Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Anguis in herba. Сентябрь 1628 года


Anguis in herba. Сентябрь 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Продолжение эпизода «Absens heres non erit».

0

2

Лорд Винтер также огляделся, выходя из домика. Не столько опасаясь, что за дверью их ждут воры или сообщники оставленных в домике наемников, сколько неосознанно следуя примеру своего спутника. И, также не увидев ничего, заслуживающего внимания, нагнал его и пошел рядом. И выругался тоже – пусть и мгновением позже – увидев хорошо знакомый ему экипаж. И без гербов на дверцах он мгновенно опознал бы его – каретных дел мастер продал богатой англичанке лучшую свою работу. И спутать с чем-либо два фонаря позади было невозможно.

Первыми чувствами Винтера было недоумение и негодование. Не задумавшись ни на миг, он ускорил шаг, опережая своего спутника. И возмущенно рванул дверцу кареты – своей кареты, откуда она?..

Готовые уже излиться слова застряли у него в горле. И лорд Винтер отшатнулся, словно узрел призрак.

+1

3

Призрак  хрупкой, светловолосой женщины  вид имел ничуть не зловещий, а скорее трогательный и крайне печальный. Глаза её были влажны, а на щеках  еще блестели дорожки невысохших слез. С полминуты назад в глаз ей попала не то пылинка, не то зловредная крохотная мошка и это отвлекло её внимание от двери домика, за которой скрылись господа определённого рода занятий с целью весьма греховной, если полагать, что они вошли в дом священника.
Миледи всего-то и хотела - удостовериться, что  наёмники столь же благополучно выйдут из домика, как туда проникли, вздохнуть спокойно и помянуть добрым словом отлетевшую душу деверя. Однако, когда дверь кареты распахнулась,  стало ясно, что душа в этом тощем теле держится с исключительно английским упорством.
- Вы?! - выдохнула  графиня,  зеркально повторив движение Винтера.
Думать было некогда, кричать кучеру, чтобы гнал лошадей - глупо,  следующая их с милым родственником встреча становилась только вопросом времени. А еще миледи испугалась (и удивилась собственному чувству) за Рошфора. Если что-то пошло не так, к Создателю могла вместо души любезного "брата" отлететь другая душа... И к этому  неприлично живому свидетельству крушения её плана она и обратила свой возмущенный вопрос:
- Что... Что Вы с ним сделали?!

Отредактировано Миледи (2017-09-14 12:39:13)

+2

4

Поздно.

Он это понял сразу, как увидел свидетельство женской самоуверенности, безрассудства, упрямства, глупости, отваги – любое из этих слов годилось, и любое из них было неверным, как сама миледи. Рошфора не удивил бы пистолетный выстрел, прозвучавший из глубины экипажа навстречу Винтеру.

Появившись возле англичанина достаточно быстро, чтобы равно удержать от опрометчивости обоих любящих родственников, граф усмехнулся углом рта.

– Пожалуй, у лорда Винтера найдется к вам не меньше вопросов, мадам, – негромко проговорил он, скрывая за мягкостью голоса ярость от полетевших к черту планов. Но что толку? Слишком мало времени, чтобы тратить его на бесполезные упреки. Как в поединке, когда время исчисляется не неспешным течением минут, а прерывистым дыханием и призрачным отблеском друг в друге стали клинков. – Так почему бы вам не дать на них ответы, которые устроят вас обоих?

+2

5

В глазах лорда Винтера сверкнула молния. Тотчас скрытая за обычной внешней холодностью, присущей англичанам. Которая скрыла также его растерянность. А затем понимание. Вот как был мертв Джон-Френсис. Как его мать. И от осознания, что смерть невестки была ловушкой, а сам он попался не раз, а дважды, расположение духа Винтера – опять уже не лорда Винтера – ничуть не улучшилось.

– Я начну, пожалуй, с того, что переадресую вам вопрос моей невестки, – сквозь зубы сказал он. Но гнев, звучавший в его голосе, был напускным. Стало быть, миледи также не знала, что случилось с ее сыном? Это была возможность вбить клин между этими двумя союзниками. И Винтер вцепился в нее обеими руками. Лишь с некоторым запозданием осознав, что сам он из ловушки еще не выбрался.

+2

6

У миледи хватило иронии, чтобы усмехнуться тому, как одно и то же благополучное состояние, в котором находятся разные люди по-разному воспринимается третьим. Граф де Рошфор был жив - хорошо. Деверь  тоже был жив - плохо. Сама графиня, разочаровав последнего, так же пребывала среди живых, и полагала своё состояние замечательным, а следовательно, хорошего в настоящий момент было больше, и уже одного этого было достаточно, чтобы не слишком драматизировать ситуацию.

Аккуратно смахнув неуместные слезы едва осязаемым прикосновением костяшки указательного пальца к веку, леди Винтер постаралась понять, во что превратился её вопрос по воле "брата" и заподозрила, что за дверью скромного и тихого домика случился если не заговор, то сговор.
"Как?", - она бы, пожалуй, заложила душу за возможность оказаться незримым призраком при встрече этих двоих, чтобы понять, чего теперь следует ожидать и опасаться. А ничто не способствует пониманию происходящего лучше, чем внимательное молчание.
Посему вопрос этот прочесть можно было лишь в недоуменном взгляде графини, брошенном на Рошфора из полумрака кареты, куда дама, впрочем, не спешила приглашать ни родича, ни сообщника.

Отредактировано Миледи (2017-09-15 13:58:52)

+2

7

– Ну откуда же мне знать ответ на вопрос, который дама задала вам, милорд? Мне не настолько хорошо известны ее мысли, – удивился Рошфор с простодушием «отца Ансельма».

Опасным простодушием, поскольку Рошфор явственно, почти плотски ощущал гнев одураченного англичанина. Во всяком случае, благодарным за обман, не зная всех причин, он быть сейчас не мог.

О чем же думала в эту минуту миледи, граф даже не брался предположить, как не мог упрекнуть ее в вероломстве в присутствии лорда Винтера. Одно только то, что граф не подал сообщнице ни одного знака, как ей себя вести, было признаком его недовольства и неодобрения.

+2

8

Винтер сощурился. Тактика Рофшора была ему понятна. Миледи в его планы явно не входила. И он намекал сейчас, верно, на то, что переговоры следует продолжить вдвоем. Быть может, превратить ее обман в правду. Но куда вернее было, что жертвой его махинаций должен был стать англичанин, а не француженка. А раз так, единственной надеждой Винтера был разлад между союзниками. Наемных убийц должна была послать дорогая невестка, больше некому. И вряд ли с расчетом на то, что их убьют.

И он не мог считать себя обязанным жизнью Рошфору. Вернее, мог не считать.

– Ну как же, – медленно проговорил Винтер. – Вы уверяли меня, что смерть Джона-Френсиса в ваших руках. Или миледи спрашивала о ком-то другом?

Сам он так не думал. Предполагая, что граф смог убедить свою союзницу уступить сына для этой ловушки.

+2

9

На мгновение, не больше, глаза миледи блеснули жестоко и холодно, а губы сжались почти в нитку – меньше всего сейчас она хотела бы слышать имя сына из уст дорогого родственника, да еще в такой вот недвусмысленной подаче.

Однако в чём бы там не уверял Рошфор Винтера, слова остаются словами, пока дела не покажут их истинную значимость.
- Какую любопытную тему Вы выбрали для  обсуждения у дверей моей кареты, господа, - едко заметила она, - и в моём присутствии.
Упрёка в тоне её голоса не звучало, как, впрочем, и заинтересованности.  Всё что оставалось сейчас миледи – сделать хорошую мину при плохой игре, любезно улыбнуться и призвать на помощь всё своё очарование, несмотря на то, что на этих удивительно холоднокровных, для представителей рода человеческого, господ чары её действовали как молитвы о прозрении на человека с выколотыми глазами.
Но если истово верующий не перестанет молиться о чуде, леди Винтер… полагаться будет всё же не на арсенал испытанных женских уловок, а на свою изворотливость и определённую ловкость ума.
- Если я мешаю вашей дружеской беседе, - продолжила она многозначительно, - то мы все можем сделать вид, словно меня тут и не было и ни о чём я не спрашивала.
С этими словами она подалась вперед  и распахнула совсем дверь кареты, до того момента открывавшую её взгляду лишь небольшую часть улицы и фигуру Винтера, тогда как Рошфора она видела  через окошко. Полагать, что граф не поймёт сделанного таким недвусмысленным образом приглашения, у миледи оснований не было, да и «брат» временами выказывал такую сообразительность, что недооценивать его становилось уже опасно.

Отредактировано Миледи (2017-09-18 20:27:47)

+2

10

Веки Рошфора слегка дрогнули, ничем другим не выдавая удивления графа. Впрочем, каждый думает прежде всего о том, что ближе, «ибо довлеет дневи злоба его», и графу не следовало удивляться, что Винтер сразу подумал о племяннике.

Ладонью Рошфор придержал распахнутую дверцу кареты, ненавязчиво отрезая англичанину путь к отступлению. Без угрозы – шпага, столь славно послужившая ему в драке, осталась в доме.

– Вы понимаете, что просите о невозможном, миледи, – отозвался граф, мастерски смешивая учтивость с иронией. – Забыть вас? Немыслимо. Милорд, ваше предложение еще в силе?

+2

11

Попала ли стрела Винтера в цель? Сам англичанин не мог взять в толк: ни мнимый священник, ни невестка задетыми не казались. Впрочем, он видел уже, сколь поднаторела в притворстве эта последняя. И только что имел возможность убедиться в мастерстве первого.

– Мое предложение? – насмешливо повторил он. Больше чтобы выиграть время и справиться со своими чувствами. – Разве могу я пригласить вас в дом, который мне не принадлежит?

Не последовать молчаливому приглашению двух союзников означало, однако, признать себя трусом. И Винтер не колеблясь первым присоединился к миледи в экипаже.

– Итак, дорогая сестра? – полюбопытствовал он. – Если леди Винтер больше нет, а я вижу вас в добром здравии, значит ли это, что вы снова вышли замуж?

+2

12

Больше всех прочих достоинств в покойном супруге леди Винтер ценила его титул и фамилию, поскольку полагала, что и то и другое прекрасно сочетаются с цветом её волос и глаз. Она не исключала, что однажды и во Франции отыщется достойное её красоты и добродетелей имя, но пока в положении англичанки находила определённые удобства, а равно не находила времени на мысли о новом замужестве.  Но сама формулировка вопроса, равно как и предшествующие ему сожаления  деверя её позабавили.
Когда Винтер нырнул внутрь кареты, сгибаясь и на миг загородив собой просвет Анна едва сдержалась, чтобы не отсесть на своей скамье еще дальше, но справилась с собой.
Не бросится же он, в самом деле, душить её на глазах у Рошфора?

- Я очень хотела видеть Вас здесь, дорогой брат, - призналась она с видом простым и наивным, - но полагала, что простое приглашение Вы оставите без внимания. Так что ничего не мешает Вам пригласить вашего нового друга в дом своей гостеприимной сестры…
Ей очень хотелось увидеть, как от этих слов перекосится неприязненной гримасой лицо Винтера, но, памятуя, что человек этот хорошо владел собой, она не слишком рассчитывала на представление. Зато успела оценить то, с какой изящной ненавязчивостью Рошфор сменил  позицию, и сочла, что пока всё неизвестное ей не прояснится, из этого движения можно сделать вывод, что Рошфор пока на её стороне.
- …а ему, - голос миледи сделался чуть жестче, но настоятельность выраженного желания осталась только в звучании, не в словах, - это приглашение принять.

+2

13

Рошфор не замедлил последовать за Винтером. Ему ли, столько сил и ухищрений положивших на то, чтобы заманить англичанина в ловушку, теперь уступать заслуженную добычу?

Карета чуть накренилась под весом нового пассажира.

– Рад это слышать, мадам, – откликнулся граф с не меньшей сердечностью. – Поскольку я дал лорду Винтеру слово, что в моем обществе ему ничего не грозит.

Оставалось надеяться, что предупреждение будет услышано и понято должным образом обоими его собеседниками.

+2

14

Вместо ответа Винтер слегка приподнял шляпу. К Рошфору он невольно испытывал уважение. Так же, как «дорогая сестра» не могла вызывать опасения. Как человек предусмотрительный, Винтер принял в свое время все меры предосторожности, но считал их чрезмерными. Теперь, после соблазнения ею Фельтона и смерти Бэкингема, он стыдился уже не своих тревог. Но того, что они не были сильнее.

И все же ее самой он не опасался. Не обладая достаточным воображением, чтобы допустить подобную возможность. До того самого момента, как Рошфор поручился за его безопасность. И тогда Винтер весь подобрался. Вспомнив снова об обстоятельствах смерти своего брата. И задавшись невольно вопросом, что случилось бы с ним, если бы Патрик не сбегал за ужином и вином в соседний трактир, а положился бы на домашние запасы.

– Я приношу в таком случае извинения, граф, – сухо проговорил он. – Во-первых, за то, что не могу принять вас у себя так, как хотел бы. Во-вторых за то, что гостеприимство моей дорогой сестры распространяется и на дом, который вы сделали своим. Я рад, мадам, – тон его голоса не оставлял сомнений в том, что обращение было выбрано намеренно, – что вы все же не до смерти хотели меня видеть.

Радость Винтера была, как видно, столь велика, что ее не могли передать не только слова, но и голос, и выражение лица.

+2

15

Все эти действия дали ей минутную, отсрочку позволяющую смирить разом желание сообщить Винтеру, что она была бы счастлива, если бы у него состоялось знакомство с Сеной.
- Итак, господа, - начала она с видом беззаботным и почти веселым, однако, вопрос, слетевший с нежно улыбающихся уст был резок, даже, пожалуй, груб, - упражняться в любезностях мы можем и после ужина, теперь же прошу Вас, любезный брат, назовите мне вашего друга.

Она не знала, сколь откровенен был Рошфор с этим человеком, и о чём эти двое говорили на самом деле, а потому желала прежде всего не выдать Рошформа, если тот не назвался Винтеру сам, и не менее сильно хотела понять, на чьей стороне Рошфор на самом деле. Некоторые из его фраз и оброненных деверем слов заставляли её сомневаться, а может ли она теперь всецело полагаться на прежнего своего союзника.

+2

16

На какое-то мгновение Рошфор растерялся: предупредительность миледи больше была похожа на издевку, чем на руку помощи. Впрочем, как было известно графу, миледи была способна сочетать и то, и другое.

– Оставьте, – устало произнес он и пальцем оттянул воротник сутаны, грубые волокна которой раздражали шею.

Повелительно стукнул в стенку кареты, давая знак кучеру трогать с места, и откинулся на спинку сиденья, наблюдая за любящими родственниками. Шпага у лорда Винтера всё ж была при себе.

+2

17

Винтер оторопело уставился на «сестру». Что за ерунда? Или?.. Неужели она думала, что он не поймет? Рошфор не мог не быть ее сообщником – он знал, что она не мертва. Она считала его таким глупцом? Но он и был глупцом – поверил письму Кумбса!

– Мой новый друг, сударыня, приложил все усилия, чтобы я поверил в вашу смерть, – бросил он. – Настолько, что я спрашивал его о… вашем сыне.

Эту паузу Винтер сделал не случайно. И на всякий случай со значением поглядел при этом на «дорогую невестку». Обсуждать законность ее брака при посторонних он не хотел. Но лучше во Франции, чем в Англии. И один раз он уже предлагал ей Тайберн.

– И убедил его, надеюсь, – оскал Винтера сделал бы честь волку, – что я не желаю зла Джону-Френсису. Не забудьте, мадам, что его опекун – я.

Все-таки ему очень хотелось, чтобы миледи встревожилась. Они сговорились, чтобы завлечь его в ловушку. А он хотел вбить между ними клин.

+2

18

Какое-то время - с минуту, не более, леди Винтер молчала, без вызова, но и без интереса рассматривая сидящего напротив человека. Раздумья, однако не изменили выражения её лица - выглядела она скорее неприятно удивленной, но уже несколько успокоенной.
Гадать, что успел предложить Винтер Рошфору или Рошфор Винтеру  можно было бесконечно, осторожными фразами прощупывать ставшую вдруг такой зыбкой, опаснее тропок в болотных топях, надежность графа - тоже.
Лгать, будучи так нелепо уличённой в нежелании оказаться достаточно мёртвой, чтобы Винтер не сомневался в этом хотя бы день - и вовсе было нелепо. А рассчитывать приходилось, как и прежде - только на себя.
- Его, может быть, и убедили, - медленно проговорила она, а что вы оба теперь предложите мне? Мы все понимаем, что к целям каждого из нас ведут по две дорожки, одной из них можно идти... годами. А вторая, кто знает, может  закончится уже у порога моего дома.

В готовность Винтера торговаться здесь и сейчас миледи не верила. Но готова была послушать еще добрую сотню напоминаний, упреков или советов.

+2

19

– Вы говорите загадками, мадам, – раздраженно проговорил Винтер и снова глянул на Рошфора. – Не я начал эти игры. Но, раз я здесь, я требую Джона-Френсиса. Если, конечно, это сын моего брата.

Не нужно было быть знатоком человеческих душ, чтобы увидеть, насколько неуютно сейчас англичанину.

Рошфор бросил на лорда Винтера острый пронзительный взгляд. Если? Неужели у него были причины сомневаться? Граф не был уверен, питая уважение не к добродетели миледи, но к ее уму. Законный отпрыск являлся для женщины гарантией и залогом ее будущности, и леди Винтер не стала бы рисковать... да, пожалуй, всем. С другой стороны, англичанину очень на руку верить в то, что невестка обманула его брата.

Однако... Граф посмотрел на бледное лицо миледи и отказался от мысли уговорить ее воспользоваться предложенной деверем лазейкой и поступиться гордостью ради спокойствия. Он не опасался отказа. Напротив, Рошфор подозревал, что согласие последует чересчур скоро. И еще быстрее оскорбленная женщина нарушит свое обещание.

+3

20

Требовать доставшийся вместе с именем покойного супруга родственник мог хоть эликсир бессмертия. Что с того? Леди Винтер могла бы потребовать от него учтивости и галантности – ровно с тем же успехом, однако есть люди, желающие невозможного, и без них мир этот был бы пресен.
Графиня одарила англичанина таким нежным взглядом, что мужчина, опытный в общении с коварными красавицами, после такого взора либо объявил бы всем друзьям, что дама в него, вне всякого сомнения, влюблена, либо завел бы собаку, чтобы давать той пробовать всё, что намеревался положить себе в рот в ближайшие месяца три…

- Вы избрали долгую дорогу из предложенных, - пожав плечами сообщила она Винтеру, - что ж… Поверьте, к Вашему пребыванию в моем доме я отнесусь куда с большим теплом и участием, чем Вы, любезный брат, в своё время проявили ко мне.

Одна мысль о том, что Джеймс Винтер здорово усложнит себе жизнь, опасаясь яда в каждом куске хлеба и глотке вина в её доме, Миледи вдруг развеселила необычайно. Это, конечно не означало, что она совсем откажется от идеи избавиться от надоедливого родственника, удовлетворившись  его сомнениями и опасениями, но и делать глупости в собственном доме тоже не станет.
А вот за то, что Винтер окажется столь же умен и осторожен,  Анна поручиться не могла.
Повернув голову к Рошфору, миледи, учитывая его последнее пожелание, осведомилась, исключительно, чтобы прояснить ситуацию, созданную встревожившими её намеками Винтера  в те первые секунды, когда он так некстати оказался жив и еще более некстати обнаружил её присутствие:
- Граф, а может, для начала Вы расскажете мне, что именно такого Вы успели пообещать лорду Винтеру, отчего он полагает, будто Вы знаете, где находится мой сын?

Отредактировано Миледи (2017-10-04 09:41:00)

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Anguis in herba. Сентябрь 1628 года