Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):



В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль попадают в засаду в осажденном голландском городе. Г-н де Лаварден ищет соратника в опасном приключении. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, Лапен пытается их спасти. Г-н виконт де ла Фер оказывается на пиратском корабле. Г-н Шере и г-н Мартен хотят вершить правосудие. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"На абордаж!" 14 января 1629 года, открытое море: «Сен-Никола» встречается с английским капером.
Врачебная тайна. 14 ноября 1628 года: Г-н д’Авейрон приходит к врачу.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.
И цветам жизни требуется садовник. 24 февраля 1629 года: Шере обнаруживает в доме миледи повитуху.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Тесен мир... 15 декабря 1628 года: У шевалье де Корнильона желают отнять доверенное ему письмо.
Du côté de chez Rohan. Орлеан - Шатору. 9 - ... декабря 1628 года: Г-н де Ронэ оказывается в свите кардинала де Лавалетта, к ним присоединяется герцогиня де Шеврез.
Страшный суд, 14 января 1629 года: Капитан де Пуанси решает судьбу пленника.

Да не судимы будем. Январь 1629 года: Гг. де Лаварден и Дюран беседуют по душам.
Sed libera nos a malo. 24 ноября 1628 года: Г-жа де Вейро знакомится с кавалером рыцарского ордена.
Порочность следственных причин. 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.
Я приду к тебе на помощь. Ночь на 26 января 1629 года: Г-жа де Кавуа и ее союзники спасают капитана.

Тайны, о которых знают трое. 2 ноября 1628 года, Лувр: Г-жа де Мондиссье расспрашивает шевалье дю Роше.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер и Веснушка крадут дубинку.
Sentiment du fer. 3 декабря 1628 г: Капитан де Кавуа и г-н де Ронэ встречаются в фехтовальном зале.
После бури, 5 декабря 1628 года, середина дня: Г-н и г-жа де Бутвиль пытаются примириться друг с другом.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » О том, что может принести морской ветер. Июль 1616 года


О том, что может принести морской ветер. Июль 1616 года

Сообщений 41 страница 60 из 63

1

Бордо, порт

0

41

- Ага, шутник. Еще тот, - без улыбки подтвердил Андре. Все это время он сидел на поджатых под себя ногах, но сейчас аккуратно, без спешки, спустил их на пол.
То, как Шере вмешался, подхватив его, пускай и правдивую, отговорку про дела, только добавило уверенности, что переговоры с Заме тому не по душе. Хотя может быть Шере просто решил помочь отвязаться от этого типа, который, кажется, не очень-то привык получать отказы. Так или иначе, раз ухватившись за необходимость уйти, Андре не собирался от нее отказываться.
- Но я и правда занят.
Хмурые морщины на лбу Заме прорезались глубже. Андре почувствовал себя совсем уж неуютно под его взглядом и даже заколебался. Было в этих водянистых глазах что-то такое, что будто говорило: "Подумай еще". И Андре чуть прикусил губу, думая. Он не собирался корчить из себя творца, который рисует лишь из любви к искусству и готов оскорбиться любому намеку на оплату. Жизнь не так часто делает выгодные предложения, чтобы разбрасываться ими. Но размышления не продлились долго. Слишком сильны для Андре были категории "нравится" и "не нравится", в которых он оценивал людей. Для тех, кто ему нравился, даже будь он с ними едва знаком, он был готов сделать не так уж и мало, чего и говорить про друзей. Заме же с его "покрасивше" не только не был ему другом, но и, как стало понятно с первых мгновений, совсем ему не нравился.
Но Андре вдруг нацепил на себя улыбку.
- Хотя знаете, месье... - протянул он. - Может скажете, где и когда я смогу вас найти? Я бы позже подошел, как только все улажу.

+1

42

Заме расплылся в слащавой улыбке, которую даже ребенок не счел бы искренней, такими подозрительными оставались его глаза.

- Вот и хорошо, вот и молодец, парень. Подумай, хорошее дело, и приходи. До вечера я здесь, а там спроси хозяйку, она тебе скажет, где я живу.

Шере поднялся, сохраняя на лице все то же благожелательно-туповатое выражение.

- Или я скажу, – улыбнулся он. – Мы это, поздно вернемся.

- Да? – спросила Мадо, беззвучно появившаяся у него за спиной.

Слишком поздно осознавая, что мог ее задеть, Шере поднял на нее смущенный взгляд. Ну не подумает же она, как другие, что он собирается пойти с моряком в веселый дом!

- Да.

Мадо поджала губы, но в ее глазах Шере увидел понимание.

– Эй, ты, Андре. Ты у меня смотри, чтобы его никто не обидел, он ничего кроме пера в руках держать не умеет, а мне от него польза.

Заме отпустил скабрезное замечание, и Шере закусил губу, чувствуя, как запылали щеки, но Мадо только рассмеялась и ушла к другому столу.

Отредактировано Dominique (2017-11-04 14:18:28)

+2

43

- Договорились, месье, - послушно кивнул Андре. - Если вас не застану, то обязательно спрошу у кого-нибудь...
"... чтобы знать, какой дом теперь точно обходить стороной."
Он уже окончательно вылез из-за стола, стараясь не казаться слишком торопливым, но и не забывая, что изображает спешащего по делам. Уголек - тот, что поцелее - он прихватил с собой, сунув в карман и вытерев пальцы о штаны, которые и так уже были запачканы чернилами. Оставлять что-то на столе, пока за ним сидел Заме. почему-то не хотелось. Жаль только кувшин с собой не утащишь.
Хотя в следующую минуту Андре застыл с желанием не утащить кувшин, а опрокинуть Заме за шиворот или на редеющую макушку. Но делать этого он не стал - из уважения к Мадо и ее заведению.
- Не обидят! - вместо этого он немного запоздало бросил в спину Мадо, не уверенный, слышит ли она его или уже занята посетителями. И добавил, обращаясь будто бы только к Шере, - А вообще даже пером много чего можно сделать. Глаз там выколоть...
Андре сдержал ухмылку и с самым невинным видом взглянул уже на Заме.
- Угощайтесь, месье. А мы пока пошли.

Только на улице Андре позволил раздражению выплеснуться наружу, с чувством пнув самый крупный камешек, подвернувшийся под башмак, и запулив его прочь.
- Ты знаешь этого слизняка? - потребовал он у вышедшего следом Шере ответа. - Кто он такой?

+2

44

Шере невольно оглянулся, но никто не последовал за ними из трактира, и, более того, никому не было сейчас дурно у крыльца.

- Мерзавец он, – честно ответил он. – Находит где-нибудь красивую девчонку, задуривает ей голову - ей или ее родителям, а потом увозит в город и продает. Не как рабыню, конечно, но как по мне, так разница небольшая, все равно ей потом деваться уже некуда. Последняя, что я видел…

Вечер был жаркий, но он поежился, вспоминая пустые глаза черноволосой красавицы.

- Она отца своего встретила. И повесилась, в тот же вечер. Но обычно они просто так дальше и живут, - он не стал уточнять, сколько. - Одной повезло, она за мастерового замуж вышла. Я так думаю, Заме следующую в городе нашел или рядом. А если ты ему ее нарисуешь, то он ее может кому-то показать и не бояться, что перехватят. Даже нескольким показать и смотреть, кто больше даст.

+1

45

Андре неотрывно глядел на Шере, ловя каждое слово уже не только слухом, но и взглядом: глаза его недоумевающе расширились, потеряв всякий блеск. На лицо легла сумрачная тень, сделав старше года на два-три, а пальцы сунутой в карман руки перекатывали уголек, будто не чувствуя, как тот крошится, оставляя угольную пыль на коже и ткани.
- И что, - наконец произнес он, когда Шере замолк, - все знают, чем он занимается, но никто ничего так и не сделал?
Он не был настолько наивен, чтобы не знать как несправедлив бывает мир и на какие подлости способны люди, желающие нажиться. Но видно не всю еще наивность из его вытряхнула жизнь, раз в голове не укладывалось, как можно раз за разом заниматься подобными гадостями и выходить сухим из воды.
- Неужто даже родители тех девушек закрыли глаза? Никто не пытался его... ну... прищучить?

+3

46

Шере искоса глянул на своего спутника. Когда-то, целую вечность тому назад, он, возможно, подумал бы так же и, может быть, стал бы задавать те же вопросы. Теперь он знал этот мир - мир, где жили Мадо и Заме, намного лучше.

- Зачем - прищучить? – спросил он, и тоска, которую он был не в силах совершенно изгнать из своего голоса, была слышна даже за снисходительностью этого ответного вопроса. - Ты… ты хороший парень, похоже, Мартен, но вот смотри сам. Девчонки сами ничего не могут. Их родители… ну, кто сам и продал, кто обесчещенную дочь на порог не пустит, кто вообще не узнает, что с ней приключилось, кто побоится… А остальные… ну что им за дело? И потом… я вот, например, убить не смогу. Не умею тоже, но это неважно. Или побить. А ты что, пойдешь и вот так?.. Незнакомого человека? А вдруг я тебе все наврал? А другим и того меньше дела, они с этим дольше живут.

В эту минуту ему пришла в голову совершенно шальная мысль, и он задумчиво посмотрел на моряка. Был один способ… но если Заме узнает…

+2

47

Андре стиснул зубы. Все, что Шере сейчас говорил, он говорил правильно, складно, разумно... Слушаешь и чувствуешь, что не остается ничего, кроме как понятливо кивать головой с такой же тоской, какая слышалась во всех этих словах. Но Андре не кивал, хоть тоска и начала коварно пробираться в него самого, только смотрел на Шере все угрюмее и угрюмее, не понимая, как так можно - вторить проклятому голосу разума, когда тот говорит такие страшные вещи.
- Я не знаю! - Андре остановился. Убить? Вот так запросто? Он не боялся крови, видел, как умирают, и знал, как обращаться с тем же ножом, бывал на охоте. Но человек - не добыча, да и видеть чужую смерть не то же самое, что стать ее причиной. А вот побить... Побить он мог. Роберу же врезал! Ну или врезал бы, если б тот не оказался ловчее... Но важнее всего был другой заданный рыжим вопрос, который удивительным образом охладил и одновременно распалил Андре.
- А ты наврал?
Он вдруг оказался прямо перед Шере, преграждая дорогу и глядя ему прямо в глаза.
- Ты наврал мне, Шере? Вот признайся мне прямо сейчас, - горячо потребовал Андре, всем нутром чувствуя, что тому есть еще, что сказать.

+1

48

Шере замер, чувствуя, как враз пересохло в горле и, несмотря на теплую ночь, его пробрала дрожь. Вольно же было ему рассказывать про Заме!

- Зачем мне тебе врать? - почти беззвучно отозвался он. - А потом говорить об этом - зачем? Да даже если бы я ему врагом был… - он запнулся, едва не сказав лишнего. Мартену вряд ли пришлось бы по вкусу, если бы его собеседник намекнул, что шестнадцатилетний мальчишка – не тот человек, к которому идут, чтобы тот помог свести счеты. - Зачем так врать? Я бы мог сказать, что он не заплатит - этого хватило бы.

Уже заканчивая свои объяснения, он подумал, что все-таки сделал ошибку - что надо было не обсуждать причины и взывать к разуму, а клясться всеми святыми, что говорит правду. С кем угодно еще он так бы и поступил, но только Мартену тоже стало интересно, про кружки…

+2

49

Андре еще несколько мгновений неподвижно стоял, не отводя испытующего взгляда от Шере. Будь это в человеческих силах он, может быть, пробрался бы в эту рыжую голову, узнав все мысли насчет Заме, которые та прячет. Хотя порой даже в своих мыслях нет-нет да уловишь что-нибудь, чего там самому  видеть не хотелось и уж тем более показывать это другим, а тут в чьи-то еще без спроса лезть... Нечестно ведь.
Но так или иначе, это уже и не требовалось. Андре ничуть не мнил себя знатоком чужих сердец, но собственному доверял всегда.
- Значит, не врешь, - озвучил он свой вывод и хотел добавить что-то еще, но громыхнувшая дверь кабака отвлекла его.
Оттуда на крыльцо вывалилось всего лишь двое пошатывающихся парней, цепляющихся друг за друга и пьяно хихикающих над ведомой только им шуткой. Андре не стал дожидаться, пока те сумеют спуститься с крыльца, и дернул писца за край рукава, - Пошли. Куда нам сейчас, говоришь?
Он имел в виду дорогу до мастера, к которому Шере обещал его отвести, но из раздумий все никак не выходили бегающие глазки Заме, и Андре, не успев отойти с Шере и на десяток шагов, спросил, не останавливаясь:
- Пусть ты ему и не враг, но и не друг, правильно? Я про Заме этого... - Андре посмотрел на Шере, но только искоса, чтобы не выдать зажегшуюся во взгляде хитрую искорку. Просто так успокаиваться он не собирался, но уже догадался, что больше толку будет, если говорить на языке, похожем на его, Шере, язык разумных рассуждений. Чуточку отвлеченных, чтобы не спугнуть напором.
- Вот представь... Просто представь!.. что ты хочешь его как-то остановить или хоть проучить. Именно ты, а не кто-то, кто смог бы избить или убить. Вот что бы ты сделал? Пустой разговор, конечно, - Андре надеялся, что Шере воспримет это именно так, - но что бы ты сделал, а? Сделал бы ведь что-нибудь?

+2

50

Шере едва удержался от вздоха облегчения, а затем, внезапно осознав, что этот крепкий, до черноты загорелый парень мог бы не просто загородить ему дорогу, но и схватить за грудки, пришел в такой ужас, что все, что тот говорил, слышал как сквозь немолчный, накатывающий шум. Одна мысль о чужом прикосновении… даже несмотря на прошедшее время и на то, что уже произошло - даже этим же вечером…

Мартен что-то спросил, и Шере не сразу понял. 

– Я бы?.. – повторил он. - Я ничего не сделал. Но…

Он понял не сразу, но понял, задумался, принимая игру, и некоторое время также шел молча.

- Я нашел бы эту девчонку, - сказал он наконец. - Поломал бы ему все дело. Но, знаешь, если бы это было так просто… он же не расскажет…

Сожаление в его голосе прозвучало так естественно, что никак нельзя было заподозрить, что в то же время он повторяет про себя: «Ну, давай! Давай!» Следующий шаг был таким простым – а Мартен был не дурак.

+2

51

Вот теперь Андре перестал себя сдерживать и его глаза загорелись: так ведь и знал, что рыжий дело скажет! Есть ли что досаднее для торговца, чем лишиться товара и прибыли?
Предвкушение того, как Заме останется с носом, пьянило и согревало изнутри не хуже вина, которым угостила Мадо.
- Кому не расскажет? Тебе? - почти что весело осведомился Андре. - Ты его слышал, он сам готов отвести меня куда надо. Не по его словам же мне портрет рисовать?
И ведь у Заме даже нет повода что-то заподозрить! Сам пригласил рисовать, никто не заставлял и не набивался. Только вот...
- Ты уверен, что он потом не вернется за ней? - озвучил Андре вдруг мелькнувшее опасение.

+1

52

Улыбка, которую Шере не сдержал, услышав мстительную радость в голосе Мартена, исчезла при последовавших его словах. Не вернется? Конечно, вернется - еще как вернется!

- Вопрос в цене, парень, - объяснил он. - Положим, скажет кто-то ее отцу, зачем Заме вокруг нее крутится. Дальше все от него зависит. Если честный, выдерет девку и запрет от греха или замуж выдаст. Если бедный, назначит ему цену повыше - и потом, может, из дома не погонит. А может, в цене не сойдутся. Если сильный или знает, к кому пойти, наставят Заме синяков. В любом случае, обычной своей сделки Заме не провернет, а чем дело кончится - как Бог даст. Может, и правда удастся девчонку спасти - а может, и нет.

Он поймал моряка за рукав, увлекая его в узкий проулок между домами. Тяжелый запах воды и плесени шибанул в лицо, возвещая о близости Гаронны, и мгновением позже они вышли к реке.

+2

53

Андре поморщился от этого запаха и скользнул взглядом по грязной поверхности реки. Казалось бы, что море, что река - и то и другое просто вода. Но привыкнув к синим просторам, где можно плыть месяцами и совсем не видеть берега, он испытывал к этой прорезавшей город реке какую-то смутную жалость.
- Ей бы где за городом бежать, подальше от людей с их домами... - мечтательно пробормотал он, смутился и потер немытую шею, поспешив вернуться разбежавшимися мыслями к неутешительным словам Шере. - Значит, с Заме как повезет...
Он чуть нахмурился, раздумывая, но так и так получалось, что предугадать исход их затеи не выйдет. И все же сидеть сложа руки было нельзя.
- Но попытаться мы должны, - решительно заключил он и взглянул на Шере. - Не щеку же ему подставлять... а ты пойдешь со мной, ну, к родителям этой девочки? У тебя язык всяко лучше, чем у меня подвешен.

+1

54

Шере ответил не сразу, подавляя и комом поднявшийся в горле страх, и первый, неуместный порыв. Он был бы полным болваном, если бы позволил себя уговорить, и возможно, уже был дураком, что вообще рассказал о Заме то, что знал, но вместе с тем невыносимо гадко было  бездействовать, когда чужеземный мальчишка, зная обо всем только понаслышке, готов был не только мстить за какую-то портовую девку, но и уберечь от беды совершенно незнакомую ему девушку. Даже если дело было только в том, что она должна была быть прехорошенькой, оставаться в стороне было мерзко.

- Мне нельзя, - шепотом сказал он, презирая самого себя. - Если меня кто-то с ними увидит, если разболтает… я же местный. Заме меня убьет, ты что думаешь?

+1

55

- Да, ты прав... - протянул Андре понимающе, хоть и не сдержав в голосе разочарования. Разочарован он был, правда, не ответом, а тем, что не догадался сам. Он-то, Андре, скоро обратно на корабль и был таков, а вот на Шере выместить злобу Заме всегда сможет, если что заподозрит.
- Я просто не знаю, смогу ли я... Кто будет меня слушать? - Андре, погрустнев, остановился. Теперь река показалась ему еще несчастнее, чем прежде. Как легко она, наверное, может принять в свои грязные воды кого-нибудь такого же несчастного, как она сама. - А если и будут, то что мне сказать? То есть, ну, как им это сказать?
Андре в отчаянии посмотрел на Шере, надеясь, что тот пусть и не пойдет с ним, но хотя бы подскажет или...
- Нет, подожди! Не говори! - Андре весь зажегся и принялся покачиваться с пятки на носок, а его голос возбужденно запрыгал. - Напиши! Шере, ты ведь можешь написать, понимаешь? Вместо тебя со мной пойдет твое письмо!

+1

56

Глаза Шере расширились - такая мысль ему даже в голову не приходила. Написать? Изменив почерк, конечно - хотя заподозрит его Заме, в любом случае заподозрит, но хоть сомневаться будет, уже шанс…

Страх или здравый смысл настойчиво твердил, что не станет Заме изучать почерк, что хватит ему даже одного слова «письмо», чтобы сделать вывод, что не будет он ничего проверять, но это был хотя бы шанс… а эта девушка - у нее иначе не было никаких шансов.

- Андре… вряд ли он умеет читать, ее отец. То есть может такое быть, но… А ты умеешь? Если ты сам ему прочтешь?.. Давай я лучше просто тебе скажу, что говорить?

Они остановились и топтались теперь на дощатом причале у самой воды, но Шере и не хотел идти дальше: здесь не было лишних ушей, даже у стен, потому что ближайший дом был от них в нескольких туазах.

+1

57

Андре чуть не хлопнул самого себя по лбу. Ну надо же, придумать-придумал, а подумать забыл! И правда, кто же читать будет это письмо, не обратно же всем в кабак идти, искать Шере...
Он расстроенно помотал головой, показывая, что в чтении отцу той девочки не помощник и что из него самого такой же читатель, как из Заме - приятный собеседник. Но то, что Шере согласился помочь заготовить объяснение, уже было лучше, чем ничего. Лишь бы дверь перед носом не захлопнули, когда придет время пустить это объяснение в ход.
- Да, ты скажи, что сказать, а я скажу, что ты сказал... - согласился Андре. - Но что это именно ты сказал, я не скажу!
Андре едва не запутался, но понадеялся, что Шере его понял. Пройдя к краю причала, он опустился на доски, болтая ногами над водой.
- Ты только это, не слишком загибай, ладно?

+2

58

Шере покачал головой и присел на корточки рядом с моряком, напряженно обдумывая ответ. От воды пахло гнилью, на середине реки ругались, в красках описывая матерей, сестер и жен друг друга, два лодочника, едва не столкнувшиеся в темноте, а на дальнем берегу светились красным окна «Алого грота».

- Я не знаю, как Заме все устроит, - сказал наконец Шере. - Я бы свел тебя с девчонкой где-то на улице. На берегу, например, на травке посидеть, пока ты ее издалека нарисуешь. Если так, то плюнь - не выйдет ни черта. Но если поговорить с ней можно будет, то имя не слушай, оно наверняка выдуманное будет, а попробуй узнать, кто у нее отец. Не прямо только, чтобы Заме не встревожился, а исподволь, и где живет - в каком квартале, если городская. Пока мы этого знать не будем, даже загадывать нечего.

Можно было еще поговорить с Красоткой Луш, та Заме не любила и охотно сманила бы у него красивую девицу для своего дома, но это имело смысл, только если ничего кроме портрета у них не будет.

+1

59

- Понял... Сделаю.
Андре надоело болтать ногами и смотреть в мутную воду, поэтому он откинулся назад, ложась на спину. То, что причал был не самый чистый, его не слишком заботило. Одежда переживет, а смотрел он зато не в темноту реки, а в темноту неба, подернутую редкими тучками. Небо никогда не бывает грязным, даже когда хмурое. Это Андре в нем нравилось, хотя море ему, конечно, нравилось все равно больше всего на свете.
- А что, если прийти к нему, когда солнца мало? Уже под вечер, например, - приподнялся он на локтях, чтобы удобнее было смотреть на Шере. - Скажу, что уезжаю скоро. Мол, чем быстрее возьмусь за дело, тем лучше. В сумерках издалека ведь не порисуешь, а значит, придется где-то в помещении. Да и утром свет не то чтобы подходящий...

Отредактировано Андре Мартен (2017-12-03 00:52:37)

+2

60

Шере бросил на моряка одобрительный взгляд - мысль была хорошая. Только бы не побоялся Заме девчонку поближе показать - он сам бы побоялся, но ведь он сам и не стал бы ни таким делом заниматься, ни даже предлагать юнцу нарисовать портрет.

Иногда Шере сам удивлялся себе и мыслям, бродившим у него в голове, так чужды они были всему, чему его учили и что он впитал с молоком матери - но много ли ему помогла та наука? Самым важным было умение писать, а от остального проку не было никакого: вышивание не принесло бы ему ни денег, ни уважения, готовить и шить умела любая баба, а целомудрие, на которое так упирали дома, было и вовсе бесполезной добродетелью.

И все-таки он ни мгновения не жалел, что сбежал из дома. Тогда он только боялся наказания, теперь понимал, что все было бы гораздо хуже. Нет, отец бы на улицу не выбросил, наверное, и в монастырь бы не сослал, но выдал бы скоренько замуж, а там как повезло бы, а с чего бы везти, кто порченную девку замуж возьмет?

И неизвестно, что сталось бы с Александром.

Шере тряхнул головой, отбрасывая бесполезные раздумья, и кивнул.

- Может, дождь пойдет еще, - с надеждой сказал он, также поднимая глаза к небу. - И знаешь что еще? Может, кто-нибудь из твоей команды помочь захочет? Не так, чтобы правду сказать, а вот что обещали показать красивую девчонку, а где живет, не вызнать? Чтобы проводили?

Лучше всего на эту роль подошел бы уличный мальчишка из местных, но ведь тот непременно разболтает! Разве что сам Андре его попросит, ему-то что?

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » О том, что может принести морской ветер. Июль 1616 года