Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Арамис и Портос пьянствуют в обществе весьма высокопоставленных лиц. Герцогиня де Шеврез подвергает любовника опасности.

Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года: Ее величество и г-жа де Мондиссье в сопровождении гг. Портоса и «де Трана» посещают театр.
По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез получает приглашение в гости.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский уговаривает г-у де Бутвиль принять его защиту, в чем ему мешает г-н де Ронэ.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер достигают договоренности.

Мастера тайных дел. 13 декабря 1628 года, вечер-ночь: Барнье с двумя друзьями отправляется на поиски приключений.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Витражи чужого прошлого. Середина января 1629 г.: Кавуа рассказывает миледи ее прошлое.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: Лаварден просит кардинала де Ришелье об отставке.
Как склонность к авантюрам сочетается со здравомыслием. Январь 1629г.: Шере снова приходит к миледи.
Ни чужой войны, ни дурной молвы... ночь с 25 на 26 января 1629 г: Шере навещает Барнье с любопытными сведениями.

Святые и грешницы. 28 ноября 1628 года, утро.: Г-жа де Бутвиль попадает в монастырь.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В поисках сестры Арман д'Авейрон является к зятю.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер уговаривает Веснушку помочь ей спасти жертву шантажа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года


Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Продолжение эпизода Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года

0

2

Портос почти ожидал, что носилки дам направятся к Бургундскому отелю, но, к некоторому его удивлению, они повернули совсем в другую сторону. Впрочем, мушкетер тут же сообразил, что коль скоро мадам де Мондиссье говорила о смешной пьесе, так это точно не трагедия и представлять будет, видимо, какая-нибудь заезжая труппа. Вот и отлично, откровенно говоря, трагедий Портос не любил.
Де Тран хранил молчание, из-за сдвинутых занавесок тоже не доносилось ни звука, так что мушкетер предпочел покуда не нарушать общего тона и лишь с интересом поглядывать по сторонам, гадая, куда занесет их каприз мадам де Мондиссье. К Новому мосту? Приличные заезжие труппы обычно снимали какой-нибудь зал для игры в мяч, попросторнее.

И все-таки молчание начинало действовать на Портоса угнетающе. Будто в носилках не две прелестные дамы, а покойник, черт бы взял все на свете!

- Сударыни, вы не зябнете? – заботливо осведомился он, легонько побарабанив пальцем по каркасу носилок.

+1

3

Ее величество схватилась за маску, конечно, а в перчатках месье Портоса это было, конечно, неудобно, и сразу видно было, как она перепугалась и сразу лицо краем плаща закрыла, пока Луиза ее маску поднимала.

– Ничего страшного, сударь! – крикнула она в ответ, хотя на самом деле ноги у нее закоченели и руки тоже стали ледяные. Ой, скорей бы уж добраться! – Это вам, наверно, ужасно холодно, без перчаток!

Зато он шел, а не сидел сиднем, так было гораздо теплее. Луиза тоже бы лучше пешком шла, но в Париже пешком никак нельзя было – полквартала пройдешь, и юбку можно выбрасывать, если ниже лодыжки носить, а она все-таки в придворном платье была, и ее величество тоже. Вот и оставалось только стараться не очень стучать зубами.

Не выдержав, Луиза приподняла занавеску и выглянула наружу. Понять бы еще, далеко ли до театра осталось… Но за месье Портосом ничего было не разглядеть, да и не так хорошо она знала Париж.

– Хотите мои перчатки, Портос? – спросил тут же шевалье де Тран – как будто только сейчас спохватившись.

+1

4

- Ваши перчатки? – искренне удивился Портос. – Зачем?

Вечер, конечно, был не так чтобы теплый, но уж не настолько! Мушкетер едва не поинтересовался у де Трана, уж не считает ли он его неженкой. Арамис, пожалуй, точно распереживался бы, опасаясь, что руки покраснеют и, не дай Бог, покроются цыпками, но ведь то Арамис!

- Меня не так-то легко заморозить, сударыня, - с оттенком простодушной гордости объявил великан. – Можете убедиться!

И, воспользовавшись тем, что мадам де Мондиссье отогнула уголок занавески, протянул ей раскрытую теплую ладонь.

+1

5

Луиза чуть не предложила ее величеству погреться об месье Портоса, но к счастью, вовремя спохватилась и, краснея, сама коснулась его руки своими замерзшими пальчиками.

– Ой, я же в перчатке! – засмеялась она и торопливо стащила перчатку. – А у меня, смотрите, совсем ледяные! Ой, ну то есть поверьте!

Она отдернула руку, снова спряталась в носилки и зашептала ее величеству:

– Я не хотела, но он такой милый!

Шептала она не громко, но не так, чтобы вообще снаружи нельзя было услышать, а сама еще и прислушивалась, и конечно, сразу же услышала что-то интересное, и сжала руку королевы, и теперь они стали прислушиваться вдвоем.

– Портос, послушайте, – мрачно сказал шевалье де Тран, – давайте-ка немного отстанем?

– Не надо! – испуганно взвизгнула Луиза. – Я боюсь! На нас нападут!

Этого она, конечно, не опасалась, но вот только не хватало еще, чтобы они из-за нее передрались, ее величество наверняка обидится.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2017-08-22 22:18:00)

+1

6

Тоненькая лапка, пугливо коснувшаяся его ладони, и впрямь была холодна. Портос покосился на де Трана со странной смесью раскаяния и самодовольства: ну ведь не виноват же он, в конце концов, что дама отдает ему предпочтение, вольно же приятелю молчать, будто придорожный камень! Тем не менее он чуть склонил голову и прижал ладонь к груди, как бы извиняясь, и сделал выразительный жест в сторону носилок – ну же, дружище, сделайте и вы что-нибудь, не все же мне отдуваться за двоих.

- Если мы с вами отстанем, дамы и вовсе закоченеют, - заметил он вслух. -  Эй, бездельники, а ну прибавьте шагу! Далеко еще? Не бойтесь, мадам, под нашей с шевалье охраной вы в полнейшей безопасности, и мы никуда не денемся…

+1

7

Носильщики прибавили шагу, и Луиза снова выглянула из окошка портшеза: а ну как господа мушкетеры все-таки отстанут и подерутся? Нет, она бы ничего не имела против, но не сейчас, а то кто их тогда будет в театр провожать? Не делить же одного кавалера на двоих?

– Да тут совсем рядом, – воскликнула она, заметив колодки, в которых сидела, низко-низко наклонив голову, какая-то нищенка. – Мы же на Гревской площади уже!

– Главное это чтобы мы тут были только проездом, – засмеялся шевалье де Тран и попытался втиснуться между месье Портосом и носилками, только наступил при этом на ногу одному из носильщиков.

Носилки закачались, и королева испуганно вскрикнула.

+1

8

- Осторожнее, дружище! – укоризненно воскликнул Портос, хватая ручку носилок. – Спокойствие, мадам, спокойствие, я держу!

Голос, столь испуганно ахнувший, ему понравился. Хотелось бы, конечно, услышать в его исполнении что-нибудь еще, более содержательное, но спасибо пока и на этом. Мелодичный голосок, приятный. Вот де Трану происходящее явно не нравилось, но не мог же Портос при дамах объяснить ему, что он всего лишь старается за двоих! Поддержав носилки, мушкетер великодушно отстранился, пропуская приятеля к окошку, из которого снова высунулся носик белокурой малютки.

+1

9

Вот кого-кого, а шевалье де Трана Луиза с удовольствием испепелила бы взглядом на месте – напугал королеву, ну что это такое?

– Ах, месье Портос, какой вы сильный! – воскликнула она. Конечно, носильщики тоже не были слабыми, но они же не были ее кавалерами. Хватит и того, что она их неуклюжими не назвала – хотя это было бы больше для того, чтобы спасти положение, только спасать положение она сейчас совсем не хотела. – Спасибо, сударь! Здесь налево, кажется?

Это была ерунда, она на самом деле понятия не имела, где театр, но надо же было дать месье де Трану тему для разговора, а то он и правда мог обидеться!

– Ну… – месье де Тран смутился, поглядел направо, потом налево, потом на месье Портоса, а потом они повернули, и он снова приободрился. – Нет, сударыня, тут направо было нужно.

Луиза подождала еще чуть-чуть, но он больше ничего не добавил, и тогда она снова опустила занавеску и шепотом принялась рассказывать ее величеству, как на прошлой неделе казнили одного вора и как он все кричал, что его оговорили, а потом какая-то девушка хотела за него замуж выйти, и как все стали ругаться, спасает это его или нет, но тут носилки остановились перед театром, и она выпрыгнула наружу, так и не досказав историю, но это было не страшно, потому что всегда можно рассказать потом, а так ее величеству только увлекательнее будет.

+1

10

Если бы не де Тран, который то ли пребывал в некотором смущении – смущенный мушкетер, черт побери, неслыханное дело, - то ли просто досадовал на приятеля, завладевшего вниманием дамы, Портос не преминул бы подхватить прыткую красавицу на лету. Однако ни обижать де Трана, ни тем более с ним ссориться он не хотел, а потому сдержался и даже отступил на шаг, предоставляя ему возможность самому поухаживать за своей дамой.

- Прошу, сударыня, - галантно проговорил он, выжидающе глядя на вновь опустившуюся занавеску и протягивая руку, чтобы та, вторая, могла на нее опереться, - мы прибыли!

+1

11

Шевалье де Тран, конечно, сразу пустился извиняться, и Луиза, которая нарочно не дала ему времени ей помочь, почти сразу его простила, но больше потому, что она хотела посмотреть, что ее величество будет делать и подаст ли она руку месье Портосу или нет. Вообще-то еще могло быть так, что королева испугается, передумает и прикажет возвращаться, и будет тогда ужасно неприятно, и, когда ее величество не сразу занавеску откинула, у Луизы даже сердце сжалось, но потом она все-таки выглянула, и это было даже немножко забавно, потому что на ней были еще перчатки месье Портоса и в сочетании с платьем мадемуазель де Сент-Уэр они смотрелись, конечно, очень трогательно. Ой, и ножку сейчас будет видно!

Тут Луиза заметила, что месье де Тран как-то очень пристально уставился на ее подругу, и ей это совсем не понравилось, она так старалась, чтобы и у ее величества тоже кавалер был, но сама без кавалеров оставаться она не хотела.

– Сударь, вы же заплатите за нас всех, сударь? – она вытащила из муфты кошелек и протянула его мушкетеру, потому что, во-первых, так было проще, чем самой монеты отсчитывать, а во-вторых, так он должен был вспомнить, что это она его приглашала, а не наоборот. Да и денег в кошельке было не так много, потому что за серебряные браслеты много не дают, и хорошо было бы, если бы ее величество тоже заметила, и потом бы ей что-нибудь подарила.

Носилки остановились не у самых дверей в зал для игры в мяч, а чуть поодаль, и теперь Луиза была рада, несмотря на холод, потому что у дверей было ужасно многолюдно, и вылезать там из носилок было бы неудобно, а так проще, и лучше бы месье Портос первым шел, потому что он такой большой, но раз месье де Тран так на другую даму таращится, то они пойдут вперед.

Луиза взяла месье де Трана под руку и радостно улыбнулась, и он тоже улыбнулся в ответ, а затем снова оглянулся все-таки на Портоса с его дамой.

+1

12

Если судить по скоплению жаждущих приобщиться к Мельпомене, репутация у обещанной пьесы была самая превосходная. Портос удовлетворенно хмыкнул в густые усы, видя, как виртуозно хрупкая мадам де Мондиссье «привела к присяге» своего кавалера, и сосредоточил свое внимание на раздвинувшихся занавесках. Увы, дама по-прежнему была в капюшоне, но зато, выходя из носилок, ей пришлось грациозным движением придержать юбки. Мелькнувшая на миг стройная щиколотка и изящный башмачок вполне удовлетворили тщеславие Портоса. Если все остальное не хуже… Руки, увы, скрывали перчатки самого мушкетера. Де Тран со своей дамой ушли вперед, и вот тут, машинально проводив их взглядом и заметив, как высоко мадам де Мондиссье подбирает подол платья, Портос ощутил внезапный прилив вдохновения. Чего не разглядишь глазами, можно попробовать ощупать!

- Сударыня, здесь ужасная грязь, - сокрушенно проговорил он, помогая незнакомке выбраться из носилок, - вы позволите мне вам помочь?

И, не вдаваясь в дальнейшие объяснения, решительно перешел от слов к делу. А именно – не давая даме опомниться и выразить свое согласие или несогласие, подхватил ее на руки и шагнул к дверям.

+1

13

Королева, наверно, очень растерялась, потому что она не сразу закричала, и даже вырываться принялась, уже когда месье Портос ее пару шагов пронес, и Луиза бы даже подумала, что это она кокетничает, но когда кокетничают, тогда не так смотрят, и вообще бедный месье Портос мог бы подумать, кажется, что он портновский манекен поднял, так ее величество вся напряглась и даже, кажется, зашипела, как будто она не женщина была, а гадюка.

- Не смейте! - взвизгнула Луиза так громко, что сама испугалась и даже не услышала, что сказала ее величество - только по губам можно было кое-как догадаться, что она тоже не молчала, ой, и сказала, наверное, что-нибудь по-испански, и месье де Тран тоже теперь глядел на нее странно, сперва на нее, а потом на ее величество.

На самом деле, королева не шипела, конечно, а только приказала шепотом:

- Отпустите. Меня. Немедленно!

И, разумеется, слышно было сразу, что она не француженка.

+1

14

Портос, ошеломленный не столько категоричностью требования, сколько внезапным испугом мадам де Мондиссье, не сразу выпустил свою ношу. Конечно, это могло быть обычным кокетством, но с чего бы ей так пугаться? Растерянность мушкетера, впрочем, длилась недолго – он поспешно поставил женщину наземь и почтительно склонил голову.

- О, простите, сударыня, если я позволил себе…

Интересно, что такое он себе позволил? Впрочем, пощечину ему не влепили, уже хорошо. Легкий акцент в сердитом шепоте женщины что-то напомнил мушкетеру, но что, он не понял. Зато понял, что под длинным широким плащом скрывается стройная, приятная на ощупь и весьма соблазнительная женская фигура.

- Я хотел лишь уберечь ваше платье, мадам, - покаянно проговорил он, не поднимая головы.

+1

15

– Да-да-да, – быстренько поддержала Луиза, – ужасно грязно, правда, месье де Тран? Такой красивый город, Париж, но ужасно грязный, мне вот тоже непривычно, что кавалеры…

– Очень грязный город, – пробормотал шевалье де Тран, которого она тоже, кажется, напугала своим страхом, это надо же было так раскричаться! – Я… я бы вам плащ постелил, как Эссекс Елизавете, но только никаких плащей не хватит.

– Не хватит, не хватит, – засмеялась Луиза, обеспокоенно глядя на королеву, но она, вроде, не очень сердилась, хотя поди знай, конечно. – Но здесь уже всего пара шагов осталась, правда?

Она обернулась к своему кавалеру, но тот, невежа такой, чуть ли не спиной к ней повернулся и даже друга своего не то обошел как-то, не то оттеснил в сторону, кажется, чтобы к ее величеству подойти.

– Если вы окажете мне честь и обопретесь на мою руку… сударыня… я не позволю себе ничего лишнего.

Луиза вся съежилась, когда поняла. Догадался, Господи Иисусе, и что же теперь делать? И ее величество еще молчит, ой, что будет?

– А меня можно носить! – весело сказала она и улыбнулась месье Портосу. – Поухаживайте за мной лучше, сударь… только без рук!

Ее величество приняла руку шевалье де Трана, а значит, все вроде было еще хорошо, только бы еще и месье Портос не догадался.

0

16

В первое мгновение, пожалуй, Портос почувствовал себя задетым: очень уж бесцеремонно де Тран втиснулся между ним и дамой, да еще и руку предложил. Будто рядом больше никого нет. Во второе мгновение – пришел к выводу, что идти на представление с дамой веселого и легкого нрава куда приятнее, чем с женщиной, к которой и прикоснуться-то нельзя. И если уж де Тран счел возможным вот так запросто переметнуться от одной к другой, то это его личное дело. Мадам де Мондиссье не обижена? Вот и прекрасно! Выбросив из головы странности замаскированной особы, Портос с готовностью повернулся к ней.

- Виноват, - без тени виноватости, но зато с изрядной долей игривости в голосе сообщил он, - простите. Я могу донести вас и без рук, мадам, но только на плече, хотите?

+3

17

Луиза засияла ответной улыбкой, хотя, когда она представила себе, как ее несут на плече, а у нее ноги болтаются и голова, ей даже дурно на минутку стало.

– Ой, нет, сударь, спасибо, – радостно откликнулась она. – Все равно моим туфелькам ничего уже не поможет! Давайте вы лучше за нас заплатите? Шевалье, если позволите…

Месье де Тран, который шепотом что-то говорил ее величеству, едва не подскочил на месте и растерянно посмотрел на Луизу, но потом сообразил, о чем она, и протянул ей ее кошелек, но тут какой-то мальчишка, вертевшийся неподалеку, цапнул его и со всех ног бросился бежать.

– Ай, borsaiòlo! – вскрикнула Луиза и, спохватившись, закричала уже по французски: – Вор!

+1

18

Портос, куда более придворной дамы привычный к парижской толчее и потому не терявший бдительности, движение воришки заметил едва ли не раньше, чем мадам де Мондиссье подняла крик. И, поскольку опасности подвергался не только кошелек дамы, но и весь поход в театр (оплачивать это из собственного кармана Портос не стал бы ни при каких обстоятельствах, хотя бы потому уже, что с деньгами у него было, как обычно, туго) – молча ринулся в погоню, счастливо миновав двух оказавшихся на пути дворян и даже не сбив с ног ни одного из них.

Мальчишка, как видно, охотился здесь уже давно, потому что удирать нацелился в узенький, больше смахивающий на щель между домами переулочек. Наверняка за этой щелью скрывался целый лабиринт, где паршивец чувствовал себя как рыба в воде. И, как бы проворен ни был Портос, унес бы и кошелек, и ноги, если бы, на свою голову, не оглянулся. Руководило ли им желание скорчить торжествующую гримасу или просто убедиться, что погоня отстает, так и осталось неизвестным. Воришку погубило, а Портоса выручило явление ангела с карающим мечом, удачно прикинувшегося похмельным угольщиком. Вот в мешок угольщика юный негодяй и врезался со всего маху, да так, что аж сел на мостовую. Кошелек, правда, не выронил. Ну а пока он тряс головой, силясь собрать разбегающиеся глаза воедино – мушкетер в два гигантских прыжка покрыл разделявшее их расстояние и сгреб воришку за шиворот.

- Смотреть надо, куда бежишь! – чуть запыхавшись, поучительно сообщил он, хорошенько тряхнул добычу и отобрал кошелек. – Мадам, как прикажете – отвести поганца к прево или утопить в канаве?

+1

19

– Утопить, конечно, утопить! – закричала Луиза, восхищенно глядя на Портоса. Какой он все-таки молодец! И не только большой и сильный, но и такой быстрый! Она вот только закричать успела, а он! Даже месье де Тран, хотя он тоже мушкетер, даже шагу не сообразил сделать, даже руку еще не высвободил, а месье Портос уже и воришку догнал, и обратно тащит! – Не надо его к прево, а то мы на спектакль опоздаем.

– Ваша милость! – взмолился мальчишка. – Помилуйте, бес попутал, милосердия ради! Я ж не вор, ваша милость, это как затмение нашло, вот же крест!

Он горячо перекрестился и в то же время, продолжая скулить, изо всех сил пнул мушкетера и задел при этом какого-то толстого господина в шляпе с множеством перьев – таким множеством, что их бы на целый курятник хватило.

– Повесить его, повесить! – завопил тот.

+1

20

В искренность раскаяния уличного воришки Портос, разумеется, ни на медяк не верил, и к тому же пинок паршивца, хотя и пришелся не совсем в цель, перемазал полу его плаща уличной грязью. Но мадам де Мондиссье была совершенно права, если с ним возиться, так на пьесу они не успеют. Мушкетер наполовину всерьез, наполовину устрашения ради еще раз тряхнул мальчишку и огляделся, будто бы в поисках подходящей канавы. Таковой в окрестностях не наблюдалось, а в тех, что были, утопить удалось бы разве что мертвецки пьяного. Да и то если сунуть физиономией в грязь и придержать сверху, чтобы на бок не повернулся. Зато предложение толстяка Портос счел чрезвычайно удачным.

- Повесить, говорите, сударь? – ухмыльнулся он. – Отличная мысль!

И, не говоря худого слова, с легкостью поднял воришку одной рукой за шиворот. Неподалеку из стены торчал крюк, на котором, должно быть, когда-то висела вывеска. Вот за этот-то крюк он и зацепил малолетнего негодяя, воспользовавшись тем, что куртка на мальчишке, хоть и грязная как чумной барак, была все еще достаточно добротной и прочной, чтобы выдержать его цыплячий вес. Мальчишка задрыгал ногами и заверещал.

- Вот повиси да и поразмысли, - хмыкнул Портос. Совесть его не мучила: небось и пяти минут не провисит, или вывернется из куртки, или дружки отцепят. – Простите, мадам, но топить тут негде. Мы можем идти?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года