Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. Бывшая графиня де ла Фер меняет брата на мужа, а мужа на новые надежды. Г-н де Ронэ снова прибывает под Ларошель.

По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез приходит в гости к кардиналу.
Белые пятна. Январь 1629г.: Шере задает другу необычные вопросы и получает неожиданные ответы.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

"Ужас, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором Лаварден плывет в Новый свет, происходит нечто странное.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы недозволенного. 17 января 1629 г.: Г-н де Корнильон знакомится с миледи.

В монастыре. 29 ноября 1628 года.: Г-жа де Бутвиль продолжает изучать обитель св. Марии Египетской.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Крапленые карты человеческих судеб - 13-27 февраля 1629 г.: Похищение дочери капитана де Кавуа лишает покоя множество людей.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа в обществе Шере и Барнье отправляется на поиски капитана.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Любимые развлечения двух интриганов. 29 ноября 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез и маркиз де Мирабель выясняют отношения.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Братья в законе. 13 ноября 1628 года.


Братья в законе. 13 ноября 1628 года.

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

...

0

2

Вернувшись из ночного караула, Арман сразу же лёг спать. У него едва хватило сил, чтобы при помощи слуги раздеться, а глаза его сомкнулись раньше, чем голова коснулась подушки. Двое суток без сна, чему сперва послужила захватывающая игра в кости в любимом трактире подле Нового моста, а затем служба в Пале-Кардиналь, не могли не сказаться даже на столь крепком молодом человеке, как этот уроженец Лангедока. Проснувшись в час, когда добрые прихожане возвращались со всенощной, гвардеец велел подать ужин. Холостяцкая жизнь располагала к небрежению приличиями и строгим распорядком, а потому он, полуодетый, наслаждался трапезой, перемежая её чтением учебника фехтования в истрёпанном переплёте.

- Сударь, вот ещё, - Пере, в юдоли зла под названием Париж превратившийся в более привычного местному уху Пьера, ввалился в комнату, держа в руках письмо. - Кухарка запамятовала, что принесли до вас... вам.

- А ты-то сам где был в это время?

- Как где? Ходил к прачке за вашими сорочками, - на лице слуги застыло выражение оскорбленной добродетели, несмотря на то, что у упомянутой прачки он задержался гораздо дольше положенного.

Д'Авейрон отложил книгу. Ещё не вышел срок для послания от матушки, в котором та принялась бы сетовать на хвори и пересказывать провинциальные сплетни, Эжени была в Париже, все же прочие образчики эпистолярного жанра принадлежали его товарищам, призывавшим его на помощь в борьбе с излишками вина. Долго гадать, из-под чьего пера вышло нынешнее письмо, не пришлось, руку сестры Арман узнал сразу же.

- Дьявольщина... - беззвучно прошептал он, для верности ещё раз пробежав взглядом по бумаге. Всё, что он понял, так это что на мадам де Вейро напали и ей чудом удалось избежать опасности, от прочих подробностей она воздержалась, чем вызывала возмущение Армана. - Хотя бы написала, где она!

Он вскочил на ноги и, отпихнув ногой приставленную к кровати шпагу, подошёл к окну, будто непроглядная темень, опускавшаяся на город, была способна прояснить сбивчивое повествование Эжени. Ни Париж, ни письмо не давали ни единой зацепки, дабы понять, куда бежать на помощь и кого следует незамедлительно покарать за опасность, которой подверглась его сестра. Он мог целыми днями не вспоминать ту, с которой родился в один час, но знать, что ей ничего не грозит, а жизнь её тиха и благополучна, как это было до недавнего времени, для гвардейца было достаточно.

- Одеваться, живо!

Пере, в недоумении таращившемуся на хозяина, потребовалось несколько мгновений, чтобы выйти из оцепенения. В таком дурном настроении господин д'Авейрон пребывал нечасто.

...Не прошло и получаса, как Арман стоял перед знакомыми дверями особняка в Латинском квартале Раз он оказался таким дураком, что не поинтересовался, где остановилась его сестра, следовало начать её поиски со знакомых им обоих мест в Париже, и именно таким был дом их старшей сестры.

+1

3

Визита дорогого шурина Клейрак ждал уже несколько дней, и однако позднее появление г-на д'Авейрона застало его врасплох. Навестив, как обычно перед сном, на несколько минут свою умирающую жену, он доставал уже ночной колпак, когда стук дверного молотка заставил его взяться вместо того за камзол, предполагая срочный вызов от монсеньора, и постучавшийся в спальню минуту спустя дон Хосе обнаружил его уже одетым – не хватало лишь ботфорт.

– Дон Армандо? – повторил он за испанцем и потянулся к шлафроку, который надел прямо на камзол. – В такое время?

Это были, разумеется, пустые слова – выгонять брата Катрин он не хотел, а если бы и захотел, не стал бы: в нынешних обстоятельствах это было бы чрезвычайной глупостью. Выстраивая на ходу цепочки доводов, Клейрак спустился на первый этаж и вошел в гостиную одновременно с лакеем, который принес гостю второй подсвечник.

– Добрый вечер, шевалье, – проговорил он с некоторой тревогой – и на лице, и в голосе. – Чем могу служить в такой час?

Отредактировано Жан-Матье де Клейрак (2017-09-19 02:24:24)

+1

4

- Сударь, - гвардеец кратко поприветствовал родственника. Отстраненная вежливость была естественна для их нечастых встреч, но сегодня Арман казался заметно взволнованным. До такой степени, что забыл предписанные правилами хорошего тона вопросы о здоровье и благополучии семейства Клейраков. - Прошу прощения за столь позднее вторжение, но у меня к вам дело, и оно не терпит никаких отлагательств.

Гость не был слишком близок с хозяйкой дома. Разница в возрасте оказалась существенной для девицы на выданье, дабы между младшим братом и старшей сестрой не сложилось той нежной дружбы, что отличала отношения д'Авейрона с Эжени. Да и он настолько привык к тому, что жизнь Катрин протекала в сонной размеренности, что ему казалась дикой сама мысль, будто что-то способно перевернуться с ног на голову в этом удушающем для него благочинии и довольстве. Разве что сменился узор для вышивания или стали модны ленты иной ширины, чем прошлым летом.

- Вы виделись с мадам де Вейро вчера или сегодня? - южанин извлёк из-за пояса письмо, но не поспешил передать его зятю. - Она собиралась проведать нашу сестру.

+1

5

Взгляд Клейрака прикипел к бумажке, которую сжимал в руке дражайший шурин. Что было в этой записке? Когда она была написана? Последняя реплика д'Авейрона позволяла надеяться, что г-жа де Вейро всего лишь оставила сообщение о своем прибытии в Париж, но поздний визит этому противоречил. Дело, не терпящее отлагательств…

– Вчера, сударь, – с нарастающим беспокойством в голосе отозвался Клейрак. – Она хотела вернуться сегодня, но… Что-то случилось?

Не решив еще, знает ли он, что дражайшая невестка покинула «Сыч и сову», он ограничился пока рубленными фразами, рассчитывая узнать как можно больше, прежде чем сообщать о чем либо самому.

Повинуясь короткому взмаху руки, лакей поспешно выскользнул из гостиной.

+1

6

Арман решил не раскрывать разом всех карт. Как бы он ни был взволнован, обретённые на службе привычки оказались сильнее эмоций. И пускай он ни в чём не подозревал родственника, излишняя осведомлённость могла сделать того пристрастным и забыть нужные подробности или, наоборот, увидеть несуществующие.

- Когда она приходила? Как долго оставалась у вас? С ней был кто-нибудь, или же её кто-либо поджидал на улице? - южанин сыпал вопросами, не сводя пытливого взгляда с зятя. Клейрак представлялся ему человеком сметливым, и гвардеец молил Бога, чтобы внимательность не подвела гардеробмействера его преосвященства и на сей раз. - Она виделась с Катрин?

Отредактировано Арман д'Авейрон (2017-09-27 23:47:01)

+1

7

Клейрак развел руками, озадаченно глядя на своего молодого собеседника. Похоже, г-жа де Вейро даже не поговорила с ним после своего приезда в Париж. Что же случилось, чтобы он так встревожился? Вывод напрашивался: г-н д'Авейрон, как видно, решил заехать к сестре в гостиницу и неожиданно узнал, что она пропала прошлой ночью… а значит, самому Клейраку лучше было об этом даже не подозревать.

– Помилуйте, шевалье, сколько вопросов и в такой час! Вы меня пугаете – что случилось? Она была здесь вчера вечером и ушла с господином… с одним моим знакомым, но вряд ли он был настолько неучтив, что не проводил ее до дома.

Хорошо зная, что старшая сестра была шевалье д'Авейрону по большому счету безразлична, Клейрак оставил вопрос о ней без внимания, рассчитывая, что переспрашивать о подобном пустяке тот не будет.

+1

8

- Кто этот знакомый? Его имя и адрес?  - без сомнения, Арман ухватился за брошенную зятем соломинку. Игнорировать его любопытство дальше казалось неучтивым, и южанин раскрыл несколько карт. - Мадам де Вейро исчезла. Как будто испарилась. Я лишь знаю, что некто пытался убить её после визита в этот дом, и я был бы весьма признателен вам, сударь, если бы вы посвятили меня во все подробности вашей встречи, а ещё поведали о личности вашего знакомого.

Гвардеец старался держаться спокойно, но тревога и неведение делали его раздражительным, а от нетерпения рукой было подать до гнева и опасности для окружающих.

+1

9

Клейрак встревожился не на шутку, и, по счастью, скрывать свои чувства ему сейчас не было ни малейшей нужды. Значит, г-жа де Вейро г-ну д’Авейрону написала, это было очевидно и из того, что он явно не имел ни малейшего представления, кто и при каких обстоятельствах, и из того, что заметили бы его люди, если бы г-жа де Вейро появилась около дома своего брата. И при этом она не сообщила никаких подробностей – не хотела, верно, рассказывать, с кем она делила постель этой ночью. А ведь Ронэ, скорее всего, тоже будет молчать – трубадур чертов, мало ему одной дамы сердца! Если бы хотя бы можно было рассчитывать, что он промолчит…

– Черт возьми, д’Авейрон, это уже серьезно. Вы уверены?.. Нет, погодите. Сядьте, для начала, пока я схожу оденусь. Госпожа де Вейро остановилась в гостинице поблизости, у меня жила одна дама, свалилась как снег на голову… но это сейчас неважно. Мы сходим туда вместе и узнаем, возвращалась она вчера вечером.

Г-н и г-жа Дюбуа особым умом не отличались, но на его мать можно было положиться, а пока Клейрак будет, якобы, одеваться, дон Хосе может сбегать в «Сыч и сову».

+1

10

Д’Авейрона терзало искушение последовать за родственником и, нарушая все правила приличия, продолжить расспросы, пока тот приводил себя в порядок. Оправданием ему служили странное исчезновение сестры и нависшая над ней опасность, тем более странная, что молодая женщина, лишь недавно прибывшая из далёкой провинции, вряд ли могла кому-нибудь перейти дорогу или вызвать ненависть настолько, чтобы подсылать к ней убийц.

- Могу я тем временем поговорить с мадам де Клейрак? - Арману срочно требовалось чем-нибудь занять себя, в противном случае, он рисковал известись от ожидания в полнейшей неизвестности. - Даже если она уже спит, я бы взял на свою совесть грех разбудить её, Эжени нам обоим приходится сестрой.

Не дожидаясь приглашения хозяина дома, гвардеец шагнул к двери.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2017-10-04 23:55:07)

+1

11

Мнение Клейрака об уме шурина, и без того не слишком хорошее, стремительно ухудшалось – за каким дьяволом, спрашивается, ему нужна сестра? Что-то подозревает? Если он увидит Катрин – а ведь она уже столь близка к Свету…

– Друг мой, – Клейрак едва успел поймать гвардейца за локоть, – прошу вас, не надо. Не надо никого будить, госпожа де Клейрак уже несколько дней плохо себя чувствует, и все, чего вы добьетесь, это того, что ей станет хуже. Возьмите же себя в руки, суета делу не поможет.

Привычное благодушие исчезло с лица и из голоса Клейрака, уступив место властности. Он был, все же, гардеробмейстером его высокопреосвященства, а значит, превосходил своего молодого собеседника не только возрастом, но и положением в обществе, и только добавил бы, будь он лицом незаинтересованным, невежливое, но от того не менее верное «Ну будьте же мужчиной!», поскольку, приписав желание д’Авейрона сию же минуту повидать старшую сестру понятному желанию переложить решения на чьи-то другие плечи, он понадеялся, что избранный им тон заставит гвардейца следовать его указанием.

+1

12

Арман смерил родственника взглядом, в котором читалось искреннее недоумение. Избранный Клейраком тон вовсе не подействовал на него отрезвляюще, наоборот, вызывал желание дерзить и противоречить, поскольку исходил от человека, не облеченного офицерским званием и не являющегося его командиром или нанимателем. Южанин не посмел бы дерзить кардиналу, но хранителю его гардероба не стоило равнять себя с первым министром, когда речь шла об уважении простого вояки.

Однако срочность дела, приведшего шевалье д’Авейрона, не требовала отлагательств даже на препирательства подобного толка, важные в любой иной час и влекшие за собой массу развлечений, словесных или подразумевающих упражнения на свежем воздухе.

- Я побеседую с мадам де Клейрак утром, - ответил гвардеец, и слова его были слишком далеки от смиренной просьбы. - Мы очень торопимся, сударь.

+1

13

Клейрак подавил желание отправить молодого наглеца куда подальше – тот запросто мог сам начать разыскивать гостиницу по соседству, найти «Сыч и сову», поговорить с г-ном Дюбуа и узнать много лишнего.

– Да, да, я понимаю ваше беспокойство, сударь, – согласился он, спеша к дверям, – но дайте же мне надеть сапоги хотя бы.

Вернулся он, застегивая на ходу камзол, который едва успел до половины расстегнуть, через каких-то десять минут, первые три из которых ушли на торопливые распоряжения дону Хосе, и выглядел при этом хоть и обеспокоенно, но вновь благодушно. Надавить на родственника не получилось, а значит, следовало попробовать иную тактику

– Вот, видите, я готов. Вы ведь верхом? Моего Гнедка уже седлают, идемте.

До гостиницы было едва ли полтора квартала, но отчего бы не дать сообщнику еще форы?

+1

14

Чем больше говорил Клейрак, тем меньше южанину нравилось происходящее, и причина крылась вовсе не в зяте, но в противном предчувствии, которое нечасто посещало Армана, но, как назло, всегда предвещало нечто неприятное. Молчание, которым он встретил одетого родственника, не означало ни спесивого высокомерия, ни внезапной меланхолии. Д’Авейрон молча молился.

Когда просьбы ко Всевышнему, немногословные и предсказуемые, иссякли, мужчины уже подошли к дверям.

- Я искренне прошу меня простить, сударь, если был слишком резок, - тон гвардейца и в самом деле смягчился. - Оправданием мне служит тревога. Сестра почти никого здесь не знает, ни с кем не имеет дел, и потому это нападение не укладывается у меня в голове.

+1

15

Клейрак быстро взглянул на шурина. Что тот его не подозревает, было очевидно, но долго ли продлится status quo? Положим, у него самого также не было очевидных причин желать зла невестке, но были неочевидные, и д’Авейрон, с его непременным желанием навестить сестру, вызывал в Клейраке схожие желания. Нет, его нельзя было не впустить.

- Я понимаю ваше беспокойство, - заверил он молодого человека, - даже при том, как плохо я знаю г-жу де Вейро, она пробуждает тревогу и во мне. Если вы простите мне мою прямоту.

Чересчур расторопный слуга уже выводил оседланного коня, и Клейрак с видимым усилием поднялся в седло.

+1

16

Арман кивнул, вновь погрузившись в собственные размышления. Увы, все они заводили в тупик незнания - слишком малыми сведениями он обладал, но визит в гостиницу должен был прояснить хотя бы что-нибудь.

- Вы говорили о некой даме, что остановилась у вас, - нарушил молчание гвардеец, когда они с Клейраком отъехали на несколько шагов от дома последнего. - «Свалилась как снег на голову»... Что вы имели в виду? Она показалась вам подозрительной?

+1

17

- О нет, - возразил Клейрак с самую малость неестественной уверенностью, - она совсем еще юная девочка, и ее привез ко мне этот же самый мой приятель. Ей негде было остановиться, а он… гм, он повредит любой репутации.

- И вы поручили этому господину проводить мою сестру? - невозможно было сказать, что Арман вспыхнул, но сдержанность в его голосе могла насторожить даже самого непроницательного.

- Отнюдь нет, - возразил его собеседник с неловкой поспешностью. - Госпожа де Вейро свела с ним знакомство без моего посредничества, и у меня не было ни явных причин запретить его ей, ни влияния, чтобы это сделать.

Клейрак мог бы добавить, что Ронэ был не тем человеком, чтобы стерпеть подобный запрет - даже от того, кого полагал другом, но тогда пришлось бы обсуждать также его modus vivendi, чего Клейрак хотел избежать.

+1

18

Южанин вновь умолк. Делать какие-либо выводы или перекладывать ответственность за произошедшее на Клейрака вновь стало неуместным, во всяком случае, до тех пор, пока не прояснятся иные обстоятельства.

- Та юная особа, о которой вы говорили, любовница вашего приятеля? - спросил Арман, посчитавший, что стесняться в выражениях нынче было неуместно. Для чего ему понадобился ответ на данный вопрос, он пока не знал, но уж точно не для удовлетворения праздного любопытства. Всякая мелочь, как подсказывал ему опыт, впоследствии могла оказаться полезной.

Клейрак замялся, что при таком вопросе было более чем естественно - но лишь если ответ на него мог быть положительным.

- Даже если бы я знал, так ли это, я не чувствовал бы себя вправе обсуждать это с другими, - проговорил он наконец. - Госпожа де… госпожа де Лавальян прожила в моем доме несколько дней, и я не допустил бы ничего неподобающего.

- Сударь, я ценю вашу деликатность, - д’Авейрон упреждающие поднял затянутую в перчатку руку, давая понять, что иронии в его словах нет места, - однако сейчас не до альковных тайн и забавных сплетен. Что-то сподвигло мадам де Вейро направиться за этим господином и свести дружбу с мадам де Лавальян. Как знать, может, в этом кроется причина её несчастий... Так как зовут вашего приятеля?

+2

19

Клейрак нахмурился, и причиной тому был отнюдь не прямой вопрос д’Авейрона. Откуда тот знал о дружбе, возникшей между двумя женщинами? Возможно ли, что г-жа де Вейро все же поговорила с братом и тот сейчас играет роль? При всей подозрительности, которую развила в Клейраке его служба, границы здравого смысла она все-таки не пересекала, и оттого, едва позволив себе эту мысль, он тотчас ее отринул - зная в некоторой степени своего шурина, он невысоко ставил его способность к притворству. Проще было поверить, что дорогая невестка упомянула в письме новую подругу.

- Друг мой, - учтиво отозвался он, - г-жа де Вейро не «направилась за этим господином», она дала ему разрешение проводить себя до гостиницы, где, естественно было бы предположить, он ее и оставил. Я не вижу здесь ни альковной тайны, ни сплетни, а посколько и сам господин де Ронэ не просил меня держать его имя в секрете, я не вижу причины вам его не назвать. Стойте, мы заболтались и проехали наш поворот.

Он развернул коня. До «Сыча и совы» можно было доехать и не возвращаясь, но д’Авейрон мог заметить, что они описали круг.

+1

20

Клейрак ошибался. Память и наблюдательность на сей раз подвели Армана. Не чувствуя никакой вины за зятем, он доверился ему и отчасти утратил бдительность.

- Де Ронэ... - задумчиво повторил гвардеец, безуспешно силясь припомнить, где мог слышать это имя. - Что вы знаете об этом человеке? Состоит ли он на какой-либо службе? Адрес? Знакомства? Всё это может оказаться весьма полезным.

- К сожалению, - Клейрак сокрушенно покачал головой, - я могу сказать вам очень немногое, и подозреваете вы его совершенно напрасно, не тот это человек, чтобы убивать женщин. Иди речь о мужчине, я бы допустил что угодно, у шевалье де Ронэ настоящий талант ссориться на пустом месте, но с дамами он чрезвычайно обходителен.

- И вы исключаете вероятность, что он мог быть подослан кем-либо, чтобы причинить вред моей сестре?

Поскольку ответ на вопрос о заказчике подобного преступления и его мотивах по-прежнему не приходил южанину в голову, он полагался исключительно на мнительность, совершенно не лишнюю при распутывание загадок, но пока до обидного бесполезную.

- Кем? - растерялся Клейрак и натянул поводья, останавливая лошадь у узкого, едва ли в три окна, дома, на целый этаж возвышавшегося над своими соседями. Болтавшаяся вровень с его головой вывеска изображала двух филинов.

- Не знаю, - дернул плечом гвардеец, натягивая поводья. - Странности этого города не устают меня изумлять. Здесь есть коновязь?

Д’Авейрон спрыгнул на землю и огляделся.

Отредактировано Арман д'Авейрон (2017-10-20 01:48:15)

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Братья в законе. 13 ноября 1628 года.