Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Месье ухаживает за принцессой де Гонзага. Шере впутывается в опасную авантюру с участием Черного Руфуса. Г-н де Бутвиль-младший вновь встречается с г-ном де Лаварденом.

Драться нехорошо. 17 декабря 1628 года: Г-жа де Вейро и г-жа де Бутвиль сталкиваются с пьяными гасконцами на ночной улице.
У кого скелет в шкафу, а у кого - младший брат в гостях, 16 дек. 1628 года: Г-н де Бутвиль и г-н де Корнильон беседуют по душам.
Наставник и воспитанник. 12 января 1629 года, после полудня: Лейтенант де Ротонди докладывает кардиналу об исполнении его поручения.
Воровать дурно. 20 декабря 1628 года.: Г-жа де Бутвиль выполняет поручение кардинала.

Прогулка с приключениями. 3 февраля 1629 года: Прогуливаясь по Парижу инкогнито, королева подвергается многочисленным опасностям.
О трактирных знакомствах. 16 декабря 1628 года.: Г-н де Рошфор ищет общества г-на де Жискара.
Кастинг на роль ее высочества. 27 февраля 1629 года, вечер: Г-жа де Вейро отказывается отдать роль принцессы своей горничной.
Куда меня ещё не звали. 12 декабря 1628 года. Окрестности Шатору.: Кардинал де Лавалетт поддается чарам г-жи де Шеврез.

Юнона и авось. 25 февраля 1629 года: М-ль д’Онвиль ищет случая попросить г-на де Ронэ поделиться опытом.
Оружие бессилия. 3 марта 1629 года: Капитан де Кавуа допрашивает Барнье, а затем Шере.
Щедра к нам грешникам земля (с) Сентябрь - октябрь 1628 г., Париж: Г-н Ромбо и г-жа Дюбуа навещают графиню де Буа-Траси с компрометирующими ее письмами.

Кто победитель, кто проигравший? 9 января 1629 года: Королева обсуждает с г-жой де Мондиссье расследование графа де Рошфора.
Герои нашего времени. 3 марта 1629 года: Варгас дает отчет графу де Рошфору
Детектив на выданье. 9 января 1629 года: Граф де Рошфор пытается найти автора стихов, которые подбрасывают Анне Австрийской.
Раз - случайность, два - закономерность. Февраль 1629 года.: Донья Асунсьон устраивает свою судьбу.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Без надежды на рассвет. Ночь с 5 на 6 декабря 1628 года


Без надежды на рассвет. Ночь с 5 на 6 декабря 1628 года

Сообщений 21 страница 39 из 39

1

После эпизодов
За все, в чем был и не был виноват. 4 декабря 1628 года, после полудня (д'Артаньян)
Всяк входящий сюда... 4 декабря 1628 года (миледи)

0

21

А ведь она совсем забыла, что именно её когда-то привлекло, даже ненадолго очаровало  в этом мужчине. И вот теперь,  следя, как решительно он устроился в кресле, отчетливо вспомнила и  на какой-то миг пережила слабое подобие давнего всплеска чувств. Д`Артаньян хоть и возмужал, и растерял некую забавную провинциальную восторженность, как и прежде воплощал собой непоколебимую уверенность, что всё делает правильно, какие бы глупости на самом деле не творил.
Искушение сказать ему об этом  прямо было столь велико, что Анна, помня вспыльчивый нрав гасконца и понимая, что комплимента тот не поймет, и более того – найдет в нём повод оскорбиться, поспешила  пройти к сундуку и, открыв его, ухватила обеими руками ворох кружев.
И тут же вспомнила последние минуты перед тем, как за еще одним недавним ночным гостем закрылась дверь. Произнося благодарности Шере, она не позволила себе обычного жеста признательности за услугу и сохранность тайны – золотой безделушки, снятой с собственной шеи или  пальца,  сочтя это отчего-то слишком вульгарным, но не  сумела тогда придумать достойной замены. И ведь произнесла искренне: «Скажите, чем я могу отблагодарить Вас. И если это в моих силах…»  Но, уже когда говорила, знала, что услышит неопределенно-любезное заверение, что сама возможность оказать ей услугу доставила ему удовольствие. «Кружева, - решила  леди Винтер, выпустив из пальцев найденное в сундуке сокровище, - я привезу из Неаполя для Шере кружева. Что-нибудь тонкое, но не вызывающе-дорогое. Вещи  созданы, чтобы люди могли ими пользоваться, а не хранить в сундуках».

Из пенно-кружевной кучи, образовавшейся у её ног что-то матово блеснуло и  Анна, уже вспомнив, что это – кинжал с костяной ручкой и тонким, длиной в ладонь, лезвием, почувствовала, как её накрывает приступ истерии…
Успела только закрыть лицо ладонями, прижимая их основания к губам так плотно, чтобы  не дать вырваться ни звуку и плечи её мелко затряслись.
О чём он вообще думал, этот самонадеянный мститель с пистолетом? Что она – невинная дурочка, в чьей спальне самое острое оружие – случайно выпавшая шпилька для волос?
«И не введи меня во искушение, Господи, - мысленно взмолилась миледи, - и охрани меня от того, чтобы сделать что-нибудь во вред этому болвану и тем самым вызвать гнев Ришелье».

Отредактировано Миледи (2017-09-10 23:01:00)

+1

22

Негромкий стук, раздавшийся, когда на пол просыпался целый снегопад кружев, заставил д’Артаньяна взглянуть пристальнее, и увиденное ему сильно не понравилось. Что еще она держит в этом сундуке? Палаш? Мушкетон? Отряд швейцарцев?

- Не наклоняйтесь, сударыня, - предупредил он, чуть дернув дулом пистолета. – Вы же боитесь оружия? Окажите же мне любезность подтолкнуть этот смертельно опасный образчик подальше от себя. Лучше всего – под кровать, в компанию к ножу. Ножкой. У вас ведь получится, вы женщина многих талантов.

Другой назвал бы его меры предосторожности смехотворными, но д'Артаньяну хищный блеск стали среди женского тряпья напомнил с ужасающей четкостью, как сверкал кинжал, пробивший в этой же самой изящной ручке дверную филенку. Тогда он не ожидал от нее подобного приступа ярости, вообще ничего такого не ожидал. Теперь – ожидал, обманулся в этом ожидании, усомнился уже в нем, и был искренне благодарен Провидению, напомнившему ему столь грубо, что верить не следует не только этому очаровательному лицу и обольстительному телу, но и ровному голосу и уверенным словам. Трижды эта женщина пыталась убить его, и давать ей шанс попробовать в четвертый раз гасконец решительно не хотел.

+1

23

Приступ истерического смеха леди Винтер хоть и смогла предупредительно скрыть, закрыв лицо ладонями,  побороть так быстро, чтобы мгновенно исполнить приказ гасконца, не сумела бы. Она лишь сдавленно  пробормотала:
- Минуту, пожалуйста, - и постаралась успокоиться, полагая, что смеяться в голос, да еще и глядя при этом на Д`Артаньяна – очень удачный способ спровоцировать того к прицельной стрельбе по беззащитной даме, - это нервы.

Когда же она отняла ладони от лица и взглянула на сосредоточенно-мрачного гостя, вид у неё был самый  безмятежный, глаза, естественно, сухи, а  губы… губы предательски силились сложится в улыбку.
-  Вы меня боитесь? – спросила она изумленно, - меня? То есть… сейчас?
Но честно подобрала  край пеньюара и подол ночной рубашки, явив внимательному взгляду гостя домашние туфли изумительного лазоревого цвета,  оценить который при свете свечей мушкетёр едва ли был способен. Ловко, хотя и не в одно движение, высвободила  кинжал из кружевных силков полностью и даже постаралась исполнить приказ. Пнула.
- Вы меня переоценили, - вздохнула она печально, глядя на такое бесполезное оружие, замершее на полу в каком-то шаге от угла кровати. А сейчас, прошу Вас, шевалье, просто хорошо подумайте, что Вы затеяли с этими сборами. Вся моя одежда в гардеробной комнате, - Анна взглядом указала на дверь в трех-четырёх шагах от туалетного столика, сразу за одним из комодов, - у нас два выхода. Либо я сама беру платье, либо это сделаете Вы.

Отредактировано Миледи (2017-09-11 02:54:43)

+1

24

Д'Артаньян с трудом удержался от ругательства, почти сразу пожалел о своей сдержанности, а вслед за тем испытал прилив удовлетворения: миледи, безусловно, пыталась вывести его из себя и не преуспела. К чему ей, беспомощна она была на самом деле или нет, вынуждать его спустить курок, рискуя при этом жизнью, гасконец угадать даже не пытался – воистину душа этой женщины была дьявольской бездной, и если она рассчитывала таким образом утащить его в ад следом за собой, помогать ей в этом он не собирался.

– Я не боюсь ос, сударыня, – возразил он, – однако не испытываю ни малейшего желания быть ужаленным. Подойдите к стене – вон там, между окнами – встаньте к ней лицом, вплотную, и положите обе руки на нее, над головой. И помоги вам Господь, если вы вздумаете… Знаете, а почитайте-ка Отче наш. Вслух.

Поднимаясь из кресла, он глянул на свечи, догоревшие до половины, и понадеялся, что ей не потребуется слишком много времени на одевание.

+1

25

Идея Анну восхитила до всей глубины её авантюрной души, и, подчинившись, она подумала, что непременно, при случае ею воспользуется.  А поднимая руки и чувствуя при этом себя непривычно беспомощной, она мысленно записала за гасконцем еще один должок.
Ни насмешки, ни угрозы, ни презрение, которое он высказывал, не сумели задеть самолюбие леди Винтер - слишком давно она поняла, что её горький жребий - противостоять всему миру и успела  даже не привыкнуть - ожесточить своё сердце. Но беспомощность и невозможность видеть, что делает Д`Артаньян за её спиной подняли в душе графини бурю возмущения.  Однако голос её зазвучал тепло, мягко и нежно, когда легко вспомнились и полились слова молитвы, выученной еще в раннем детстве.
Анна прижалась лбом к прохладной стене и зябко повела плечами, чувствуя, как сквозит от левого окна. Если гасконец, как она и предполагала, полез в её гардеробную,  то всё нужное он найдет без труда  Мадлен еще вчера приготовила и сложила аккуратной стопкой белье и чулки, а дорожное платье - мышасто-серого цвета с вышивкой черным и светло-серым шелком висело на вешалке сразу  у двери, как и любимая теплая накидка миледи,
- Муфту тоже, -  попросила Анна жалобно, правда уже после завершающего "Аминь", на полке напротив двери, рядом со шляпой.

+1

26

– Читайте еще раз, – буркнул д'Артаньян, успевший за это недолгое время только отворить дверь и кое-как осмотреться: дверь открывалась неудобно, и гардеробная была почти все в тени. – А также Ave Maria.

Собирать одежду, пусть даже аккуратно сложенную, не выпуская из рук пистолета длиной в пол-локтя, – задача непростая, даже если не пытаться при этом прислушиваться к каждому звуку за спиной. Однако, даже осознавая всю беспомощность своей противницы, д'Артаньян был неспокоен, торопился, и оттого уронил сперва ее чулки, а потом – муфту, но поднимать ни то, ни другое не стал, лихорадочно сваливая свою добычу на тот самый стул, на котором миледи сидела, когда он вошел. Собираясь уже приказать ей повернуться, он спохватился и свободной рукой кое-как ощупал одежду, но ничего похожего на еще один кинжал не нашел – хотя жесткие пластинки корсета могли скрывать все что угодно.

– Можете повернуться, – бросил гасконец, отступая обратно к креслу, чтобы не оказаться у нее на дороге. – Одевайтесь. Надеюсь, вы не собираетесь изображать девичью скромность?

+1

27

Верить в то, что Господь слышит все, обращенные к нему, молитвы, Анна перестала лет в пять,  потому что убедилась – её молитв Бог не слышал и просьб не исполнял. Мерзкий  пёс, живший в одном из домов дальше по улице, однажды напугавший её, не издох, мамина служанка, хвалившаяся своими блестящими, черными волосами так, словно коса, толщиной в руку – какое-то неимоверно редкое сокровище, не облысела, а младшая сестра у самой Анны так и не появилась. Хотя, нет, одну просьбу Бог всё же выполнил – вредная кузина, гостившая как-то у них и ни во что не ставившая Анну, заболела оспой. Правда случилось это почти через год, а узнала Анна об этом еще позже.  Но о том, чтобы несносная Катрин сделалась вдруг дурнушкой, маленькая девочка молилась долго - целую неделю!
И вот теперь она прочла столько молитв, что Бог, несомненно, должен был удивиться, узнав её голос среди сотен тысяч других, взывающих к его милости, а, удивившись, разумеется,  полюбопытствовать, что же такого происходит в эту ночь в спальне леди Винтер. И может быть даже… пусть не помочь ей, но покарать замышляющего нечестивое дело гасконца. Немного -  Анна вполне была бы удовлетворена, если бы Д`Артаньян споткнулся на ворохе кружев и упал, случайно ударившись виском о край её туалетного столика.

Пока же она с удовольствием опустила руки и обернулась к мушкетёру, глядя на него нежной кротостью и покорностью. Но смущение перед бывшим любовником изображать не стала.  Сказала только одно слово: «Хорошо», а после легко, одним движением скинула на пол пеньюар и  ослабила  тесьму, собиравшую складочками горловину ночной рубашки, опустив, правда при этом голову, чтобы самой не видеть лицо своего, судя по намерениям и действиям, похитителя.
Когда же и рубашка легла горой изломанных складок  вокруг её ног, Анна, совершено не пытаясь прикрыть наготу, переступила через одежду, оставив  домашние туфли под пеньюаром и рубашкой.
Увы, сколь бы совершенными формами не дарила её природа,  молодой гасконец едва ли был Праксителем, способным узреть в ней богиню, или, подобно судьям прекрасной Фрины, счесть, что красота физическая – есть, несомненно, отражение духовного совершенства и чистоты.
А в том, что вся, добытая Д`Артаньяном одежда была свалена кучей на стуле, а некоторые вещи и вовсе оказались на полу, Анна заподозрила некий умысел, заключавшийся в том, что гость её намеренно сделал всё, чтобы «побыстрее» в значении «нормально одеться»  оказалось плохо выполнимой частью приказа.
Но нарочно медлить графиня не собиралась,  провозилась лишь с корсетом, помня о нежелании Д`Артаньяна помогать ей и не собираясь повторять просьбу.

Отредактировано Миледи (2017-09-12 20:36:01)

+1

28

Надо было быть глупцом, евнухом или святым, чтобы отвести взгляд в таких обстоятельствах, и д'Артаньян смотрел во все глаза. Миледи была обворожительна, и бесстыдство ее красоте ничуть не вредило – напротив даже, уверенность каждого ее движения только подчеркивала, сколь совершенно было ее тело. Обольстительница Саломея вскружила голову Ироду, снимая одно за другим семь покрывал, но кто бы мог предположить, что, облачаясь, женщина может оказаться не менее желанна и соблазнительна?

Случайно или намеренно, но, одеваясь, миледи ни на миг не позволила себе повернуться так, чтобы пляшущий свет свечей упал на ее левое плечо, отвлекая тем самым молодого человека от представившегося ему зрелища. Тени и ткани то окутывали ее, то соскальзывали от неловкого движения, белизна нежной кожи неуловимо перетекала в белизну сорочки, теряясь в ней, и гасконец увлекся невольно настолько, что, ловя последние намеки на плоть, скрытую ныне платьем, позорнейшим образом пропустил момент, когда дверь комнатушки, смежной со спальней, раскрылась и на пороге, прикрывая рукой рот в тщетной попытке скрыть зевок, появилась горничная.

– Прошу прощения, сударыня, велеть, чтоб закладывали карету, сударыня?

Сидевшего в кресле мушкетера она поначалу не заметила вовсе, однако быстрое движение, которым гасконец скрыл в складках плаща свой пистолет, привлекло ее внимание, и девушка ахнула, отступая назад.

– Пусть закладывают, – быстро сказал д'Артаньян, прежде чем миледи успела вмешаться. Что бы это ни означало, зачем бы миледи ни понадобилась карета в такой час, ее горничную надо было отсюда убрать. – Немедленно.

Шляпа д'Артаньяна по-прежнему была на нем, и его лицо скрывала тень, однако толку было в этих предосторожностях, если миледи поднимет крик? Д'Артаньян подался вперед, готовясь выстрелить и бежать.

Отредактировано д'Артаньян (2017-09-11 22:50:36)

+1

29

Похоже шаги и разговоры всё же разбудили горничную и та, помня о том только, что должна была сделать поутру, выскочила из своей комнаты едва  одевшись, а увидев хозяйку мало того, что уже в дорожном платье, так еще и в обществе мужчины, и вовсе не подумала о том, что до утра еще далеко.  Графиня только кивнула. В том, что гасконец не выстрелит намеренно  она уже не сомневалась,  и в то, что даже нарочно распалив свой гнев сможет нажать на курок, глядя ей в глаза - не верила. И будь на месте Д`Артаньяна Рошфор, даже не подумала бы о том, что у человека, держащего её под прицелом, дрогнет рука, а потому позволила бы себе больше. Однако гасконец был вспыльчив и резок, а случайный выстрел миледи страшил. И боялась Анна не смерти. Смерть конечна, и мёртвым уже всё равно,  что из себя представляют их тела, оставленные заботам живых. Боялась она агонии, если выстрел всё же будет фатальным, и с омерзением думала о шраме,  который непременно останется, если  пуля попадет, к примеру в руку или ногу.

Мадлен почти бегом покинула спальню, бросившись исполнять приказ а леди Винтер со вздохом откинулась на спинку стула, на которой до поры оставила висеть серый же, в тон платью, дорожный плащ.
- Раз уж Вы взялись распоряжаться моими слугами, месье,  - равнодушно проговорила она, - напомните Мадлен собрать корзинку с едой, когда она вернётся. Не для Вас. Вы же уверены, что я травлю всех подряд. Но куда бы Вы меня не потащили, я не хочу остаться голодной.

Отредактировано Миледи (2017-09-12 20:37:33)

+1

30

Д'Артаньян почти не заметив кивнул, всецело занятый пришедшей ему в голову мыслью. Ложь могла сделаться правдой, и разве это не было бы к лучшему? Карета меняла дело – теперь он мог, в самом деле, сделать то, чем угрожал: отвезти миледи на место преступления, предать ее в руки правосудия и… Атос бы одобрил.

Чем дольше гасконец обдумывал эту идею, тем больше она приходилась ему по душе, а такие мелочи как наличие служанки, кучера и, возможно, лакея, он с легкостью отмел: лакею будет велено остаться, служанке тоже, а кучер… там видно будет.

Окончательно проснувшийся здравый смысл зашел дальше: почему бы не вызвать комиссара сию минуту? Да, Констанцию она убила в Бетюне, и никаких доказательств у него нет, но зато есть его собственное слово  – в том, что касается покушения Бризмона и анжуйского вина. Ни один судейский не посмеет сомневаться, взвешивая слово дворянина против любых уверток клеймленной воровки, и однако этот выход, при всей его простоте, отчего-то представлялся гасконцу отвратительным.

– Вы собирались уехать? – спросил он. – Сбежать?

+1

31

Какой смысл вообще говорить с тем, кто внемлет только собственной ненависти? Но и хранить надменное молчание было бы глупостью. Графиня прикрыла глаза и так же равнодушно ответила:
- Ключик на столике у зеркала.   Откройте правый комод и получите ответ, - и памятуя, сколь незамысловат и одновременно недоверчив ум мушкетёра, пояснила, - Драгоценности.  Стала бы я бежать, оставляя всё здесь? Всего лишь намеревалась отлучиться на несколько дней.
Посвящать Д`Артаньяна в детали своей поездки Анна, разумеется, не собиралась.
- Заодно уберите туда  Библию, пожалуйста, и как уверитесь, что  для беглянки было бы разумнее сгрести украшения в мешок или спрятать в одежде, закройте. Ключ я, так и быть, готова доверить Вам на хранение.

Отредактировано Миледи (2017-09-12 13:17:45)

+1

32

Д'Артаньян поверил бы миледи на слово, если бы ему вдруг не пришло в голову, что именно этого она и хотела, поэтому он поднялся и подошел к столику – не спуская, однако, с нее глаз и чутко прислушиваясь, на случай, если горничная вернется скорее, чем он ожидал. Ключик, впрочем, подошел, как она и сказала, но, прежде чем добавить Библию к лежавшим в ящике драгоценностям, гасконец заколебался. С чего это она решила запирать на ключ Священное писание?

По-прежнему не сводя с миледи ни взгляда, ни пистолета, свободной рукой д'Артаньян сунул книгу за пазуху.

– Дорога длинная, – пояснил он, пытаясь по поведению пленницы угадать, что значил для нее его поступок.

+1

33

Сама же пленница,  безмятежная, как ленивая серая кошка, следила за действиями гасконца из под полуопущенных ресниц. Раз уж планы её рушились, а ехать предстояло в совершенно другую сторону, нежели планировалось, следовало бы убрать Библию, ставшую пристанищем одного исписанного листа. Если бы она была уверена, что Мадлен не прикоснётся к ней, то и не подумала бы использовать Д`Артаньяна и представившуюся возможность спрятать книгу, но та оказалась не на отведенном ей месте на столике у кровати, а это значило, что горничная непременно её переложит.
Допустить, чтобы её тайна стала известна слугам, леди Винтер, разумеется, не могла. И худшим из возможных ей виделся вариант, если Мадлен,  подкупленная кем-либо, даже не сумев прочесть,  отнесёт письмо постороннему человеку, уверенная, что за время отсутствия хозяйки легко сможет вернуть его на прежнее место.
Берет ли плату за сплетни её служанка, графиня доподлинно не знала, но слишком часто платила чужим слугам даже за невинные секреты их господ, чтобы не допускать подобного и в своём доме.
Но…
«Да будь он проклят», - подумала Анна, заметив жест Д`Артаньяна.
- Любите читать, шевалье? – произнесла она в слух, - да Вы, оказывается, человек, многих талантов, если знаете латынь. Там в кресле, - он жестом руки указала на второе, - есть книги, не столь душеспасительные, но более подходящие для длинной дороги.

«Придётся его либо раздеть, либо убить, как только мы отъедем от Парижа», - со вздохом решила миледи и продолжила с безмятежно-равнодушным видом ждать развития событий своего похищения.

Отредактировано Миледи (2017-09-12 17:30:57)

+1

34

Даже если бы д'Артаньян не видел уже на примере Арамиса, к каким пагубным последствиям может привести любовь к книгам, он относился к чтению с примерно теми же чувствами, что и плаванию: и то и другое было, с его точки зрения, крайне полезными умениями, которые он предпочел бы применять как можно реже, и уж никак не для удовольствия. Но книга, которую он сунул за пазуху, вся щетинилась бумажными полосками, и поэтому гасконец ни на миг не поверил, что для миледи она была лишь развлечением.

– Благодарю вас, сударыня, но я это для вас, – не моргнув глазом отозвался он. – А вам, зная, что ждет вас в конце пути, эта книга подойдет лучше прочих.

В доме начали бегать и хлопать дверьми, и д'Артаньян, кое-как деля внимание между дверью и хозяйкой дома, равно опасался и позволить кому-либо заметить свой пистолет, и допустить, чтобы миледи о нем забыла.

– Имейте в виду, – напомнил он мрачно, – вы убили мою возлюбленную. Не скажу, что жизнь мне теперь вовсе не мила, но я расстанусь с ней без малейших сожалений, если прежде убью вас. Так что не делайте глупостей.

Уже закончил свою тираду, гасконец сообразил, что с тем же успехом мог бы пригрозить ей и обнародованием ее тайны перед ее слугами, а затем – комиссаром.

+1

35

- Что бы я ни сказала, - устало напомнила леди Винтер,  не меняя позы, - Вы уже меня приговорили и даже сам не знаете, правдиво ли это обвинение, но ведь и знать этого не хотите. Это так… благородно, достойно и…. – Анне надоело повторять бессмысленное, и она, состроив совершенно театральную, обиженно-капризную гримасу, повернула голову в сторону зеркала и стала рассматривать себя.
Она была слишком хороша, чтобы умирать.
- Красиво, - она склонила голову на бок и подумала, что выглядит слишком измождённой, после чего опустила лицо и с видом печальным и виноватым взглянула исподлобья на своё отражение, - и трогательно…
А после закончила растянутую между пауз фразу:
- …выражать готовность умереть без сожалений. Будь я… доблестным мушкетером, я бы, наверное, сказала так же. Но, - теперь на лице леди Винтер застыло красивой маской выражение бесконечной печали и сожаления, - я не хочу умирать… В жизни, шевалье, столько…разного.  Вы же оставите мне право на последнее желание, мой убийца?

Отредактировано Миледи (2017-09-12 18:54:29)

+1

36

- У Констанции вы тоже спрашивали ее последнее желание? – сквозь зубы процедил д'Артаньян, которого слова миледи привели в тем большее раздражение из-за того, что они его задели за живое. - Довольно, сударыня – если Вы не умеете молчать, молитесь.

В эту минуту д'Артаньян и сам осознал, что та ненависть, которая позволила бы ему без колебаний застрелить эту женщину, при любом неверном движении куда-то делась. Однако на смену ей пришла не менее твердая решимость предать ее в руки правосудия, пусть даже ради этого ему придётся терпеть ее общество до самого Бетюна.

Впрочем, никто ведь не заставлял его сесть в карету.

Ответа не последовало, и если миледи начала молиться про себя, то по ее облику это было не слишком заметно, и д'Артаньян, оставленный на милость своих сомнений, почти готов был уже спустить курок и убраться, положившись на милость судьбы, когда дверь спальни распахнулась, пропуская запыхавшуюся служанку.

- Все готово, сударыня, - чуть задыхаясь сказал она, старательно не глядя на сидевшего в кресле мужчину.

- После вас, миледи, - с мрачней иронией проговорил д'Артаньян, не торопясь встать.

Горничная подхватила дорожную сумку и поспешила прочь

+1

37

За прошедший час в обществе пылкого мстителя, скорбящего о смерти любовницы, леди Винтер ни разу не позволила себе ослушаться его приказов. Лишь развлекала беседой, как положено любезной хозяйке по отношению к гостю, с которым есть о чём поговорить.
Но в диалоге между человеком у которого в руке пистолет и тем, кто безоружен, прав, разумеется, первый и спорить с этой очевидной истиной миледи не собиралась.
И прозвучавшее из уст гасконца слово «молчать» она восприняла совершенно без иронии.

Молча поднялась, накинула оставленный до поры на спинке стула плащ и пошла вслед за Мадлен, нимало не заботясь, так и идет ли Д`Артаньян с пистолетом, или потрудился спрятать его под плащом, дабы не пугать слуг.

Леди Винтер совершенно не хотела прятать его труп в гардеробной, а потом платить кучеру за то, чтобы помог избавиться от тела, или потратить день на поиски по притонам и кабакам людей определённого сорта, не гнушающихся грязной работой, и платить им, а после жить в ожидании, когда же помощник превратится в шантажиста. Даже в Неаполь она уже хотела гораздо меньше, чем избавиться от Д`Артаньяна.
И  теперь,  поездка в направлении Бетюна виделась ей вполне удобной идеей. Оставалось только либо убедить гасконца отказаться от затеи, либо не упустить удобный момент и навсегда оставить этого человека во днях прошедших.

«Всё готово»  оказалось жестоким преувеличением.
В спешке Мадлен не позаботилась о том, чтобы наполнить угольями железный ящичек на дне кареты, и тем самым подарить своей не любящей холод хозяйке хотя бы час-два относительного  тепла. Хотя винить её сейчас, когда приказ закладывать карету был отдан ночью, было бы несправедливо.
Анна в полнейшем безмолвии устроилась на сидении кареты и не ответила даже на вопрос Мадлен, будут ли какие-то распоряжения на срок, пока мадам не вернётся, и может ли сама горничная на это время отправится навестить родителей.
В конце концов, зачем женщине слова, когда всё решает мужчина?

Отредактировано Миледи (2017-09-12 20:41:38)

+1

38

Мысленно кляня на все лады миледи, формально подчинившуюся его приказу молчать только для того, чтобы привлечь к нему внимание, д'Артаньян не упустил однако из виду связанную с вопросом горничной странность. Куда же миледи собиралась, в карете, этой же ночью или на следующее утро, так, что она даже не брала с собой служанку? К любовнику? Нет – при всем его невежестве в том, что касалось женских нарядов, гасконец подозревал все же, что платье,  выложенное горничной для своей госпожи, предназначалось для другого. Но куда тогда?

– Можешь, – великодушно разрешил д'Артаньян и повернулся к кучеру, придерживавшему для него ступеньку. – Поезжай на восток сперва. – Он чуть помедлил. – Или нет – сперва на север и на запад.

Кучер только равнодушно кивнул при обоих распоряжениях, не оправдав надежды гасконца, рассчитывавшего по его ответу угадать хотя бы общее направление предполагаемой поездки миледи. И д'Артаньян, вынужденный довольствоваться тем, что сможет хотя бы подобрать по пути Планше, запрыгнул в карету и уселся напротив своей пленницы.

– Положите руки на колени, сударыня, – негромко попросил он, больше не пряча пистолет и закрепляя шторку так, чтобы видеть ее хотя бы как светлый силуэт в темноте. Сам д'Артаньян был одет в фиолетовое, и поэтому, не без оснований предположив, что пистолет, который он больше не прятал, теперь не видно, уточнил: – И не делайте глупостей.

Ответа снова не последовало, но она подчинилась, и минуту спустя д'Артаньян, высунувшись из окошка, окликнул терпеливо ждавшего под аркой Планше.

– Поезжай следом, – приказал он – и чуть не выстрелил: на тот краткий миг, что он отвернулся от миледи, ему почудилось какое-то резкое движение.

+1

39

Среди целой гаммы чувств, которые вызывал у леди Винтер этот неугомонный мушкетёр, нашлось место даже умилению. Вызвано оно было редчайшим авантюрным талантом, угадывавшимся за тем, как Д`Артаньян воплощал, на ходу перекраивая свой замысел. "Такой бы талант да в интриги, а не на глупости" - с сожалением подумала Анна, расправляя юбки и поудобнее устраиваясь на сидении, благо здесь были подушечки, которые можно было подложить под спину. По репликам гасконца, и по тому, что позади кареты так же стало раздаваться мерное цоканье копыт, она поняла, что мушкетер прихватил не то помощника, не то слугу. И с трудом удержалась от вопроса: неужели Д`Артаньян боится не справится с ней, хрупкой, тоненькой и совершенно безоружной в одиночку? К несчастью, гасконец, в отличие от большинства мужчин, с которыми Анне приходилось иметь дело, прекрасно знал, что имеет дело с особой чрезвычайно ловкой и достаточно сильной, несмотря на изящество форм. Ну а безоружность...
В собственной карете, даже под бдительным присмотром похитителя, безоружность миледи была состоянием весьма и весьма условным. Но эту условность она пока соблюдала с той же стойкостью, как хранила молчание.
Правда всё же, поняв, что  с трудом сдерживает зевок, не имея возможности деликатно прикрыть рот кончиками пальцев,  позволила себе фразу:
- Я нестерпимо хочу спать, шевалье. Молчаливые мужчины наводят тоску, но  если Вы не готовы предоставить ваше плечо в качестве подушки, хотя бы  воздержитесь от пальбы просто от того, что я, с Вашего позволения, переменю позу.

Спать сидя было куда менее удобно, чем в собственной кровати,  но намного лучше, чем на ворохе гнилой соломы в сыром подвале... или вовсе не спать. Не прошло и пяти минут, после того, как Анна смежила веки, как она уснула. И если бы мерилом праведности человека был сон, то гасконец, несомненно, получил свидетельство полнейшей безгрешности своей спутницы.
***
Проснулась она от того, что замерзла.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Без надежды на рассвет. Ночь с 5 на 6 декабря 1628 года