Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Графиню де Люз и Фьяметту похищают, приняв последнюю за герцогиню де Монморанси. Г-н виконт де ла Фер терпит кораблекрушение. Г-н Шере и г-н Мартен мечтают о несбыточном. В салоне маркизы де Рамбуйе беседа сворачивает на монахов и воинов.

"Прямо страх, как весело". Декабрь 1628 года, открытое море.: На корабле, на котором в Новый свет плывут Лаварден, Дюран, Мартен и Морель, происходит нечто странное.
Similia similibus. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер пытаются достичь договоренности.
Границы дозволенного. 18 января 1629 г.: Г-н де Корнильон вновь видится с миледи.

Краткий курс семейного скандала. 25 ноября 1628 года: Герцог и герцогиня д’Ангулем ссорятся из-за женщины.
Из рук в руки. 15 декабря 1628г.: Маркиз де Мирабель дает поручение шевалье де Корнильону.
Как вылечить жемчуг. 20 ноября 1628 года, утро: Г-жа де Бутвиль приходит к ювелиру.

Разговор или договор? 4 декабря 1628 года: Г-жа де Бутвиль получает аудиенцию у Ришелье.
Найти женщину. Ночь с 25 на 26 января 1629г.: Шере и Барнье пытаются разговорить кучера, который помог похитить г-на де Кавуа.
Порочность следственных причин 25 января 1629 года: Миледи обращается за помощью к Барнье.

О том, как и почему кареты превращаются в тыквы. Ночь с 25 на 26 января 1629 г: Г-жа де Кавуа расспрашивает священника Сен-Манде.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В тревоге за исчезнувшую сестру Арман д'Авейрон является к зятю.
Туда, где вас не любят. 2 декабря 1628 г.: Капитан де Кавуа узнает много нового о себе и о г-не де Ронэ.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Еще один короткий вечер. 9 сентября 1626 года


Еще один короткий вечер. 9 сентября 1626 года

Сообщений 41 страница 60 из 60

1

Из эпизода Маленькие шалости с большими последствиями. 9 сентября 1626 года
Приключения продолжаются.

0

41

- Лучше всего проникает в сердце верующего пуля, или несколько дюймов стали, - ласково улыбнулся Джордж Вилльерс, чье имя на все лады костерили пуритане.
Бекингем был не против драки. И вовсе не считал, что драка во французском трактире запятнает Его светлость. Его светлость поднялся наверх такими путями, что ничто не могло его запятнать, по правде говоря.
А господин Портос нравился ему все больше. У этого гиганта была душа настоящего англичанина!
Тем временем, трактир замер в ожидании. Тут дрались по разным поводам: женщины, нечестная игра, дурное настроение… но драка за веру? Такого не видели уже полсотни лет. Но, как сказал мудрец, все новое – это хорошо забытое старое.

+2

42

- Вы мне нравитесь, сударь! – с нескрываемым удовольствием сообщил Портос господину в маске и с готовностью поднялся на ноги, многозначительно поглаживая эфес шпаги. – Так как же, милейший? Готовы вы выслушать проповедь? Или, если хотите, мой друг может выслушать вашу исповедь и даже отпустить вам грехи. Вы ведь можете, Арамис?

Сказать по правде, мушкетер малость сомневался, что Арамис может сейчас сделать что-либо еще: от его взгляда не ускользнула легкая неуверенность, с какой тот держался на ногах. Увы, если Атос способен был драться невзирая на количество выпитых бутылок, то Арамису Господь такого таланта не отмерил. Гигант оценивающе глянул на свободный табурет – добротный, из мореного дерева, увесистый даже на вид. Сойдет, если дело дойдет до свалки.

+2

43

Взгляд, который Арамис устремил на своего друга, был преисполнен ласковой укоризны.

– Что вы, друг мой, – вздохнул он. – Какая исповедь? Я могу присутствовать при последнем таинстве и помогать священнику, но отпущение грехов… Дети мои, я обязан предупредить вас, скрестив с нами шпаги, вы рискуете не только жизнью, но и бессмертной душой.

Учитывая, что даже младшему из веселой компании, выбиравшейся сейчас из-за стола, было явно больше шестнадцати, обращение было выбрано не особо удачно, и помешало молодым людям немедленно сообщить ему об этом только вмешательство хозяина, который, прикинув, как видно, возможный ущерб своему заведению, втиснулся между враждующими сторонами, воздевая в одной руке вертел, а в другой – снятую с него утку.

– Господа, господа! – взмолился он. – Разве приличествует добрым христианам ссориться на пустом месте? Если вам так угодно спорить, отчего бы вам лучше не заключить пари? Прямо через улицу, у мамаши Руден, очень увлекательно, особенно, гкхм, для кавалеров.

+2

44

Мари, чья роль в сегодняшнем спектакле, была, скорее, созерцательной, нежели деятельной, наслаждалась  зрелищем, на которое дам так редко приглашают. А зря. В любовнике, готовом вступить в драку, есть нечто волнующее. Пронзая клинком чужое сердце, любовник, выражаясь метафизически, пронзает и сердце своей дамы и она гораздо охотнее спешит в его объятия.
Герцогиня не была кровожадна, но само время диктовало своим детям вкусы, пристрастия и страхи. Прослыть трусом – самая страшная участь, любить труса – самый страшный позор…

Так вот, в глазах герцогини Арамис сейчас был неотразим, и его милая проповедь казалась вполне уместным, и даже пикантным вступлением к возможной драке. Очень возможной, судя по лицам  оскорбленной стороны. Осуждать герцога она тоже не спешила, предвкушая, как расскажет королеве Анне в лицах эту сцену, чуточку изменив сюжет. Герцог будет драться за любовь, и, конечно, победит, даже если проиграет.

С другой стороны, лишний шум привлечет лишнее внимание, и Мари, тонко ценившая прелюдию и почти равнодушная к финалу, решила протянуть оливковую ветвь.
- Господа, не лучше ли будет оставить взаимные претензии и помириться? А хозяин принесет нам для этого своего лучшего вина.
Хозяин закивал, выражая готовность сделать все, чтобы уберечь души гостей от греха смертоубийства, а свою мебель от поломки. Благое намерение. На небесах зачтется.

+2

45

- Какие претензии, вы о чем? – легкомысленно осведомился Портос. – Это у вон того позолоченного господина были к нам какие-то претензии. Я всего лишь решил пойти к нему навстречу, по христианским заповедям… как там сказано, Арамис? Если к тебе стучатся – открой?

Портос решительно не уверен был не только в правильности цитаты, но даже и в том, что это можно назвать заповедью, просто эту фразу обожал изрекать в своих проповедях кюре с его родины, но коль скоро беседа приобрела эдакую христианскую направленность – надо же было ее поддерживать. Подраться он успеет, а предварительно подразнить противника – это еще веселее.

+3

46

– Pulsate et aperietur vobis, – механически подтвердил Арамис, выбираясь из-за стола, пока их менее опытные противники не сообразили воспользоваться преимуществом, которое давала им их рассредоточенность. – Однако господь желает раскаяния, а не смерти грешника, так и я, nolens mortem impii, готов сложить оружие во славу его так же, как и поднять.

Вынужденные его слушатели к этому моменту, насколько он мог судить не оглядываясь, были ошарашены до такой степени, что не сразу нашлись, что ответить – впрочем, возможно было также, что их смутила его латынь.

– А что за пари? – полюбопытствовал раззолоченный юнец – не то в самом деле увлекаясь, не то разглядев оставшиеся до сих пор в тени голубые плащи двух мушкетеров и решив потому проявить благоразумие.

– Женские бои, – с готовностью отозвался хозяин, с явной опаской подглядывая на герцогиню, чей маскарад он должен был угадать – хотя бы потому, что она единственная не поднялась на ноги.

– Однако! – оживился Арамис, не спеша, впрочем, снять руку с эфеса.

+3

47

- Однако, - оживился следом Бекингем, очень удачно забыв, что среди них есть дама, пусть даже переодетая.
В оправдание герцога скажем, что из Мари вышел бы прелестный паж, распорядись судьба иначе. К тому же, если дама, с определенным риском для репутации, переодевается мужчиной, чтобы затесаться в мужскую компанию, она принимает на себя и некоторые риски, с этим связанные, не так ли?
- И как они? В смысле, дерутся. В одежде или без оной? Если без, я бы посмотрел!

+2

48

- А что, презанимательнейшее, должно быть, зрелище! – воодушевился Портос, подавляя в зародыше недостойное дворянина и мушкетера опасение  – а не обойдется ли это самое зрелище в сумму, которая будет стоить трех таких обедов. И решив предварительно уточнить, в чем оно заключается. Женские бои, по правде говоря, в Париже можно было созерцать и совершенно бесплатно, при одном только условии – не быть чересчур требовательными к красоте и молодости противниц. И не сказать, что на подобную картину можно было любоваться бесконечно: таскающие друг друга за волосы шлюхи, на худой конец, могут скрасить несколько минут скуки и не более. – Но только ежели без одежды!

+2

49

Разряженная компания также оживилась, требуя все новых подробностей, и хозяин трактира смущенно развел руками, едва не задев Портоса жареной уткой.

– Да ваши ж милости, разве ж я знаю? Слыхал только, что вот, у мамаши Руден, и даже самые знатные господа ходят…

– Ну, мы не самые знатные, – засмеялся Арамис, который, несмотря на некоторое опьянение, понимал, что подобное зрелище – не то, которое следует представлять вниманию дамы, даже если эта дама улыбается так загадочно и как будто даже снисходительно. – До принцев крови не дотягиваем, и королей в нашем роду не было… А что? Можете себе представить?

Невозможно было вообразить себе его величество в менее подходящих ему обстоятельствах, и Арамис захихикал совершенно по-мальчишески.

+2

50

- Отчего бы и правда, не взглянуть на это? – подает голос Мари, и хозяин бросает на нее взгляд, полный почти священного ужаса.
На лице «кузена» господина Арамиса хорошо разыгранное смущение и вполне искреннее любопытство.  Мари надеялась только на то, что милый (и не очень трезвый) Рене, не загорится внезапным желанием блюсти ее нравственность.
Получив новый предмет для размышлений, компания за соседним столом углубилась в обсуждение и подсчет наличных средств. Девицы, кстати сказать, горячо протестовали против подобного времяпрепровождения. Им и тут было неплохо.
- В одежде, конечно, приличнее, - вносит она свою лепту в обсуждение главного вопроса вечера. – Но без нее удобнее.

+3

51

Портос покосился на юнца с новым интересом. Он мог бы поклясться, что мальчик еще и не брился ни разу в жизни, а вот поди ж ты – рассуждает с полным знанием дела!

- Без одежды многое удобнее, - согласился он, - вот, например, я слыхал, что греческие атлеты выходили на поединок непременно нагишом. Это чтобы противник никак не мог ухватить тебя за шиворот, понимаете? Словом… хозяин, а в котором часу бывает это представление?

В конце концов, если уж на эти бои действительно ходили «знатные господа», так, стало быть, девицы должны были быть молоды и красивы.

+2

52

Трактирщик, по-прежнему крепко сжимавший истекающую жиром утку, изобразил на своей продувной физиономии что-то вроде смущения.

– Если позволите, ваша милость, я пошлю кого-нибудь узнать, – предложил он.

– Служанку, – засмеялся Арамис, – чтобы она не застряла там до второго пришествия.

Легкая тень недовольства омрачила чело хозяина, и он повернулся к более многочисленной компании, чтобы предложить им ту же услугу. Мужчины сочли идею превосходной, и девицы с радостью согласились на проволочку, после чего утка нашла у них на столе свое последнее пристанище, а трактирщик устремился прочь – не то жарить другую, не то послать служку за нужными сведениями.

– Я, - решительно сообщил Арамис всему свету, - никаких атлетов видеть не хочу! И атлетчиц… то есть атлет… то есть атлетих… в общем, никого не хочу!

Отредактировано Арамис (2017-09-22 17:04:56)

+2

53

Против такого возвращения к античности герцог Бекингем не возражал. Совсем не возражал! Он был горячим ценителем красивых женских форм (в прошлом и мужских тоже, как утверждали злые языки), так что теперь желал взглянуть на такое зрелище. Если зрелище не разочарует, то в Англии он закажет художникам роспись одной из комнат в своем дворце. Античные мотивы могут быть хорошим оправданием для такого отступления от целомудренности.
- Они еще смазывали себя оливковым маслом,  - дополнил он краткий исторический экскурс Портоса. И глаза герцога мечтательно затуманились.
Скользкие от масла, обнаженные девичьи тела сплетались в неудержимом порыве…
- Хозяин, а копченый угорь у тебя на кухне есть? – спросил он, попытавшись совместить мечты и гастрономическую реальность.
- Ну и не смотрите, господин Арамис, - покладисто согласился он с нежеланием друга мадам де Шеврез. Можете даже отвернуться, а мы вам обо всем расскажем!

+3

54

- Ээ, дорогой мой, - Портос заглянул в бокал друга, в очередной раз опустевший так быстро, что становилось ясно, когда же Арамису удалось достичь таких высот опьянения, - да вам, кажется, довольно! Куда это годится, чтобы королевский мушкетер отказывался взглянуть на очаровательных женщин! Послушайте, - это обращено было уже к господину в маске, поскольку поспешно удалившийся трактирщик его вопроса не расслышал, - а зачем вам угорь? Вы… ээээ…

Мушкетер с любопытством воззрился на собеседника в ожидании ответа. Почему-то ему не показалось, что загадочный приятель Арамиса собирается угря попросту съесть. Но что же он в таком случае собирался с ним сделать… нет, на это у Портоса не хватало фантазии.

+3

55

Господин Портс задал свой вопрос таким тоном, будто й него имелся в запасе свой способ использования копченого угря, не считая его поедания. А может быть, и два. Так что Англичанин воззрился на него с не меньшим любопытством, ожидая, что, может быть, он их озвучит. Кто знает этих французов? Удивительные люди. Непредсказуемые. Господин Арамис вот, непредсказуемо напился, госпоже де Шеврез непредсказуемо желает посмотреть на борьбу дамочек без одежды, или напротив, предсказуемо?
Ах, ну да, и копченый угорь.
- Женюсь на нем, - пожал плечами герцог.  – Под хорошее бургундское и с благословения нашего хозяина. Желаете разделить со мной новобрачную, месье Портос?

+2

56

Арамис, озадаченно слушавший этот странный диалог, не выдержал:

– Вы, господа протестанты, переходите все границы, – возмутился он. – И в именослове тоже. Да будет вам известно, сударь, что угорь, хоть и рыба нечистая, в библии не упоминается, так что с чего бы вдруг кому-то свою дочь, бедняжку, Ангвилой нарекать?

Каким образом гастрономическая беседа превратилась в ономастическую, мушкетер сказать бы не смог, но отчего-то преисполнился уверенности, что всем троим его собеседникам было крайне любопытно узнать, отчего некоторые ученые мужи полагают, что угри, несмотря на их вид, однако не должны быть отнесены к нечистым тварям, а стало быть, в Ноевом ковчеге их было не два, а четырнадцать и бедняге-Ною пришлось как-то определять их пол не один раз, а целых семь. Высказав одно или два предположения, как у достопочтенного патриарха такое могло получиться, он сообщил, что настоящий солдат способен дремать даже на посту, и тут же вознамерился доказать это, опустив голову на сложенные на столе руки – при всем своем внезапном утомлении не запачкав при этом манжет и не задев шевелюрой грязные тарелки.

+2

57

Итак, их маленький отряд потерял бойца, и потеря была замечена. Арамис премило спал на столе. Возможно, ему снились угри, или женские бои, или выигранный теологический спор, кто знает, чужие сны нам неподвластны.
- Кажется, развлечения на сегодня закончены, - вздохнула Мари. – Господин Портос, не откажите нам в помощи. Дух моего кузена, без сомнения, велик, но тело нуждается в отдыхе. Помогите донести его до дома, а там уже мы с Базеном о нем позаботимся.
Герцогиня собиралась так же воспользоваться случаем и передать герцогу один из двух мушкетерских плащей Арамиса. И еще раз напомнить о просьбе королевы – уехать из Парижа сразу же после их встречи.

Хозяин, предугадав намерения посетителей, уже спешил к ним, поглядывая на герцога Бекингема, безошибочным чутьем трактирщика определив того, кто платит за веселье.
- Если господа пожелают, наверху есть комната, - предложил он, поглядывая на спящего Рене, который вполне мог бы служить сейчас вдохновением для какого-нибудь живописца. Ангел, чистый ангел. - Прекрасная комната с удобной мягкой кроватью. Вряд ли ваш друг сейчас в состоянии идти.

Отредактировано Мари де Шеврез (2017-09-28 13:57:56)

+2

58

Ученые рассуждения своего друга Портос выслушал, даже не пытаясь вставить словечко. И не только потому, что ни черта, признаться, в этом не понимал, а еще и потому, что отлично знал: в теперешнем своем состоянии Арамис все одно не расслышит ни одного вопроса. Когда же господин будущий аббат блаженно уснул на столе, Портос с некоторым трудом поборол искушение наклониться к нему и гаркнуть над ухом «Р-рота, построение!!!» Например, чтобы проверить способности настоящего солдата. Но у спящего приятеля был такой трогательный вид, что мушкетер сдержался.

- Комната, говорите… - задумчиво протянул он. Тащить Арамиса на себе до самой его квартиры ему было лень. На плече – легче легкого, но вот понравится ли это самому Арамису? А на руках… гм. – Смотри у меня, хозяин, если мой друг, проснувшись, недосчитается хотя бы пряжки с портупеи…

+1

59

Хозяин рассыпался в заверениях, что его заведение – самое честное в Париже, да что там, во всей Франции, и что в «Седле барашка» у гостей сроду ничего не пропадало. Особенно в его заверения никто не вслушивался, всем известно, что умение врать передается любому трактирщику от рождения и с молоком матери.

Мари, от которой судя по всему, ждали окончательного решения, пожала плечами. Здесь ли, дома ли, сейчас Арамису все равно. Главное, чтобы дали проспаться и не слишком шумели на утро. Может быть, в этом смысле, «Седло барашка» даже предпочтительнее, своими нравоучениями Базен сделает любое утро воистину невыносимым.
Ибо негоже лицу, почти духовному, напиваться в трактире, в сомнительном обществе…

- Давайте отнесем моего кузена наверх, - согласилась она. – А господин барон проводит меня. Я, знаете ли, дал обет, уезжая из Тура, не спать в тавернах, не грешить в храмах, и что-то там еще было, но я уже забыл.
Сквозь прорези маски блестели лукавые глаза де Шеврез.

+1

60

- Отнесем… - хмыкнул Портос. – Вы уж не помогать ли мне собрались, сударь? Эй, хозяин! Показывай дорогу.

Нести уснувшего приятеля на руках, словно возлюбленную, при всем честном народе ему отнюдь не хотелось, и мушкетер склонен был предположить, что краткое путешествие из обеденного зала на второй этаж трактира у него на плече Арамису не повредит. Даже вниз головой. Поэтому он, выбравшись из-за стола, бережно, но без излишней нежности взвалил перебравшее светило богословия на плечо и, кивнув сотрапезникам, направился следом за трактирщиком в небольшую и в самом деле вполне чистую комнатку, где и свалил Арамиса на кровать. Арамис пробормотал что-то неразборчивое и умиротворенно засопел.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Предыстория » Еще один короткий вечер. 9 сентября 1626 года