Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер


По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер

Сообщений 21 страница 26 из 26

1

После эпизода О женщина!.. Создание слабое и коварное!.. 6 декабря 1628 года

0

21

- Мне случается отступать, терпеть поражение, или менять взгляд на положение вещей, Ваше преосвященство, - в тон кардиналу ответила  Ее светлость. – Вам ли не знать?
«Но сдаваться – нет», - добавила про себя Мари.
Если потерять вкус к борьбе – эту сладость победы, горечь поражения, то что останется? Серое, унылое существование, закованное в рамки этикета, правил приличий? Искать утешение в сплетнях и вышивании?

Если верить старинным лэ (которым, конечно, верить не следовало), раньше рыцари отправлялись на поиск приключений только потому, что считали ниже своего достоинства сидеть на одном месте и покорно принимать то, что соизволит преподнести тебе судьба. Не слишком удачный пример для подражания в нынешние времена, но Мари понимала этих ищущих. Все, что угодно, только бы чреда дней, отпущенных ей богом, не превратилась в унылую серость.

Огонь был ал и праздничен, как кардинальская мантия и Мари засмотрелась на него, невольно подпадая под странный уют момента. Словно маленькая передышка между двумя сражениями - огонь, вино, тишина кабинета, внимательные глаза мужчины напротив. Герцогиня впитывала в себя эти мгновения, зная, что они могут и не повториться.

+2

22

Ришелье вздохнул. Герцогиня жаждала влияния – невозможно было иначе объяснить пылкую дружбу, которой она воспылала в свое время к молодой королеве, отличной от нее во всем, в чем только можно. Потерпев неудачу с королем, она обратила свои взоры на его жену, и был ли в целом свете хотя бы один довод, который кто-либо мог бы привести, чтобы заставить ее светлость отказаться от этого козыря? Неожиданно было, что она так откровенно призналась, зачем приехала в Париж, но возможно, она просто понимала, что этот горящий уголь в рукаве не скроешь. Тактика ее также была понятна: у г-жи де Мондиссье, по всем отзывам, не было любовника – герцогиня позаботилась о том, чтобы приписать ей своего, а при том, что г-н де Мондиссье, в отличие от герцога де Шеврез, вряд ли был снисходительным мужем, подобный слух мог повредить сопернице ее светлости не только в глазах Людовика, высоко ценившего женскую скромность, но и в обыденной жизни, а если обеспокоенный супруг дойдет до того, что запретит ей появляться при дворе…

– И которое из этих ваших умений потребовалось вам с госпожой де Мондиссье? – спросил кардинал уже с искренним любопытством. Вернее всего, ее светлость потерпела неудачу, но Ришелье очень хотел узнать, в какую форму будет облечен ее ответ.

+1

23

- О, мое очарование не действует на женщин, Ваше преосвященство, так что мне пришлось оступиться, оставив поле боя госпоже де Мондиссье, в конце концов, у нее есть передо мной большое преимущество – новизна.
Мари рассмеялась, и рассмеялась с искренним весельем, хотя непонятно было, о каком поле боя она говорит – о любовнике или королеве. Или о них двоих, что тоже было вполне вероятно.
- Но право же, воспоминания о нашей встрече будут согревать мое сердце еще долго, так что я не считаю себя в убытке. Когда еще мне доведется выступить в такой очаровательной роли – в роли жены, требующей отчёта у любовницы мужа? Герцог де Шеврез не дает мне подобных поводов.

Мари пригубила вино, и выдала Его преосвященству еще одну карту. Мутную карту, нечестную, способную спутать хорошую игру – но тем и ценную.
- Кстати, госпожа де Мондиссье беременна, - заметила она почти равнодушно, но острый блеск светлых глаз свидетельствовал о том, что это равнодушие наигранное.
Скоро подруге королевы придется быть осторожнее, корсет способен скрыть многое, но рожать на глазах королевы – плохая мысль. «Так почему бы», - говорили русалочьи глаза герцогини. – «Вашему мудрому преосвященству заранее не позаботиться о том, чтобы сердце королевы не пустовало? Самое время представить ей новую подругу».

Есть такая хорошая мудрость – враг моего врага – мой друг. Ее светлость предлагала сейчас кардиналу – ни больше ни меньше – дружит против Луизы де Мондиссье.
Отчего такая немилость – спросил бы кто-то, и получил бы вполне честный ответ. Донья Луиса не нравилась Мари де Роган. Вот такое вот несчастье.

+1

24

Г-жу де Мондиссье Ришелье видел лишь однажды, но запомнил хорошо, и, представив себе, как жалко, должно быть, выглядела эта юная большеглазая простушка перед блистательной герцогиней де Шеврез, столь же уверенной в себе, сколь и очаровательной, посочувствовал бедняжке вполне искренне. Перебежала она дорогу ее светлости еще и с маркизом или нет, ее репутации недотроги пришел конец - вряд ли кардинал был первым или будет последним из тех, кому г-жа де Шеврез сочла нужным поведать эту историю.

Как ни странно, Ришелье такой исход не устраивал. Г-жа де Мондиссье не лезла в политику, не втягивала ее величество в любовные интриги, не настраивала ее против мужа, и у нее не было родственников, которых она пыталась бы пристроить. Оставалась мутная история с гг. де Траном и дю Броном, но и тут ее не в чем было упрекнуть кроме того, что она смолчала. Хотелось бы, конечно, чтобы она сменила свой нейтралитет на позицию, более близкую его интересам, но это мог быть только вопрос времени, надо было поговорить с капитаном. Но свято место пусто не бывает - если она и вправду беременна… Не была, так забеременеет, чего еще ждать от замужней дамы.

Это было очень полезное предупреждение, и Ришелье ответил на него благодарной улыбкой, пусть даже привычно усомнившись в его истинности. Значит, г-жа де Мондиссье смогла дать отпор мнимой маркизе де Мирабель? Будь она в самом деле его любовницей, вряд ли у столь неопытной дамы это бы получилось, а значит, она ею не была. Не то чтобы это играло теперь какую-либо роль - но вот свою беременность она при этом выдать могла, и Ришелье не видел пока, как такой слух мог бы помочь герцогине. Может, она и не солгала. И как к такой новости отнесется королева?

Или уже отнеслась? Он по-прежнему не знал, смогла ли г-жа де Шеврез увидеться со своей венценосной подругой.

- Для замужней женщины, - медленно проговорил он, - было бы странно не подарить своему мужу доказательств своей и его любви. Или, быть может, чужой любви, не правда ли?

Эту мысль, он не сомневался, г-жа де Шеврез повторит еще не раз и без его подсказки, но не подергать за брошенную наживку было глупо.

+1

25

- Своей, чужой… Об этом знает лишь донна Луиса да Господь бог, - пожала плечами Мари, и вправду не видя смысла задумываться над тем, кто сделал матерью госпожу де Мондиссье. 
У мужа ее, видимо, никаких сомнений в этом нет, и чудесно. Покладистый муж почти такое же сокровище, как покладистая жена.
- Но вы, конечно, правы, Ваше преосвященство, - добавила она. - Подарить супругу ребенка – почетная обязанность любой замужней дамы.

Каждый раз, когда Мари произносила эти прописные истины, подобные этой, она чувствовала, как в голове появляется седой волос. Ничто так не старит женщину, как глупая благопристойность.
И Ее светлость благопристойно доела пышку, а что ей еще оставалось делать? Разве что попросить Его преосвященство поделиться с ней последними сплетнями. Например, как поживает король и королева. Наверняка ответ бы был: «Без вас – превосходно», только облеченный в изысканно-вежливую форму.

- Позвольте осведомиться, как здоровье Их величеств?
Два седых волоса.

+2

26

Злейший враг герцогини де Шеврез не стал бы отрицать, что мало кто наслаждался жизнью столь же невозбранно, сколь она - и столь же заразительно. Когда она улыбалась, улыбаться хотелось всем вокруг. Когда она ела пышку… Ришелье очень быстро отвел взгляд, но голода он не почувствовал, а мысли, посетившие его украшенную алым дзукетто голову, отнюдь не подходили священнослужителю. И оттого, возможно, он ответил герцогине много резче, чем следовало ожидать при подобном вопросе:

- Право, сударыня! Вряд ли вы осведомлены об этом хуже моего. Но позвольте мне, в свою очередь, осведомиться у вас о здоровьи ее высочества принцессы Марии.

Переписка юной мадемуазель де Гонзага в последнее время заметно увеличилась, а дамы ее свиты зачастили в Париж, и, хотя связать это внезапное оживление с появлением в столице г-жи де Шеврез Ришелье не мог, счесть всю эту бурную деятельность простым совпадением он был не склонен и надеялся по лицу или поведению ее светлости получить подтверждение или опровержение своих подозрений.

0


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер