Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудеса продолжаются, оказываясь рукотворными. Весна 1628г., Лангедок


Чудеса продолжаются, оказываясь рукотворными. Весна 1628г., Лангедок

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

Из эпизода Поход за чудом. Весна 1628 года, Брам.

Отредактировано Провидение (2017-10-29 21:03:13)

0

21

В то самое время, когда пленницы выясняли отношения, к замку по дороге, по следам тяжелой кареты, шел путник.
Лапен не чувствовал усталости, в груди притупилось отчаяние и желание лечь у обочины и умереть. Все равно граф его убьет за то, что дал каким-то сволочам похитить госпожу.
Пока была хоть какая-то надежда - умирать было нельзя. Графиня была жива... да-да, жива, в обратном не убедил бы Лапена даже сонм ангелов, явившихся на проезжей дороге и распевающих похоронную песнь.
Карета оставляла глубокие следы, по ним можно было идти даже при свете луны. И раз следы привели к этому замку, то тем хуже для обитателей замка! Лапен - это вам не какое-нибудь войско с тараном, Лапен устроит что-нибудь такое... этакое... ну, похуже осады!
Но сначала - разведка. Деревенька. Довольно чахлая деревенька, между прочим. Если бы сюда приехал фургон с комедиантами, то задержался бы лишь для того, чтобы актеры попили водички и расспросили крестьян насчет их господ. А потом двинулись бы к замку.
Так, где тут питейное заведеньице? Должно быть, должно, просто обязано!.. Уж там-то хозяева знают все и про замок, и про крестьян...
Ага. Вон видна вывеска, зашлепанная грязью так, что не прочесть названия. Ну и черти с ним, с названием, главное - сошла с крыльца девчушка, отворила дверь крошечного курятника, выпускает во двор кур.
Лапен быстро пригладил взлохмаченные волосы (шишка на голове отозвалась пульсирующей болью). Нацепил на физиономию привычное выражение "ах-какую-красавицу-я вижу". Порадовался, что сейчас на нем не графская ливрея. И окликнул девушку через забор:
- Доброе утро, красотка! Да хранит твоих курочек судьба от лисы и хорька, а тебя - от не достойных твоей красы ухажеров! Да станут курочки толще брюха здешнего откупщика. а ты да станешь богаче супруги этого самого откупщика! Скажи мне, солнышко этих краев: не проезжал ли тут фургон бродячих циркачей? Я отстал от труппы, иду по следам, но боюсь, в темноте перепутал колею...

+1

22

Девчушка, к которой так обратился Лапен, живо повернула к нему встрепанную белобрысую голову. Было ей, похоже, лет четырнадцать, и ничего особенного она собой не представляла - тощенькая, длинноносая, с некрасивым конопатым личиком, изрытым следами перенесенной оспы. Глаза у нее были неопределенного буровато-желтоватого цвета, и одного из передних зубов не хватало, но чистенькое платье и лукавое выражение лица позволяли заключить, что девчушка была не служанкой, но дочерью владельца постоялого двора.

- Циркачи? - повторила она, мигом насторожившись. - Неа, добрый человек, не было таких. А то, может, ночью проехали? В замок, может? Я слыхала, собаки под рассвет лаяли… Только их тама взашей бы тоже погнали, так и знай.

Деревушка была чересчур мала, чтобы располагать молельным домом, и оттого собирались ее жители обычно в обеденном зале того же постоялого двора.

0

23

- Погнали? - переспросил Лапен девчушку. - Ты меня, солнышко, не удивила. Нас почему-то отовсюду гоняют, хотя он нас, циркачей, никакого вреда нету, а одно только веселье и радость.
Он легко прошелся колесом, снова встал на ноги, с улыбкой поклонился разинувшей рот девчушке (и мысленно обругал себя за то, что порядком растерял ловкость и гибкость, живя спокойной, сытой жизнью лакея).
- Сунулся бы я в замок, чтобы узнать, не было ли там моих товарищей. Да после твоих слов что-то уже страшновато. Если там хозяева суровые, так и собак на меня, беднягу, спустить могут. Или и вовсе в темницу посадят - и забудут обо мне. А ведь я никому ничего худого не сделал... Кто там живет-то, в замке? Что за господа такие?

+1

24

Девчушка, распахнув светлые глаза, почти как взрослая неодобрительно покачала головой и захлопнула дверь курятника, однако убегать обратно в дом не спешила - не то отлынивая от работы, не то завороженная, вопреки воспитанию, выходками циркача.

- Господин де Пирион живет, конечно, - сказала она - самую малость снисходительно, ну как можно было не знать таких простых вещей! - И госпожа де Пирион, матушка его, только она умом нынче слабая совсем сделалась, потому ее можно как бы и не считать. А еще господин де Телифье, вот он точно… собаками.

Некрасивое ее личико помрачнело, как будто г-н де Телифье был связан для нее с какими-то неприятными воспоминаниями.

0

25

Ага... Стало быть, либо почтенный господин Пирион, либо не менее почтенный господин Телифье, либо оба сразу промышляют тем, что воруют графских жен на ночных дорогах...
Тут Лапену впервые пришла в голову мысль, которую он давно бы уже обдумал до полной прозрачности, если бы не был так взволнован и напуган. А откуда эти самые Пирионы и прочие Телифье узнали, где можно подкараулить графиню? Вряд ли они сидели каждую ночь на развилке дорог в кустах, выжидая, не выйдет ли какая-нибудь знатная дама прогуляться в сопровождении одного-единственного придурковатого лакея?
Но на этот важный вопрос, разумеется, девчонка вряд ли ответит. А потому Лапен сказал дружелюбно:
- За предупреждение, солнышко, спасибо, пусть тебе за это бог пошлет добрую свекровь. Постараюсь не попадаться на глаза этому Телифье. Но ведь нашему брату и не обязательно сразу лезть пред господские очи. Вот скажи мне милая: нет ли среди дворни (лучше всего на кухне) доброго человека, который прохожего бродягу пожалеет, не шваркнет на него ушат помоев, а угостит корочкой хлебца да расскажет, не проезжали ли мимо замка актеры?

+1

26

Девчушка глубокомысленно уставилась на старую грушу, как будто могла разглядеть ответ в ее бело-розовых цветах.

- Это вам с Дедом Жераром надо поговорить, – сказала она тоном, в котором любой житель деревни услышал бы голос ее матушки. - Определенно, с ним. А, и знаете что? Вон, хибарку видите? Там Тетушка Нанетта живет. Травы всякие собирает пользительные, так может, у ней сбор для госпожи де Пирион готов, вы бы его в замок отнесли, а там бы и спросили. И польза была бы, и ей, и вам. Стойте! Я сейчас!

Она вихрем пролетела мимо актера и, перебежав через дорогу, мазнула кулаком по дощатой двери хибарки и тут же за ней исчезла – чтобы почти сразу появиться снова, уже с тряпичным узелком.

- Вот! Вот и отнесете, скажете, что от Тетушки Нанетты! А то у ней спину прихватило!

0

27

Лапен рассыпался таким потоком добрых пожеланий, что будь каждое слово монеткой хотя бы в экю - быть бы девчушке самой богатой невестой в округе. А затем подхватил узелок и бодро зашагал в сторону замка.
Нет, Лапен не собирался переть к калитке возле ворот, как бык к телушке. Он знал, что где-то неподалеку должна быть другая калитка, ведущая на задний двор.
Ага, вот в сторону замка идут две крепкие пожилые женщины с ведрами воды... Лапен нагнал их, учтиво поздоровался:
- Да хранят вас господь и все святые. добрые женщины! Не помочь ли вам, не поднести ли ведра?
Одна из служанок, взглянув на него с подозрением отвернулась. Но вторая, чуть помешкав, поставила ведра на дорогу, и Лапен их подхватил.
- Спасибо, сынок. - баском сказала та. что шла сейчас с пустыми руками.
- Да не за что, матушка. Что ж вы воду издали носите, или колодца в замке нету?
- Колодец есть, да давно не чистили, вода нехороша. Стирать-мыть годится, а на кухню от родника носим.
- На кухню? Ну, мне вас бог послал! А не скажете ли, матушка, как мне там, при кухне, найти человека по прозвищу Дед Жерар? Мне ему кое-что просили передать.

+1

28

– А чего его искать, добрый человек? – удивилась та служанка, что шла нынче порожняком. – Где ему и быть как не на кухне?

– Повар он, – чуть задыхаясь, пояснила ее товарка, подотставшая, но не сбавлявшая шага. – А что за дело у тебя? Если опять внук его что учудил, так он тебя сегодня не послушает, злой он сегодня, ногу он подвернул, а работы невпроворот.

Тон ее заметно помягчел, но любезность ли Лапена была тому причиной, его очень приличная одежда или простое любопытство – сказать было невозможно.

Отредактировано Провидение (2017-11-10 01:38:45)

0

29

- Внук? - ухмыльнулся Лапен. - Я и не знал, что у него внук имеется. Я про этого почтенного старого человека знаю лишь одно - что у него больная спина. Видите ли, молодушки... кстати, красавицы, как вас зовут?
- Меня - Манон, - польщенно хмыкнула та, что шла теперь без ведер.
Вторая чуть помедлила, но решила не дуться и тоже бросила:
- Жервеза.
- Видите ли, меня попросили попутно передать для него лечебные травки - просто по пути. А у меня-то самого дело простое: хотел я узнать, не проезжал ли мимо замка - или в замок - фургон бродячих комедиантов. Я являюсь украшением их труппы - но ухитрился от них отстать.
- Ишь ты! - не выдержала Жервеза. - Я как-то раз комедиантов видала, такие чудные, даже на руках ходить умели!
- Так и я умею! И прошелся бы, причем бесплатно, если бы не ведра!
Тут он весело подмигнул женщинам и заговорщическим тоном добавил:
- А еще я имею робкую надежду, что на кухне для меня найдется ма-аленький кусочек - за мои ясные глаза, доброе сердце и благочестивую душу.
- Одежка справная, а брюхо пустое? - понимающе улыбнулась Манон.
- Именно так, красавица. Нам в лохмотьях странствовать нельзя - мы комедианты! А голодными быть, увы, можно!

Отредактировано Лапен (2017-11-21 01:36:03)

+1

30

Обе женщины рассмеялись, а затем переглянулись, и человек наблюдательный непременно отметил бы, что Манон этим взглядом спрашивала, а ее товарка – отвечала.

- Ведра ты хорошоооо носишь, - протянула Жервеза, - а бочка-то на кухне большааааая.

Не удержавшись, она тоненько захихикала.

- А Дед? - деловито спросила Манон.

- А что Дед? Пожалеет миску похлебки для доброго человека? Ты ведь добрый человек, а? Как звать-то?

Если обе служанки и знали преотлично, что никакие комедианты ни в каком фургоне мимо не проезжали, то кто бы упрекнул их за то, что они не ответили на вопрос, который и задан-то не был? А что жизнь себе облегчить хотели, так что же тут такого? Одно доброе дело за другое - и весь сказ! Манон даже ведра свои потом у парня забрала, чтобы оставшуюся половину пути он Жервезе помог, а как добрались, то сразу к Деду его провела, и повар, длинный, седой как облако старик с льдистыми голубыми глазами, лишь зыркнул недобро, но спорить не стал.

- Как наполнишь бочку, будет тебе полная миска, - пообещал он и еще миску показал - вполне себе большую миску, не пожадничал.

0

31

Ведра Лапен принял, изобразив на физиономии сердечную радость, но про себя подумал, что накормить его и так могли бы. Но сейчас дело было не в кормежке. Невероятно важно было по-доброму расположить всех к себе. Поэтому он попросил крутящегося во дворе мальчишку, который еще мал был для работы, показать ему, где тут родник. А потом делал так: к роднику с пустыми ведрами бежал бегом, возвращался с полными так быстро, как мог. А как выльет воду в бочку - несколько минут передохнет, при этом вовсю зубоскаля, рассыпая комплименты женщинам любого возраста, уважительно переговариваясь с мужчинами. К тому времени, как бочка наполнилась, актер знал уже по именам всех, кого увидел на кухне, а Деду Жерару успел сообщить услышанный в странствиях рецепт для больной спины.
Когда работа была сделана и Лапен уселся за стол с миской (похлебка оказалась превосходной на вкус), парень во всеуслышанье рассказал рассказал смешную историю о том, как отстал от труппы и шел по следам фургона.
- А следы точь-в-точь такие, как к вашему замку ведут....

+1

32

К этому моменту вокруг комедианта собралась уже почти вся замковая прислуга, кто не был так занят, чтоб не продохнуть, и слушали все разинув рот, но когда Лапен заговорил, наконец, о своих товарищах, на лицах вокруг отразилось сочувствие - у кого искреннее  а у кого и не очень.

- Да разве ж то комедианты были! - вздохнул Дед Жерар. - Это ж он, ирод, вернулся, да еще и с гостями.

- Гостьями, - поправила живо его смешливая внучка Нанон, прислуживавшая старой госпоже, а теперь вот и приезжим дамам. - И хорошенькие же обе, как картинка!

Жервеза и Манон обе наградили ее снисходительными взглядами - несмотря на то, что Нанон была вовсе нехороша собой, ее веселый нрав и блеск черных глаз в некоторой мере искупал и неправильные черты лица, и нечистую кожу, и редкие волосы.

0

33

- Гостьями?! - ахнул Лапен. - Вот оно что... Вот почему я со следу сбился! Выходит, два экипажа рядом стояли - и они пересели из одного в другой... Ну, гадины... Ах, беда-то какая... Труппа теперь рассыплется, хоть иди милостыню просить!
Обвел несчастным взглядом любопытствующую прислугу - и объяснил:
- Это Селеста. Ее в театре прозвали - Селеста Мотылек. Угу, мотыльки-бабочки... змея подколодная, вот она кто. Интриганка подлая. Давно грозилась уйти из труппы. А у нас всего-то две актрисы - она и Адель. Если одна уйдет - никакого спектакля не поставить... Как добрались мы до ваших краев, так Селеста вконец сбесилась. Говорила, что у нее был когда-то в этих землях знатный любовник. Если она к нему вернется, то будет кушать с золотых блюд, наряжаться в шелк да бархат. И дурочку Адель с собой сманивала... сманила, получается! Неужто теперь мне придется играть женские роли?
Лапен выпрямил спину, кокетливо склонил голову, сделал жест, как будто обмахивается невидимым веером, и бросил на Деда Жерара зазывный взгляд. Дождался, когда прислуга кончит ржать, и "воспрянул в надежде":
- Ох, а вдруг это не они? Вдруг я, дурак слепой, в темноте не по тому следу пошел? Мало ли кто к вам мог приехать... Золотко, ты обеих видела. Скажи, была ли одна из них такая... такая... ну, маленькая, хрупкая, синеглазая... волосы светлые, пышные?

+1

34

Никогда еще перед обитателями замка не разворачивался такой захватывающий спектакль, и ни один из зрителей не упустил возможности в нем поучаствовать.

- Точно она, - ахнула Нанон и тут же призвала в свидетели Жервезу и Манон: - Ну, вы же тоже видели!

Служанки закивали так отчаянно, что у них едва не скособочились чепцы.

- А вторая стерва, вот точно! - поддержал десятилетний поваренок Пере, который умудрился подслушать часть разговора г-на де Телифье с приезжими дамами и, почти ничего из него не поняв, все одно полдня задирал нос. - И нос крючком!

- Да что вы несете, курицы! - возмутился Дед Жерар. - Даму от комедиантки отличить, что ли, не можете?

- А на руках он ее носил, разве это дама? - живо возразила Нанон.

- А чего другая тогда светлость? - Дед Жерар гневно глянул на поваренка. - Ты ж сам слышал, про светлость! Или не слышал?

- Вот как Бог свят… Ой!

Стоявший рядом с мальчишкой конюх дернул его за ухо, пресекая божбу если в не зародыше, то в колыбели.

0

35

- Светлость, - хмыкнул Лапен. - Много таких светлостей по дорогам шляется! Адель у нас в труппе играла знатных дам, вот ее в шутку светлостью и называли. Нос крючком... да...
Лапен молниеносно прикинул, к кому из знакомых графини подошло бы это описание, никого не вспомнил и продолжил:
- Да Адель - пропади она пропадом. Все равно была не актриса, а так, недоразумение. А вот Селеста - та, синеглазая... на ней же вся труппа держалась! Кого угодно сыграть могла, от королевы до нищенки. А теперь ее здесь... на руках...
Он мрачно уставился в опустевшую пивную кружку. Какая-то добрая душа тут же подсунула ему под локоть другую, полную. Актер осушил и ее - и с мольбой обвел взглядом собеседников.
- А может, она не насовсем ушла? Может, она погостит у полюбовника - и вернется? А с труппой договорилась где-нибудь повстречаться?.. Эх, узнать  бы, что и как... и где мне своих-то искать... Чего бы я только ни отдал, чтобы с нею хоть словечком перемолвиться! Просто чтоб сказала, как мне быть дальше!
Он заметил тяжелый взгляд Деда Жерара - и сообразил, что многого хочет. И со вздохом добавил:
- Ну, или чтоб ей хоть кто-нибудь шепнул: мол, Лапен здесь... Лапен, господа, это я.

Отредактировано Лапен (2017-11-26 03:37:47)

+2

36

- Да не ее - на руках, - возразил было поваренок, потирая ухо, но Нанон тут же дернула его за второе.

- Да какая разница!

Поваренок притих, но, когда Лапен умолк, попытался снова:

- Да белокурая же - светлость! Вот точно вам говорю!

На него, однако, снова не обратили внимания.

- А хоть сию минуту! - Близкое родство с одной из самых важных особ среди челяди и гордое звание горничной при старой госпоже придали Нанон отваги там, где большая часть женщин затаили бы дыхание, и от невнимания она напрочь отвыкла. Поверив, что дамы, которым она прислуживала с плохо скрытым восхищением, на самом деле две комедиантки, она уже всем сердцем жаждала поставить их на место и не склонна была уступать даже родному деду.

- А ну сядь! - прикрикнул тот. - Господину де Телифье дорогу перебегать вздумала, дурочка? А ну-ка объясни-ка еще раз, парень, которая тебе бабенка нужна?

Отредактировано Провидение (2017-11-26 18:48:35)

0

37

- Синеглазая, - твердо сказал Лапен. - Хрупкая и маленькая. И мне без разницы, кого там назвали светлостью. Обе не принцессы, любую в шутку могли так назвать.
Тут лицо парня омрачилось, словно ему в голову пришла неприятная мысль.
- Ох, красавица, а вдруг я ошибся! Вдруг это и впрямь знатные дамы, а я, дурень бродячий, тут Селесту ищу? Как бы она не осерчала! Я тебе, милая девушка, худого не хочу!
И тут же его чело прояснилось:
- Ну, разве что ты по-умному, осторожненько к ней подойдешь! Скажешь: мол, вашей милости Лапен кланяется. Если это настоящая дама, так она бровкой поведет: мол, не знаю никакого Лапена! - Актер выразительно изобразил легкое недоумение. - И все, и никаких неприятностей. А ежели Селеста - так она меня знает.

+1

38

Дед Жерар сурово сдвинул брови, но внучка даже не заметила:

- Да не может такого быть, чтобы не она! - воскликнула она, бросаясь к двери. - Так и скажу!..

- Стой, дура! - повар шагнул было следом и охнул, наступив на больную ногу.

- Ну да дедушка! Это к настоящей даме без того, чтоб позвали нельзя, а тут!..

- Стой!

Нанон, однако, скрылась за дверью, и Дед Жерар сокрушенно заохал.

- Да не бойся ты, - подскочившая Жервеза споро подвинула к нему табурет. - Он правильно придумал-то, парень, ничего и не будет.

Мрачная физиономия повара не просветлела, позволяя заподозрить, что ревность господина де Телифье тревожила его куда больше чем недовольство дам.

Горничная меж тем веселым вихрем пролетела вверх по лестнице и по галерее, достигнув в конце своего пути комнаты, выделенной для пленниц. Дежуривший перед дверью лионец со странным прозвищем Сапожник осклабился при виде девушки.

- Повар меня прислал, - быстро сказала та. - Узнать, чего их милости на обед желают.

Сапожник поразмыслил и отодвинул новехонький засов, превращавший гостевую комнату в тюрьму. Горничная шмыгнула внутрь и тут же прикрыла за собой дверь.

Фьяметта, потребовавшая час назад пяльцы, подняла голову от своего вышивания, в котором уже узнавались лепестки анютиных глазок, и вопросительно взглянула на нахалку.

- Прощения просим, стало быть, вашей милости, - Нанон подчеркнула обращение голосом и разве что не подмигнула, - а только меня Дедушка Жерар послал, чтоб спросить, а не согреть ли вашим милостям молочка… а еще вам Лапен кланяется.

Последние слова она произнесла уже почти шепотом, потому что уж больно грозно сдвинула брови темноволосая дама.

+1

39

Мадам де Бутвиль уже битый час пыталась рассмотреть что-нибудь в окно. Когда Фьяметта потребовала вышивание, Эмили попросила книгу и получила помятую книжонку с протестантскими проповедями. Деятельная ее натура не находила себе места, она переживала о том, как будет волноваться герцогиня, не обнаружив их поутру, что потом скажет мужу... И горевала о Лапене. Бедный парень! Услышав знакомое имя, она аж подпрыгнула.
- Кто?! - громким шепотом воскликнула графиня, схватив горничную за плечи и даже встряхнув. - Где он?! Ты сама видела?!

+1

40

Нанон, хоть ростом вышла и повыше молодой графини, чуть не равновесие не потеряла, когда та в нее вцепилась.

- А ну отпусти! - возмутилась она, окончательно уверившись, что никакая перед ней не дама. - На кухне он, похлебку трескает.

Фьяметта, хорошо говорившая по-французски, но местное наречие понимавшая значительно хуже, отбросила вышивание.

- Это что еще за тон, милочка?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Чудеса продолжаются, оказываясь рукотворными. Весна 1628г., Лангедок