! Но слуга вернулся и сказал, что графа нет в Париже. А без него... Я же говорила, что мадам д'Ангулем меня не любит. Но она обязательно сочла бы своим долгом взять меня под свое крыло, пока мужа нет. И это было бы... - Эмили невинно взглянула на монаха, - невыносимо! А господину де Клейраку я сказала, конечно же, что писала мужу.

+1

18

Отец Жозеф, внезапно утратив всякую веселость, устремил на г-жу де Бутвиль внимательный взгляд.

- То есть на самом деле вы своему мужу не писали, – серьезно произнес он. – Или, если быть точным, вы не посылали ему писем и он мог узнать, что вы в Париже, только случайно. Так?

Возможно, в свое понятие случайности монах включал такие вещи как болтливость, которую он, не зная г-жу де Вейро, мог от нее ожидать, или личное письмо графу от г-на де Клейрака, который, слывя человеком строгой морали, мог счесть нужным поставить мужа в известность о приключениях жены.

[nick]отец Жозеф[/nick][icon]http://s1.uploads.ru/t/sSIHf.jpg[/icon]

Отредактировано Провидение (2017-11-05 02:56:28)

+1

19

- Нет, - снова улыбнулась Эмили. - Я же сказала, что не люблю лгать, И делаю это... когда по-иному никак нельзя. На самом деле я писала мужу, и странно, что ему не передали. Наверное, потому, что он так и не приехал еще в Париж...

Собеседник г-жи де Бутвиль мог бы, пожелай он того, подтвердить ее предположение или усомниться в нем с равной степенью убедительности, но предпочел потратить оставленное им время иначе.

Господин де Клейрак входит в число друзей монсеньора кардинала, который мог бы убедить его подтвердить ваши слова, - заметил он. - Или же… это ведь он представил вас госпоже де Вейро? На самом деле?
- На самом деле он, - кивнула Эмили. Раз Клейрак был другом кардинала и мог рассказать, скрывать это не было никакого смысла.

+1

20

- Тогда он все подтвердит, если монсеньор попросит, - с некоторой рассеянностью отозвался монах. - Или вы уже об этом договорились?

- Ну... они сами это и придумали...

Если отец Жозеф и удивился, что Клейрак не обсудил во всех подробностях историю, которой г-же де Бутвиль надлежало делиться с прочими, то он ничем этого не выразил.

- Что вы прибыли в Париж с госпожой де Вейро и путешествовали с ней же? - уточнил он. - И что, не найдя супруга в столице, поселились пока с новой подругой? А про господина де Ронэ никому знать не надо, тут я с вами соглашусь. Кроме, разумеется, господина графа, которому вы все рассказываете без утайки.

Еле слышный звон колокольчика прозвучал в библиотеке, и г-н Шарпантье, незаметной тенью присутствовавший при разговоре, исчез за той же дверью, из-за которой появился.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Разговор или договор? 4 декабря 1628 года