Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Границы недозволенного. 17 января 1629 г.


Границы недозволенного. 17 января 1629 г.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Париж.
Аллеи Кур-ла-Рен

0

2

Как, однако, недолгое пребывание в монастыре способно переменить женщину, не имеющую душевной склонности к монашеской жизни! Леди Винтер, словно желая скорее забыть о послушническом облачении, которое покорно носила несколько недель, заказала себе два новых платья и накидку с меховой оторочкой, потворствовала своим прихотям в еде, сделавшись на какое-то время лакомкой, правда весьма переборчивой. А еще полюбила прогулки в карете и верхом.
Леди Винтер находила в них какое-то созерцательно-меланхолическое очарование в дни, когда единственным её спутником был лакей, и получала удовольствие от обычной болтовни и сплетен, когда встречала знакомых. Летом и осенью, разумеется, публики бывало больше – зимой дамы и господа преклонных лет румянцу на щеках и инею на ресницах в дни, когда ветви деревьев были поутру опушены снегом, предпочитали тепло каминов и общество таких же стариков.

Зато сейчас взору представали всё больше молодые лица, красивые как чертами, так и выражением самоуверенности и убежденности в своём несомненном счастье в самом ближайшем времени.
Сегодня графиня всего лишь третий раз в этом году предпочла карете седло и, оставив лакея зябнуть у каморки привратника, пустила свою гнедую кобылу легкой рысью вдоль аллеи с тем расчетом, чтобы через несколько минут повернуть обратно и наверняка встретить одного молодого дворянина, которому выпал жребий получить свою долю тех жизненных испытаний, каковые миледи самой судьбой было предназначено дарить всякому, кто оказывался ей нужен.

Прежде ловя его взгляд, Анна вознаграждала этого молодого человека улыбками – достаточно кокетливыми, чтобы побудить мужчину боле решительного к действиям, но, следовало думать, что нынешняя жертва по неопытности своей не понимала что две встречи – это, конечно, случайность, но третья – уж точно судьба.

+2

3

Парижская зима все еще казалась успевшему привыкнуть к итальянскому климату шевалье излишне прохладной. Впрочем, это обстоятельство ничуть не мешало его прогулкам по городу. И со вполне определенной целью – пока что, увы, совершенно без толку, и чтобы просто развеяться. Многое изменилось и привыкнуть к этому сразу не получалось при всем желании… И почему-то молодой человек все чаще вспоминал времена, когда он служил в испанской армии. Насколько все тогда было проще…

Прохладный воздух пьянил не хуже вина. Всадник, одетый по испанской моде – в черное с серебром, пустил коня рысью по пустынной аллее, мимо объятых зимним сном облетевших деревьев. Под копытами угольно-черного норовистого жеребца то хрустел лед, то звенела мерзлая земля. И воздух вокруг словно бы тоже звенел - задетой кем-то незримой струной, в ожидании чего-то... Но чего же?

Размышлять об этом Корнильону долго не пришлось – он в очередной раз встретил в зимнем парке удивительной красоты белокурую даму, которая всегда казалась ему прекрасным видением. Илер придержал коня и улыбнулся прекрасной незнакомке - прежде улыбки, которой она неизменно одаривала его при каждой их встрече:

- И снова наши пути пересекаются, сударыня... Случайно ли?

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-10-04 23:47:07)

+1

4

Свою  лошадь миледи придержала, едва взгляд её различил черты лица всадника, едущего навстречу. В светло-голубых глазах её читалась искренняя радость встречи, а губы, казалось, вот-вот растянутся в приветливой улыбке, если, разумеется внимание молодого дворянина задержится на ней снова, как  уже случалось. Графиня была готова уже и на более провоцирующий к знакомству жест: например, обронить платок, или перчатку, но столь откровенный приём не понадобился. Главным его минусом Анна полагала то, что он слишком явно выдает намерения дамы, и предпочитала подчас более сложные хитрости.

Гнедая кобыла, завидев собрата, вскинула голову и нетерпеливым фырканьем выразила желание ускорить шаг, но всадница только натянула повод, а когда лошади почти поравнялись, с удовольствием отметила, что и молодой человек едет неспешно, и не только видом своим, но и фразой выражает интерес к знакомству.
- Всё зависит от того, какое по счету "снова" Вы, сударь, имеете в виду, - миледи задумчиво и мягко улыбнулась, словно вспоминая, сколько же раз их внимание друг к другу оказывалось взаимным, -  второе, кажется?
Она остановила лошадь, в ожидании ответа и та издала тихий, похожий на вибрирующий смешок звук,  повернув голову к вороному жеребцу и переступила передними ногами.

Анна не слишком тревожилась из-за дурных привычек лошади, поскольку о неприятных сторонах её выучки и нрава знала больше от кучера, чем из своего опыта, и полагала, что тот сгущает краски или же желает показаться перед хозяйкой человеком сведущим в своем деле - вот и находит повод что бы рассказать.

+1

5

- Да, «снова» сегодня второе, - Корнильон улыбнулся в ответ, получилось очень по-мальчишески. К тому же, на щеках сразу вспыхнул алый румянец. - А встречаемся мы с вами в третий раз, если я не ошибаюсь…

Самые обычные слова вдруг обрели волшебную силу – они словно бы наводили между дамой и кавалером, повстречавшимися на зимней аллее, зыбкий мостик. Впрочем, улыбок и пристальных взглядов это не отменяло.

Изначально Илер стал наведываться в парк Кур-ла-Рен, надеясь встретить здесь совсем другую даму – прекрасную королеву Анну, безраздельно владевшую его сердцем. Но надежда эта упорно не желала сбываться. Дни стали казаться одинаково серыми и беспросветными. Но однажды сквозь тучи все же проглянуло солнце. Точнее, на небосводе засияла иная звезда….

У белокурой незнакомки в серой накидке, отороченной собольим мехом, глаза были цвета южного неба. И шевалье сейчас не мог отвести взгляда, завороженный красотой дамы, прежде бывшей для него лишь мимолетным видением.

+1

6

Восхищенное внимание, сколь бы привычным оно ни было, всегда льстило Анне, а лесть она любила, не так, как драгоценности и обращение «Ваша милость», но достаточно, чтобы позволить себе потешить самолюбие в очередной раз.
- Даже так, - миледи мысленно даже возмутилась – этот мужчина, как оказалось, проявлял непростительную слепоту в первые дни когда она заставала его в Кур-ла-Рен, - но вы, судя по всему только приехали, тогда как я уже решила возвращаться домой… какая жалость.

Миледи чуть натянула и ослабила поводья и направила лошадь в обход собеседника по часовой стрелке, позволив себе восхищенный взгляд на шевалье – дань его костюму, осанке и тому небрежно-уверенному изяществу с которым он держался в седле. Только взгляд – слова сейчас были бы почти вульгарным излишеством.
- Надеюсь, если мы доверимся случаю снова, он будет благосклонен к нам и в четвертый раз, - проговорила она с таким печально-задумчивым видом, словно не представляла никаких иных вариантов развития ситуации.

+1

7

- Собираетесь снова растаять как чудесное видение? А я ведь уже почти поверил, что вы существо из плоти и крови… , - вздохнул молодой человек.

И тут же слегка улыбнулся. Ведь он намеревался продолжить разговор, больше веря не словам, а восхищенному взгляду прекрасной незнакомки. Быть может…

- Случай весьма переменчив, сударыня -  я бы не решился ему  полностью довериться. Хотя Фортуна пока что ко мне благосклонна, никто из живущих не может рассчитывать на ее благосклонность бесконечно…
Илер едва не добавил « Я особенно». Впрочем, это и без слов было более чем понятно…

+1

8

Две персоны, искушенные в светской болтовне, вне всякого сомнения, способны проговорить час ни о чем, составив друг о друге самое приятное мнение и не сделав при этом главного.
- Да Вы поэт, сударь, - графиня с улыбкой приняла очередной комплимент, на словах, однако предпочтя от него отказаться, - но я счастлива, что могу разуверить Вас и доказать, что совершенно точно не являюсь ни видением, ни призраком, и не растаю, даже если Вы меня коснётесь, а если назовете своё имя…
Улыбка миледи сделалась чуть смущенной, а взгляд скользнул вниз, к руке шевалье, сжимавшей поводья.
- … я буду знать, кого ждать здесь… завтра?

+1

9

- Вы ошибаетесь, сударыня - что-то срифмовать мне удалось только один раз, причем перед дуэлью, - рассмеялся молодой человек.

Слова незнакомки звучали слаще любой музыки. И было так жаль, что он не властен сейчас остановить время.... Или хотя бы чуть его замедлить.

- Что же до моего имени… Меня зовут Илер де Корнильон, - шевалье слегка поклонился. - Но в дне завтрашнем я, увы, не могу быть уверен. А не оправдать ваших ожиданий будет бесчестно…
Правоту этих его слов вполне подтверждали свежий шрам на щеке и шпага, явно не бывшая простым дополнением к костюму.

А потом Илер с интересом взглянул на свою прекрасную собеседницу:
– Но как же вы собираетесь уверить меня, что совершенно точно принадлежите к миру людей?

+1

10

Признанию, в отсутствии поэтического дара, не лишенному бравады и изящного хвастовства иным талантом, или везением, миледи не могла не улыбнуться – столь искренно оно прозвучало.
- Как? – Анна в притворном ужасе распахнула глаза, - и завтра у Вас тоже дуэль?! Но…если это так, Вы обязаны победить, ради нашей встречи, месье! Иначе… иначе кому я смогу представить доказательства своей земной, человеческой природы?

Галантный молодой человек, судя по живости беседы и тому, сколь легко и ловко он её подхватил, если и не являлся еще одним из самых опасных парижских соблазнителей, то лишь потому, что не представлял,  как применять свои таланты, или же дуэли, вопреки эдикту, любил больше, чем женщин.
По другой стороне аллеи в их сторону шли двое мужчин, занятых беседой. Притом один из них, как заметила Анна, отчаянно жестикулировал, а второй, плотный, даже полноватый, держался так, словно стеснялся своего спутника. Им, разумеется не было дела до двух всадников, но тем не менее, миледи нашла удобный повод, чтобы смутиться:
- Мы привлекаем внимание, месье, быть может,  Вы не сочтете за труд сопроводить меня до ворот, если, конечно, не спешите на свидание.

+1

11

Меньше всего Илер  ожидал услышать, что прекрасную незнакомку волнует его участь...

- Вроде бы решать дела чести завтра я не собирался, – на губах шевалье промелькнула новая улыбка. - Но до вечера еще далеко, так что все возможно..

Сквозь облака пробился луч неяркого зимнего солнца. Но разве он мог поспорить с ослепительной синевой ее глаз?

- Не привлекать внимание, сударыня, вы можете разве что в кромешной темноте. Но там, где вы, темно никогда не будет, -  уверенно заявил молодой человек.

К тому моменту Корнильон наконец обратил внимание на прохожих на аллее, и вполне понимал смущение дамы:
- Буду счастлив оказать вам хотя бы эту небольшую услугу.

А до ворот ведь неблизко. И от понимания этого обстоятельства было еще радостней…

+1

12

Как прав был молодой дворянин, говоря "всё возможно". Графиня могла бы только согласно кивнуть, если бы не предшествующая часть фразы.
- Ах, сударь, - легкая грусть окрасила нежный голос дамы, - вы, должны дать мне слово не рисковать собственной жизнью хотя бы...
Она задумалась, что не помешало ей развернуть лошадь к прежнему направлению и удостовериться, что месье де Корнильон поступил так же, и его дела не расходятся со словами. Леди Винтер полагала первую часть партии сыгранной прекрасно и к обоюдному удовольствию и не собиралась в дальнейшем отказывать себе и своему спутнику в тех невинных удовольствиях, каковые получают от общества друг друга люди?, обнаружившие душевное родство или общие наклонности, например, к легкому, ни к чему не обязывающему флирту.
- ...день, или два... Но,  - миледи с выражением легкого сомнения на лице покачала головой, - разве я могу, разве посмею связать вас таким обещанием лишь потому что мне хочется увидеть Вас снова, тогда как Вы, возможно, полагаете день без сражения прошедшим напрасно?
Ей стало любопытно, а что может стоять за этим бравированием собственной горячностью, которое выказывал шевалье. Только ли стремление снискать славу заядлого бретера, или, быть может, душевные страдания, заставляющие таким образом искать смерти, как избавления от сердечных мук?

+1

13

- О, нет, сударыня – день, когда не приходится браться за шпагу, я вовсе не считаю потерянным, - поспешил развеять сомнения своей собеседницы Корнильон.  - Но от затянувшегося спокойствия быстро устаю. Знаете, попробовав хорошее вино, никогда не будешь рад тому, что подают в придорожных трактирах. А это вино отменное...

Глаза молодого человека блестели, а на губах вновь играла улыбка, но уже совсем иная.

Еще во Фландрии Никола де Бутвиль привык бросаться в самое пекло. А после горячий нрав и редкий дар наживать врагов с завидной регулярностью предоставляли шевалье возможность в очередной раз поспорить с судьбой. И теперь, несмотря на все уверения Луи-Франсуа, остановиться он уже просто не мог.

- Я впервые попробовал это вино во Фландрии и с тех пор не могу отставить бокал надолго - слишком привык ходить по грани...

Какой странный получается разговор…  Илер осознал это внезапно и сразу смутился:
-Простите, я слишком увлекся темой, которая для беседы с дамой совершенно не подходит…

+1

14

Для беседы с леди Винтер самой подходящей темой, как полагала она сама, являлись исключительно дифирамбы её красоте, уму, грации, такту и разным талантам реальным и мнимым. Но столько уже было сказано, что ожидать от любого собеседника-мужчины комплимента необычного, но, вместе с тем, не вульгарно-вычурного, миледи уже перестала. Губы - лепестки роз, зубы - жемчуг, лицом - ангел, волосы - золото - слова беспомощны описать то, что восхищает глаз так, чтобы не утомить искушенный лестью и славословиями слух. Посему леди Винтер охотно снисходила до любых тем, которые были ей понятны и вызывали любопытство.

- Я знаю вас всего несколько минут, но не могу представить вас в состоянии ленности и умиротворения. Ваша деятельная натура и живой нрав так очевидны, что несомненно быстро располагают к Вам людей.
Произнося эти слова она лишь желала дать понять шевалье, что выбранная им тема нисколько не раздражает её.
- И вы так молоды, что я решительно не верю, что лишь вино такого сорта способно развеселить вас. Признайтесь, сударь, вам не чужды и более мирные пристрастия - карты, любовь, балы..
Предположить в молодом дворянине глубокого философа, предпочитающего книгу живому обществу, миледи не смогла.
- ...скачки? Ваш конь идет степенно, но я не рискнула бы бросать вам вызов, - тут она ласково потрепала свою кобылу по шее, - и утверждать, что моя Аллегра легко его обойдёт.

Отредактировано Миледи (2017-10-16 19:46:57)

+1

15

Встреченная вопреки всем канонам жанра не в темном лесу и не на горном перевале, а в парижском парке прекрасная незнакомка уверяла, что принадлежит к миру людей. Но ни на одну из дам, с которыми шевалье доводилось общаться прежде, она не была похожа. Корнильон не единожды успел убедиться, что дамы очень не любят разговоры о поединках. Но в словах белокурой красавицы звучало не раздражение, а понимание! И еще - покой, похоже, ей был тоже совсем не по душе!

- Разумеется, все те мирные пристрастия, которые вы назвали, мне не чужды. Ведь одно прекрасно оттеняет другое, - молодой человек вновь улыбнулся своей собеседнице. - Но поскольку желание дамы – закон, обещаю вам, что сегодня и завтра не буду искать возможности пригубить вино любимого мною особого сорта по своей воле, если же эта возможность сама меня найдет…

Илер не окончил фразы - в голове мелькнула шальная мысль, и слова сами собой сорвались с губ:
- А насчет вашей лошади … Сударыня, судить о чем-то заранее – неблагодарное дело, может, лучше проверить на деле? Не желаете ли разнообразить немного этот зимний день ?

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-10-17 21:11:27)

+1

16

Что лучше искренне-веселого блеска глаз и легкого, чистого смеха дамы может доказать  кавалеру, что он был и любезен, и остроумен, и во всех отношениях приятен, как собеседник? Да ничего. Смех – один из самых верных признаков отличающих обладателя бессмертной души от других живых существ и нужно быть поистине талантливым лицедеем, чтобы фальшивое изъявление веселости не было отличимо от настоящего.
- Вы очаровательный плут, сударь, - леди Винтер рассмеялась в ответ на предложение месье де Корнильона, словно услышала какую-то до крайности забавную остроту, но поспешила пояснить, что же именно в любезном предложении шевалье её позабавило, - Вам же ничего не стоит уступить мне победу и удовлетвориться таким рыцарским жестом!

Словно понимая, о чем говорят люди, гнедая кобыла повернула острое ухо на голос хозяйки и издала характерное призывное фырканье, адресованное уже жеребцу шевалье – но конь, выказывал, как и раньше безупречную выучку, идя ровно под своим седоком, и видел, казалось, лишь дорожку перед собой.
- Завтра, месье, - леди вскинула голову и напустила на себя шутливо-горделивый вид, - я почту за честь принять Ваш вызов, на набережной, от которой мы уже слишком удалились. Сегодня же для подобных подвигов меня не устраивают ни лошадь, ни седло.
Впереди показались ворота и лакей миледи, завидев знакомую фигуру, тотчас поспешил навстречу.
- В этот же час, полагаю? – сочла необходимым уточнить графиня, прежде чем проститься с милейшим молодым человеком.

+1

17

Шевалье шутливо склонил голову, всем свои видом демонстрируя искреннее раскаяние:

- Признаюсь, именно это я и хотел сделать, сударыня. Хотя уступать победу вовсе не в моем характере, - Корнильон  улыбнулся, румянец на его щеках стал еще ярче. – Но вы желаете честного состязания, и значит, так тому и быть.

Илер в очередной раз задержал на своей собеседнице восхищенный взгляд. Этой дамой невозможно было не восхищаться... Причем даже сильнее, чем ее воистину небесная красота, молодого человека завораживала столь понятная ему жажда иного, выходящего за рамки привычного и обыденного.

- Но я до сих пор не знаю, кого мне ждать здесь завтра в тот же час. Будет ли дозволено странствующему рыцарю наконец узнать имя прекрасной незнакомки ?

И тут вороной жеребец Корнильона в самый неподходящий момент вознамерился наконец продемонстрировать свой характер и взвился на дыбы. Впрочем, всадник подобной выходки ждал – этот конь выкидывал разнообразные фокусы с завидной регулярностью.

Отредактировано Илер де Корнильон (2017-10-25 21:46:01)

+1

18

А вот  того, что, испугавшись неожиданно вставшего на дыбы жеребца,  игривая кобылка шарахнется в сторону,  миледи не ожидала. На несколько мгновений она невольно ослабила узду, что позволило лошади пойти было рысью, вознамерившись свернуть с широкой аллеи.Однако всадница  решительно натянула  повод,  заставляя кобылу повернуть голову и пойти кругом, что было для Аллегры привычным смиряющим приёмом.
За месье Корнильона в этот момент леди винтер беспокоилась меньше, чем за себя, а вот в следующий – уже достаточно, чтобы  бросить на него обеспокоенный взгляд и облегченно вздохнуть, убедившись, что всадник на коне, хотя иного и быть не могло.
Ответ запоздал, конечно, но воспользоваться заминкой и ускользнуть, оставшись для молодого дворянина безымянной, миледи себе не позволила. В планах на шевалье, у неё был не только флирт и кокетливые загадки, бессмысленные уже потому что, скрывать своё имя она не собиралась.
- Завтра, мой отважный рыцарь, - она легко поддержала романтично-шутливый тон Корнильона, - ждать Вы будете  леди Винтер. Вот на этом самом месте мы и продолжим нашу беседу!
И подарив шевалье белозубую улыбку, миледи пустила лошадь  вперед и  задержалась против слуги, лишь на одно слово «домой».

Продолжение следует

http://francexvii.rusff.ru/viewtopic.php?id=461

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть IV: Зима тревоги нашей » Границы недозволенного. 17 января 1629 г.