Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.


Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Из эпизода О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь на 26 янв. 1629г

0

2

На улице моросил мелкий дождик, и Шере вылез из кареты, только когда Реми спустился с крыльца. Кивнув на прощание кучеру, он, вместо того, чтобы направиться к дому Кристофа, свернул к церкви и остановился под защитой святых, чьи смутные очертания угадывались в темноте над аркой главного входа.

- Что бы мы ни выяснили, - без обиняков сказал он, - г-же де Кавуа в этом не место. Говорим кучеру, что она едет в Париж, и пусть он сам привезет их к его высокопреосвященству. Ты с ней поедешь или как?

Ночь - скверное время для расспросов, и, решив ночевать в Сен-Манде, Шере не собирался отказываться от ночного отдыха. Раньше рассвета никто из Пале-Кардиналь не выберется, и у него будет пара часов, чтобы навести справки. Раз уж он впутался в эту историю, оставалось лишь принести в ней как можно больше пользы.

+1

3

Барнье был абсолютно согласен с другом - госпоже де Кавуа нечего было делать в предместье глубокой ночью. Особенно в этом деле, где могла быть замешана кровная месть, и кто знает, чем обернутся их поиски.

- Думаю, я не хотел бы оказаться у нее под горячей рукой, когда выяснится, что мы ее провели, - задумчиво проговорил врач. - Но я в сопровождении, как я ее оставлю? Я поеду, да. А ты?

+1

4

Шере с сомнением глянул на друга. Оставлять его отдуваться перед хозяйкой не хотелось, но если они вернутся вместе, с г-на Шарпантье станется упрекнуть его в том, что он рассказал обо всем только Реми, и забыть, что он узнал больше, чем все они вместе взятые.

- Если кучер расскажет, где ее найти, эту даму…  Попробую узнать у соседей, что она такое, и понять, где дальше искать господина капитана, если он не у нее в доме. Наверняка у нее есть сообщники, а я не привлеку внимания. Ты что, думаешь, я полезу в дом? Я же не домушник! - несмотря на свою тревогу, он чуть не рассмеялся.

+1

5

Барнье слегка надулся, потому что именно так он и подумал. И это было еще хуже, потому что приходилось выбирать - охранять мадам де Кавуа или прикрыть Доминика, пока он лезет в чужое жилище.

- Если мадам задержится у священника, я мог бы даже поучаствовать.

Шере запросто мог считать, что участие врача сорвет ему все дело, и Барнье глянул на него с прищуром, мол, не так уж я и бесполезен в этих ваших хитрых делах, а если речь о том, чтобы кого-то разговорить, так и вообще. Груши на уши вешать научился, когда ты и не родился еще!

+2

6

Шере вынужден был задуматься. Если Реми считает, что надо лезть в дом, хотя видел же, как неуклюже его друг обращается с отмычками, то так же могут подумать и другие - потому что понятия не имеют, что карманник, домушник и ростовщик это разные ремесла…

- Так долго она не задержится, - уверенно сказал он. Даже если у священника и появились за последнее время новые прихожанки, Шере готов был держать пари, что той самой белокурой дамы среди них не будет - наверняка она гугенотка. - И кучера так легко не стряхнешь, ты же понимаешь. Слушай, в карете есть пистолеты, я видел. Ты же можешь их вашему кучеру дать? Пусть едет на запятках и охраняет. А ты со мной. Тогда мы бы могли и дом попробовать.

«Могли бы» не значит «сделаем». Сомнения Шере никуда не делись, но если Реми не поедет в Париж, г-жа де Кавуа вместо того, чтобы устраивать ему разнос, будет добиваться встречи с его высокопреосвященством.

+1

7

На самом деле Барнье думал, что госпожу де Кавуа так легко не стряхнешь - просто потому, что знал ее лучше. Но надеялся, поэтому смолчал. Уберечь непоседливую хозяйку было труднее, чем запасы выпивки под Ларошелью в гвардейском лагере.

- Мне нравится, - не без сомнения в голосе сказал он. - Кучер стрелять умеет. Вопрос только, удастся ли ее убедить...

- А зачем ее убеждать? - очень убедительно удивился Шере. - Пошли к Кристофу. Если удастся все узнать, пока мы к каретному двору идем, посадим госпожу де Кавуа в карету, кучера на запятки с пистолетами, меня якобы на козлы - расспрашивать. И она даже не заметит, что ты останешься. Если не удастся, то все то же самое, но, как только я узнаю что надо, я тебе дам знак, ты подъедешь поближе, и я переберусь к тебе в седло. Это же можно на ходу сделать? А если нет, замедлим ход, и я спрыгну. Можно на всякий случай еще записку написать и лакею дать. Винсенту.

- Упражнения в вольтижировке, - подытожил Барнье. - Ладно, если вдруг что, и вправим, и зашьем...

Шутка вышла мрачноватой, но вполне в его духе.

- Авантюра, но выбора нет. Доминик, а можно, я у тебя поживу потом пару дней?..

У хирурга было самое серьезное лицо на свете.

+2

8

Шере мысленно благословил ночную темень, из-за которой вряд ли Реми мог разглядеть, что было написано, пусть и одно лишь мгновение, на его лице. Не радость, не готовность принять друга хоть сейчас и даже не сомнение. Первым его чувством был чистый ужас. Делить с кем-либо комнату, пусть даже одну ночь, было безумием - но ведь Реми шутит?

Ответ, впрочем, он мог дать только один.

- Конечно, - в тон откликнулся он, - в моей камере, пари держу, хватит места и для тебя, а на дыбе я с удовольствием подвинусь. Пошли, мне сказали, он у шорника живет. Видел вывеску на том доме? Мы мимо проезжали, я не рассмотрел толком.

Замеченную им вывеску не разглядеть было даже вплотную, но запах хлеба недвусмысленно оповещал о пекарне. Соседний дом пах солодом, но у следующего Шере едва не налетел на едва различимую в темноте коновязь.

- Чего надо? - рявкнул сонный голос из окна второго этажа, когда они постучали в третий раз.

Орать на всю площадь Шере не собирался и поэтому легонько подтолкнул Реми.

+1

9

- Денег дать хотим, - ляпнул хирург, не слишком громко - как раз так, чтобы заставить недружелюбного жильца прислушиваться. - Карета сломалась у нас, хозяйка волнуется. Войти-то можно, добрый человек?.. Дождь на улице...

Барнье не рассчитывал на то, что после первых слов к нему проникнутся истинно христианской любовью, но если осел, груженный золотом, может войти в ворота любой крепости, хирург и секретарь, груженные тем же, могут найти неприятности решительно в любом доме.
Или приятности. Это уж как повезет.
Кучер пока не относился ни к тем, ни к другим, но сведения, которыми он обладал, должны были привести по назначению.

+1

10

Шере не мог не улыбнуться, но Кристоф, как видно, понял, что за шуткой скрывалось дело.

- Сей же миг буду.

Ставня захлопнулась, а минуту спустя и сам кучер скатился вниз по лестнице - пока еще без куртки и башмаков, но уже в штанах и со свечой в руке. Голос вполне соответствовал росту: отворяя дверь, Кристоф стоял вровень с притолокой, а грудью его можно было перегородить лестницу. Физиономия у него была, впрочем, не только привлекательная, но и добродушная, однако Шере сразу решил, что рассказывать про любовные дела надо очень понятно.

- Карета, говорите, сломалась, - повторил он, впуская незваных гостей, - это ж тогда другая нужна? Куда ж это в такое время ездят, да еще дама?

+1

11

Наступила очередь Барнье выразительно коситься на Доминика. Тому было проще. Речь шла не о жене его покровителя (впрочем, у покровителя Шере и вовсе не могло быть жены), не о хозяйке дома, где он жил, и прочее-прочее-прочее.

- Да вот неплохо бы другую... - почти застенчиво проговорил врач, тщательно избегая ответа на второй вопрос. - Да вот бы с кучером, потому что наш-то, верно, при нашей карете и останется пока...

0

12

Перехватив взгляд друга, Шере ответил недоумевающим взглядом. Реми явно пытался что-то ему сказать, но что?

- Ну так вы куда надо пришли, - отозвался Кристоф, торопясь вверх по лестнице, - вот только оденусь…

- Я боюсь, босого кучера ее милость не поймет, - засмеялся Шере. - Так что ты лучше обуйся тоже.

- Ну так понятное дело! Босиком-то в такой холод! - впустив гостей в захламленную комнатку, кучер уселся на жалобно скрипнувшую кровать, около которой стояли огромные ботфорты, и принялся натягивать толстые чулки. - Только за ночные поездки я вдвое беру, и любой другой возьмет.

- Сразу видно, часто тебе приходится по ночам ездить, - кивнул Шере, подумав, что для того, чтобы приехать в заведение мадам Шарло до рассвета, похитительнице пришлось бы выехать еще ночью.

- Хе! Если бы!

Он назвал цену, которая действительно оказалась высокой.

+1

13

Если бы хирург вовсе не стал торговаться, это выглядело бы странным. Кристоф мог подумать что-то плохое. Что-то заподозрить.
Как любой человек, действительно имеющий камень за пазухой, Барнье очень старался устроить его поудобнее и ему все казалось, что камень то выпирает из-под куртки, то вот-вот вывалится, и все, конечно, только на него и смотрят.

- Дороговато... - вздохнул он, жалея, что Доминик явно не понял, чего от него хотят. Развивать темы о мадам де Кавуа сам Барнье мог в очень ограниченных объемах, хотя она его и не слышала сейчас.

- А ведь это ж еще карету чинить... - он так сокрушался, будто считал не хозяйские денежки, а свои собственные, и родом был не из Пикардии, а откуда-нибудь из, прости Господи, Ломбардии или даже Турина.

+1

14

- А еще карету нанимать, - поддержал Шере, пусть и не очень уверенно: игру, которую затеял его друг, он не понимал.

Кристоф бросил натягивать ботфорт и воинственно уставился на Барнье.

- Я тя что, заставляю? Хошь, иди к Жерому, я те даже адрес дам, он те то же самое скажет. А Пьер и вовсе не поедет ночью, он похлипче моего будет. А я спать пойду, а то моду взяли, по ночам ездят! Дамы называются!

- Так опасно же, - очень естественно удивился Шере. - Это наша сорвалась, как с ума сошла, так у нее с мужем несчастье, а другие-то зачем?

- Ха! - фыркнул кучер и снова взялся за сапог. - Мор на мужей пошел, не иначе.

+1

15

Барнье мигом насторожил уши, но на всякий случай продолжил сокрушаться. То есть пыхтеть, сопеть и явственно переживать. Сработало! То есть не то, чтобы он рассчитывал на разговорчивость кучера, но ведь раздраженные люди и болтают охотнее. Тут, главное, не перестараться.
"Арно, не дави так на скальпель, ты царапаешь стол..."

- Так погода вон какая, - со вздохом сказал врач. - Тут и здоровый копыта откинет. А ночью-то самое оно.

Кристоф натянул сапог и взялся за второй чулок, очевидно заключив, что к Жерому или Пьеру ночные гости не пойдут.

- Ага, а ночуют нонеча у жен мужья сплошь в чужих спальнях, - буркнул он, - или еще похуже. Вам куда ехать-то?

- В Париж, - простодушно пожал плечами Барнье. - Куда еще-то.

"Похуже" - это что, это он про тот самый бордель?.. Хирург торопливо опустил веки, скрывая заинтересованный блеск в глазах. Дама выдала капитана за своего мужа? Логично, интересно даже, а главное - никаких подозрений, хорошая сплетня и только.

- А что хуже чужой спальни? - с тем же простодушием ляпнул хирург. - Сарай чужой?

+2

16

Кучер перевернул сапог, недовольно поцокал языком при виде отошедшей на носке подметки и начал его натягивать.

- Кабак? - предположил Шере, устав ждать. - Бордель?

- Ха! Видел бы ты этот дом! Не знаешь, что веселый дом, нипочем не скажешь, и хозяйка - ну просто знатная дама. Пошикарнее жены будет, а я еще заглянул там в пару спаленок по пути - ух!

- Любовницы всегда шикарнее жен, - заметил Шере, надеясь выйти так на разговор о той, что заказала карету, но Кристоф, решив, как видно, что нашел в Барнье благодарного слушателя, отвлекаться не стал:

- Да не в бабе дело! Все бабы одинаковы, особливо ежели в темноте, а только там в спальнях знаешь что? Цепи висят, и кандалы, и дыба даже - вот те крест! Правда, у этого и дома такое же было, тьфу, срам!

Он встал, притопнул сапогами и снял с гвоздика у двери плащ и шляпу.

+1

17

- А ты у него и дома был? - восхитился хирург, представив себе эту картину. Глаза у него были, правда, совершенно круглые. - Во дают люди... И это в Париже, у кардинала под боком прям!

- Почему в Париже? - удивился Кристоф. - Здесь же, в Сен-Манде. А, ты про бордель? Это да, в Париже, в Марэ даже!

- В Сен-Манде у кого-то дома в спальне дыба? - перебил Шере. - Да быть того не может!

- В подвале, - поправил кучер, надевая шляпу. - Сам видел. И не дыба, а так, колодки. Пошли, что ли? Где у вас карета-то застряла?

Видеть колодки в подвале кучер мог в одном случае - если помогал туда что-то или кого-то затащить. Вряд ли хозяйка дома решила провести для него познавательную прогулку по особняку.

- Пойдем-пойдем, - заторопился хирург. - Да ну, заливаешь ты все. Это что ж, хозяйка тебя в подвал пригласила?

В чуть скептическом тоне его явственно читалось любопытство и даже зависть.

+1

18

Шагнув уже к двери, Кристоф обернулся, явно задетый.

- Не пригласила, а надо же было кому-то мужа ейного тащить? Не сама ж она потащила бы? Да еще в подвал?

Шере мог только кивнуть. Сумел бы здоровенный кучер один снести в погреб г-на капитана? А как бы она рассчитывала справиться без него? Слуга? И никаких сообщников - иначе разве стала бы она вовлекать чужих? Такая же сплетня!..

- Больного, и в подвал? - усомнился он. Где мог быть этот дом?

- Больного! - Кристоф первым затопал вниз по лестнице. - Пьяный он был, в стельку. А может, и на дыбе довелось полежать, вот и больной.

+1

19

- Слууушайте, - вдруг остановился врач. Спохватился и кинулся догонять. Надеясь при этом, что Доминик, как это часто бывало, поймет и подхватит.

- А дом этот... - заинтересованные глаза северянина блестели в полумраке. - А он от церкви с какой стороны? На востоке? А то, может, к северу? Или...

Кристоф приостановился, растерянно глядя на врача.

- Эээ, к востоку вроде, - подумав, решил он. - Ну то есть точно не скажу, там такие улицы… А чего вдруг?

- К востоку, - прошептал врач, погрузившись в себя. Он так смотрел во мрак, словно видел там то, чего не видят другие. - Доминик, ты слышишь? Это ж... Это ж они, должно быть. Все сходится. И дыба еще.

+1

20

Шере попытался сделать вид, что он не просто все понимает, но и что его только что озарило точно так же, как и врача, хотя куда гнет Реми, он не мог даже предположить.

- Точно… - пробормотал он. - И подвал. Слушай, это же!..

- Что? - явно сбитый с толку кучер переводил недоумевающий взгляд с одного парижанина на другого. - Что - это? Вы это о чем?

- Это они, - прошептал врач, объединив в этом шепоте потрясение, азарт первооткрывателя и самую чуточку страха. - Служители...

Барнье судорожно перебрал в памяти всю древнегреческую мифологию, какую знал.

- Гекаты служители, - еще более тихим шепотом повторил он, глядя в никуда. И вдруг уставился прямо на кучера.

- В церковь ходил? - быстро спросил врач.

– Погоди, погоди, – перебил Шере, который думал, что Геката это что-то древнегреческое, и даже в этом не был уверен, но теперь понял, наконец, куда клонит его друг. - Может, и нет, а он точно к востоку, дом? Далеко от церкви?

- Да чтоб я знал! - Кристоф перекрестился, с нескрываемой тревогой глядя на врача. - А это что такое, гетакса?

- Мы должны проверить, - со сдержанной тревогой сказал Барнье, мужественно играя скулами и глядя на Доминика. - Ведь если так, человек этот не муж никакой. А свалят потом на кого? На него все и свалят.

Он с таким сочувствием, даже жалостью глянул на кучера, что где-то по хирургу зарыдал хозяин уличного театра. И тут же отвел взгляд.

– Что это свалят? – взревел кучер, сжимая огромные кулаки, и Шере невольно шарахнулся за спину другу. – Что еще за дела? А ну, выкладывайте! Что еще за гетакса? Гугенотские штучки, небось?

Шере очень живо представил себе, как на следующее утро все католическое население Сен-Манде пойдет бить гугенотских колдунов, и решил, что его высокопреосвященству эта новая Тимофеевская ночь может очень не понравиться.

- Да погоди ты! - прошипел он, глядя при этом на Реми. - Наслушался всяких… демонологов! Он же сказал, что, может, и не к востоку. Ну куда ты гонишь?

- И не дыба, - поспешно добавил Кристоф. - Не дыба, колодки!

Воинственность и тревога сменяли друг друга на его физиономии, стерев с нее всякий след любопытства.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.