Вверх страницы
Вниз 

страницы

Французский роман плаща и шпаги

Объявление

Рейтинг игры: 18+



Происходящее в игре (случайная выборка):

В предыстории: В небольшой деревушке странствующие циркачи влипают в неприятности. Графиня де Люз просит герцогиню де Монморанси за бедных влюбленных. Гг. Жан де Жискар и Никола де Бутвиль пробираются в осажденный голландский город. Г-н де Лаварден помогает товарищу ввязаться в опасную авантюру. Лапен сопровождает свою госпожу к источнику. Арамис и Портос пьянствуют в обществе весьма высокопоставленных лиц. Герцогиня де Шеврез подвергает любовника опасности.

Под шум кулис и шелест юбок... 24 ноября 1628 года: Ее величество и г-жа де Мондиссье в сопровождении гг. Портоса и «де Трана» посещают театр.
По заслугам да воздастся. 6 декабря 1628 года, вечер: Герцогиня де Шеврез получает приглашение в гости.
Что плющ, повисший на ветвях. 5 декабря 1628 года: Г-н де Ронэ возвращает чужую жену ее мужу.

Когда дары судьбы приносят данайцы. 21 ноября 1628 года: Герцог Ангулемский уговаривает г-у де Бутвиль принять его защиту, в чем ему мешает г-н де Ронэ.
Годы это не сотрут. Декабрь 1628 года, Париж.: Лишь навеки покидая Париж, Лаварден решается навестить любовь своей юности.
Anguis in herba. Сентябрь 1628 года: Рошфор, миледи и лорд Винтер достигают договоренности.

Мастера тайных дел. 13 декабря 1628 года, вечер-ночь: Барнье с двумя друзьями отправляется на поиски приключений.
Любовник и муж. 15 декабря 1628 года, вторая половина дня: Вернувшись в Париж, д'Артаньян приходит к Атосу с новостями о его жене.
Витражи чужого прошлого. Середина января 1629 г.: Кавуа рассказывает миледи ее прошлое.

Итак, попался. А теперь что делать? 20 ноября 1628 года, вечер: Лаварден просит кардинала де Ришелье об отставке.
Как склонность к авантюрам сочетается со здравомыслием. Январь 1629г.: Шере снова приходит к миледи.
Ни чужой войны, ни дурной молвы... ночь с 25 на 26 января 1629 г: Шере навещает Барнье с любопытными сведениями.

Святые и грешницы. 28 ноября 1628 года, утро.: Г-жа де Бутвиль попадает в монастырь.
Братья в законе. 13 ноября 1628 года: В поисках сестры Арман д'Авейрон является к зятю.
О том, что подслушивая, можно узнать многое. Сентябрь 1628 г., Париж: Мари-Флер уговаривает Веснушку помочь ей спасти жертву шантажа.


Будем рады новым каноническим и авторским персонажам в сюжеты третьего сезона.

Календарь на 1628 год: дни недели и фазы луны

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года


Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

После эпизода Явное становится тайным. 22 ноября 1628г.

0

2

Утро выдалось солнечное и ужасно занятое: сперва Луиза долго и безуспешно уговаривала мужа, что в походе в театр нет ничего особенного: она же будет под маской, и он тоже может маску надеть, если его это смущает, а сходить на итальянское представление ей хотелось до слез. Однако, когда месье де Мондиссье начал хмурить лоб, она уговоры прекратила, потому что ни к чему хорошему это бы не привело: он помнил, конечно, что его жена еще очень юна и наивна, но даже на ребенка можно иногда рассердиться, а чтоб он на нее сердился, Луиза совсем не хотела.

Шевалье дю Брон, с другой стороны, когда она его отыскала в Лувре, чиниться не стал, хотя сперва ему эта мысль тоже не очень понравилась, но потом он согласился, и даже о Савойе вспоминать не пришлось, когда она пообещала привести с собой подругу, а ему предложила тоже взять кого-нибудь, лучше всего – однополчанина, а она за всех заплатит. На самом деле, конечно, она никакую подругу приглашать не собиралась, да и не было у нее подходящих подруг, разве что Лукреция, но Лукреция была дома, но потом, когда она спешила к покоям ее величества, ей такая чудная мысль в голову пришла, что Луиза даже зажмурилась на минутку от восторга и потом всю дорогу придумывала, как бы все получше все устроить.

Лакей распахнул перед ней резные двери – господи Иисусе, как же она боялась, когда первый раз через них проходила! – и Луиза вошла с обычной своей счастливой улыбкой, оглядываясь с любопытством, которое не могла скрыть. Вдруг что-то изменилось – ну что-нибудь? Бедная королева!

+3

3

После завтрака королева Анна, пользуясь тем, что небеса расчистились, и предзимнее солнце заглянуло в окна, уселась в высокое кресло, разложив на коленях свое рукоделие и придирчиво рассматривая наполовину готовую вышивку, долженствующую украсить подушечку для аналоя, которую она собиралась преподнести Его величеству в качестве  скромного подарка на приближавшееся Рождество.
Работы оставалось еще много, а времени мало, к тому же далеко не каждый день у королевы было желание продолжать это монотонное занятие, однако ничего другого для поддержания видимости супружеского благополучия судьба ей не предоставляла...

Королева Анна, вздохнув, выбрала из коробки с нитками нужные ей сейчас цвета, взяла у молоденькой фрейлины заправленную шелком иголку, и прилежно склонилась над пяльцами, делая стежок за стежком.

Дамы, вынужденные последовать примеру Её величества, расселись поодаль, сосредоточившись каждая на своем вышивании, и почти не нарушая скучной тишины.

Знакомый стук каблучков м-м де Мондиссье вывел королеву Анну из грустной задумчивости, позволив, наконец, приподнять голову, и с затаенной надеждой устремить свой взор на Луизу.

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-22 12:04:03)

+2

4

Как ей ни не терпелось сразу все рассказать ее величеству, Луиза повела себя как полагается придворный даме: присела в реверансе, поздоровалась со всеми как полагается, поговорила о погоде и чинно взяла свои пяльцы, на которых, если быть честной, что-то новое появлялось только за пределами Лувра и то лишь потому, что вышивала на них Лукреция. Но к счастью – а может, это сама королева так подгадала – место рядом с ее величеством было пусто, и Луиза недолго думая заняла его.

– Месье де Мондиссье меня в театр не взять не хочет, – жарким шепотом пожаловалась она. – Поэтому я кое с кем другим пойду. Под маской. Хотите со мной, ваше величество? Это очень достойные люди будут, мушкетеры.

Луковый огонек в облачно-серых глазах Луизы стал ярче, и она прижала к губам кулачок, еле сдерживая смех. Все это было ужасно пикантно: и будущее приключение, и очень достойные люди, и даже то, что она звала с собой королеву.

+2

5

Королева Анна изумленно взглянула на м-м де Мондиссье, и тут же уткнулась в вышивание, чтобы смятение, против воли отразившееся на ее лице, не заметили другие дамы.

О таком приключении она могла лишь мечтать, но можно не сомневаться, что это безрассудство ей не простила бы даже верная Эстефания. Испанская инфанта, королева Франции... тайком покидает свои покои... и в компании молодых незнакомых мужчин идет в театр!

Об этом Анне было страшно даже подумать, но ясные глазки м-м де Мондиссье блестели таким простодушным лукавством, что не прошло и минуты, как ее предложение стало казаться королеве таким заманчивым,.. нет-нет, отчаянно  восхитительным,.. что она, запинаясь, тихо спросила Луизу, не отрываясь от работы:

- Как вы себе это представляете? Я ведь не смогу исчезнуть незаметно, меня начнут искать по всему Лувру максимум через полчаса... и после разразится немыслимый скандал... Её величество королеву-мать точно удар хватит! 

Королева Анна резко дернула запутавшуюся нитку, как назло, затянув её в узелок.

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-23 13:27:18)

+2

6

Луиза изо всех сил стиснула пяльцы, так что даже затрещало что-то, но ей ни в коем случае нельзя было показать, как она обрадовалась, а ведь она уже двадцать раз успела раскаяться, что вообще об этом заговорила, потому что все же знают, в какой строгости ее величество в этой их Испании воспитывали! Она уже не смела надеяться, что ее не с позором прогонят, а тут, оказывается!.. Нет, ну как же замечательно! Вот верно мачеха ругалась: как девушку ни учи, а все-таки счастья каждой хочется! И с мадам Кристиной тоже так вышло, хоть и винили все ее батюшку. Тут Луиза вспомнила, что у ее величества раньше мадам де Шеврез была и, может, это ее заслуга, а то при такой жизни удивительно даже, что ее величество весь день напролет не молится!

Вот и хорошо, а то Луизе надоело в Савойе уже, что ей чужие грехи приписывают.

– Так это же хорошо, что хватит, – зашептала Луиза и подавилась смешком – ни в коем случае нельзя было, чтобы другие дамы заметили! – Сейчас, мы что-нибудь придумаем, я обещаю! А может, у вас голова заболит? И вы к себе уйдете и всех прогоните?

Этого было, конечно, мало: надо было еще уйти незаметно, но сначала надо было сделать так, чтобы никто ее величество не беспокоил. А потом… Так, может, попросить у мадемуазель де Сент-Уэр ее платье? Переодеть в него королеву, надеть маску… А кто сторожить будет?

+1

7

То, что еще четверть часа казалось совсем несбыточным, стало принимать вполне реальные очертания, стоило лишь м-м де Мондиссье подтолкнуть мысли королевы Анны в нужную сторону.

Вместе склонившись над её рукоделием так, как если бы они с Луизой живо обсуждали сложный узор, совершенно не имея никакой надобности таиться, молодые женщины посреди достаточно громкого разговора успевали взволнованным шепотом перебрасываться короткими фразами, касавшимися задуманного плана.

- О, нет... Донья Эстефания тут нам не помощница, она меня просто никуда не отпустит, если узнает. Я могу сказаться больной, и даже попросить занавесить полог, но тогда она будет дежурить в спальне... или, что уж в любом случае, охранять мой покой, стоя на дверях лучше любого часового...

Вдруг королева Анна замолчала, казалось, осененная какой-то идеей, сразу не решаясь её высказать вслух.

- ...Если бы ... Если бы кто-нибудь согласился провести вечер в моей кровати, укрывшись с головой одеялом, то, возможно, был бы хороший шанс не попасться на этой нашей безумной проделке?..

Глаза королевы Анны азартно блеснули, однако почти сразу лицо ее поскучнело, и она уныло вздохнула, отводя разочарованный взгляд от м-м де Мондиссье.

- Но, увы, я не знаю, кого из моих дам можно попросить об этом одолжении так, чтобы они тут же не побежали докладывать г-ну кардиналу о моем беспримерном испанском коварстве...

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-24 10:41:46)

+2

8

«Кого-то белокурого», – подумала Луиза, ища глазами мадемуазель де Сент-Уэр. В девушке она была уверена: к кардиналу та не побежит, да и болтать лишнее не будет – ее вообще было трудно разговорить, такая она была робкая. Нет, надо было быть очень, очень осторожной, за такие шалости и выгнать могут. Какая жизнь все-таки несправедливая! Вот почему мужчинам можно ходить куда им заблагорассудится, а женщинам нельзя? Зато, правда, женщинам можно болеть когда угодно и никто их тревожить не будет, это ее величество хорошо придумала!

– Я уйду, – зашептала она в ответ, – а вы заболеете, но скажете, чтобы меня к вам пропустили. Я потом вернусь с другой дамой, как будто с улицы, в маске и в плаще. Как будто я к аптекарю ходила. Я хочу мадемуазель де Сент-Уэр попросить, чтобы она заняла ваше место – можно? Она, правда, повыше вашего будет, но если туфли с каблуками надеть… А если потом донья Эстефания что-то заметит, то мадемуазель де Сент-Уэр ей все объяснит, и будет уже поздно, и она тревогу поднимать не будет. Как вы думаете?

В число близких подруг королевы входила также маркиза дю Фаржи, но во-первых, Луиза ее терпеть не могла, и поэтому все равно делиться бы с ней своей идеей не стала, а во-вторых, у нее были темные волосы и выдать королеву за нее, да еще в кругу придворных дам, было бы невозможно. Нет уж, лучше никого не впутывать!

+1

9

Королева Анна, в душе всё еще потрясенная собственной храбростью, внимательно посмотрела в сторону м-ль де Сент-Уэр, которая, как обычно, устроилась в уголке, стараясь не попадаться ей на глаза без крайней необходимости, обернулась к Луизе и, делая вид, что снова выбирает шелка, едва слышно шепнула, уже не в силах удержаться от торжествующей улыбки. 

- Хорошо, так и сделаем... Пусть Сент-Уэр выберет самое невзрачное свое платье,.. всё же, я не хочу быть замеченной в толпе...
Королева Анна хотела добавить, что она вообще не знает, как это может быть, если ей оказаться на улице без тех знаков внимания, которые ей всю жизнь оказывались соответственно даме её ранга, и намеревается узнать именно это, но вдруг подумала, что вольная, как птичка, м-м де Мондиссье её скорее всего не поймет.

Завершая ряд стежков, Анна в последний раз вколола иголку, едва не вонзив ее в свой холеный пальчик от охватившего ее радостного волнения.
- После обеда я уйду к себе в опочивальню, сославшись на мигрень, а дальше попробуем действовать по вашему плану. Мадемуазель де Сент-Уэр очень скучно будет пролежать одной в темноте до ночи, так что после придется её чем-нибудь вознаградить...

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-25 12:44:32)

+1

10

«Женить, женить ее на ком-нибудь!» – тут же подумала Луиза. Приданого у мадемуазель де Сент-Уэр толком не было, а ее матушка воспитывала ее так, что она сама, бедняжка, понятия не имела, как кого-нибудь окрутить. Правда, если мадемуазель де Сент-Уэр выйдет замуж, у Луизы при дворе и вовсе не останется подруг… Нет, тогда, значит, надо, чтобы ее величество женила ее на ком-нибудь при себе! На месье де Гито, например! Или он уже женат?

– Мы так все и сделаем! – шепотом пообещала Луиза. – Все, как вы сказали!

Что еще было очень удачно с мадемуазель де Сент-Уэр, так это то, что она здесь же, в Лувре жила, и поэтому, тут ее величество просто чудесно придумала, могла в любой момент платье переменить. Надо будет ей сказать, чтобы она накидку подлиннее выбрала, и обязательно с капюшоном.

– Только вы нас пошлите с каким-нибудь поручением, ваше величество! – шепотом попросила Луиза. – Чтоб мы как раз через час как будто вернулись.

+1

11

Королева Анна еще раз мельком взглянула на м-ль де Сент-Уэр, отложила вышивание и, слегка подавшись к Луизе, прошептала:
- Я распоряжусь, чтобы она сегодня дежурила... и спрячу от доньи Эстефании флакон с ароматическим маслом, которым она пользуется, облегчая мне страдания, когда голова действительно болит... а вы совершенно случайно заглянете поболтать с м-ль де Сент-Уэр, как раз в то время, как донья Эстефания будет искать, кого можно срочно отправить в ту лавку на Новом мосту, где продаются самые лучшие в Париже лаванда и базилик...
А дальше, будем надеяться, что всё пойдет так, как мы придумали. Только скажите мне точно, когда вы сможете оказаться в приемной, так, чтобы мы всё успели... и не опоздали на представление!

Чуть склонив набок голову, так, что локоны легли на белейшее плечико, королева тихонько засмеялась, очень довольная своей сообразительностью в совершенно новом для нее деле. Конечно, ей не раз приходилось хитрить, чтобы не расстраивать свою верную Эстефанию, но вот так обманывать почтенную даму, чтобы без спросу сбежать, дерзко ускользнув от надзора, Анне еще не приходилось.

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-27 10:47:57)

+1

12

Ужас, просто ужас! Алые губки Луизы приоткрылись в немом восторге, а в ее облачных глазах молнией полыхнуло и тут же пропало радостное предвкушение. Правильно все-таки говорил сеньор маркиз: она любила рисковать, только всегда старалась при этом быть осторожной. С королевой получилось, и с театром получится, непременно получится! Так что правильно она шевалье дю Брону – ой, то есть де Трану – встречу в Лувре назначила, и как раз заранее!

Ни в какую лавку Луиза, конечно, не поехала, и так забот хватало: уговорить мадемуазель де Сент-Уэр помочь оказалось нешуточной задачей, пускай ее величество девушка откровенно боготворила – слово «театр» привело ее в ужас. Королеве? Одной? Тайком? Бедняжка впала в самое настоящее оцепенение, хорошо хоть не при всех! Два часа, битых два часа пришлось ее уговаривать! Луиза уже почти решила, что все сорвется, когда ее наконец осенило, и она заговорила о снедавшей ее величество тоске – ведь не хочет же дорогая Мари-Луиза, чтобы ее величество опять начала задумываться об этом проклятом англичанине, и вздумалось ему умереть невовремя? Лучше уж театр, чем такое, правда?

К счастью, пока подруги разговаривали, Луиза еще и шила, не покладая иголки, и поэтому как раз к обеду украсила оливково-зеленое платье мадемуазель де Сент-Уэр не только широкой полосой серебристого шелка там, где его пришлось подшить, но и такими же бантами по всей юбке, чтоб не так в глаза бросалось. Шелк она позаимствовала из гардеробной ее величества королевы-матери, и это было так пикантно, что она с трудом удержалась и не рассказала все мадемуазель де Сент-Уэр, потому что ужасно это обидно было, что никто не знает, как ей это удалось – а все потому, что она заметила как-то раз, как в чердачном окне свет подмигивает! Правда, она обещала дурехе-камеристке ничего никому не говорить, но ведь если подружке, это же не считается?

Ой, к садовнику надо сбегать!

Потом, когда они с мадемуазель де Сент-Уэр подошли к двери спальни ее величества, Луиза постаралась принять озабоченный вид и на всякий случай заговорила первой, чтобы дорогая Мари-Луиза ничего нечаянно не испортила.

– Вот, для ее величества, как вы просили, сеньора, я с мадемуазель де Сент-Уэр ходила, вот это лаванда, осторожно, тут с тряпки еще капает, и базилик, вот. Только мы не стали говорить для кого, чтобы он цену не задрал до небес!

Королевский садовник не стал, конечно, чиниться и все дал, но наверняка в лавке завернули бы понаряднее, но времени придумать что-то получше у Луизы уже не было.

+1

13

Королева Анна, лежавшая на своей широкой постели в полутьме с компрессом на лбу, слабым голосом позвала м-ль де Сент-Уэр, которая устремилась к своей повелительнице, как была, в накидке и капюшоне, пока донья Эстефания встревоженная внезапным нездоровьем своей венценосной подопечной, живо обсуждала с Луизой различные народные способы снятия мигрени.
Донья Эстефания, не заметила, как пролетело минут десять, и вспомнила, что ей надо бы пойти к королеве Анне, лишь когда у нее за спиной прошелестели юбки м-ль де Сент-Уэр, на цыпочках вышедшей из темной спальни, и тихо скользнувшей к выходу.

Донья Эстефания сразу перешла на шепот, поблагодарив м-м де Мондиссье и попрощавшись с нею. Молодые женщины бесшумно оставили покои королевы, а донья Эстефания направилась было обратно к ложу королевы Анны, полог которого был заботливо опущен, но вовремя уловила размеренное дыхание уснувшей страдалицы.
С облегчением перекрестившись, и возблагодарив Бога за его милосердие, пожилая испанка продолжила возносить в своем сердце горячие молитвы за здоровье инфантины, пока дрожавшая под одеялом м-ль де Сент-Уэр размышляла о том, что королева Анна сама обещала вознаградить её за верность...

Отредактировано Анна Австрийская (2017-07-28 22:50:37)

+2

14

На полпути к Большой галерее Луизе вдруг стало холодно от страха – что, если никто их там не ждет и все окажется насмарку?! Королеве она, конечно, ничего не сказала, потому что им вообще не надо было разговаривать, вдруг кто-нибудь услышит? Правда, в такой час, да при такой погоде навстречу им попадались только мушкетеры и гвардейцы на своих постах, а те не обижались, если на их оклики никто не отвечал, но уши-то у них есть? Поэтому Луиза на всякий случай ничего ее величеству не говорила, но не смогла сдержать вздох облегчения, когда увидела в оконной нише на подступах к Большой галерее двух мушкетеров, одного из которых она сразу узнала.

– О, шевалье! Шевалье де Тран! Как это мило, я вам так благодарна! Здравствуйте, сударь, – она присела в реверансе и счастливо улыбнулась второму мушкетеру, такому высокому, что ей приходилось задирать голову, чтобы с ним говорить. – Как это любезно с вашей стороны к нам присоединиться!

Накидка Луизы была оторочена беличьим мехом, а в свободной руке она держала пушистую муфту, поэтому и нужна ей была только полумаска на деревянной ручке, так что ей ничего не мешало болтать сколько вздумается.

– Это мой друг Портос, мадам, – шевалье дю Брон, то есть де Тран перебил ее так поспешно, словно боялся, что она скажет что-то лишнее. Правда, потом он со значением покосился на ее величество, и Луиза сразу поняла, что он ждет, чтобы ему ее назвали, поэтому она снова улыбнулась второму мушкетеру – так радостно как только могла.

Отредактировано Луиза де Мондиссье (2017-07-29 10:49:51)

+3

15

На приглашение приятеля сопровождать в театр незнакомую даму Портос согласился почти не раздумывая. Во-первых, это было интригующе. Во-вторых, это было изящно и таинственно, вполне в духе Арамиса: прелестная незнакомка, подруга возлюбленной де Трана (Портос почти не сомневался, что она ему именно возлюбленная, по крайней мере, приятель намекал на это недвусмысленно), очень может быть, что чрезвычайно знатная дама, иначе с чего бы ей делать из своего похода в театр подобную тайну… Богатое воображение мушкетера тут же нарисовало ему по меньшей мере приближенную особу королевы. Маркизу. Или графиню. Может быть, даже герцогиню, чем черт не шутит? Во всяком случае, де Тран клятвенно заверил, что все расходы берут на себя дамы, так что могло быть лучше? Это был прекрасный повод похвастаться перед друзьями, а возможно, и обзавестись приятным знакомством. Поэтому Портос ожидал дам с легким нетерпением и предвкушением.

- К вашим услугам, сударыни, – Портос галантно раскланялся. Хрупкую миниатюрную особу, взиравшую на него снизу вверх по-детски доверчивым взглядом распахнутых серых глаз, он уже видел в Лувре. Мадам де Мондиссье, одна из придворных дам ее величества, очень даже недурно! Что же касалось второй… Длинная накидка окутывала фигуру, давая понять лишь то, что дама высока ростом и стройна, а низко надвинутый капюшон скрывал лицо, однако Портос успел разглядеть изумрудный отблеск глаз. Алые губки – нижняя чуть полнее верхней – и чудесно очерченный подбородок дополняли картину. Надо полагать, это и была та самая дама, кавалером которой Портосу предстояло выступить. Мушкетер непроизвольно подкрутил ус: кажется, намечался восхитительный вечер.

- Как прикажете к вам обращаться, сударыня? – Он тщетно вглядывался в тень под краем капюшона. Губки прелестные, да. А все остальное?

+3

16

– Мадам, – засмеялась Луиза и высунула немножко язык, совсем как нашалившая девчонка. – И ее, и меня – зовите просто «мадам». Вы же благородный человек, месье Портос, это сразу видно, вы же сохраните нашу маленькую тайну? Никаких имен!

Она лукаво улыбнулась обоим мушкетерам, но покосилась при этом на месье дю… де Трана и сразу увидела, что он смущен – назвал ее, наверное! Это было, конечно, немного досадно, но ничего страшного, месье де Мондиссье поймет, что это была только шалость, а если она ему по секрету расскажет, с кем она ходила…

– Тс-с-с, понятно? – Луиза прижала к губам пальчик в надушенной перчатке и поднесла маску к лицу. Теперь надо было быть осторожной, чтобы никто не видел, что она из Лувра уходила. – Месье де Тран, вы же позаботитесь о носилках для нас, пожалуйста? Или вы уже? Или прямо здесь не выйти, надо идти через галерею?

На самом деле, Луиза прекрасно помнила, что из Королевского павильона тоже можно было выйти, разве ей не говорил об этом сам шевалье, но мужчины больше глупеньких любят, а ей хотелось, чтобы этот гадкий шевалье дю Брон ее все-таки полюбил, и вот пожалуйста, он уже глаза отвел, как будто подвел ее, правильно, так и надо!

– Я не был уверен, когда вас ждать, мадам, – пробормотал он и поглядел на своего друга, но теперь он уже не мог перепоручить носилки ему, и видно было, что ему это не нравится. – Я мигом, Портос, спускайтесь.

Луиза не стала ждать, чтобы мушкетер предложил ее величеству локоть или, того хуже, стал между ними выбирать, и первой взяла королеву под руку.

– Какое у вас интересное имя, месье Портос! Вы из Греции?

Она могла бы честно добавить, что она уже про него что-то слышала, но тогда он сам станет ее расспрашивать, а ей и правда было любопытно узнать, отчего его так звали.

+1

17

Ага! Стало быть, инкогнито желает сохранить не только незнакомка, но и мадам де Мондиссье? Намерение это лишь подогрело и воображение, и любопытство Портоса, но мушкетер прекрасно понимал, что расспрашивать совершенно бесполезно. Может быть, позже удастся что-нибудь выудить из де Трана, а пока… Но кто же эта дама, черт побери? Гиганта не оставляло смутное ощущение, что он ее где-то видел, но вот где… Здесь, в Лувре? Да наверняка. Движения ее были плавными и грациозными, сквозила в них некая опаска – ничего, впрочем, странного для женщины, желающей остаться неузнанной… Что там спрашивает очаровательная малютка, откуда у него такое имя?

- Нет, мадам, - с таинственным видом покачал головой Портос, - я не из Греции. Я добрый француз, но настоящее мое имя должно оставаться в тайне. Для друзей я Портос, просто Портос.

Он чуточку приосанился, украдкой бросив взгляд на даму в капюшоне – произвело ли на нее это должное впечатление?

- Смею ли я надеяться, что вы окажете мне честь войти в число моих друзей, мадам?

+2

18

Ах, тайна, какая прелесть! Луиза захлопала бы в ладоши, но в одной руке у нее была маска, а другой она держала под руку ее величество, и поэтому ничего не получилось – только маску она чуть не выронила. Как это мило со стороны шевалье де Трана, пригласить кого-то такого загадочного!

– Мы никому не расскажем, я обещаю! – смеясь, заверила она и многозначительно глянула на королеву. – И мы обязательно подружимся, ведь друзья моих друзей – мои друзья! Я вам все объясню, пока мы спускаемся! Понимаете, у нас – у меня с моей подругой, я хочу сказать – у нас обеих мужья!.. Страшно, страшно суровые люди – хуже англичан! Вы знаете, что в Англии все женские роли мальчики играют? Потому что соблазн? Ну вот, а наши мужья тоже считают, что женщинам в театре нечего делать. А пьеса, говорят, такая смешная… Ну не могли же мы только вдвоем пойти? Ведь правда?

Тут Луиза поскользнулась на мраморной ступеньке и схватилась за рукав гиганта-мушкетера, чтобы не только самой не упасть, но и не дай боже, королеву с собой не увлечь.

+1

19

- Оп-ля… осторожнее, мадам! – Портос едва успел обхватить талию белокурой крошки своей мощной ручищей. Мадам де Мондиссье оказалась такой тоненькой и легонькой, что у мушкетера мелькнуло смутное опасение: как бы ее не сломать, чего доброго! Словно под рукой у него оказалась хрупкая фарфоровая статуэтка, а не живая женщина. Уцепись она не за рукав, а, к примеру, за манжет, так и кружево бы, казалось, не пострадало.

- Разумеется, идти вдвоем было бы неразумно, - галантно заверил он, не спеша отпускать смахивающую на лозинку талию и борясь лишь с желанием попробовать обхватить ее пальцами. Вдруг получится? – Но ваши мужья действительно чересчур суровы, разве можно запрещать таким очаровательным женщинам веселиться!

Отчего-то у Портоса не было и тени сомнения в очаровательности второй дамы, чье лицо и фигура успешно прятались под плащом. Не может же такой чудный ротик принадлежать совершеннейшей дурнушке!

+1

20

Какой же он был милый, этот господин Портос! И такой… такой большой! Рядом с ним Луиза чувствовала себя маленькой девочкой и, не будь здесь ее величества, не торопилась бы так выскользнуть из его рук – с ним было так уютно! Так, что ей даже флиртовать не хотелось, а наоборот хотелось, чтобы он ей был… ну, братом, что ли! Другом… Тут Луиза вспомнила, что на самом деле, она хотела, чтобы друг шевалье де Трана за ее величеством поухаживал, ей, бедняжке, и посмеяться не с кем, и осторожно, но без тени кокетства высвободилась из его объятий. Обязательно, обязательно надо с ним подружиться!

– Спасибо, сударь, – серьезно сказала она и тут же снова разулыбалась. – И мы вам очень, очень признательны за ваше сопровождение. Ой, как холодно!

Ведущая наружу дверь на первом этаже была закрыта, но из-под нее тянуло ледяным ветром, и Луиза поспешно закуталась в плащ. Вообще-то у нее были еще с собой шелковые тесемки, которые можно было привязать к пуговицам на маске, чтобы маску не надо было держать, но Луиза решила, что лучше она потом попросит шевалье де Трана, потому что он вроде как был ее кавалером. Она попросила бы, конечно, месье Портоса, потому что он ей гораздо больше нравился, а еще потому что это был бы хороший способ заставить месье де Трана ревновать, но тогда ее величество осталась бы без кавалера, а Луизе ужасно хотелось, чтобы их вылазка в театр королеве понравилась, и ради этого она даже готова была тратить свои собственные деньги, хотя их у нее было не так много: нет, месье де Мондиссье совсем не скупился и даже не ругал ее, что она вечно серебряные браслеты теряет, но только он всегда готов был что-то ей сам купить, а на булавки ей вечно не хватало.

+1


Вы здесь » Французский роман плаща и шпаги » Часть III: Мантуанское наследство » Как дамы примеряют маски. 24 ноября 1628 года