Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В монастыре. 29 ноября 1628 года.


В монастыре. 29 ноября 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

Из эпизода Святые и грешницы. 28 ноября 1628 года

0

2

Утро в монастыре началось задолго до рассвета – впрочем, вернее было бы сказать, что ночь так и не вступила в обители полностью в свои права: колокол, каждые два часа призывающий к ночным бдениям, и царивший в кельях холод не позволяли сестрам и послушницам надолго провалиться в сон, и те из них, кого призывали к себе утренние обязанности, поднимались со своих жестких лож, пожалуй даже, с некоторым облегчением. Стук тяжелых деревянных сабо разносился по лестницам, галереям и комнатам, прерываясь лишь с каждым новым призывом к молитве, и слабое зимнее солнце, лишь в десятом часу заглянувшее в окна здания, озарило уже подножие ведущей вниз лестницы, когда скрежет ржавого засова возвестил о том, что об узницах кто-то вспомнил.

Вестницей свободы оказалась сестра Сен-Жозеф, которая безмолвно выпустила продрогшую Анну-Марию, прежде чем отворить дверь для г-жи де Бутвиль.

– Во имя господа. Мать настоятельница примет вас, – сообщила она.

На лице Анны-Марии, не спешившей удрать из подземелья, отобразилось сочувствие.

0

3

К этому времени мадам де Бутвиль успела уже проснуться и так промерзнуть, что не моглв сдержать бившей ее крупной дрожи и клацающих зубов. Больше всего ей хотелось сейчас надеть на голову благочестивой сестре ночной горшок. Однако она вчера еще продумала тактику своего поведения и собиралась ей следовать.
Взгляд, которым молодая женщина окинула монахиню, мог принадлежать ее светлости герцогине Ангулемской, не меньше. Нет, он не пылал гневом и возмущением - графиня де Люз встретила сестру Сен-Жозеф со спокойным достоинством.
- Я буду рада наконец выслушать ее милость. - Распрямив плечи и высоко подняв побородок, Эмили проследовала мимо монахини и остановилась. - Ведите, сестра..

+1

4

От реверанса Анна-Мария в последний момент удержалась и торопливо разжала руки, уже приподнявшие подол рясы, и, окажись на месте сестры Сен-Жозеф более утонченная сестра Сен-Поль, она, возможно, также забеспокоилась бы, но на лице идолоподобной монахини не отразилось ни трепета, ни почтения.

- «Матушка», - поправила она. - Вас ждут в саду, дочь моя.

Анна-Мария послушно наклонила голову и, заправляя под апостольник выбившиеся за ночь черные прядки, первой поспешила вверх по выщербленным ступеням.

Поднявшись на первый этаж, пыхтящая сестра Сен-Жозеф остановилась перед украшавшей стену около входной двери облупившейся фреской, на которой кое-как угадывалась женщина в лодке, молитвенно сложила перед собой руки и на добрую минуту погрузилась в молчание, которое прервала так же неожиданно.

- На второй этаж, дочь моя. Туда, - она ткнула толстым и не особо чистым пальцем в сторону ведущей наверх лестницы. На широких каменных ступенях виднелись кое-где грязные следы от сабо.

0

5

«Матушка!» - про себя повторила Эмили. - «Нашлась, тоже...» Какую святую изображает дева в лодке, она не знала, но решила не любопытствовать. Согреться и поесть хотелось куда больше, однако молодая графиня ничем не выдала своего нетерпения.
- У вас сад на втором этаже? - она изумленно приподняла бровь. - Как занятно...
Обойдя монахиню, Эмили пошла вверх по лестнице, про себя удивляясь грязным следам. Ноги они не могут вытереть, что ли?..

+1

6

- Отчего же на втором этаже? - сестра Сен-Жозеф догнала г-жу де Бутвиль и заглянула ей в лицо с простодушным недоумением. - В саду он, сад. Как и везде.

Навстречу им по лестнице медленно-медленно спускалась еще одна монахиня - совсем уже древняя старуха, опиравшаяся одной рукой на клюку, а другой цеплявшаяся за перила. Подол ее рясы был измазан землей, и на ступенях за ней оставались грязные следы от сабо.

- Во имя господа, - прохрипела она, поравнявшись с двумя женщинами.

Сестра Сен-Жозеф пробормотала что-то невнятное и потупила взор, не глядя на замарашку, которая, не дожидаясь ответа, поползла дальше вниз.

+1

7

- Какое остроумное умозаключение! - съязвила графиня. - Сад, он, конечно же, везде в саду. Не в лесу, не в поле, и даже не в спальне.
Эмили с недоумением проследила за старухой. Господи, куда она попала?..
- Но у вас он точно на втором этаже, вы же сами показали. И вон та добрая женщина, - она посмотрела вслед уходящей монахине, - точно прямиком из сада... или из огорода...

+1

8

Сестра Сен-Жозеф уставилась на г-жу де Бутвиль с откровенным недоумением, но через две ступеньки ее некрасивое лицо просветлело, она понимающе кивнула раз-другой и, не говоря больше ни слова, довела свою спутницу до одной из дверей на втором этаже – единственной, которая не была приоткрыта. Глуховатое «Войдите!» донеслось изнутри в ответ на ее стук, и монахиня робко потянула за ручку.

Келья настоятельницы была обставлена с меньшим аскетизмом чем та, в которую приволокли прошлой ночью графиню де Люз, и однако, бедность ли обители была тому причиной, или же богобоязненность самой матери Сент-Этьен, также отличалась почти спартанской простотой. Точно так же была лишена полога узкая кровать, покрывалом которой служило заплатанное и штопанное шерстяное одеяло, вместо стульев или кресел стояли грубые табуреты, а сундук у окна, прикрытый пожелтевшим и кое-где истончившимся полотном, являл миру порыжевшую кожу ремней и оббитые углы. Только висевшее над ложем настоятельницы распятие было не деревянным, а мерцало золотом и блеском драгоценных камней, и лицо Христа, освещенное потоком лившегося в свежевымытое окно зимнего солнца, также казалось добрее.

Сама настоятельница, стоявшая у окна, оказалась совсем невысокой женщиной, но падавший сзади свет не позволял разглядеть ее черты. Голос у нее, однако, был необыкновенно певучий и красивый:

– Эмили-Франсуаза, дитя мое. Бедная девочка, – несмотря на ласковые слова, говорила она с кажущимся равнодушием. – Проходите. Садитесь.

+1

9

Под Тулузой был небольшой монастырь, который любила посещать Мария-Фелиция. Красивое место, сад, полный благоухающих цветов, среди которых особенно прекрасны были розы, белоснежные колонны залитой южным солнцем галереи, какая-то сияющая чистота вокруг... Место это дышало умиротворением, а приемная добрейшей аббатисы, матери Марии, была отнюдь не роскошной, но очень уютной. Здесь же...
Пройдя внутрь, Эмили опустилась на табурет. И все же не зря ей вспомнилась герцогиня... Как бы вела себя на ее месте Мария-Фелиция? Уж точно не показала бы гнева и раздражения.  Мадам де Бутвиль прямо и даже довольно доброжелательно посмотрела в лицо настоятельнице.
- Благодарю вас. Я рада, что наконец вижу кого-то, кто может объяснить мне всю происходящую со мной со вчерашнего дня несуразицу.

+1

10

Мать Сент-Этьен неторопливо отошла от окна и уселась напротив, чинно сложив худые руки на коленях. Женщиной она оказалась уже немолодой, с лицом узким как топор и откровенно некрасивым: над верхней ее губой пробивались заметные усики, а правый глаз косил столь удручающе, что не вполне понятно было, смотрит ли она им на свою гостью или на вставшую у дверей сестру Сен-Жозеф.

– Отчего же несуразицу, дитя мое? – спросила она. – Вы должны бы уже понимать, какое вам оказывают снисхождение. Если ваш брак – ваш второй брак, я должна была бы сказать – будет аннулирован без скандала, вы даже сможете здесь остаться.

Удивительную чистоту ее голоса лишь подчеркивали ледяной взгляд и отчетливая холодность слов.

+1

11

- Мой второй брак?! - опешила Эмили. Она ожидала чего угодно, но такого даже придумать не могла. - Я ухитрилась выйти замуж два раза и даже этого не заметить? А кто был мой первый муж, вы меня не просветите? Граф де Люз — второй? Или он первый, и есть кто-то еще?
Молодая женщина встала, подошла к окну и посмотрела в него, но даже не поняла, что там — мысли были заняты к другим.
Она повернулась к настоятельнице.
- Я надеюсь, сударыня, вас не обидит то обстоятельство, что я буду рада, если не смогу здесь остаться. Я не знаю, кто сошел с ума, и опять же надеюсь, что это не вы, что вас просто ввели в заблуждение. У меня один муж, и другого мне не надо.

+1

12

Лицо матери Сен-Этьен осталось столь же безмятежным, и она только склонила чуть набок голову, следя безразличным взглядом за передвижениями молодой женщины.

– Конечно, у вас один муж, – подтвердила она. – И именно поэтому ваш второй брак не имеет силы. Однако человек, который считал себя вашим супругом, не желал бы огласки, и поэтому вы здесь – просить церковь об аннулировании вашего брака с тем, чтобы вы могли вступить в нашу обитель. Вы говорите о нем так, словно любите его, и поэтому, я уверена, не пожелаете причинить ему ту боль, которую он испытает, когда увидит вашего настоящего мужа и поймет, что ваш брак не случайно состоялся без объявления о помолвке, в приходе, где вас никто не знал и не мог уличить.

На туповатом лице сестры Сен-Жозеф начало проявляться понимание, и она с явным ужасом уставилась на г-жу де Бутвиль.

+1

13

- Вы спятили? - с надеждой поинтересовалась Эмили, вновь усаживаясь на табурет. - Хотя вряд ли, скорее, вы участвуете в этом фарсе сознательно.
Она могла... ну, почти могла поверить, что Луи-Франсуа ее разлюбил, что поддался влиянию родственников, что увлекся молодой красивой девушкой, но чтобы он измыслил подлость?! Чтобы поверил в такую чудовищную ложь?! Нет, такого не могло случиться никогда...
- Окажите мне любезность, сударыня, познакомьте и меня с этим «настоящим» мужем? Уж очень любопытно.

+1

14

Сестра Сен-Жозеф сделала было шаг к обеим женщинам, но мать Сент-Этьен молча подала ей знак, и монахиня замерла на месте.

- Меня предупредили, что у вас бывают помрачения рассудка, дитя мое, - спокойно сказала настоятельница, - и что вместе с тем вы хитры и не заслуживаете доверия. Я не стану спорить с вами, и мужчину в стенах этого монастыря вы, разумеется, не увидите. Но, если мой призыв к вашей совести не возымел действия, мне остается только воззвать к вашему уму. Если есть человек, называющий себя вашим мужем, запись в церковной книге, подтверждающая это, и свидетели вашей свадьбы, готовые вспомнить о ней, ваш выбор лишь в том, останетесь ли вы здесь, где о вас позаботятся, или на улице, опороченная навсегда, с мужем, с которым вы не остались. Господь посылает вам нелегкое испытание, но лишь затем, чтобы принять вас - или так мне хочется надеяться.

Взгляд этой женщины, говорившей о промысле божьем, был холоден как подвал, в котором графиня повела ночь.

+1

15

- Помрачение рассудка. У меня, - скривилась Эмили. - Разумеется, я не увижу того мужчину. Удивительно было бы увидеть то, чего нет. Но если есть и церковная запись, и свидетели, и Бог весть что еще, то имя этого мужчины я могу узнать?
Она окинула монахиню внимательным взглядом. Рассчитывать на какое-то участие с ее стороны не приходилось...
- Этот мой муж случайно не был англичанином? А те, кто велел привезти меня сюда, обещали монастырю хороший взнос?

+1

16

Настоятельница довольно кивнула.

- Я рада, что вы решили вести себя разумно, пусть ваша непочтительность меня и огорчает. С мистером Эвансом, - она произнесла это имя с явной запинкой, - было договорено, что он не станет поднимать шум без необходимости. Но поверьте, дитя мое - ваше разоблачение, оно только к лучшему, Господь отвратил вас от дурного пути и направил ваши стопы на верный.

Убежденности в ее голосе не прибавилось, но она подалась вперед и взяла молодую графиню за руку.

+1

17

- С мистером Эвансом, вот как... - Эмили почувствовала, что голова ее идет кругом. Никакого мистера Эванса она, разумеется, не знала. Руки она не отняла, с трудом сдерживая отвращение — мать Сент-Этьен была ей очень неприятна. - И вы также знаете имена свидетелей, не правда ли? А кто вел меня к венцу? Меня обвенчали по всем правилам? И составлен брачный договор?
Это была скользкая тема, ведь в их браке с Бутвилем договор так и не был составлен. Бутвиль, верно, забыл, а молодая супруга всецело ему доверяла. Однако знали об этой детали только граф... и Теодор де Ронэ, которому Эмили сама рассказала.

+1

18

Настоятельница удивленно приподняла брови.

- Даже если брак был составлен не по всем правилам, дитя мое, это брак, - терпеливо, как ребенку, объяснила она. - Я не задавала таких вопросов, может, ваш муж и вовсе реформат, вам лучше знать. Они признают развод в Англии, говорят. Но что Господь соединил, человек не разъединит. Итак. Мы будем планировать ваш постриг к концу декабря. К Рождеству.

Понимала ли сама мать Сент-Этьен, какой иронией должны были прозвучать ее слова, понять было невозможно.

+1

19

- Мой муж, сударыня, - вырвав руку, Эмили встала. - Луи-Франсуа де Бутвиль, граф де Люз. Единственный и навсегда, как вы сами только что сказали. Никакого пострига не будет, разве что граф сам, лично, попросит меня об этом. В любом другом случае я предпочту, как вы выразились, оказаться на улице, хотя, видит Бог, не знаю, почему вдруг.

+1

20

Сестра Сен-Жозеф снова устремилась на защиту настоятельницы, которая вновь сокрушенно покачала головой, останавливая ее порыв.

- Мы вернемся к этому разговору, сударыня, - пообещала она - все с тем же равнодушием и в голосе, и на лице. - А пока я объясню вам распорядок дня. Колокол звонит каждую службу, и в этом молитвеннике вы найдете нужные молитвы на каждый час. В первые несколько дней вам разрешается читать по книге, но через неделю вы должны знать молитвы на память. Молимся мы вслух и на коленях. В полдень обед, за час до заката ужин. Днем послушницы и почти все сестры работают в саду и в огороде. Сестра Сен-Жозеф проводит вас, сестра Сен-Поль даст вам ваш сегодняшний урок. Вы можете идти.

Никто не увидел бы в ее взгляде и намека на неприязнь или торжество.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » В монастыре. 29 ноября 1628 года.