Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
Кольцом сим. 7 февраля 1629 года: Миледи соблазняет Шере.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.
Between the devil and the deep blue sea. 14 января 1629 года: На борту английского капера встречаются два пленника - испанец и француз.

Ищу сестру, нашедшему - не возвращать. 14 ноября 1628 года: В поисках исчезнувшей сестры Арман д'Авейрон является к шевалье де Ронэ.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

"Годы это не сотрут". Декабрь 1628 года, Париж.: Г-н де Лаварден находит любовь своей юности и ее мужа.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
Все счастливые семьи несчастливы по-своему. 5 декабря 1628 года.: Г-н де Бутвиль с братом приходят к жене первого и г-же де Вейро.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В море дорог много. Лето 1617 года.


В море дорог много. Лето 1617 года.

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Атлантический океан. Французская торговая шхуна "Белый ястреб".

Отредактировано Андре Мартен (2017-10-19 02:27:01)

0

2

Когда Андре поднялся на палубу, утреннее небо было еще бледным. Правда не таким бледным, как он сам во время вчерашней качки, а скорее чуть золотистым - будто разлившийся ром.
Еще только-только попав на борт "Белого ястреба", в свободные минуты Андре частенько торчал вот так на палубе, глазея по сторонам, пока сам не попадался кому-нибудь на глаза и не приходилось нестись выполнять очередное поручение. Товарищи по команде частенько над ним из-за этого посмеивались. Мол, недостаточно загнан парнишка, раз остаются силы таращиться на море. То ли дело они, трудяги, дрыхнут без задних ног от вахты до вахты! Как-то Андре даже не выдержал и буркнул, что некоторые может и дрыхнут, но кое-кому нечеловеческие труды почему-то не мешают еще и в кости поигрывать тайком от боцмана.
...Шишка потом не проходила долго. Насмешки тоже, но Андре больше не обращал на них внимание. Пусть в чужих глазах он был всего лишь желторотым юнцом, но зато его мечты выйти в море наконец сбылись и даже драить настил, ползая на карачках, казалось ему лучшим занятием в мире. Ну, может не совсем лучшим... Даже совсем не лучшим... Но все равно!
Сколько с тех пор он провел в море? Год? Нет, чуть побольше будет, но по сторонам глядел как в первый раз. Да и как тут было не восхищаться. Вот смотришь, небо вроде спокойное, а на море хоть и вздымаются волны, делают это мягко, почти убаюкивая корабль. Разве скажешь, что вчера к ночи поднялся жуткий ветер, как бешеный пес рвавший снасти клыками, пока волны хлестали о борт? А качало-то как, качало!
Андре краем уха услышал от кого-то из ребят, что им еще повезло - шторм бушевал вдалеке и уходил в другую от них сторону. А ведь могли бы в самом центре непогоды оказаться и тогда бы несдобровать. Андре еще больше в этом убедился, когда с марса раздался крик:
- Шлюпка прямо по курсу!
И несколькими секундами позже второй:
- Корабля не вижу!

Достаточно приблизившись к шлюпке, "Белый ястреб" сменил курс и лег в дрейф, чтобы та могла приблизиться с подветренной стороны. Марсовой за это время успел сообщить, что разглядел в ней четверых людей. Оставалось дождаться, пока те подгребут поближе, если в силах это сделать. Если же не смогут сами, капитан наверняка отдаст приказ спустить им навстречу шлюпку с "Ястреба". Андре даже вздохнул - он был бы не прочь поучаствовать в спасении со всеми наравне, но кому он на веслах-то нужен, когда есть куча парней покрепче...
- Как думаешь, кто они? - спросил Андре у одного из матросов, которые только что закончили возиться со снастями по левому борту.
- Счастливцы, - пожал плечами тот. - Или бедолаги, как поглядеть.
Андре и сам не мог определиться, как бы себя чувствовал в такой ситуации. Плавал себе, плавал одним из многих, а потом раз - и стал одним из нескольких. Но хорошенько себе это представить он не успел - из глаз посыпались искры от подзатыльника, напомнившего ему, что мешаться матросам под ногами в число обязанностей юнги не входит.
Так что Андре поспешил отойти подальше и перегнулся через планшир, щурясь на шлюпку. Лишь бы не отослали с палубы, когда выживших будут поднимать на борт. А то ведь как что интересное где происходит, так сразу: "Мартен туда... Мартен сюда... Мартен, марш на камбуз!"
Вот хорошо капитану, его на камбуз никто не сошлет...

Отредактировано Андре Мартен (2017-08-23 08:57:46)

+2

3

Четыре человека – это было все, что осталось от экипажа пинассы с игривым названием «Маргаритка». Четыре человека: штурман, двое матросов и молодой дворянин, проходивший на пинассе обучение морскому делу. Внезапный ночной шквал в Бискайском заливе и его окрестностях – дело столь же обычное, сколь и опасное, он может налететь в считанные мгновения и завертеть корабль в толчее бешеных волн… Именно это и случилось с «Маргариткой». Взметнувшийся над палубой, смутно белеющий в темноте пенный гребень гигантского  вала, чудовищной силы удар, треск, ревущая вода… Мгновенно отяжелевший корабль медленно заваливался набок.

- В шлюпку! В шлюпку, черт вас дери!

- После вас! – За разбойничьим свистом ветра и ревом волн молодой человек почти не слышал сам себя. – А капитан?!

- В шлюпку!!! – проорал штурман почти что ему в ухо. - Сейчас накроет!

Очередной вал играючи приподнял гибнущее судно. Юноша успел увидеть пенный оскал новой волны, его поволокло по кренящейся палубе, мощная рука рванула за ворот…
Что было дальше, молодой человек не помнил.  Очнулся он уже в шлюпке – полуоглушенный, почти захлебнувшийся и крепко побитый о борта. Море поглотило «Маргаритку», словно скорлупку и, будто удовлетворившись добычей, почти сразу начало успокаиваться. Шквал пронесся, оставив после себя вместо стройной красавицы пинассы залитую водой шлюпку и в ней – четверых измученных, мокрых до ниточки людей, все еще не до конца осознавших случившееся. Занимался рассвет.

- Проклятье… - в сотый раз выругался штурман. – Я должен был это предвидеть. Чертова волна!

- Бискай… - односложно отозвался один из матросов. – Волна-убийца, сударь. В здешних водах это бывает.

- Я хожу по ним пятнадцать лет! – огрызнулся штурман.

Положение было так себе. Когда налетел шторм, от ближайшего берега пинассу отделяло не менее полутора сотен миль. Под парусами и при попутном ветре – сущие пустяки. Но вчетвером, на тяжелой шлюпке, рассчитанной на шестерых крепких гребцов, с одной лишь парой весел (где теперь носило по морю еще две, ведомо было одному лишь Посейдону) и без паруса…

- Грести, сударь? – Один из матросов с надеждой посмотрел на штурмана.

Тот лишь покачал головой.

- Если нас не подберет какое-нибудь судно… То мы пропали.

- Почему? – Молодой дворянин, морщась, растирал ушибленное обо что-то плечо. – Разве нам не пройти на веслах до берега? Здесь каких-то полтораста миль!

- У нас нет воды, - буркнул второй матрос. – И нам не пройти больше, чем миль тридцать-сорок в день. Пропали, пресвятая Дева… Подохнем от жажды.

Серо-голубые глаза юноши слегка расширились: он понял.

- Уж лучше бы потонули вместе с другими, все проще, - хмуро обронил первый. – А у вас, господин виконт, шпага уцелела? Ну так окажете последнюю милость, когда невмоготу станет, приколете…

- Заткнись! – яростно бросил штурман.

Неизвестно, какие еще идеи пришли бы в голову матросам, но тут молодой человек неожиданно приподнялся на банке, вглядываясь в горизонт.

- Надеюсь, мне не придется прибегать к этому средству, - спокойно заметил он. – Тем более что оно непоправимо.

- Почему это?

- Потому что я вижу парус, господа.

- Парус?! – Матрос вскочил, шлюпка качнулась.

- Вон там. Видите?

- Шхуна!!! – ликующе заорал второй. – Это шхуна!

Штурман, приподнявшийся было, чтобы разглядеть судно, показавшееся на горизонте, с облегчением шлепнулся обратно на банку и молча переглянулся со слегка улыбающимся виконтом.

- Хвала пречистой деве Марии… - едва слышно прошептал он.

Матросы схватились за весла. Через некоторое время стало ясно, что со шхуны их заметили. Судно приближалось, медленно разворачиваясь к ним бортом.

Отредактировано Атос (2017-08-24 00:04:11)

+2

4

Долго стоять без дела не пришлось. То есть стоял Андре долго, как ему показалось, но зато с тросом в руках, подготовить который юнге приказали, едва стало возможным различить лица подплывающей четверки. Нужды поднимать шлюпку не было, что в глубине души радовало всех не занятых с такелажем матросов, ведь никому не хотелось лишний раз возиться с талью. Но удержать лодку у борта все равно надо было, а то не очень весело будет, если перевернется, когда гребцы станут из нее выбираться.

Так что когда расстояние позволило, Андре бросил конец подплывшим морякам, чтобы те могли закрепить его на носу шлюпки. Убедившись, что линь успешно выловили из воды и узел готов, он перебрался поближе к штормтрапу.
Взбирающихся по ступенькам людей он разглядывал с таким нескрываемым любопытством, будто корабль решили посетить четыре русалки. Не то чтобы они были с рыбьими хвостами и не то чтобы они были девушками, но... Андре еще ни разу не встречал потерпевших кораблекрушения, равно как не встречал и русалок, так что в этом плане разница ему казалась небольшой. Хотя подумав еще немного, он все же решил, что если выбирать, то лучше бы на борту оказались русалки. Они ведь... ну, такие, кхм... русалки.
- Капитан ждет на юте, - лихо отрапортовал он, отогнав мечтательные мысли и обращаясь к самому старшему на вид, но на всякий случай ожидающе поглядев еще на двоих. - Идемте.
На парне, который казался на каких-то пару лет старше самого Андре, его взгляд тоже успел задержаться, но уже по иной причине. Пускай за главного его принять мешал возраст, на юнгу он никак не смахивал. И одет не в какую-нибудь там простецкую рубаху, десять раз заштопанную и еще десять хорошо заштопанную, да и железка на поясе красивая висит... А моряк ли он вообще?
"Небось какой-нибудь пассажир," - решил для себя Андре.

"Отпрыск какого-нибудь барона," - решил капитан, отведя глаза от шпаги на поясе молодого человека.
- Жан Дюпре, капитан "Белого ястреба".
Мужчина был под стать названию корабля, которым управлял - крючконосый, с обильно тронутыми сединой волосами и смотрел на появившихся на шканцах людей так пристально, словно выглядывал что-то на горизонте, а не прямо перед собой.
- С кем имею честь говорить, господа?

Отредактировано Андре Мартен (2017-08-28 03:51:58)

+2

5

Внимательный взгляд капитана уперся прямо в штурмана. Тот пожал плечами.

- Юрбен Резон, штурман с пинассы «Маргаритка», - отрекомендовался он и тут же уточнил, - с бывшей когда-то «Маргаритки», упокой, Господь, души ее команды… И виконт де ла Фер, помощник капитана.

- Ученик капитана, Юрбен, - сдержанно поправил его виконт. – Всего лишь ученик. Не присваивайте мне чина, который я еще не заслужил.

- За то время, что вы провели у нас на судне, вы выучили больше, чем мой капитан за всю жизнь, - проворчал Юрбен. Судя по всему, он относился к молодому человеку с изрядным пиететом. – Кабы он старался как вы, так, глядишь, и «Маргаритка» бы ко дну не пошла… да об утопленниках, ладно уж, плохо не говорят…

Он махнул рукой.

- Мы шли из Виго в Кале, господин Дюпре, - виконт предпочел не развивать своеобразный панегирик утонувшему капитану. – Попали в шквал сегодня ночью. Увы, спаслись лишь мы и двое матросов. От корабля и щепок не осталось.

+1

6

Дюпре сощурился. Он не входил в число людей, слепо привязывающих опыт к возрасту, но отказаться от оценки юности как поры сумасбродства и ничем не заслуженного гонора было не так-то просто. И все же в речи молодого ученика капитана с "Маргаритки" он не чувствовал тени ни того ни другого, что располагало даже без лестной рекомендации от штурмана.
- Эти воды сгубили немало душ, - коротко отозвался Дюпре. -  Вам стоит отдохнуть, господа. Мартен!
Капитан махнул рукой, подзывая юнгу. Андре мигом оказался рядом.
- Проводи господина де ла Фер и месье Резона на кубрик. Да подыщи еще две койки на носу.
- Будет сделано, сударь.
- Чуть позже, - теперь Дюпре остановил взгляд на виконте, - мы сможем обсудить ваше дальнейшее пребывание здесь. До Квебека путь неблизок, уверен, что вы не захотите довольствоваться ролью пассажиров.

Отредактировано Андре Мартен (2017-09-05 20:53:54)

+2

7

Резон, уже повернувшийся было к юнге с умиротворенным выражением человека, который наконец-то оставил позади все неприятности, будто слегка споткнулся и поднял на капитана настороженный взгляд. Новая Франция! Тысячи миль пути.

- До… Квебека? – пробормотал он. – Вот черт.

- Стало быть, вы направляетесь в Квебек, - скорее утвердительно, нежели вопросительно заметил виконт. Он неплохо владел лицом, но в его глазах тоже промелькнула озабоченность. Непохоже было, что капитан «Белого ястреба» жаждет изменить курс ради четверых непрошеных пассажиров, во всяком случае, намерение свое он обозначил достаточно ясно. – Простите, месье Резон не ожидал, что наш путь растянется еще на несколько месяцев. Скажите, капитан, что могло бы заставить вас поменять ваше намерение?

+1

8

- Не хочу огорчать месье Резона, - заверил капитан, хотя в его ровном голосе не слышалось ни малейшего участия или сочувствия в чей-либо адрес, - но возвращаться во Францию в ближайшее время я действительно не намерен. Непогода и без того задержала нас в порту на несколько недель. Большего я себе позволить не могу.
Вот теперь его слова действительно звучали убедительно. Андре даже глянул на штурмана с "Маргаритки" с легким сожалением. С другой стороны, тот сейчас вообще мог покоиться на дне морском, там точно спешить некуда.
- Боюсь, изменить маршрут меня не заставит и Пресвятая Дева. Разве что разобьет корабль, спутает навигационные карты или нашлет на меня помешательство.
Дюпре усмехнулся, но на всякий случай перекрестился, чтобы и впрямь не навлечь на себя что-нибудь подобное.
- Надеюсь, вы меня понимаете, - больше из вежливости добавил он. - Обязательства есть обязательства, сроки есть сроки.

+1

9

Штурман тихонько крякнул, но промолчал. Он понимал, хотя радости ему это понимание не доставляло. И не мог осуждать капитана, не желающего менять курс, вот только…

- Лизетта решит, что я потонул, - пробурчал он, потирая щетинистый подбородок: от стянувшей кожу соленой корки физиономия невыносимо чесалась. – Ох закуролесит она без меня, чую, закуролесит…

Виконт чуть приметно улыбнулся уголком рта. В отличие от Резона, он не выглядел сильно подавленным, или просто лучше владел собой. Впрочем, ему и не приходилось думать о своих домашних – по молодости лет супругой он еще не обзавелся, да и на родине его все равно ждали не раньше чем через полгода. Не все ли равно, на каком судне обучаться морскому делу?

- Не отчаивайтесь, сударь, - проговорил он, - лучше подумайте, как вы обрадуете жену, вернувшись, когда она уже потеряет всякую надежду. Господин Дюпре, поверьте, мы прекрасно вас понимаем. Рассчитываю лишь, что если нам встретится судно, направляющееся во Францию или Англию, вы изыщете возможность спросить, не примут ли нас на борт.

Он коротко поклонился и взял штурмана под руку. Со стороны это смотрелось так, будто молодой человек полностью удовлетворен собственной участью и готов проследовать туда, куда их поведут, однако Резон ощутил, как сильные пальцы стиснули его локоть, советуя помалкивать.

+1

10

- Поглядим, - пожал плечами Дюпре, после того как ответил на поклон виконта рассеянным кивком. Его взгляд уже ускользнул в сторону рулевого, а мысли вернулись к насущным проблемам, в число которых судьба переживших шторм моряков перестала входить ровно на такой отрезок времени, на какой ее можно было перепоручить юнге. То есть не слишком длинный, но достаточный, чтобы не делать пять дел одновременно самому.

- В общем, спать вы будете тут, - махнул рукой Андре на подвесные койки.
Если отправить матросов на форпик, где было несколько весьма дырявых - и потому до сих пор свободных - гамаков, было делом двух минут, то выбрать место, подходящее для штурмана, оказалось чуточку сложнее. Для штурмана и для капитанского ученика, если точнее, но второго Андре все никак не мог начать воспринимать так же серьезно. Хотя бы уже из-за слова "ученик".
Так уж вышло, что "Белый ястреб" удобствами не отличался, а потому вся прелесть кубрика в сравнении с совсем уж тоскливыми углами на носу корабля описывалась в нескольких словах: почти не сыро, совсем не тесно, но зато воняет не хуже. Нет, не так. Хуже. Потому что запах исходил не только от дрыхнувших после ночной смены матросов.
- Мы недавно мелкую скотину перевозили, пришлось часть сюда согнать, - на всякий случай пояснил Андре. - Солому-то потом вымели, все выскребли, а вонять все равно еще воняет. Но тут меньше всего, так что не беспокойтесь. Привыкнете.
Андре улыбнулся. Лучшее место из возможных, так сказать, нашел. Все равно больше некуда, гостевых кают у них сроду не водилось.
-  А Виго это где? - вдруг вспомнил он, откуда шла "Маргаритка". Вообще, вопрос предназначался штурману, но поглядел Андре на парня, тут же припомнив другую деталь разговора. - Ты оттуда родом что ли? Как там... Ви.. Вигонт?

Отредактировано Андре Мартен (2017-09-24 03:32:24)

+1

11

Виконт едва заметно поморщился – то ли из-за запаха, притом, с его точки зрения, ароматы скотного двора сильно уступали вони немытых тел, то ли из-за фамильярного обращения.

- Виго – это в Испании, - сдержанно ответил он. – И я не испанец, я француз. Виконт – это мой титул.

Штурман тем временем скептически озирал спартанскую обстановку кубрика.

- Когда я еще юнгой был, у нас на судне кок плавал, очень уж не любил рубахи менять, - в пространство сообщил он. – Духовитый был, страшное дело. Так команде надоело его уговаривать, обвязали за пояс канатом да и кинули за борт. Выполоскать. А то стряпню его в рот взять противно было.

- И что? – равнодушно спросил виконт.

- Да что. Чуток протащило его за кораблем, а потом, понимаете, акула появилась. Ну и отхватила два пальца, повезло еще. Так что ты, малый, учти, - штурман покосился на мальчишку, - грязь штука вредная…

+1

12

Андре почесал одну ногу грязной ступней другой, обдумывая рассказ штурмана. История была, конечно, впечатляющей. Даже почти воодушевляла пойти и надеть рубаху почище. Сначала, разумеется, сумев убедить себя в том, что она действительно чище... Только вот было в судьбе беспалого бедолаги кока одно большое такое "но".
- Он же без пальцев остался потому, что его искупать решили. - Андре хитро прищурился. - А так ходил бы себе грязный, зато с пальцами. Так что, спрашивается, вреднее было?
"И вообще, не у всех столько одежды, чтоб ее менять все время," - вдобавок подумал он уже немного обиженно, хотя в целом посчитал слова Резона о вреде грязи вполне резонными. Хотя и сильно преувеличивающими. Во всяком случае, грязи бояться - на кубрике не спать, так сказать.
- Слушай... То есть, слушайте... Послушайте, - запнулся и со второго раза поправился Андре, глядя на виконта. Он знал, что ко всяким важным шишкам обращаться надо на вы, а то можно схлопотать. И раз виконт это титул, значит, парень - важная шишка. Небось, у такого точно рубашек завались. Так что надо было быть вежливым. - А ученик капитана, когда научится, сразу становится капитаном? В них, в ученики эти, только титу... титульных берут?

Отредактировано Андре Мартен (2017-09-29 18:33:54)

+3

13

- Сразу, - усмехнулся виконт. – Если есть на чем плавать.

- А что, малый, ты капитаном стать хочешь? – добродушно хмыкнул штурман, усаживаясь на покачивающуюся в такт легкой бортовой качке койку. Резон предпочел бы, конечно, чтобы на «Белом ястребе» было почище, а то скоро придется переименовывать в ястреба черного, и считал, что порядок на корабле многое говорит о капитане, но выбирать было не из чего. Видали и похуже. – Титул не главное, были бы деньги, чтоб заплатить за учебу, да голова на плечах. Ну а ежели денег нету, так, значит, голова должна быть очень уж хорошая.

- Ты уже можешь учиться, - пожал плечами виконт. – Если ваш капитан не делает секрета из своих обязанностей. Спрашивай, приглядывайся. Набирайся опыта.

Ему очень хотелось хорошенько вытряхнуть тряпье, которое здесь, видимо, именовалось одеялом, но, во-первых, это было скорее всего бесполезно, а во-вторых, не стоило преподносить себя как неженку и чистюлю. Еще хотелось смыть соль, но вряд ли на судне так щедро расходуют пресную воду. Если уж собрались плыть в Квебек…

- Давно ты на «Ястребе»?

+3

14

- А кто не хочет? - тут же нахохлился Андре, как будто услышал в словах штурмана насмешку над своими мечтами. Но тут же понял, что ему действительно отвечают, а не отмахиваются, и принял более благодарный вид, хоть и несколько погрустневший. Деньги? Денег почти не было, а то, что имелось, он бережно откладывал совсем не для себя, а для семьи, к которой намеревался однажды вернуться и вернуться не с пустыми руками. Зато у него была голова, и даже не глупее прочих на корабле, как довелось убедиться за все это время в море. Но вот настолько ли она была светлой, чтобы кто-то обратил внимание?
Но совет виконта пришелся Андре по душе и несколько поднял ему дух. Ведь правильно же говорит, набираться уму-разуму надо уже сейчас. Этому не мешает ни бедность, ни отсутствие титула ("самый проворный юнга" не в счет хотя бы потому, что второго юнги на борту не было).
- Сколько я на "Ястребе"? Ох, давненько... Больше года уже! - кивнул Андре и его вдруг озарило неожиданной мыслью. Во взгляде, направленном на виконта, появилось какое-то новое, изучающее выражение. - А вы сами давно в море?
Андре рассуждал просто: наблюдать за Дюпре это правильно, но хороших примеров много не бывает.

+1

15

- Даже меньше, чем ты, - усмехнулся виконт. – Но меня-то никто не заставлял драить палубу и штопать парусину. У меня было больше времени на учебу.

- Зато заставляли зубрить течения, отмели и созвездия, - хмыкнул штурман. – Хотя вас и заставлять-то не надо было… Вот ты, парень, год уже плаваешь, а что ж, неужто вы в Виго не заходили ни разу? Или ты не запомнил? Уж названия гаваней-то должен бы уже выучить!

Виконт, как видно, махнув рукой на грязь, уселся все-таки на койку – и почти сразу ощутил, как тянет лечь, черт с ним, с грязным тряпьем и с неопределенностью. Лечь и заснуть. Он сдержал зевок. Советовать мальчишке приглядываться к тому, что делает капитан, было легко, а вот мог ли тот совет выполнить – еще вопрос. Как бы капитан не ответил на любопытство юнги затрещиной. Но что поделать, за учебу всегда приходится платить, кому деньгами, а кому и синяками…

- А зачем вам в Квебек? – осторожно поинтересовался он, надеясь из ответа узнать чуть больше о судне, на котором они очутились. –  Груз доставить подрядились, или, наоборот, забрать?

+1

16

Над ответом виконту, казалось бы, долго думать не надо. Но было кое-что, заставившее Андре ненадолго замолчать, прикусив губу. Он не мог поручиться, что за несколько месяцев пути до Квебека в пустом трюме "Белого ястреба" не появится ничего, что потом не окажется продано по прибытии. Причем появится не совсем тем путем, о каком стоит трепаться направо и налево.
- Забрать, - наконец кивнул он. - Пушнину.
И тут же поспешил вернуться к словам Резона, которые сначала пристыженно пропустил мимо ушей:
- А в Виго мы и правда еще ни разу не заходили. Наш капитан терпеть не... В общем, немного недолюбливает испанцев, - Он все-таки выбрал слово помягче, хотя для точности стоило поступить совсем наоборот. - Старается не вести с ними дел.
Андре почувствовал, как в попытке уйти со скользкой темы, вернулся, в общем-то, к ней же, и перескочил на другие слова штурмана еще торопливее, чем в первый раз.
- А парусину штопать это же тоже учеба, - заявил он без всякого вызова, но явно непритворно уязвленный. - Если ветер оснастку порвет, знанием созвездий ее ведь не починить. Понятное дело, не капитанское это занятие, штопать... Но знать, как что делается на корабле, тоже не лишнее ведь, правда?

+1

17

- Не лишнее, - кивнул виконт, переглянувшись с Резоном. Он тоже заметил небольшую заминку. Торговое судно, ни разу не заходившее в Виго. Капитан, не ведущий дел с испанцами. С чего бы?

- Так вы что же, с пустым трюмом идете? – с деланным удивлением спросил штурман. В отличие от молодого дворянина, он куда лучше разбирался в делах купеческих и мгновенно отметил странную несуразицу: торговец, идущий порожняком аж в самый Квебек! А заметив, тут же заподозрил неладное. Ни один капитан из тех, кого он знал, не сделал бы подобную, весьма разорительную глупость. Если только не надеялся на иную выгоду.

– Вот так торговля! Что ж ваш капитан груз-то из Франции не взял, в Квебеке многое выгодно продать можно! Эдак недолго и проторговаться. Жалованье-то он вам исправно платит, как обещает?

+1

18

- Платит исправно, ага. Когда прижимисто, когда даже щедро - но всегда. А так... Откуда ж мне знать, что у него в голове, - Андре передернул плечами, уставившись на эфес шпаги виконта, чтобы избежать внимательного взгляда штурмана. Наверное, стоило все-таки сразу соврать и сказать, что в трюме есть еще что-то, кроме продовольствия. Не полезли же бы они проверять?
- Раз не взял, значит так ему нужно было.
Шпага, к слову, заворожила Андре без всякого притворства. Это вам не матросский ножик и не грубый тесак. Было в ней какое-то... изящество, хоть и не дающее забыть о главном предназначении оружия. Впрочем, попросить дать поглядеть поближе он не решился и лишь кивнул в ее сторону:
- Вот это вещь! Только ей разве удобно на корабле сражаться? Длинная же.

+1

19

- Шпага – оружие дворянина, - лаконично отозвался виконт. Ответ мальчишки показался ему слишком уклончивым. – А на случай тесноты…

Он машинально поднес руку к бедру и с досадой ощутил там пустоту. Ну разумеется, дага лежит сейчас на морском дне, среди обломков «Маргаритки». Счастье, что расставаться со шпагой он не привык!

- Кинжал пошел ко дну, - печально усмехнулся он.

- Капитан сражается на палубе, парень, - пояснил штурман. Судя по тому, как он щурился, ему ответ юнги тоже пришелся не по душе. Это ж дело немыслимое, кому это нужно в море выходить с пустым трюмом? Деньги не нужны? Ох, неспроста это.

- А скажи-ка, приятель, с чего это твой капитан так испанцев не любит? – не выдержав, поинтересовался он. – Небось, не девка конопатая, торговцы знатные и на золото не скупые. Никак счеты какие-то?

+1

20

- Ну, мне он не рассказывал, - пожал плечами Андре. Сам по себе вопрос показался ему вполне безобидным, но от прищура штурмана становилось уж очень неуютно. И все же тут не было ничего такого, что бы Резону не мог рассказать кто-нибудь еще.
- Я когда-то слышал, что у него два сына было. Оба в море погибли, - Андре чуть рассеянно провел взглядом по кубрику, в то время как в голове у него вспылили образы из кабака в Бордо, где ему довелось узнать об этом факте из жизни капитана. Интересно, где сейчас тот парень, Робер? Небось теперь не рвется начистить физиономию усатым бабам, если их встречает, а скорее побаивается их, особенно на лестнице если встречает. А Шере? А Мадо?
- Как потом оказалось, один в шторм пропал. Волной смыло, наверное. А вот второй погиб, когда его корабль испанцы обстреляли. Так что да, можно сказать, счеты...

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » В море дорог много. Лето 1617 года.